Презумпция добросовестности в гк рф

Рубрики Публикации

Статья 10 ГК РФ. Пределы осуществления гражданских прав

1. Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

2. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

3. В случае, если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены настоящим Кодексом.

4. Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

5. Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Комментарии к ст. 10 ГК РФ

1. Статья устанавливает границы (пределы) осуществления гражданских прав, запрещая определенное поведение. Она предусматривает общий ограничитель усмотрения субъектов гражданских прав при осуществлении ими своих прав и распоряжении правами: нельзя злоупотреблять своими правами, если это ведет к нарушению прав и интересов других лиц. Здесь имеется в виду: а) злоупотребление правом с прямым умыслом нанести ущерб интересам других лиц; б) злоупотребление правом, хотя и не имеющее такой цели, но объективно причиняющее вред другим лицам; в) злоупотребление доминирующим положением на рынке и ограничение конкуренции; г) недобросовестная конкуренция и реклама. Возможны и иные формы злоупотребления.

Первый из упомянутых видов злоупотребления, так называемая шикана, выделен по цели использования права. Классический пример шиканы — постройка гражданином забора с единственной целью: преградить соседу близкий путь к его участку. В этом нет нарушения закона, однако с позиции комментируемой нормы намерение причинить вред другому лицу предосудительно.

При втором из отмеченных видов злоупотребления правом прямого умысла ущемить интересы других лиц нет, однако поведение лица объективно вызывает такой результат. Например, строительство одного дома вблизи другого, ведущее к затемнению его окон.

К злоупотреблению правом судебно-арбитражная практика относит также нарушение общественных интересов (см. Комментарий судебно-арбитражной практики. 1997. Вып. 4. С. 77).

2. Запрет ограничивать конкуренцию и осуществлять монополистическую деятельность адресован прежде всего хозяйствующим субъектам (предпринимателям), занимающим доминирующее положение на товарном рынке.

Само доминирующее положение не является предосудительным. Коммент. статья запрещает злоупотребление им и содержит запрет в общей форме. Конкретные же индивидуальные действия (бездействие), трактуемые как злоупотребление доминирующим положением, названы в ст. 5 Закона о конкуренции. К ним относятся: навязывание другой стороне договора условий, ущемляющих ее интересы и невыгодных для нее, а также условий, не относящихся к предмету договора; включение в договор дискриминирующих условий, ставящих одну из сторон в неравное по сравнению с другими положение; установление монопольно высоких или монопольно низких цен. Запрещает ст. 5 совершение иных действий, которые имеют или могут иметь своим результатом ограничение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц.

Статья 6 Закона о конкуренции запрещает достигнутые в любой форме соглашения (согласованные действия) хозяйствующих субъектов (предпринимателей), если их доля на рынке определенного товара в совокупности составляет более 35% при условии, что соглашение (согласованные действия) имеет (или может иметь) своим результатом ограничение конкуренции. Этот запрет направлен и тем предпринимателям, которые не занимают доминирующего положения, но их доля на рынке в совокупности с долей другой (других) стороны соглашения превышает 35%. К упомянутым соглашениям (согласованным действиям) относятся соглашения, направленные на: установление цен, а также повышение, снижение или поддержание цен на торгах и аукционах; раздел рынка; ограничение доступа на рынок; отказ от заключения договоров с определенными продавцами и покупателями и др.

Для установления доминирующего положения хозяйствующего субъекта (предпринимателя) на рынке определенного товара используются два критерия — принадлежащая ему доля рынка, а также возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товаров на рынке и на конкуренцию, т.е. наличие у предпринимателя рыночного потенциала, «рыночной власти», ставящее его в независимое от других конкурентов положение.

Установление доминирующего положения ст. 12 Закона о конкуренции отнесла к исключительной компетенции антимонопольных органов — Государственного антимонопольного комитета Российской Федерации и его территориальных органов.

В соответствии со ст. 4 Закона о конкуренции при доле рынка 65% и более доминирующее положение презюмируется, а при доле, не превышающей 35%, — исключается. В диапазоне от 35 до 65% доминирующее положение устанавливается антимонопольными органами на основе анализа конкурентной среды. Предприниматели, имеющие долю на рынке более 35%, включаются в реестр, который ведут антимонопольные органы. Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара более 35%, служит источником информации для осуществления контроля и определения доминирующего положения на рынке.

Закон о конкуренции запрещает ведение конкуренции нечестными методами, направленными на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности, т.е. недобросовестную конкуренцию. Различные формы недобросовестной конкуренции перечислены в ст. 10 Закона о конкуренции, в том числе: распространение ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки или нанести ущерб деловой репутации конкурента; введение потребителей в заблуждение относительно качества товара и др. Федеральным законом от 18 июля 1995 г. «О рекламе» (СЗ РФ. 1995. N 30. Ст. 2864) запрещена недобросовестная, неэтичная, ложная реклама.

Ограничения усмотрения предпринимателей, занимающих доминирующее положение на рынке, в осуществлении гражданских прав, запрещение недобросовестной конкуренции и рекламы направлены на защиту прав и интересов им противостоящих лиц и являются одной из форм государственного регулирования рынка.

3. Согласно п. 2 комментируемой статьи общим последствием упомянутых нарушений является отказ суда лицу, злоупотребляющему своими правами, в защите принадлежащих ему прав. Так, при рассмотрении арбитражным судом заявления о признании недействительным решения антимонопольного органа, обязывающего энергоснабжающую организацию заключить договор на транзит электроэнергии по своим сетям от другой энергоснабжающей организации для выполнения последней обязательств перед своим контрагентом, суд не признал правомерной ссылку на ст. 209 ГК. Организация, основываясь на ст. 209 ГК, утверждала, что она вправе распоряжаться самостоятельно принадлежащими ей на праве собственности энергопроводящими сетями, и никто без ее согласия не вправе пользоваться ими. Суд отказал в защите права собственности по тем основаниям, что энергоснабжающая организация, занимающая доминирующее положение (имеющая стопроцентную долю рынка), не доказала невозможность транзита по своим сетям энергии другого лица, следовательно, ее поведение выходит за установленные ст. 10 ГК пределы осуществления права собственности. Такое поведение суд признал злоупотреблением доминирующим положением и ограничением конкуренции (см. Комментарий судебно-арбитражной практики. 1997. Вып. 4. С. 48).

Пленумы ВС РФ и ВАС РФ в Постановлении N 6/8 указали, что при разрешении споров отказ на основании ст. 10 ГК в защите права со стороны суда допускается лишь в случаях, когда материалы дела свидетельствуют о совершении гражданином или юридическим лицом действий, которые могут быть квалифицированы как злоупотребление правом, в частности действий, имеющих своей целью причинить вред другим лицам.

В Постановлении Пленумов подчеркивается необходимость указания в мотивировочной части соответствующего судебного решения основания квалификации действий одной из сторон как злоупотребления правом (п. 5 Постановления).

4. Пункт 3 статьи установил презумпцию разумности действий и добросовестности поведения участников гражданских правоотношений, применяемую в тех случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от такого поведения. Требование разумности и добросовестности ст. 53 ГК предъявляет к лицам, выступающим в качестве органа юридического лица. Принципом разумности и добросовестности в силу п. 3 ст. 602 и ст. 662 ГК должен руководствоваться суд при разрешении споров между сторонами: а) об объеме содержания, предоставляемого гражданину по договору пожизненного содержания с иждивением; б) о возмещении арендатору стоимости внесенных в арендованное имущество улучшений. Статья 1101 ГК предусматривает учет судом требований разумности и справедливости при определении размера компенсации морального вреда.

В соответствии со ст. 4 Закона о конкуренции суд может признать конкуренцию недобросовестной, если действия предпринимателя противоречат требованиям добропорядочности, разумности и справедливости.

Включение нормы, презюмирующей разумность и добросовестность действий субъектов гражданских прав в ст. 10 ГК, устанавливающую пределы осуществления гражданских прав, можно рассматривать как приравнивание неразумного и недобросовестного поведения к злоупотреблению правом.

5. В п. 3 комментируемой статьи нет признаков, позволяющих признавать поведение недобросовестным и неразумным. Содержание таких понятий устанавливается судом при рассмотрении конкретного дела, т.е. оставлено на усмотрение суда.

Основное правовое значение комментируемой нормы состоит в том, что она закрепляет презумпцию добросовестности и разумности действий субъектов гражданских правоотношений. Любая презумпция имеет прежде всего процессуальное значение, т.к. распределяет между сторонами спорного правоотношения обязанность (бремя) доказывания. Из этой презумпции вытекает, что доказывать неразумность, недобросовестность, несправедливость поведения должен тот, кто с таким поведением связывает правовые последствия. Суд же исходит из предположения, что лицо, к которому предъявлены требования, действовало разумно и добросовестно. Так, учредители, предъявляя к лицу, которое в силу закона или учредительных документов выступает от имени юридического лица, требование о возмещении убытков, обязаны доказать, что убытки вызваны недобросовестным и неразумным поведением (см. ст. 53 ГК и коммент. к ней).

Понятие добросовестности в гражданском праве: теоретический анализ

Рубрика: Государство и право

Статья просмотрена: 13159 раз

Библиографическое описание:

Новиков М. В. Понятие добросовестности в гражданском праве: теоретический анализ // Молодой ученый. — 2012. — №1. Т.2. — С. 41-43. — URL https://moluch.ru/archive/36/4097/ (дата обращения: 20.11.2018).

Гармония совместного человеческого общежития возможна тогда, когда определены ценности, устанавливающие требования позитивного поведения. По словам Макса Шелера, ценность содержит благо, обеспечивающее взаимные интересы. Одной из таких ценностей гражданского права является добросовестность [1, С. 279].

Обращаясь в исторический экскурс развития правовой ценности добросовестности, мы обнаружим совершенно неравномерную эволюцию толкования добросовестности в праве России и Западных держав.

Западная правовая система, освоившие пласты ценностей римского права, приступила к постепенному трансформированию добросовестности из обычая в принцип гражданских правоотношений.

Но в отличие от западной правовой науки российское право не обладало разработанной римскими юристами концепцией добросовестности. К тому же Россия претерпела множество неблагоприятных внешних и внутренних факторов на всем историческом промежутке, усугубивших ее развитие государственно-правовых институтов.

Поэтому все это сказалось на отсутствии четко разработанного учения о добросовестности в России.

На территории нашего российского государства первоначально поддержание общественного порядка обеспечивалось первобытно — общинными ценностями, одна из которых была добросовестность. С усложнением государственно-правовых институтов обычай перестал справляться со своей функцией, и навстречу ему пришло писаное право [2, С. 210].

Многие ценности, существовавшие первоначально в форме обычая, преобразовались в принципы, не все из которых получили законодательное определение.

Данная сложившаяся проблема с принципами в связи с отсутствием их законодательного определения противоречит законам формализма, неотъемлемого атрибута писаного права, четко регламентирующего правила поведения.

Так, в связи с этим, добросовестность вступает в противоречие с духом российского законодательства, создавая путаницу, неясности и правонарушения.

На сегодняшний день ни российское, ни западное право, лишь за исключением некоторых, не имеют в своем гражданском законодательстве сформулированного определения добросовестности.

Добросовестность в ГК РФ регламентируется множеством статей: 6, 10, 53, 234, 602, 662, 1361, 1466 ГК РФ [3]. И нигде среди норм ГК РФ не содержится определения добросовестности.

В российском гражданском праве добросовестность рассматривается:

как оценочное понятие для определения поведения субъектов гражданского правоотношения — п. 2 ст. 6 ГК РФ указывает, что при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются, исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости;

и как правило поведения субъектов правоотношения при осуществлении ими гражданских прав и исполнении обязанностей – ст. 10 ГК РФ гласит, что добросовестность участников гражданского правоотношения предполагается, то есть при осуществлении и защите гражданских прав действует презумпция добросовестности;

и как самостоятельный термин, характеризующий добросовестного приобретателя – п. 1 ст. 302 ГК РФ называет таковым приобретателя имущества, который, приобретая вещь, не знал и не мог знать о том, что продавец не имел права ее отчуждать [4, С. 85-86].

Отсутствие законодательного закрепления добросовестности порождает немало дискуссий между российскими правоведами уже долгое время. Вопрос понимания добросовестности не был решен в отечественном праве, как дореволюционными, так и современными юристами.

И.Б. Новицкий, опираясь на сформулированные положения римского права о добросовестности, полагал, что «добрая совесть включает в себя такие элементы, как: знание о другом, об его интересах, знание, связанное с известным доброжелательством; элемент доверия, уверенность, нравственные основы оборота принимаются во внимание, что от них исходит каждый в своем поведении» [5, С. 131].

Л.И. Петражицкий, напротив, говорил о добросовестности как о незнании (извинительном заблуждении), отрицая всякое присутствие в добросовестности нравственных начал [6, С. 235].

Добросовестность, как и любую правовую категорию, необходимо рассматривать с субъективной и объективной стороны, которые являются неотделимыми слагаемыми единой правовой ткани.

Правообразование реализуется через сознание и волю законодателя и общества (субъективная сторона). А объективная сторона является ее прообразом, т.е. правовой оболочкой.

В этом и состоит их неразрывная связь.

Поэтому современные цивилисты к определению добросовестности подходят с субъективной и объективной стороны.

Судьи Конституционного суда РФ и Арбитражного суда РФ Г.А. Гаджиев [7, С. 23] и О.М. Свириденко [8] заявляют, что добросовестность понятие объективное. По их мнению, добросовестность представляет собой осуществление субъективных прав лицом, при котором не причиняется вред и не создается угроза причинения вреда иным лицам.

С.А. Краснова определяет добросовестность через субъективную сторону поведения участников гражданских правоотношений, наличие которой в предусмотренных законом случаях позволяет субъекту беспрепятственно осуществлять свои права и требовать исполнения обязанностей, а ее отсутствие ведет для субъекта гражданских правоотношений придержаться неблагоприятным условиям [9, С. 66].

С точки зрения А.А. Малиновского, добросовестность это ни что как внутренний предел осуществления права, который следует рассматривать как стремление субъекта отказаться от зловредного осуществления права, исходя из своих внутренних убеждений [10, С. 34].

К. Скловский понимает под доброй совестью «исходную позицию лица, уважающего своего контрагента, видящего в нем равного себе и этим актом признания и приравнивания постоянно воспроизводящего право на элементарном и тем самым – на всеобщим уровне» [11, С. 143].

В.И. Емельянов [12, С. 117] и В.В. Витрянский [13, С. 189] заявляют, что невозможно выработать общего подхода к определению добросовестности.

В.И. Бабаев видел в добросовестности честность, тщательное и аккуратное выполнение обязанностей, старательность, исполнимость [14, С. 156].

Таким образом, из вышеперечисленных взглядов российских цивилистов о добросовестности с субъективной стороны она выступает в качестве внутреннего механизма, определяющего психическое отношение к своим действиям (бездействиям) (не знал и недолжен был знать). А объективная сторона добросовестности придает ее форму в виде правил поведения субъектов гражданских правоотношений, устанавливающих баланс взаимных интересов, основанных на доверии друг к другу.

Большая часть зарубежных законодателей в гражданском праве тоже не сформировали какую–либо позицию по пониманию дефиниции добросовестности.

Тем не менее, нормативное определение добросовестности значится в праве некоторых государств.

ETK США в п. 19 ст. 1-201 добросовестность регламентирует как фактическую честность в поведении или сделке [15, С. 59]. ГК Нидерландов добросовестность представляет собой как сочетание «справедливости и разумности» [16, С. 110].

Кроме всего изложенного особый интерес вызывает антипод добросовестности – недобросовестность, которая имеет похожие черты с виной (принцип уголовного права).

Термин недобросовестности можно обнаружить в нормах ГК РФ (п. 3 ст. 157, п. 3 ст. 220, ст. 303, ст. 1103, п. 7 ст. 1252, п. 2 ст. 1512).

Так в ст. 303 ГК РФ недобросовестный приобретатель раскрывается через формулу «знал и должен был знать». Следовательно, элемент знание, предполагающий психические операции, становится определяющим критерием добросовестности.

Недобросовестность следует понимать как психическое отношение к своим действиям (бездействиям), базирующийся на формуле «знал и должен был знать». Поэтому недобросовестность также как и виновность включает в себя интеллектуальные (осознание своих действий и предвидение возможного результата) и волевые элементы (желание или нежелание наступления этого результата). При том интеллектуальная сторона подчиняет себе волевую сторону.

Формула «знал и должен был знать» констатирует о человеке, обладающего средними психическими способностями (разумность).

Из этого следует, что разумность является неотъемлемой частью добросовестности. И недобросовестность тождественна виновности, различаясь только по сфере регулирования правоотношений. Недобросовестность применяется в гражданско-правовых отношениях, а виновность – в уголовно-правовых отношениях.

При рассмотрении добросовестности с точки зрения деления на два составляющих элемента, то мы получим: добро и совесть.

Раскрывая значение этих понятий, узнаем, что добро означает положительное начало в нравственности, противоположное злу, а совесть — нравственное сознание человека, выражающееся в оценке собственных и чужих поступков на основании определенного критерия добра и зла.

Великий российский писатель А.С. Пушкин в своем произведении «Гробовщик» обращает внимание на проблему совести в праве: его герой недобросовестно относящийся к выполнению договоров, внешне нереагирующий на совесть, тем не менее, где-то глубоко в подсознании несет внутреннюю санкцию договора, так как, извлекая прибыль путем нечестных, недобросовестных поступков, он, так или иначе, страдает от этого [17, С. 123].

Из приведенных понятий добра и совести, заложенных в единой дефиниции добросовестности, можно предположить, что добросовестность означает правило поведения, при котором лицо должно регулировать свое поведение в соответствии с нормами, принятыми в обществе, и, несущими благо для всех.

Теоретический анализ добросовестности привел меня к выводу, предложить ее следующее определение — честное, правильное исполнение закона, которое и должно быть отражено в ГК РФ. При этом «честное» определяет отношение субъекта правоотношения к своему действию (бездействию), а «правильное» – совершение действия (бездействия) в точном соответствии со смыслом статьи, вложенным в нее законодателем.

Кроме того, добросовестность имеет определенную схожесть с понятием законности. Однако, понятие добросовестности шире, чем законность. Так как добросовестность, собственно, включает в себя честность и правильное исполнение закона.

Шелер М. Избранные произведения. М., 2000. С. 279.

Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. М., 1985. С. 210.

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (ред. от 6 апреля 2011 г. с изм., внесенными Федеральными законами от 24 июля 2008 г. N 161-ФЗ, от 18.07.2009 N 181-ФЗ): принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 21 октября 1994 г. // СЗ. РФ. 1994, N 32, ст. 3301; 2002, N 12, ст. 1093; 2006, N 2, ст. 171; N 3, ст. 282; 2009, N 1, ст. 20; 2011, N 15, ст. 2038; СЗ. РФ; Часть вторая от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ // СЗ.РФ. 1996, N 5, ст. 410; 14.02.2011, N 7, ст. 901.; Часть четвертая от 18 декабря 2006 г. N 230-ФЗ // СЗ. РФ. 2006, N 52, ст. 5496; 2010, N 41 (2 ч.), ст. 5188.

Новиков М.В. Добросовестность как принцип права // Актуальные проблемы реформирования современного законодательства Российской Федерации: сборник тезисов докладов (по материалам Всероссийской ежегодной научной студенческой конференции). Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 16 апреля 2010. С. 85 — 86.

Новицкий И.Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права. № 1. Т. 6. С. 131.

Петражицкий Л.И. Права добросовестного владельца на доходы с точки зрения догмы и политики гражданского права. М.: Статут, 2002. С. 235.

Интервью с Г.А. Гаджиевым, заслуженным юристом России, доктором юридических наук, судьей Конституционного Суда РФ // Юридический справочник руководителя. № 11. 2004. С. 23.

Интернет-интервью с О.М. Свириденко, Председателем Арбитражного суда г. Москвы: «Арбитражный суд г. Москвы. 70 лет. Проблемы и перспективы» // Официальный сайт компании «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. URL : http://www.consultant.ru/ (дата обращения 7 марта 2011 г.).

Краснова С.А. Определение понятия «добросовестность» в российском гражданском праве // Журнал российского права. 2003. № 3. С. 66.

Малиновский, А.А. Злоупотребление правом: книга. М., 2002. С. 34.

Скловский К. К вопросу о применении понятий добросовестности и основы правопорядка и нравственности // Хозяйство и право. 2005. № 8. С. 143.

Емельянов В.И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами. М.: Лекс-Книга, 2002. С. 117.

Брагинский М.И. Витрянский В.В., Договорное право. Книга первая. М., Статут, 2000. С. 189.

Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. М.: Горький, 1974. C . 156.

Единообразный торговый кодекс США / пер. с англ. С.Н. Лебедева. М., 1996. С. 59.

Гражданский кодекс Нидерландов: Новая кодификация / пер. с голл. М. Ферштман; под ред. Ф.Й.М. Фельдбрюгге. М.: Изд.-во «Наука», 2008. С. 110.

Русский мир и Латвия: Русская интеллигенция: Альманах / под ред. С. Мазура. Рига: Издание общества SEMINARIUM HORTUS HUMANITATIS , 2010. Вып. ХХ I . С. 123.

Принцип добросовестности.
Злоупотребление правом
обход закона

Законом от 30.12.2012 № 302-ФЗ в Гражданский кодекс РФ внесены имзенения следующие статьи:

30.12.2012 Президент РФ Владимир Путин подписал Федеральный закон № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части 1 Гражданского кодекса РФ» (принят Государственной думой 18.12.2012, одобрен Советом Федерации 26.12.2012). Этим законом внесены существенные изменения в основные понятия: «принцип добросовестности», «злоупотребление правом», «действия, направленные на обход закона».

Принцип добросовестности

Авторы изменили Гражданский кодекс РФ с самого начала – со статьи 1, которая с 01.03.2013 изложена в следующей редакции:

Статья 1. Основные начала гражданского законодательства

(по состоянию на 01.07.2018)

Статья 5 . Обычаи →

Гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Товары, услуги и финансовые средства свободно перемещаются на всей территории Российской Федерации.

Ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

Комментарий к новой редакции статьи 1 ГК

В статью 1 ГК «Основные начала гражданского законодательства» вводят правило:

При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Один из основных принципов гражданского законодательства – это принцип добросовестности. Руководствуясь этим принципом участники гражданских правоотношений теперь должны действовать добросовестно. Закрепляется, что никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Таким образом, в гражданском обороте вводится обязанность лиц действовать добросовестно. Эта новелла фактически уже применяется в судебной практике (см., к примеру, Постановление Президиума ВАС РФ от 21.02.2012 № 12499/11 по делу N А40-92042/10-110-789).

Ранее этот основополагающий принцип гражданского права мог быть выведен только из содержания пункта 2 статьи 6 ГК, напрямую не относящегося к нормам, устанавливающим основные начала гражданского права.

В п. 4 ст. 1 ГК (редакция ГК, действующая с 01.03.2013) предусмотрено, что недобросовестное, равно как и незаконное, поведение лиц не может приносить им какие-либо преимущества.

В Пояснительной записке «К проекту Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Пояснительная записка) отмечается, что:

правила о добросовестности являются естественным противовесом правилам, утверждающим свободу договора и автономию воли сторон» (раздел I «Общие положения» Пояснительной записки);

нормативное закрепление принципа добросовестности позволит не только установить важнейшие ориентиры поведения субъектов права, но и более широко применять меры гражданско-правовой защиты в случаях недобросовестных действий участников оборота.

Таким образом, новая редакция статьи 1 ГК открывает широкий простор для судебного толкования термина «добрая совесть» участника гражданского правоотношения.

В пункте 5 новой редакции статьи 10 ГК, устанавливается, что добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается (в то время как в действующей до 1 марта 2013 года редакции статьи 10 ГК презумпция добросовестности участников оборота поставлена под условие — «В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно»). Это ограничит широкое понимание добросовестного поведения в смысле статьи 1 ГК в новой редакции, а также позволит не возлагать на участников гражданско-правового спора обязанность по доказыванию своей добросовестности в каждом судебном разбирательстве.

Благодаря этой новации станет возможным широко применять меры гражданско-правовой защиты в случаях недобросовестных действий участников оборота.

Что такое добросовестность

Пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» дает такой ответ на этот вопрос:

Согласно пункту 3 статьи 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В силу пункта 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 56 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ), статья 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ).

Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10 ГК РФ), например, признает условие, которому недобросовестно воспрепятствовала или содействовала эта сторона соответственно наступившим или ненаступившим (пункт 3 статьи 157 ГК РФ); указывает, что заявление такой стороны о недействительности сделки не имеет правового значения (пункт 5 статьи 166 ГК РФ).

Злоупотребление правом.
Действия, направленные на обход закона

Статья 10 ГК излагается в новой редакции:

Статья 10. Пределы осуществления гражданских прав

(по состоянию на 01.07.2018)

← Статья 8 1 . Гос. регистрация прав на имущество
Статья 15. Возмещение убытков →

Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускаются использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд, с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления, полностью или частично отказывает лицу в защите принадлежащего ему права, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

В случае, если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены настоящим Кодексом.

Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Комментарий к новой редакции статьи 10 ГК

К злоупотреблению правом судебная практика относит действия, направленные на воспрепятствование осуществлению другим лицом его законного права (Постановление Президиума ВАС РФ от 05.10.2010 N 5153/10, п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 05.11.2009 N 134 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Последствие злоупотребления правом — это полный или частичный отказ суда в защите права, а также иные меры, предусмотренные законом. Указание на иные меры связано с тем, что лицо, злоупотребляющее своим правом, далеко не всегда защищает это право в суде.

Статья предусматривает, что если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, то такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков. Такие убытки подлежат возмещению по правилам ст. ст. 15, 1064 ГК РФ.

Статья 10 ГК (в редакции до 01.03.2013) прямо не рассматривала действия в обход закона как злоупотребление правом. Так их квалифицирует судебная практика (см., к примеру, Определение ВАС РФ от 14.01.2009 N 8207/08, Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 26.12.2011 по делу N А28-9997/2010, от 19.01.2011 по делу N А17-396/2010, ФАС Московского округа от 01.07.2011 N КГ-А40/4891-11-1,2,3 по делу N А40-82917/08-91-359, Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.10.2012 N 15АП-9588/2012 по делу N А53-6063/2012, Апелляционное определение Вологодского областного суда от 23.05.2012 N 33-2001/2012, Определение Московского городского суда от 16.12.2011 по делу N 33-41896). Поэтому дополнительно к принципу добросовестности в п. п. 1 и 3 ст. 10 ГК (в редакции, действующей с 01.03.2013) предлагается ввести запрет на обход закона с противоправной целью (далее — обход закона).

Действия, направленные на обход закона, могут быть охарактеризованы как злоупотребление правом с намерением причинить вред публичным интересам. При этом что ГК (в редакции, действующей с 01.03.2013) не раскрывает содержания термина «обход закона», что даст простор для судебного толкования указанного термина.

На данный момент судебной практикой уже установлен ряд «обходов закона», к которым отнесены:

требование признать право собственности на нежилое помещение, которое в действительности является жилым, с целью обойти процедуру перевода жилого помещения в нежилое (Постановления ФАС Дальневосточного округа от 28.01.2011 N Ф03-9508/2010 по делу N А73-1904/2010, от 31.05.2010 N Ф03-3580/2010 по делу N А73-13425/2009, Кассационное определение Оренбургского областного суда от 25.01.2012 N 33-444/2012);

признание права собственности на самовольную постройку в случае неполучения (и непринятия мер к получению) застройщиком разрешения на строительство (Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 07.09.2012 по делу N А19-21059/2011, от 17.10.2011 по делу N А74-4367/2010, ФАС Северо-Западного округа от 01.11.2010 по делу N А56-75499/2009, Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2012 по делу N А09-6927/2011);

условие кредитного договора, прикрывающее «сложные проценты» (п. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров»).

«Обходом закона» может быть не только одно определенное действие (предъявление иска, установление условия в договоре), но и совокупность действий, имеющих общую цель.

Обходом закона и осуществлением гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу злоупотребления правом не исчерпываются.

К действиям, направленным на обход закона, применяются те же последствия, которые установлены для злоупотребления правом (шиканы). На практике могут появиться затруднения, связанные с определением сущности этого правового явления, а также с отграничением его от иных правовых институтов, к примеру от института притворных сделок. Это подтверждается и тем обстоятельством, что уже сейчас в судебной практике встречаются примеры фактического отожествления таких институтов, как «обход закона» и «притворная сделка» (см., например, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23.12.2011 по делу N А32-3596/2010).

Различия между действиями, направленными на обход закона, и притворными сделками в договорных правоотношениях следует проводить по направленности воли лиц, участвующих в них. При совершении действий, направленных на обход закона, воля лиц направлена на достижение именно того правового результата, который и заявляется заключаемыми сделками. Никакая иная сделка при обходе закона не прикрывается, стороны открыто декларируют достижение правового результата, который не может быть достигнут законным образом при использовании предназначенных для этого правовых средств. Однако несовершенство законодательства позволяет им добиться такого результата при формальном игнорировании законодательно установленных запретов.

Статья написана и размещена 15 июня 2012 года. Дополнена — 05.01.2013, 10.01.2013.

При подготовке статьи были использованы материалы СПС «Консультант Плюс».

Копирование статьи без указания прямой ссылки запрещено. Внесение изменений в статью возможно только с разрешения автора.

Автор: юрист и налоговый консультант Александр Шмелев © 2001 — 2018

Полезные ссылки по теме «Принцип добросовестности злоупотребление правом обход закона (Закон от 30.12.2012 № 302-ФЗ)»

Изменения в статьи 1 — 10 ГК РФ (Закон № 302-ФЗ от 30.12.2013):

Изменения в Гражданский кодекс РФ, внесенные Законом № 100-ФЗ от 07.05.2013 и Законом № 142-ФЗ от 02.07.2013:

Как применять нормы ГК РФ о добросовестности

Новости по теме

11 февраля в рамках семинара, проведенного компанией ИРСОТ, Роман Бевзенко рассказал о принципе добросовестности. Он на примерах пояснил, как должны действовать нормы Гражданского кодекса РФ.

Представим ситуацию, компания обращается в банк за получением кредита. Банк выдает деньги под залог недвижимости заемщика. Спустя некоторое время третье лицо оспаривает право собственности заемщика на недвижимость. В этом случае ипотека сохранится, так как банк будет добросовестным залогодержателем. Но могла быть и другая ситуация. Если бы недвижимое имущество украли, то есть оно выбыло бы из владения собственника вопреки его воле, то его можно было бы виндицировать. В таком случае добросовестность отступает перед виндикацией.

Другой пример – доверитель сообщил представителю о том, что отзывает его доверенность. Представитель не вернул доверенность и сразу после этого заключил от имени доверителя договор с контрагентом. Контрагент еще не знал о том, что доверитель отозвал доверенность. В таком случае договор будет считаться заключенным между контрагентом и доверителем, так как контрагент действовал добросовестно, он не знал об отсутствии полномочий у представителя. Это субъективная добросовестность.

Для понимания доктрины объективной добросовестности Роман Бевзенко рекомендовал обратиться к пункту 4 статьи 1 ГК РФ, которая говорит «никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконнного или недобросовестного поведения». Нужно обратить внимание на союз «или». Законодатель разграничивает незаконное и недобросовестное поведение, отмечая, что недобросовестное поведение не является незаконным. Закон не разрешает формально законное, но при этом недобросовестное поведение.

Показательным примером было дело между Apple и Samsung, рассмотренное в США. Apple выиграл суд, взыскав несколько миллионов. Samsung исполил решение суда и выплатил долг мелкими монетами, которые разгрузил перед офисом Apple. Действия должника законны, но недобросовестны. Кредитор мог бы не принять исполнение, сославшись на недобросовестность. Но возможно, эту позицию пришлось бы отстаивать в суде.

Однако может быть и другая ситуация, в которой действия должника были бы добросовестными. К примеру, основная деятельность должника связана с торговлей через автоматы и он получает доход монетами. Сумма долга перед контрагентом меньше. В таком случае отдать долг монетами было бы добросовестным поведением.

Пленум Верховного суда РФ в постановлении № 25 от 23.06.15 указал, что нельзя рассматривать дела формально. Он отметил, что «оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны».

Другими словами, добросовестным можно считать такое поведение, какое было бы в этой ситуации у обычного гражданина. Разрешая вопрос о добросовестности, нужно подставлять на место участников спора обычных граждан и оценивать, как поступили бы они. Если бы они повели себя также, значит, поведение сторон добросовестно. Если они повели бы себя иначе – значит, недобросовестное.

Спикер привел еще один пример. Поставщик передал товар покупателю, но не в полной объеме (99 единиц вместо 100). Покупатель отказался от всего товара. В этом случае действия покупателя были бы законными, так как закон дает ему такое право. Но они были бы недобросовестными.

Особое внимание Роман Бевзенко уделил положениям пункта 3 статьи 307 ГК РФ, который прямо обязывает участников гражданского оборота быть добросовестным в процессе переговоров. Если компания готовилась к сделке, но контрагент, спустя некоторое время, необоснованно отказался от нее, он должен возместить убытки компании. Яркий пример – переговоры между Сбербанком и General Motors о покупке компании Opel. Другое дело, если стороны не договорились о существенных условиях договора.

В 2015 году в Гражданском кодексе РФ в дополнение появилась статья 433.1, которая устанавливает ответственность за недобросовестные переговоры.

Еще один момент, на который обратил внимание Роман Бевзенко – ответственность за недобробросовестное поведение после прекращения договора. Она закреплена также в пункте 3 статьи 307 ГК РФ. Спикер рассмотрел это положение на примере – деле, которое суд Германии рассмотрел в 1939 году. Застройщик построил коттеджный поселок. С первой линии поселка открывался хороший вид на горы и видовые дома стоили дороже. Однако в договоре застройщик не гарантировал сохранение этого вида. Покупатели приобретали видовые дома. Через год застройщик построил перед ними новые дома, которые заслонили вид на горы. Покупатели предъявили иски о взыскании разницы в цене, которую они переплатили за вид. Суд удовлетворил их, так как застройщик отобрал у своих бывших клиентов то благо, за которое ранее получил деньги. Несмотря на то, что договор прекратился, продавец должен действовать добросовестно. Действует «принцип постдоговорной верности клиенту».

Другой пример – компания долгое время арендовала помещение под магазин. Договор закончился, компания съехала, оставив на двери объявление о своем новом адресе. Арендодатель не нашел новых арендаторов и сорвал объявление. Арендатор обратился в суд с требованием к арендодателю претерпевать наличие объявления до конца сезона, так как сторона должна быть добросовестной даже после прекращения договора. Суд удовлетворил требование.

Российские суды не всегда учитывают принцип добросовестности при разрешении споров, но указывать на это нужно и практика изменится.

Еще по теме:

  • Трудовой кодекс матери с двумя детьми Права матери с детьми до 3-х лет Перед работающими матерьми с детьми часто встают вопросы, на которые они не могут ответить самостоятельно без помощи юриста. Мы составили небольшую […]
  • Мировой суд мира 56 Мировой суд мира 56 Судебный участок №2. Адрес: проспект Мира, 56, кабинеты №3, третий этаж. Телефон: 8(3435) 41–23–23. Мировой судья Карташова Марина Борисовна. Судебный участок №3. […]
  • Ст 1529 коап рб Ст 1529 коап рб 31 августа 2010 г. г. Уфа Мировой судья судебного участка №2 по Демскому району г. Уфы Республики Башкортостан Захарова Л.А. рассмотрев материалы дела об административном […]
  • Коммунальные платежи за 2-х комнатную квартиру Размер квартплаты за трехкомнатую квартиру Цены на коммунальные услуги периодически растут. Так, с 1 апреля 2018 года в России снова поднялась коммунальная квартплата. Россияне в среднем […]
  • Сколько материнский капитал на 3 ребенка в 2018 году Как получить материнский капитал на третьего ребенка в 2018-2019 году Начиная с 2007 года, в РФ действует программа государственной поддержки семей, в которых воспитывается двое или трое […]