Может ли адвокат быть учредителем в ооо

Рубрики Новости

Адвокат участник (учредитель) ООО

Адвокат участник (учредитель) общества с ограниченной ответственностью.

Последнее время часто сталкиваюсь с вопросом о том: Может ли адвокат быть участником (учредителем) общества с ограниченной ответственностью?

Пользуясь своим правом обратился в Совет Адвокатской Палаты г. Москвы за разъяснением.

Ответ из Адвокатской палаты г. Москвы

Однако при этом необходимо помнить о ч. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката «Адвокат также не вправе вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги либо участвовать в организациях, оказывающих юридические услуги» Т.е. адвокат может быть учредителем ООО, но не того которое оказывает юридические услуги.

Может ли адвокат или госслужащий быть учредителем ООО?

Может ли адвокат быть учредителем ООО? Есть ли ограничения для иных лиц? Какие нормативные акты определяют (ограничивают) перечень лиц, имеющих право быть участником общества, читайте в нашей статье.

Может ли некоммерческая организация быть учредителем ООО

Согласно п. 1 ст. 7 закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998 № 14-ФЗ учредителями ООО могут быть граждане и организации.

В п. 2 ст. 24 закона «О некоммерческих организациях» от 12.01.1996 № 7-ФЗ сказано, что НКО может заниматься предпринимательской деятельностью, если результаты такой деятельности служат достижению целей, поставленных НКО изначально.

НКО может реализовывать товары и услуги, приобретать и продавать ценные бумаги, участвовать в хозяйственных обществах.

Таким образом, НКО может быть учредителем ООО, цель которого если не тождественна цели НКО, то помогает в ее достижении.

Иностранный гражданин или иностранная организация — учредитель ООО: возможно ли это

Условия предпринимательской деятельности иностранных граждан и организаций указаны в законе «Об иностранных инвестициях в РФ» от 09.07.1999 № 160-ФЗ.

Согласно ст. 6 указанного закона иностранный инвестор вправе осуществлять инвестиции в любой не запрещенной законодательством РФ форме. В т. ч. вносить их в уставный капитал коммерческой организации.

Порядок внесения уставного капитала иностранцем такой же, как и для граждан РФ. При регистрации общества или своего участия в нем иностранная организация должна представить в ФНС выписку из хозяйственного реестра или иной документ, подтверждающий наличие у организации статуса юридического лица в стране создания.

Может ли стать участником ООО субъект РФ, муниципальное образование, МУП или бюджетное учреждение

В п. 2 ст. 7 закона № 14-ФЗ сказано, что государственные органы и органы местного самоуправления учредителями ООО быть не могут. Однако допустимы установленные законом исключения, например:

  • создание ООО муниципальными органами для решения местных вопросов (ст. 68 закона «Об общих принципах организации местного самоуправления» от 06.10.2003 № 131-ФЗ);
  • участие в обществе в форме бюджетных инвестиций, представляющих собой целевые взносы в уставный капитал (ст. 80 Бюджетного кодекса РФ).

Может ли депутат быть учредителем ООО

Ответ на этот вопрос вы найдете в законе «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной думы Федерального собрания РФ» от 08.05.1994 № 3-ФЗ (подп. «в», «г» п. 2 ст. 6).

Согласно указанным нормам депутат Госдумы не может заниматься предпринимательской деятельностью и участвовать в деятельности, связанной с управлением хозяйственным обществом, в т. ч. в работе общего собрания ООО.

Может ли ООО выступить учредителем другого ООО

Ограничений для ООО с точки зрения создания другого ООО на сегодняшний день не имеется, кроме одного.

Согласно абз. 3 п. 2 ст. 7 закона № 14-ФЗ ООО с одним участником не может создать другое общество с единственным участником.

Последствием для такого учредителя и нового ООО может быть их признание взаимозависимыми лицами.

Условия признания организаций взаимозависимыми перечислены в ст. 105.1 НК РФ. В частности, таким условием является наличие у одного общества доли в 25% и более в уставном капитале другого, а также иных способов повлиять на решения, принимаемые зависимым обществом.

Сделки взаимозависимых организаций контролируются налоговыми органами в порядке, определенном в ст. 105.14 НК РФ.

Имеет ли право учредитель работать на государственной службе

Может ли госслужащий быть учредителем ООО? Однозначный ответ на этот вопрос дан в п. 3 ч. 1 ст. 17 закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27.07.2004 № 79-ФЗ: нет, не может.

В указанной норме содержится запрет госслужащим заниматься какой-либо предпринимательской деятельностью, в т. ч. участвовать в управлении ООО.

Действие этой статьи распространяется и на военнослужащих (закон «О статусе военнослужащих» от 27.05.1998 № 76-ФЗ).

Если учредитель ООО — адвокат, эта норма его не касается, поскольку он не является госслужащим.

Данная позиция закреплена в Обзоре дисциплинарной практики по состоянию на 21.03.2005. В нем приводится извлечение из заключения и выводов квалификационной комиссии по вопросу, является ли нарушением нахождение адвоката в составе учредителей ООО.

Согласно п. 1 ст. 2 закона «Об адвокатской деятельности…» от 31.05.2002 № 63-ФЗ адвокат не может вступать в трудовые отношения в качестве работника. Однако участник общества не имеет статуса его работника, поэтому правонарушения как такового не происходит.

Таким образом, статус адвоката и госслужащего совершенно различен, что позволяет адвокату учреждать юрлица и участвовать в них, тогда как для госслужащего такая деятельность находится под запретом.

В отношении каждого из специфических субъектов гражданского оборота ответ на вопрос о правомочности их участия в ООО необходимо искать в профильном законодательстве.

Может ли адвокат быть учредителем в ооо

Статья 2. Адвокат
Адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности . .

Спорный вопрос.
Лучше уточнить в региональной адвокатской палате в конкретном регионе.

Московская в свое время (2008 г.) сказала:
.
адвокату, с учетом приведенных положений Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката, не запрещается быть учредителем хозяйственных обществ и товариществ. Однако адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника (например, руководителя или главного бухгалтера организации), а также заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг.
© Статья: Обзор дисциплинарной практики Совета Адвокатской палаты г. Москвы («Адвокат», 2008, N 6)

ПУБЛИКАЦИИ АДВОКАТОВ

Реализация прав, обязанностей и ответственности адвоката

Бардин Л.Н., адвокат Центральной коллегии адвокатов г. Москвы, кандидат юридических наук.

Вниманию коллег предлагается позиция автора относительно некоторых проблем закрепления в нормативных актах прав, обязанностей и ответственности адвоката, а также реализации этих норм на практике.

В соответствии с п. 3 ст. 3 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее по тексту «Закон») не является адвокатской деятельностью юридическая помощь, оказываемая, в частности, участниками организаций, оказывающих юридические услуги. В соответствии с п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката (далее по тексту «Кодекс») адвокат не вправе вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги либо участвовать в организациях, оказывающих юридические услуги. Усматривается некое противоречие между Законом и Кодексом. Закон не запрещает адвокату участвовать как в коммерческих, так и в некоммерческих организациях. Адвокат не может только вступать в трудовые отношения, занимать государственные должности, должности государственной службы и муниципальные должности. Из Кодекса же следует, что, в частности, адвокат не вправе быть учредителем/участником организаций (в т.ч. правозащитных, благотворительных и иных некоммерческих), одним из уставных видов деятельности которых является оказание юридических услуг. Кроме того, весьма расплывчатым является используемое в Кодексе словосочетание «участвовать в организациях». Законодательством такое понятие не предусмотрено. Устранение вышеуказанного противоречия видится во внесении в Кодекс уточнения, снимающего фактический запрет для адвоката быть учредителем/участником коммерческих и некоммерческих организаций и, соответственно, приводящего Кодекс в соответствие с Законом.

Пунктом 3 ст. 6 Закона, в частности, предусмотрено, что адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи. Отсутствие в законодательстве нормы, предусматривающей какую-либо ответственность органов и организаций за нарушение месячного срока выдачи запрошенных адвокатом документов или их заверенных копий, делает такое право адвоката условным, ставит его в зависимость от усмотрения руководителей запрашиваемых органов и организаций. Это, в свою очередь, сказывается на сроках и качестве оказываемой юридической помощи.

Требования закона об обеспечении качества юридической помощи возлагают на адвокатов обязанность фиксировать ход судебного разбирательства, проверять соответствие содержания составляемых протоколов судебного заседания всему произнесенному участниками процесса. Кроме того, фиксация всего сказанного в процессе позволяет своевременно вносить корректировки в тактику ведения дела, уточнять правовую позицию. Своевременное обнаружение адвокатом неточностей в протоколе судебного заседания и подача соответствующих замечаний позволяют надеяться, что эти замечания будут удовлетворены и учтены судом при вынесении решения по делу. Даже если в удовлетворении замечаний будет отказано, они все равно остаются в материалах дела, т.е. могут быть использованы при подготовке и подаче жалобы на решение суда, если доверитель с ним будет не согласен. Законодательством предусмотрен запрет на аудиозапись хода судебного разбирательства при разбирательстве дел в закрытых судебных заседаниях. Единственными пострадавшими от такого запрета являются адвокаты и их доверители. Представляется необходимым изменить содержание подп. 6 п. 3 ст. 6 Федерального закона об адвокатской деятельности и адвокатуре и изложить его в следующей редакции: «6) фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну». Таким образом, законодательно будут зафиксированы особые полномочия адвокатов в закрытых судебных заседаниях. Необходимость такого изменения законодательства обусловливается требованием Конституции РФ о квалифицированной юридической помощи и обеспечении права на защиту.

В соответствии с п. 1 ст. 9 Закона статус адвоката в Российской Федерации вправе приобрести лицо, которое имеет высшее юридическое образование, полученное в имеющем государственную аккредитацию образовательном учреждении высшего профессионального образования, либо учёную степень по юридической специальности. Таким образом, приобрести статус адвоката может как гражданин России, так и иностранный гражданин, так и лицо без гражданства. Требуется только его соответствие требованиям ст. 9 Закона. Требования Федеральной палаты адвокатов о том, чтобы претенденты на получение статуса адвоката предоставляли в квалификационную комиссию документы о постоянном проживании и постановке на налоговый учёт, вполне под силу как иностранцам, так и лицам без гражданства. В результате вполне возможна ситуация, когда гражданин некоего государства может получить статус адвоката в России, а гражданин России в этом государстве – нет, поскольку одним из обязательных условий будет наличие у претендента на статус адвоката гражданства этого государства. Представляется необходимым законодательно закрепить предусмотренный международным правом принцип взаимности при решении вопроса о допуске к статусу адвоката. При этом не менее важно иметь взаимный недискриминационный подход к разрешению адвокатам иностранных государств оказывать юридическую помощь по вопросам права данного государства на территории друг друга. Ещё одной нормой Закона, нуждающейся в корректировке, является право на приобретение статуса адвоката лицами, не имеющими высшего юридического образования, но получившими учёную степень по юридической специальности. Разница в объеме полученных юридических знаний между дипломированными юристами и кандидатами/докторами юридических наук (но без диплома юриста), очевидна даже для не правоведа. Наличие диплома о высшем юридическом образовании должно быть обязательным условием для всех без исключения лиц, желающих стать адвокатами. Болонский процесс добрался и до высшего юридического образования. Насаждение бакалавриата/магистратуры в юридических вузах идёт полным ходом. Представляется необходимым законодательно закрепить единые критерии, в соответствии с которыми допуск для получения статуса адвоката должно иметь лицо, имеющее диплом специалиста/магистра.

В соответствии со ст. 19 Закона «Адвокат осуществляет в соответствии с федеральным законом страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности за нарушение условий заключённого с доверителем соглашения об оказании юридической помощи». Подпунктом 6 пункта 1 ст. 7 Закона на адвоката была возложена обязанность осуществлять страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности. Этот подпункт 6 должен был вступить в силу с 1 января 2007 года. До наступления этой даты адвокат был наделён правом осуществлять добровольное страхование. К 2007 году федеральный закон о страховании риска адвокатов разработан не был. Не появились и какие-либо документы добровольного страхования. После многочисленных обсуждений на самых разных уровнях 3 декабря 2007 года в соответствии с Федеральным законом №320-ФЗ действие подпункта 6 пункта 1 статьи 7 было приостановлено «до дня вступления в силу федерального закона, регулирующего вопросы обязательного страхования профессиональной ответственности адвокатов». Мы полагаем, что это всего лишь полумера. Со дня приостановления прошло ещё три года. И опять никаких новостей о разработке соответствующего федерального закона. Адвокатское сообщество должно быть заинтересовано в совместных действиях со страховщиками по запуску как добровольного, так и обязательного страхования, как одной из гарантий качества адвокатской деятельности.

Как всем нам хорошо известно, существуют четыре формы адвокатских образований: кабинет, коллегия, бюро и юридическая консультация. Не рассматривая юридические консультации из-за специфики их создания и деятельности, хотелось бы обратить внимание на некоторые вопросы деятельности остальных форм адвокатских образований, требующие, на наш взгляд, уточнения. В соответствии с п. 10 ст. 22 Закона адвокатские образования могут создавать филиалы. И ст. 55 ГК РФ, и ст. 5 Федерального закона о некоммерческих организациях предусматривают, что филиалом некоммерческой организации является её обособленное подразделение, расположенное вне места нахождения некоммерческой организации. Применительно к адвокатским образованиям это очевидно означает, что филиалы должны находиться за пределами населённого пункта, являющегося местом нахождения коллегии, бюро или кабинета. В отличие от Закона в Кодексе наряду с адвокатами и руководителями адвокатских образований неоднократно упоминаются некие руководители подразделений. Статус этих руководителей подразделений (и самих подразделений) нигде законодательно не закреплён. Между тем, Кодексом на них возложен целый ряд серьёзных обязанностей. Нелегитимность таких руководителей и, соответственно, принимаемых ими решений, необходимо исправлять. Либо путём удаления упоминаний о них из Кодекса, либо путём внесения изменений в Закон и в Кодекс. Проблема необходимости для юридического лица располагаться в нескольких помещениях в разных местах одного и того же населённого пункта в своё время возникла у банков. Первоначально открытые филиалы в месте нахождения банка пришлось переименовывать в дополнительные офисы.

Пунктом 8 ст. 15 Кодекса предусмотрено, что адвокат – руководитель адвокатского образования (подразделения?) обязан принимать меры для надлежащего исполнения адвокатами профессиональных обязанностей по участию в оказании юридической помощи бесплатно и помощи по назначению, а также по осуществлению отчислений на общие нужды адвокатской палаты и выполнению иных решений органов адвокатской палаты и Федеральной палаты адвокатов, принятых в пределах их компетенции. Такая обязанность требует конкретизации. Ни Закон, ни Кодекс какими-либо полномочиями по принятию вышеуказанных мер руководителя не наделяют. Вряд ли поможет включение таких полномочий в устав коллегии или в партнёрский договор бюро. Для наделения руководителей адвокатских образований реальными полномочиями по наведению и обеспечению порядка в коллегии или бюро необходимо дополнить п.1 ст. 20 Кодекса словами о том, что поводом для возбуждения дисциплинарного производства является заявление руководителя адвокатского образования.

Законом предусмотрено, что адвокат вправе иметь помощников и стажёров. С одной стороны, из ст. ст.27 и 28 Закона следует, что речь идёт о помощниках и стажёрах конкретного адвоката. В то же время, помощник и стажёр адвоката принимается на работу на условиях трудового договора, заключённого с адвокатским образованием. Адвокатским же образованием осуществляется социальное страхование помощника и стажёра. Ознакомление стажёров и помощников с Кодексом, а также обеспечение соблюдения ими его норм в части, соответствующей их трудовым обязанностям, входит в обязанности и адвоката, и руководителя адвокатского образования (подразделения?). При этом трудовой договор может подписать только руководитель адвокатского образования. Из каких средств адвокатское образование будет обеспечивать выплату помощникам и стажёрам заработной платы и социальное страхование? Законом этот вопрос не решён. Если исходить из того, что выплата будет производиться за счёт средств конкретного адвоката, то в случае невозможности для этого адвоката вносить в адвокатское образование необходимые для таких выплат денежные средства, отношения между помощником/стажёром и работодателем, т.е. адвокатским образованием, будут продолжать регулироваться трудовым законодательством. А значит участвовать в своевременной и полной выплате будут другие адвокаты, не имеющие к данному помощнику/стажёру никакого отношения. 20 декабря 2004 года (Федеральный закон №163-ФЗ) пункт 4 статьи 27 был дополнен предложением следующего содержания: «Адвокатское образование вправе заключить срочный трудовой договор с лицом, обеспечивающим деятельность одного адвоката, на время осуществления последним своей профессиональной деятельности в данном адвокатском образовании». Данное дополнение в пункте 4 выглядит инородным телом. Статья в целом относится только к помощнику адвоката. До дополнения всё выглядело достаточно органично. Складывается впечатление, что под «лицом, обеспечивающим деятельность одного адвоката», законодатель понимал кого угодно, но только не помощника. К тому же возложение на адвокатское образование обязанности осуществлять социальное страхование такого «лица» (в отличие от помощника) Законом не предусмотрено. Такая нестыковка в тексте статьи 27 должна быть устранена. Привлечение адвокатом различных обеспечивающих его деятельность лиц должно быть его личным делом с освобождением адвокатского образования от несвойственных ему функций.

Приказом Министерства юстиции РФ от 21 июля 2010г. №174 в соответствии с «Положением об оказании бесплатной юридической помощи государственными юридическими бюро» (Постановление Правительства РФ от 25.12.2008 N 1029) были утверждены формы: заявления об оказании бесплатной юридической помощи, представляемого гражданином в государственное юридическое бюро для получения бесплатной юридической помощи; соглашения об оказании бесплатной юридической помощи, заключаемого между гражданином и государственным юридическим бюро; договора об оказании адвокатом бесплатной юридической помощи гражданам на постоянной основе по поручению государственного юридического бюро; договора об оказании адвокатом бесплатной юридической помощи гражданину по поручению государственного юридического бюро. Вышеперечисленные формы заменили аналогичные, утверждённые Приказом Федеральной регистрационной службой от 19 декабря 2005г. №178. Формы 2005 года уже подвергались в СМИ критике. Сравнение старых и новых форм показывает, что и новые также небезупречны. По-прежнему не устранена возможность конфликтов, когда, например, на приеме гражданина работник государственного юридического бюро пришел к выводу о наличии правовой позиции, а адвокат, который по договору с государственным юридическим бюро должен впоследствии представлять интересы этого гражданина в суде, правовой позиции не обнаружит. Соглашением об оказании бюро бесплатной юридической помощи гражданину (п.2.2.) предусмотрен исчерпывающий перечень случаев, когда бюро вправе поручить адвокату оказать гражданину бесплатную юридическую помощь: необходимость оказания юридической помощи вне населённого пункта, где находится бюро (его обособленное подразделение); необходимость направления запроса адвоката для выдачи справок, характеристик и иных документов органами государственной власти, органами местного самоуправления, общественными объединениями и иными организациями; высокая загрузка работников бюро (его обособленного подразделения). Таким образом, привлечение адвокатов (в том числе и на постоянной основе) будет производиться с учётом вышеперечисленных случаев. В соответствии с п. 2.1.3. договора оказания помощи гражданину адвокат обязан при выявлении обстоятельств, при которых он был не вправе принимать поручение бюро об оказании помощи, уведомить бюро и гражданина о невозможности исполнения данного поручения. Но адвокат прежде всего должен руководствоваться требованиями Кодекса (п. 9 ст. 10), предусматривающего обязанность адвоката расторгнуть соглашение, а не только уведомить о невозможности его исполнения. В соответствии с преамбулой формы договора оказания адвокатом помощи гражданину государственное юридическое бюро является доверителем по настоящему договору. В этом случае должно учитываться требование п. 7 ст. 10 Кодекса: «При исполнении поручения адвокат исходит из презумпции достоверности документов и информации, предоставленных доверителем, и не проводит их дополнительной проверки». Если прием граждан будет осуществляться работниками бюро, а оказание юридической помощи этим гражданам в виде представления их интересов в судах будет возлагаться на адвокатов, то за непрофессионализм работника бюро во время приема гражданина фактически будет отвечать адвокат. А чтобы не нести ответственности за чужую вину, придется вопреки «презумпции достоверности документов и информации» все перепроверять, а в договор включать пункт о том, что адвокат не несет ответственности за последствия предоставления ему недостоверных документов и информации. Вышеназванная форма договора об оказании адвокатом юридической помощи должна соответствовать требованиям ст. 25 Закона «Соглашение об оказании юридической помощи». Так, поскольку соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, утвержденная Министерством юстиции форма договора должна соответствовать как ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», так и Гражданскому кодексу РФ. В соответствии со ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. При отсутствии соглашения по всем существенным условиям догово
ра этот договор считается незаключенным со всеми вытекающими последствиями. В ст. 25 существенными условиями названы: 1). указание на адвоката; 2). предмет поручения; 3). условия выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь; 4). порядок и размер компенсации расходов адвоката; 5). размер и характер ответственности адвоката. Конечно, формулировки некоторых вышеперечисленных существенных условий далеко не безупречны. Попытки добиться их изменения пока не увенчались успехом. Но пока такие существенные условия содержатся в законе, они должны включаться в любые соглашения (договоры) об оказании адвокатами юридической помощи . В формы договоров не включены все существенные условия, предусмотренные законом, т.е. ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». В частности, и в договоре об оказании адвокатом юридической помощи на постоянной основе, и в договоре оказания юридической помощи гражданину по поручению бюро отсутствует какое-либо упоминание о размере и характере ответственности адвоката. Отсутствует пункт о порядке и размере компенсации расходов адвоката. В результате не возникает правоотношение по оказанию адвокатом юридической помощи, не возникают права и обязанности и адвоката, и государственного юридического бюро, и гражданина. Соответственно, строго говоря, не возникнет и обязанность оплатить оказанную адвокатом юридическую помощь по договору, считающемуся незаключенным. Х отелось бы обратить внимание на некоторую некорректность использования в наименовании договора об оказании бесплатной юридической помощи гражданам на постоянной основе по поручениям государственного юридического бюро словосочетания «на постоянной основе». Дело в том, что «на постоянной основе» выглядит как основная деятельность адвоката. Но тот же договор «на постоянной основе» с государственным юридическим бюро не освобождает, например, адвоката от возлагаемой на него защиты в соответствии со ст. 51 УПК РФ. Кроме того, подписание адвокатом договора «на постоянной основе» фактически означает его участие в организации, оказывающей юридические услуги. В результате возникает противоречие с пунктом 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката. С учетом вышеизложенного, слова «на постоянной основе» из наименования договора необходимо исключить. Пунктом 2.1.5. предусмотрено, что адвокат обязан представить в бюро заявление об оплате труда по оказанию гражданину бесплатной юридической помощи с приложением копий подтверждающих оказанную помощь документов. Среди таких доказательств не только копии составленной письменной консультации (заявления, жалобы, ходатайства, другого документа правового характера), но и документов, подтверждающих осуществление представительство гражданина в гражданском судопроизводстве, в том числе в закрытом или выездном судебном заседании. Адвокат обязан представить в бюро заверенные копии судебных решений; не только документы, подтверждающие осуществление представительства интересов гражданина в исполнительном производстве по гражданскому делу, но и заверенные копии постановлений судебного пристава-исполнителя, а также судебных решений по соответствующим вопросам. От адвоката требуется представить заверенные копии документов, подготовленных по результатам рассмотрения обращения гражданина органом местного самоуправления, общественным объединением или иной организацией. В результате сбор и получение в разных организациях этих многочисленных и заверенных копий превращается в какую-то никому не понятную и абсолютно напрасную трату времени. Требуя именно заверенные копии, Министерство юстиции тем самым недвусмысленно выражает своё недоверие адвокатам. Простых ксерокопий было бы достаточно. Требование от адвоката таких документов означает также ни что иное, как нарушение адвокатской тайны. Если по договору доверителем является бюро, то в соответствии с примечанием к п.10 ст. 6 Кодекса под доверителем понимается не только лицо, заключившее с адвокатом соглашение, но и лицо, которому оказывается юридическая помощь на основании соглашения об оказании юридической помощи, заключённого иным лицом. В результате наличия таких противоречий между договором с бюро и Кодексом для адвоката доверителями являются и бюро, и гражданин. Подав в бюро пакет документов без получения согласия гражданина, адвокат вполне может ожидать жалобы гражданина в квалификационную комиссию и, соответственно, возбуждения против
него дисциплинарного производства. Для решения вышеуказанных проблем содержания форм договоров Министерству юстиции необходимо внести соответствующие корректировки в эти формы, а адвокатам помнить о большей юридической силе Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и ГК и, соответственно, добиваться при заключении договоров с государственными юридическими бюро включения в эти договоры всех предусмотренных законом существенных условий.

Полагаем, что всё вышеизложенное может быть использовано как при обсуждении законодательства и практики его применения, так и при внесении изменений и дополнений и в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», и в Кодекс профессиональной этики адвоката, и в формы документов государственного юридического бюро. Корректировка норм, регулирующих организацию и деятельность адвокатуры, будет способствовать повышению качества и укреплению профессиональной основы оказываемой адвокатами юридической помощи, гарантированной гражданам Конституцией Российской Федерации.

Федеральная палата адвокатов

Адвокат занималась запрещенными видами деятельности

17 октября 2007 г. в Адвокатскую палату г. Москвы поступило сообщение Заместителя руководителя Управления Федеральной налоговой службы по г. Москвы в отношении адвоката К. (по результатам рассмотрения поступившего в Управление заявления Администрации В. района Тверской области от 14.08.2007 г.). В сообщении указывается, что согласно базе данных единого государственного реестра налогоплательщиков гражданка К. является:

— учредителем и членом коллегии адвокатов г. Москвы «Г. п.»,
— учредителем и руководителем ООО Производственный комплекс «М.-С.» (г. Москва), ЗАО «Агентство «Мегаполис-Сервис» (г. Москва), Регионального общественного фонда содействия жилищным программам (г. Москва),
— учредителем и главным бухгалтером ООО Управляющая компания «М.-С.» (г. Москва),
— главным бухгалтером ООО Производственный комплекс «М.» (г. Москва).

Гр. К. состоит на учете в Инспекции ФНС России по г. Москве в качестве индивидуального предпринимателя, применяющего упрощенную системы налогообложения; с 14.07.2004 г. ею были представлены налоговые декларации по единому налогу за 2004-2006 годы, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения; в федеральной базе данных имеются сведения о доходах, полученных гр. К. в следующих организациях: ЮК № 38 Юридического бюро «Г. п.» (2002 год), ЗАО «Агентство «М.-С.» (2003 год), Коллегия адвокатов г. Москвы «Г. п.» (2004-2006).

С учетом изложенного автор сообщения считает, что в деятельности адвоката К. нарушены положения ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», и просит принять в отношении адвокаты меры.
…Адвокат К. в своих письменных объяснениях от 24 января 2008 г. указала, что она имеет статус адвоката с 1999 г., действительно числится учредителем всех организаций, перечисленных в письме УФНС по г. Москве, однако данные организации в период действия Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» хозяйственной деятельности не вели и доходов не получали; таким образом, адвокат от этих организаций доходов (оплаты) не получала. Адвокат считает, что заявление Администрации В. района Тверской области от 14.08.2007 г. № 586-О в отношении адвоката К. в адрес УФНС по г. Москве было вызвано результатами ее адвокатской деятельности в интересах ООО «Б. к.», в результате которой было возбуждено уголовное дело против преступной группировки, в которую входили нынешние сотрудники этой Администрации.

…Изучив письменные материалы дисциплинарного производства, обсудив доводы представления Вице-президента Адвокатской палаты г. Москвы от 17 октября 2007 г., сообщения Заместителя руководителя Управления Федеральной налоговой службы по г. Москвы П. от 10 октября 2007 г., Квалификационная комиссия, проведя голосование именными бюллетенями, пришла к следующим выводам.
Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката (пп. 4 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (п. 2 ст. 7 названного Закона).

Адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам. Адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности. Адвокат вправе совмещать адвокатскую деятельность с работой в качестве руководителя адвокатского образования, а также с работой на выборных должностях в адвокатской палате субъекта Российской Федерации Федеральной палате адвокатов Российской Федерации, общероссийских и международных общественных объединениях адвокатов (п. 1 ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Адвокат вправе совмещать адвокатскую деятельность с работой в качестве руководителя адвокатского образования и с работой на выборных должностях в адвокатской палате субъекта Российской Федерации или Федеральной палате адвокатов.

Адвокат также не вправе:
— заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг;
— вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги либо участвовать в организациях, оказывающих юридические услуги;
— принимать поручение на выполнение функций органов управления доверителя – юридического лица по распоряжению имуществом и правами последнего. Возложение указанных функций на работников адвокатских образований также не допускается.

Выполнение профессиональных обязанностей по принятым поручениям должно иметь для адвоката приоритетное значение над иной деятельностью.
Осуществление адвокатом иной деятельности не должно порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб авторитету адвокатуры (п. 2-4 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Таким образом, адвокату, с учетом приведенных положений Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката, не запрещается быть учредителем хозяйственных обществ и товариществ. Однако адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника (например, руководителя или главного бухгалтера организации), а также заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг.
Из представленных документов усматривается, что гражданка К., имя статус адвоката, одновременно является руководителем ООО Производственный комплекс «М.-С.», ЗАО «Агентство «М.-С.», Регионального общественного фонда содействия жилищным программам, а также главным бухгалтером ООО Управляющая компания «М.-С.» и ООО Производственный комплекс «М.».

Одновременно из объяснений адвоката К. усматривается, что перечисленные организации в период действия Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» хозяйственной деятельности не вели и доходов не получали, и, таким образом, адвокат от этих организаций доходов (оплаты) также не получала.
При рассмотрении дисциплинарного производства, носящего публично-правовой характер, Квалификационная комиссия исходит из презумпции добросовестности адвоката, обязанность опровержения которой возложена на заявителя (участника дисциплинарного производства, требующего привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности), который должен доказать те обстоятельства, на которые он ссылается как на основания своих требований.

Однако заявителем не представлено доказательств, опровергающих в рассматриваемой части объяснения адвоката К. Наличие же в федеральной базе данных на К. сведений о том, что в 2004-2006 годах она получала доходы только в Коллегии адвокатов г. Москвы «Г. п.», наоборот, подтверждает достоверность данных адвокатом К. объяснений.
Квалификационная комиссия отмечает, что поскольку адвокат не является государственным или муниципальным служащим, то для него формальное занятие должности руководителя или главного бухгалтера в организации, которая никакой хозяйственной деятельности не осуществляет, не может считаться во всех случаях несовместимым со статусом адвоката. Следует иметь в виду, что установленный для адвоката запрет вступать в трудовые отношения в качестве работника, заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг имеет свой целью предупредить потенциальную возможность возникновения ситуаций, когда осуществление адвокатом иной деятельности будет порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб авторитету адвокатуры (см. п. 4 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Поскольку перечисленные в сообщении заявителя организации хозяйственной деятельности не осуществляют, то нет оснований считать, что действия (бездействие) адвоката К. могут порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб авторитету адвокатуры, а потому в ее действия (бездействии) отсутствует нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

На основании изложенного Квалификационная комиссия Адвокатской палаты города Москвы, руководствуясь п. 7 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и пп. 2 п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, выносит заключение о необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвоката К. вследствие отсутствия в ее действиях (бездействии), описанных в представлении Вице-президента Адвокатской палаты г. Москвы от 17 октября 2007 г., основанном на сообщении Заместителя руководителя Управления Федеральной налоговой службы по г. Москвы П. от 10 октября 2007 г., нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Совет согласился с мнением квалификационной комиссии.

Еще по теме:

  • Расклад таро будет ли развод Онлайн гадание на цыганских картах Таро «Развод» Расклад на цыганских картах Таро «Развод» незаменим в ситуации, когда семья близка к разводу, и гадающего интересует, есть ли возможность […]
  • Неисполнение законов влечет Неисполнение законов влечет Ответственность Устанавливая правила применения контрольно-кассовой техники (ККТ), действующее законодательство также содержит санкции за их […]
  • Законы о защите прав потребителей 2018 украина Закон Украины "О защите прав потребителей" Закон Украины "О защите прав потребителей" регулирует отношения между потребителями товаров и услуг и производителями, исполнителями, продавцами, […]
  • Взыскание денежных средств с ответчика Исковое заявление о взыскании денежных средств Гражданские дела, когда подается исковое заявление о взыскании денежных средств, преобладают в судебной практике. Действительно, сейчас […]
  • Закон о защите прав потребителей казахстан 2014 ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН от 21 апреля 2016 года №504-V ЗРК О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам защиты прав […]