Воинская часть село медведь

Рубрики Без рубрики

ИСТОРИЯ ГАРНИЗОНА В СЕЛЕ МЕДВЕДЬ



ИСТОРИЯ ГАРНИЗОНА В СЕЛЕ МЕДВЕДЬ

1 февраля 1818 г. в Медведской волости Новгородского уезда были образованы округа военного поселения 1-го и 2-го карабинерных полков. С этого момента и вплоть до недавнего времени история села Медведь оказалась тесно связанной с военным ведомством.
Ярким памятником эпохи военных поселений в Медведе является казарменный комплекс, постройка которого началась в 1823 г. Его размеры несколько превосходили размеры аналогичных комплексов в других округах, так как комплекс в Медведе предназначался сразу для двух полков. Начальником работ здесь был назначен генерал-майор А.Я. Фабр. Планировка комплекса в целом была схожа с той, что была в других комплексах. Здания располагались по периметру большого плаца. Вдоль одной из сторон плаца был выстроен манеж с трёхэтажными флигелями по краям и церковью в центре. Напротив манежа, на противоположной стороне плаца, находилось здание гауптвахты с каланчой. Строительство комплекса растянулось на долгие годы. Манеж был построен в 1827 г., церковь – в 1830 г. Строительство четырёх трёхэтажных каменных флигелей было завершено в 1831-1832 гг., каменного трёхэтажного лазарета со службами – в 1837 г., такого же дома для полкового командира и штаба – в 1838 г., гауптвахты – в 1839 г. Отдельные строения возводились в Медведе и позднее.

Современное состояние манежа в Медведе

Уже в 1827 г. структура военных поселений подверглась реорганизации, и на базе округов 1-го карабинерного и Карабинерного генерал-фельдмаршала князя Барклая де Толли полков (так с 1826 г. стал называться 2-й карабинерный полк) был создан один – 1-го карабинерного полка. Для поселения другого полка отводились удельные Коростынская и Бурегская волости, а его штаб разместился в с. Коростынь.
Но и в таком виде округа просуществовали недолго. В 1831 г. действующие батальоны поселённых полков были отправлены в Польшу для подавления вспыхнувшего там восстания. За время их отсутствия в поселениях вспыхнул кровавый бунт. Тяготы жизни поселян были столь велики, что для выступления было достаточно даже самого нелепого повода. В это время в стране свирепствовала эпидемия холеры, и нехитрые меры профилактики, предпринятые руководством поселений (вплоть до заблаговременной подготовки могил и гробов для погребения умерших), были восприняты поселянами как свидетельства намерения начальства их отравить. Поселяне начали хватать и убивать офицеров и чиновников, восстание охватило почти все округа. И лишь в Медведе было сравнительно спокойно – в самом начале восстания начальник округа предусмотрительно отправил поселённый батальон на дальние покосы, и в результате поселяне попросту не знали о происходивших в соседних округах событиях. Такая невольная лояльность была потом вознаграждена императором – поселяне округа были освобождены от платежа казённых податей.
В благодарность за такую милость бывшие поселяне в 1858 г. изъявили желание на собственные средства соорудить в Медведе памятник императору Николаю I (хотя после упразднения военных поселений и поступления бывших поселян в Удельное ведомство они вновь были обложены податями). Крестьянами было собрано 3510 рублей серебром, недостающая сумма была добавлена из средств Удельного ведомства и вспомогательного капитала военных поселений. Памятник был заложен 23 июля 1860 г. и открыт 9 мая 1862 г.
Восстание 1831 г. повлекло за собой коренную реорганизацию военных поселений. Высочайшим указом от 8 ноября 1831 г. действующие батальоны полков были отделены от их поселённой части, а округа военных поселений преобразовывались в 14 округов пахотных солдат, разделённых на два удела – Новгородский и Старорусский. С этого времени войска в губернии стали размещаться на общих основаниях – постоем. Медведь стал центром Новгородского удела и 5-го округа пахотных солдат, в нём до середины 1850-х гг. размещался штаб Карабинерного генерал-фельдмаршала князя Барклая де Толли полка (в 1833 г. прежний полк с таким названием был расформирован и передал своё имя 1-му карабинерному полку). Туда же из Новгорода был переведён Новгородский батальон военных кантонистов, готовивший солдатских детей к военной службе, а в 1844 г. – 1-й учебный карабинерный полк, квартировавший до этого неподалёку от Новоселиц. Учебные карабинерные полки были своеобразными центрами подготовки младшего командного состава – из поступавших в них кантонистов они готовили для армии унтер-офицеров, музыкантов и барабанщиков. Позднее в Медведе стояли резервные батальоны: в 1860-е гг. – 1-й стрелковый резервный и 3-й пехотный резервный батальоны, в 1870-е гг. – 2-й пехотный резервный батальон.

План поселения Медведь на 1874 год

С осени 1864 г. в Медведских казармах размещался Гренадерский сапёрный батальон, переведённый сюда из Новгорода. С этого момента в Медведе оказалась расквартированной почти вся Сводная сапёрная бригада – кроме Гренадерского, там разместились 7-й сапёрный и 1-й резервный сапёрный батальоны. В этом же году по образцу петербургского кружка инженерных офицеров в с. Медведь возник сапёрный офицерский клуб, который, в отличие от своего прообраза, служил не только для научных занятий офицеров, но и местом, где офицеры 1-й сапёрной бригады в свободное время собирались для отдыха, для развлечений и пользовались столом. Это было одно из первых в Русской армии офицерских собраний.
В 1877 г. началась русско-турецкая война, и 4 ноября жители Медведя провожали отправлявшийся на Балканы Гренадерский сапёрный батальон. На перекрёстке сельских улиц духовенство встретило уходивший батальон крестным ходом, а местное купечество поднесло походный образ св. Николая Чудотворца. Купцы же устроили батальону прощальный завтрак вблизи висячего моста.
В ходе войны батальон большую часть времени находился в Румынии, в тылу армии, и лишь в самом конце боевых действий был переведён в Болгарию. После заключения мира батальон вернулся обратно в Румынию, офицеры производили съёмку местности для устройства укреплённых лагерей. Затем батальон строил большую пристань на Дунае у г. Измаил, производил различные дорожные и мостовые работы для улучшения пути следования русских войск, возвращавшихся в Россию.
12 августа 1878 г. и сам Гренадерский сапёрный батальон выступил из Измаила обратно в Россию, 6 сентября 1878 г. прибыв домой. В Медведе сапёров ждала торжественная встреча. Здесь батальон простоял ещё четырнадцать лет, и в конце 1892 г. он был снова переведён в Новгород.
В 1864 г. из Финляндии в Медведь прибыл Финляндский сапёрный батальон, и уже здесь 9 октября он был назван 7-м сапёрным батальоном, а в 1876 г. – 1-м. Этот батальон также принимал участие в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. В 1892 г. он покинул Медведь и перешёл на новые постоянные квартиры в Боровичи.
В 1878 г. гарнизон Медведя пополнился сформированными здесь же 1-м и 2-м понтонными батальонами, а в октябре 1892 г. – 96-м пехотным Омским полком, прибывшим из Финляндии. По словам полкового историка В.В. Ранцлова, Медведские казармы полку не понравились, поэтому с радостью была воспринята новость о создании в 1893 г. комиссии по постройке полковых казарм в г. Остров Псковской губернии. В конце года было принято решение строить казармы не в Острове, а в Пскове, и в июне 1895 г. половина полка (два батальона) перешла в этот город. Два других батальона 96-го пехотного Омского полка ещё 8 лет оставались в Медведе, дожидаясь окончания второй очереди работ по возведению казарм в Пскове.
На смену батальонам Омского полка пришёл 199-й пехотный резервный Свирский полк. В Медведе полк простоял до 1910 г. – 20 февраля этого года он был назначен на сформирование 199-го пехотного Кронштадтского полка. Во время Русско-японской войны 1904-1905 гг. 199-й пехотный резервный Свирский полк осуществлял надзор за содержавшимися в Медведе японскими военнопленными. В Медведские казармы были переправлены почти все пленённые в ходе военных действий японцы.

Военнопленные японцы в Медведе

По состоянию на декабрь 1905 г. (к моменту отправки пленных на родину) там находилось 1777 японцев, включая одну женщину – жену майора Того, разделившего с ним тяготы плена. Несмотря на достаточно хорошие условия содержания (к пленным допускались репортёры, им разрешалось писать на родину, свободно перемещаться по селу, они получали неплохое денежное содержание), но, тем не менее19 японцев умерли в плену. Все они были похоронены на местном кладбище. Остальные вскоре после заключения мира через Германию были отправлены на родину.
Примерно с этого же времени казармы в Медведе стали использоваться для размещения разного рода дисциплинарных частей. Первым туда прибыл Особый пехотный батальон – уникальная в своём роде часть Русской армии. В июне 1906 г. в 1-м батальоне л.-гв. Преображенского полка произошло выступление солдат. Они выдвинули ряд требований как бытового характера (своевременное увольнение в запас, улучшение питания и т. п.), так и политического (например, ненаказуемость за политические убеждения). Командованию удалось успокоить солдат без кровопролития, но император, раздосадованный таким происшествием в одном из элитных гвардейских полков, не мог оставить это без последствий. 15 июня 1906 г. батальон был лишён прав гвардии и переименован в Особый пехотный батальон. Местом дислокации этой части стал Медведь, надзор за ней осуществлял также 199-й пехотный резервный Свирский полк (батальон был подчинён командиру полка). Сначала предполагалось распределить солдат по другим частям, но по предложению военного министра А.Ф. Редигера было решено дать батальону исчезнуть по мере увольнения его чинов в запас. Это не касалось тех солдат, которые в ходе судебного процесса, проходившего в Медведе 14-19 октября 1906 г., были приговорены к различным наказаниям. Из четырёхсот солдат, служивших в батальоне, к суду был привлечён 191 человек. 32 из них были оправданы, остальные приговорены к различным наказаниям, в основном – к отправке в дисциплинарные батальоны на разные сроки.
Часть бывших преображенцев попала во вновь образованный 24 мая 1907 г. Медведский дисциплинарный батальон. Дисциплинарные батальоны являлись карательными заведениями для нижних чинов. Цель их учреждения заключалась в приучении солдат к требованиям дисциплины и обязанностям строевой службы. Поэтому дисциплинарные батальоны имели строевую организацию с отягченным внутренним режимом. Медведский дисциплинарный батальон состоял из шести рот и был рассчитан на 1200 солдат. Нижние чины отдавались в дисциплинарные части по приговорам военных судов по преимуществу за воинские преступления, на сроки от 1 до 3 лет, но также и за общие преступления, каравшиеся заключением в крепости или в тюрьме гражданского ведомства с ограничением некоторых особых прав и преимуществ. В последнем случае отдача в дисциплинарные батальоны являлась заменой названных наказаний.
У прибывших в батальон заключённых снимались погоны, и они зачислялись в разряд испытуемых. За ограду их выводили только под конвоем. После отбытия половины срока, если за это время испытуемый не нарушал установленного порядка, его переводили в разряд исправляющихся, ему возвращались погоны и разрешались прогулки без конвоя.
С осени 1910 г. в Медведских казармах размещался 3-й батальон 86-го пехотного Вильманстрандского полка, переведённый туда из Старой Руссы, а с 1911 г. и 4-й батальон 88-го пехотного Петровского полка. С 1 октября 1912 г. в батальоне Петровского полка в Медведе проходил службу вольноопределяющимся Бенедикт Константинович Лившиц – поэт, близкий знакомый В.В. Маяковского, входивший вместе с ним в объединение футуристов «Гилея». В 1933 г. он опубликовал мемуары «Полутароглазый стрелец», в которых немало внимания уделил службе в Медведе. Годы, проведённые там, оставили у Б.К. Лившица яркие, хотя в основном и не самые приятные воспоминания. Будучи человеком творческим, он с трудом воспринимал казённую однообразность воинской службы: «Медведь же в беспримесном виде воплощал идею аракчеевской казармы: в нём больше, чем во всех остальных новгородских поселениях, обнажался смысл николаевской эпохи. У этих прямолинейных, цвета несвежей говядины, зданий, уже на небольшом удалении казавшихся железнодорожными пакгаузами, было своё, несоизмеримое с нашим существованием, бытие. Они не ограничивались ролью безмолвных свидетелей прошлого: они вмешивались в нашу жизнь, магически воздействуя на всех, кто входил с ними в соприкосновение, они подминали под себя и видоизменяли сознание своих обитателей. Подобно тому как летом нагревшиеся за день стены отдают после захода солнца вобранное ими тепло, эти стены ещё в начале XX века отдавали скопившуюся в них десятилетиями бесчеловечную жестокость».
В своих мемуарах Б.К. Лившиц описывает тяжёлый солдатский быт того времени. В шесть часов утра солдат выводили на плац, где «осенью увязая в грязи, зимой по колени утопая в снежных сугробах, они бегали, как лошади на корде, пока мыло не выступало у них на шинелях. Это было пресловутое «втягивание в шаг» — выработка единообразной поступи целой части, уничтожение индивидуальной походки». Зимой и в ненастную погоду строевые занятия, гимнастика и фехтование проводились в манеже – «огромном двухсветном здании, рассчитанном на несколько тысяч человек. Потолочные балки при Аракчееве натирались графитом до зеркального блеска и – под страхом порки розгами каждого десятого – должны были отражать все ротные построения. Сверхсрочные «шкуры» с восторгом рассказывали нам об этом как об образце порядка, и в выбеленных известкой брусьях над нашими головами видели один из неоспоримых признаков упадка воинского духа».
Во время начавшейся вскоре Первой мировой войны в Медведе разместился 175-й пехотный запасной батальон (в 1916 г. он был развёрнут в полк), готовивший пополнения для воевавших на фронте частей. В 1917 г. именно запасные полки стали опорой большевиков в губернии. Не стал исключением и 175-й пехотный запасной полк. В ноябре 1917 г. в соответствии с приказом Петроградского военно-революционного комитета в Медведе были сформированы отряды для отправки в Петроград и для занятия станции Дно и других пунктов.
В апреле 1918 г. в Медведе произошли столкновения между местным гарнизоном, возглавляемым бывшим прапорщиком 175-го пехотного запасного полка Путрисом, и крестьянами окрестных деревень. Крестьяне пытались воспрепятствовать вывозу из находившихся в казармах складов запасов продовольствия. В завязавшемся бою Путрис, отстреливавшийся из установленного на каланче гауптвахты пулемёта, и ещё 14 человек из его отряда погибли.
В советское время казармы в Медведе продолжали использоваться по назначению. С осени 1925 г. и до конца 1930-х гг. их занимал 16-й артиллерийский полк 16-й стрелковой им. В.И. Киквидзе дивизии, там же размещались более мелкие артиллерийские части. В годы Великой Отечественной войны село находилось на оккупированной территории, все здания серьёзно пострадали. После освобождения села возобновилась и жизнь гарнизона. В 1950-е гг. в Медведе размещалась 72-я инженерная бригада Резерва Верховного Главнокомандования. Бригада, созданная в 1946 г., являлась родоначальницей ракетных войск СССР. Одной из первых она получила ракеты Р-5М с ядерными боезарядами. В последующие годы Медведь являлся местом дислокации других ракетных частей Советской армии. Военный гарнизон в селе Медведь существовал до недавнего времени. Теперь казармы пустуют, и их будущая судьба не вполне ясна, но хочется надеяться, что в скором времени они вновь обретут достойного хозяина.
Илья Хохлов , научный сотрудник Новгородского музея-заповедника

Схемы и фотографии — автора статьи

Шимский муниципальный район

Официальный сайт органов местного самоуправления

День села Медведь

16 августа 2014 года старинное село Медведь отметило свой очередной День рождения.

Жители села организованной красочной колонной от КПП воинской части направились к торговой площади.

В праздничном шествии родители с новорожденными детьми приняли участие в параде колясок.

Ведущие праздника представляли каждую улицу, каждую деревню, рассказывали об их жителях.

Всех собравшихся поздравили первый заместитель Главы Шимского муниципального района С.А.Прудников и Глава Медведского сельского поселения М.В. Гусева.

Начальник отдела ЗАГС Шимского района комитета ЗАГС и ООДМС Новгородской области С.Н.Александрова вручила пять памятных знаков «Родившейся на Новгородской земле» и «Родившемуся на Новгородской земле» и пять сертификатов на право получения места в образовательной организации, реализующей основную общеобразовательную программу дошкольного образования, родителям новорожденных детей села Медведь:

— Анненковым Светлане Игоревне и Александру Александровичу с рождением 30 мая 2014 года дочери Маргариты, третий ребенок в семье;

— Афанасьевой Ольге Александровне и Кузьмину Алексею Юрьевичу, с рождением 31 мая 2014 года сына Артёма, первый ребенок в семье;

— Ермолаевым Наталье Сергеевне и Игорю Олеговичу, с рождением 14 мая 2014 года сына Олега, второй ребенок в семье;

— Парамоновым Виктории Сергеевне и Александру Ивановичу, с рождением 24 июня 2014 года дочери Олеси, первый ребенок в семье;

— Михайловым Оксане Анатольевне и Вячеславу Борисовичу, с рождением 25 июля 2014 года дочери Марьяны, второй ребенок в семье.

С.Н.Александрова поздравила всех с праздником и пожелала здоровья, счастья, любви, процветания и мира на земле.

Всем родителям новорожденных детей пожелала вырастить их достойными гражданами России и вручила мягкие игрушки от комитета ЗАГС и ООДМС Новгородской области.

Чествование лучших людей поселения сменялось музыкальными номерами в исполнении участников художественной самодеятельности Шимского района и артистов из других мест области.

Аракчеевские казармы

Аракчеевские казармы находятся в 60–70 километрах от Великого Новгорода.
Часть была построена в 1820–1830 годах. Изначально тут располагались 1-й и 2-й карабинерные полки. За историю части она сменила многих хозяев. Последними часть занимали ракетные войска.
Воинская часть покинута военными в начале 2011 года. Была передана на баланс местных властей, какое-то время охранялась, но вскоре забросили совсем и начали разворовывать. Сейчас (осень 2012) вход свободный. Здания пустуют, внутри разруха, мародёрами растащено всё сколько-либо ценное. Здания местами в аварийном состоянии — потолки и крыши рушатся.
На территории есть санчасть, учебный корпус, две казармы, штаб, котельная, караульный комплекс, боксы автопарка и древние руины манежа. Все здания заброшены, пройти не составит труда — двери открыты. Территория большая, зданий много. В одном из них есть огромный зал со сценой.

июль 2013 — есть охранник на велосипеде. Если доказать ему, что не мародер — вполне добродушен.

Село Медведь. Японцы под Великим Новгородом

Главное сюрреалистическое ощущение от этого села, затерянного в глуши Новгородской области, — надгробные камни с японскими иероглифами на них.

В этот медвежий угол занесло японских военнопленных времен войны 1904-1905 годов… Кстати, жили японцы довольно вольготно. Старший по званию, майор Того, даже выписал к себе свою жену.
Прожили они здесь не очень долго, но 19 человек умереть успели. Остальных возвратили в Японию. В 1908 году в село приехала японская делегация и забрала тела умерших. А камни с непонятными местным жителям надписями остались на память.

А уже в постсоветское время приезжала сюда еще одна японская делегация. Японцы собрали уцелевшие камни и соорудили мемориал под названием «За мир и дружбу между Россией и Японией».

Жили японские военнопленные в казармах. Но не в простых, а в аракчеевских — в главной исторической достопримечательности села. В тех самых, где когда-то должны были жить крестьяне, переведенные в военные поселения, — печально известный неудавшийся опыт, прославивший своего вдохновителя надолго. Аракчеевские казармы эти были спроектированы архитектором Стасовым. Принадлежали к зданиям штабного комплекса карабинерного полка, пятого округа военных поселений в Новгородской губернии. Комплекс сохранившийся и огромный — с манежем, с массой зданий…
Вплоть до 2009 года часть зданий занимала какая-то воинская часть, от которой сохранилась грозная надпись «Не входить, ведется видеонаблюдение». Место смотрится достаточно глухим, и лезть внутрь лучше в большой компании.

Дорога там… военная, да…

Сохранились воспоминания поэта Бенедикта Лившица о службе в дисциплинарном батальоне, который разместился в Медведе с 1907 года: «Медведь же в беспримесном виде воплощал идею аракчеевской казармы: в нём больше, чем во всех остальных новгородских поселениях, обнажался смысл николаевской эпохи. У этих прямолинейных, цвета несвежей говядины, зданий, уже на небольшом удалении казавшихся железнодорожными пакгаузами, было своё, несоизмеримое с нашим существованием, бытие. Они не ограничивались ролью безмолвных свидетелей прошлого: они вмешивались в нашу жизнь, магически воздействуя на всех, кто входил с ними в соприкосновение, они подминали под себя и видоизменяли сознание своих обитателей. Подобно тому как летом нагревшиеся за день стены отдают после захода солнца вобранное ими тепло, эти стены ещё в начале XX века отдавали скопившуюся в них десятилетиями бесчеловечную жестокость».

Видимо, еще за сто лет, пережив две войны, эти казармы растеряли скопившуюся жестокость. А может быть, мы слишком мало времени провели около их стен.

Кроме самих казарм, там была целая инфраструктура. В том числе пожарная часть, совмещенная почему-то с гауптвахтой. Сейчас каланча пожарной части переделана в водонапорную башню.

Пожарная часть в селе все же есть. Она делит одно здание с медведским народным театром. Но каланчи у нее нет.

Зато есть стена, украшенная вмонтированными в нее камнями — характерная архитектура Прибалтики.

Две эти организации делят здание с котельной №20. Где остальные 19 — неизвестно. Возможно, в других селах района.

А рядом с пожарной частью — театром есть часовня со стенами, декорированными природным камнем.

Часовня, по-видимому, относилась к взорванной после войны Троицкой церкви, от которой осталась одна колокольня.

Церковь есть напротив, через дорогу. Но не православная традиционная, а баптистская.

Православная тоже есть — в переделанной под храм простой избе, в честь Николая Чудотворца.
Напротив деревянной баптистской церкви стоит самый богатый особняк Медведя — дом купца Гаврилова, который составил себе состояние на местном льне.

Улица, на которой стоит особняк, раньше называлась Миллионной. А теперь это улица Павлина Виноградова, человека с непростой историей…

Рядом на доме есть еще одна табличка, более традиционная для этих мест.

Военный мемориал — тоже вполне традиционный. Но с вмонтированными в основной монумент более старыми плитами — видимо, сначала их ставили уцелевшие родственники, потом государство собрало все вместе.

Об истории села и о казармах можно расспросить в местном музее. Главное, чтобы он не оказался закрыт. А если все же он не будет работать, то можно просто погулять по селу — удаленному от туристических маршрутов, но с большой и непростой историей.

Проезд: от Великого Новгорода до Шимска, в Шимске на Т-образном перекрестке направо — и далее прямо до с.Медведь около 15 км.

В Шимске презентовали книгу воспоминаний ветерана партизанского движения Новгородской области

Вчера в шимской музыкальной школе прошла презентация книги воспоминаний Анатолия Михеева «Записки партизана».

Анатолий Александрович – ветеран трёх войн. Он родился в 1900 году в Санкт-Петербурге. Жизнь Михеева неразрывно связана с Шимским районом, где жили его родственники по отцовской линии.

Автор книги воевал на фронтах Гражданской войны. В 1939 году Михеев принимал участие в зимней финской компании (был комиссаром батальона стрелкового полка). После её окончания вместе с Красной армией Анатолий Александрович отправился в прибалтийский поход.

На войну с фашистской Германией Михеев пошёл добровольцем. «Через месяц после начала войны, следуя через родные шимские места, переходит линию фронта командиром взвода 5-го Ленинградского партизанского полка. Воюет в тылу врага на территории современных Солецкого, Шимского, Батецкого, Новгородского районов. В 1942 году попадает в плен. Одиннадцать месяцев содержится в немецком лагере для советских военнопленных в селе Медведь Шимского района. Весной 1943 года бежит из заключения. Вместе с товарищами создает свой партизанский отряд. Продолжает воевать на родной земле. В марте 1944 года составе 5-й партизанской бригады торжественно возвращается в освобожденный от блокады Ленинград. Победу Анатолий Михеев встретил старшиной артиллерийской батареи Советской Армии на эстонском острове Даго», – сообщает пресс-служба поискового отряда «Долина».

Вернувшись после демобилизации на родной завод имени Котлякова в Ленинград, в 50-х годах Михеев начинает писать книгу воспоминаний о своём партизанском пути в 1943-1944 годах. Отрывки из неё к различным памятным датам публиковали в начале 60-х новгородские газеты. Однако полностью издать книгу автору так и не удалось.

34 года назад ветерана партизанского движения не стало. Незадолго до смерти Михеев передал экземпляр рукописи офицеру воинской части села Медведь Виктору Резникову. Сейчас полковник запаса живёт в деревне Щелино. Он и обратился за помощью в издании текста к поисковикам некоторое время назад.

«Деньги на издание выделил Национальный благотворительный фонд из средств гранта Президента РФ. Работа над книгой велась более года. Поисковики собирали дополнительные материалы, фотодокументы. Большую помощь в этой работе оказывали жители Шимского района», – сообщает пресс-служба «Долины».

Еще по теме:

  • Статья гк 198 Статья 198. Недействительность соглашения об изменении сроков исковой давности Сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены соглашением сторон. Основания […]
  • Контролируемые сделки с оффшором Какие сделки являются контролируемыми? В соответствии с положениями ст. 105.14 Налогового Кодекса РФ, с 1 января 2014 года к понятию «контролируемая сделка» относятся: Сделки между […]
  • Мировой суд ленинского района г Воронежа Мировые Судьи Ленинского района Мировые судьи являются судьями общей юрисдикции субъектов РФ и входят в единую судебную систему РФ. Согласно законодательной базе Российской Федерации, […]
  • Причинение морального вреда доказательства Как доказать, что мне был причинен моральный вред? Добрый день.Я подал мировой суд заявление по ст 116УК РФ Мне сказали что можно еще и на моральный вред подать.Но как? Прошло2 месяца а в […]
  • Досрочное расторжение договора при сокращении должности досрочное расторжение трудового договора при сокращении штатов Коллеги, подскажите примерную формулировку предложения работодателя о досрочном расторжении трудового договора при […]