Добросовестное приобретение права собственности

Рубрики Новости

Кто является добросовестным приобретателем? Как и какими средствами доказать, что имеешь право на защиту?

В настоящее время, при совершении крупных сделок, особенно сделок с недвижимостью, покупатели, как правило, очень осторожны, пользуются квалифицированной помощью риэлторов или юристов, которые помогают собрать необходимый пакет документов для регистрации сделки.

Но в жизни случается разное… и порой, в один не прекрасный момент, казалось бы положительно заключенная сделка, оспаривается в судебном порядке какими-то «заинтересованными» лицами.

Как правило, простой обыватель, попавший в подобную ситуацию, просто впадает в ступор и не знает, что ему нужно делать, как он может защитить свои права.

В настоящей статье проведем небольшой анализ данной проблематики, чтобы появилась какая-то ясность в действиях по защите своих прав.

Кто такой добросовестный приобретатель? Какие критерии допустимой защиты существуют?

Законодательством установлено кто может получить защиту в качестве добросовестного приобретателя, согласно п. 1 ст. 302 ГК РФ – законодатель определяет добросовестного приобретателя — как лицо, которое на возмездной основе приобрело имущество у лица, не имевшего законных оснований его отчуждать, о чем приобретатель знать не мог.

Приобретателя можно однозначно рассматривать как добросовестного и имеющего право на защиту от истребования у него его приобретения, если он отвечает таким критериям:

1) Он не знал и не имел возможности узнать о том, что приобретает имущество не у собственника или его надлежащего представителя, а у человека, который вовсе не был наделен правом на отчуждение.

2) Приобрел имущество на возмездной основе (иными словами, не получил его в дар, а предоставил равноценное возмещение — деньги или иные материальные или нематериальные ценности).

Когда добросовестность приобретателя оспаривается и встает вопрос о наличии у него осведомленности относительно полномочий продавца, то в качестве доказательств можно представить документы, подтверждающие наличие между сторонами:

— участия в уставных капиталах организаций;

— иных форм аффилированности.

Особенности добросовестного приобретателя недвижимого имущества.

Добросовестный приобретатель недвижимости отличается от любого другого тем, что приобретение им права собственности на такое имущество связано с процедурой государственной регистрации.

— Во-первых, совершение акта регистрации со стороны государственной власти обуславливает момент наступления права собственности;

— Во-вторых, предоставляет правообладателю особую защиту.

Согласно общему правилу, закрепленному в абз. 2 п. 2 ст. 223 ГК РФ, право собственности на объект недвижимости возникает у добросовестного приобретателя с момента государственной регистрации отчуждения этого имущества. Оспаривание зарегистрированного права собственности добросовестного приобретателя допускается только путем истребования такого имущества и только в случаях, установленных законом.

Следует заметить: К добросовестному приобретателю недвижимости судебные органы предъявляют особые требования. Они связаны прежде всего с проявлением покупателем особой осмотрительности при совершении сделки.

Так, Арбитражный суд Поволжского округа в своем постановлении от 01.11.2016 № Ф06-12185/2016 прямо указывает на должную осмотрительность в качестве правоустанавливающего критерия при оценке добросовестности покупателя при заключении договора купли-продажи. В данном деле суд отказал покупателю в защите, так как ему должно было быть известно, что недвижимость продавцом ранее не была оплачена, а перепродавалась по стоимости ниже рыночной.

Покупатель недвижимости должен проявить должную осмотрительность, то есть доподлинно выяснить все обстоятельства, касающиеся:

— личности продавца, его правового статуса и наличия у него прав на распоряжение недвижимостью;

— соответствия продаваемого объекта данным, изложенным в договоре и содержащимся в соответствующем государственном реестре;

— отсутствия возможных притязаний на объект со стороны третьих лиц;

— наличия согласия или одобрения со стороны третьих лиц или государственных органов/организаций, если таковые требуются в соответствии с законодательством.

Истребование имущества у добросовестного приобретателя

Статья 302 ГК РФ предусматривает ряд случаев, когда, несмотря на наличие государственной регистрации перехода прав на недвижимое имущество, собственник может потребовать у добросовестного приобретателя вернуть имущество:

При возмездном приобретении покупателем — при наличии доказательств, свидетельствующих, что имущество:

— собственником или его представителем, уполномоченным на владение, было утеряно;

— было у них похищено;

— выбыло из владения другим путем против их воли.

— при безвозмездном приобретении — без каких-либо дополнительных условий.

Верховный суд РФ в Обзоре судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей по искам государственных органов и органов местного самоуправления, утвержденном президиумом 01.10.2014, указал, что в том случае, если жилое помещение получено владельцем не от собственника, собственник вправе истребовать его посредством виндикационного иска (ст. 301 ГК РФ).

Следует заметить: Возможность истребовать недвижимое имущество у добросовестного приобретателя имеется также и тогда, когда, несмотря на возмездность приобретения, передача недвижимости во владение добросовестному приобретателю фактически не состоялась по той причине, что собственник сам продолжал пользоваться этим имуществом (п. 6 информационного письма № 126).

Существенное занижение договорной цены недвижимого имущества по отношению к его рыночной стоимости может быть расценено судом в качестве обстоятельства, указывающего на сговор сторон, а следовательно, на возможность истребования такого имущества у покупателя (п. 9 информационного письма № 126).

Особенности, связанные с добросовестным приобретением земельного участка

Не требует специального разъяснения тот факт, что земельные участки относятся к недвижимому имуществу, а следовательно, имеют все те же особенности, о которых указывалось выше.

Не может быть признан добросовестным приобретателем покупатель самовольной постройки, расположенной на земельном участке, который был истребован из чужого незаконного владения. К такому выводу пришел президиум ВАС РФ в информационном письме «Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными судами статьи 222 ГК РФ» от 09.12.2010 № 143 (п. 11).

Существуют особенности, связанные с истребованием земельных участков, входящих в состав лесного фонда. В соответствии со ст. 8 Лесного кодекса РФ право собственности на такие участки может принадлежать только Российской Федерации. Из этого следует, что участки лесного фонда могут быть истребованы в любом случае, даже если их покупатель мог бы быть признан добросовестным приобретателем. Так, президиум Псковского областного суда встал на сторону прокурора и признал отсутствующим право собственности на участок лесного фонда, зарегистрированное ранее за гражданином, несмотря на то, что участок был приобретен последним по возмездной сделке (постановление от 24.10.2014 № 4-г-281/2014).

Должная осмотрительность добросовестного приобретателя будет поставлена под сомнение, если он проигнорировал несоразмерность площади земельного участка по отношению к площади постройки, а также несоответствие назначения земельного участка, содержащегося в кадастровых документах, назначению, указанному в договоре (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.10.2015 № Ф04-23620/2015).

Не могут также получить защиту добросовестные приобретатели земельных участков, если продавцы таких участков приобрели право собственности на них на основании судебных постановлений, которые были впоследствии отменены. К такому выводу пришел Верховный суд РФ в своем определении от 24.05.2016 № 18-КГ16-32.

Исковое заявление о добросовестном приобретении

Иски, предъявляемые в суд и предполагающие исследование вопросов относительно добросовестного приобретения, можно условно разделить на 2 большие группы:

— Исковые заявления об истребовании имущества из незаконного владения приобретателя (ст. 301, 302 ГК РФ).

Правила о виндикационных исках следует применять и при рассмотрении исков, когда истребование осуществляется в качестве последствия недействительной сделки (п. 35 постановления от 29.04.2010 Пленума Верховного суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», далее — постановление № 10/22).
Следует заметить: При составлении искового заявления об истребовании имущества необходимо привести доказательства наличия у истца права собственности. Таким доказательством в отношении объектов недвижимого имущества служит выписка из ЕГРН.

Если собственник не может доказать свое право с помощью этого документа, он вправе представить иные доказательства, в силу которых можно установить его права на спорное имущество. Однако данные из реестра государственной собственности или сведения о балансовой принадлежности имущества в данном случае не могут расцениваться как надлежащие доказательства (п. 36 постановления № 10/22).

— Требования о признании добросовестным приобретателем.

Такие требования могут быть заявлены в качестве первоначального иска, но чаще всего являются ответной мерой (то есть встречным иском) на заявление об истребовании. Основанием доказательной базы в этом случае должны стать:

— документы и иные доказательства, подтверждающие возмездность сделки;

— документы и иные доказательства, свидетельствующие, что покупатель не располагал информацией о том, что продавец не имел права на отчуждение имущества.

Следует заметить: Внесение спорной недвижимости в качестве вклада в уставный капитал признается судами возмездной сделкой, так как в ответ участник приобретает право участия в корпорации (п. 37 постановления № 10/22).

Таким образом, при заключении крупных сделок, приобретении недвижимого имущества, не лишним будет перестраховаться и затребовать чуть больше документов, чем формально положено по закону, чтобы проявить особую осмотрительность при совершении сделки.

Добросовестное приобретение права собственности

Правовой статус добросовестного приобретателя.

С.В. Потапенко, председатель Верховного Суда Республики Хакасия, доктор юридических наук, профессор ХГУ

Толчеев Н.К., Потапенко С.В. Настольная книга судьи по спорам о праве собственности. – М.: ТК Велби,Изд-во Проспект,2007.-240 с.

Лицо, фактически владеющее имуществом, вправе требовать в судебном порядке признания его собственником этого имущества по сроку приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ). Однако такое лицо не может обращаться в суд с иском о признании за ним права собственности на находящееся в его обладании имущество по основанию добросовестного приобретения либо о признании его добросовестным приобретателем, что на практике иногда случается. Защита владения добросовестного приобретателя осуществляется не путем признания за ним права собственности, а посредством ограничения права собственника на истребование (виндикацию) своего имущества. В то же время решение суда, которым собственнику отказано в иске об истребовании недвижимого имущества, влечет за собой возникновение у добросовестного приобретателя права собственности на это имущество. Однако данное правило действует только в отношении недвижимости и не распространяется на движимые вещи, право собственности на которые может возникнуть у добросовестного приобретателя только в силу приобретательнои давности (ст. 234 ГК РФ). Рассмотрим подробнее правовой статус добросовестного приобретателя.

Согласно п. 1 ст. 302 ГК РФ, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

В приведенной правовой норме непосредственно содержатся понятие и признаки добросовестного приобретателя — это тот, кто возмездно приобрел имущество «у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать». Таким образом, указывается на два признака, через которые раскрывается правовое содержание понятия «добросовестный приобретатель»: приобретение имущества от неуправомоченного отчуждателя и отсутствие у приобретателя знания и возможности узнать о действительных правах отчуждателя. Это, конечно же, главные, но не единственные признаки, характеризующие рассматриваемое понятие.

При судебном рассмотрении дел по искам собственника об истребовании имущества существенное значение имеет вопрос о распределении между сторонами спора бремени доказывания. Данный вопрос не отражен в ст. 302 ГК РФ, которая не возлагает равно как на добросовестного приобретателя бремя доказывания своей «добросовестности» при приобретении истребуемого от него имущества, так, и на собственника — бремя доказывания «недобросовестности» приобретателя.

Основные ориентиры по распределению бремени доказывания обозначены в п. 24 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 февраля 1998 г . № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в котором указано, что приобретатель должен доказать, что он приобрел имущество возмездно и что он не знал и не мог знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение [1] [1] . Такой подход представляется правильным и воспринят судебной практикой не только арбитражных судов, но и судов общей юрисдикции. Возложение на приобретателя имущества обязанности доказать невозможность получения им сведений об отсутствии у лица, у которого он приобрел имущество, права на отчуждение этого имущества обусловлено тем, что в данном случае доказывается факт незнания и невозможности узнать о правах своего контрагента на имущество, а не разумность и добросовестность действий самого приобретателя при осуществлении им своих прав (п. 3 ст. 10 ГК РФ).

Добросовестность приобретения недвижимости само по себе не является достаточным основанием для возникновения у приобретателя права собственности на это имущество. Закон признает такое право только за тем добросовестным приобретателем, у которого собственник не вправе истребовать утраченное им недвижимое имущество (п. 2 ст. 223 ГК РФ). Без этого важнейшего обстоятельства добросовестный приобретатель не только не сможет стать собственником имущества, но и лишится владения им.

Существенное значение имеет также тот факт, что собственник должен передать имущество неуправомоченному отчуждателю по своей воле. Если виндикационный иск заявлен собственником, который в свое время произвел отчуждение недвижимого имущества по недействительной сделке, то имущество не может быть истребовано от добросовестного приобретателя, поскольку отчуждение имущества происходило по воле собственника, хотя и по недействительной сделке. В то же время если имущество похищено у собственника или утрачено им, то воля собственника на передачу владения исключена, и он вправе требовать неограниченной виндикации. Такая позиция последовательно прослеживается в практике судов общей юрисдик ции. Например, в определении Президиума Верховного Суда РФ от 14 января 2004 г . указано следующее. А. имела в собственности квар тиру в г. Москве. 18 марта 1997 г . из этой квартиры она выписана на основании обменного ордера, а спорная квартира впоследствии была продана Г. Из приговора Бутырского районного суда г. Москвы от 21 июня 2001 г ., копия которого приобщена к делу, усматривается, что Чолоян путем подделки документов похитил денежные средства А., продав ее квартиру. Президиум Верховного Суда РФ пришел к выводу, что выясненные при рассмотрении гражданского дела об стоятельства свидетельствуют о том, что сделка купли-продажи квар тиры совершена А. под влиянием заблуждения. При таком положе нии суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об удовлетворении исковых требований А. о признании оспариваемых сделок недействительными и восстановлении А. в правах собствен ника. Довод Г. о том, что у него как у добросовестного приобретателя не может быть истребовано спорное имущество, исследовался су­дебными инстанциями и правильно признан необоснованным. Материалы дела свидетельствуют о том, что А. лишилась имущества фактически помимо своей воли, поэтому возврат А этого имущества является законным способом (ст. 302 ГК РФ) защиты ее нарушенно го права собственности. Поскольку недвижимое имущество вышло из владения собственника помимо его воли, было у него похищено, несмотря на то, что это имущество в дальнейшем приобретено у не управомоченного отчуждателя добросовестным приобретателем, такой добросовестный приобретатель не защищен от виндикационного ис ка собственника [2] [2] .

Анализ судебной практики показывает, что на сегодняшний день подходы Верховного Суда РФ и судов общей юрисдикции, ка сающиеся понимания правового статуса добросовестного приобретателя, существенно изменились прежде всего под влиянием поста новления Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г . № 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О. М. Мариничевой, А. В. Немировской, 3. А. Скляновой и В. М. Ширяева» [3] [3] . В резолютивной части этого постановления указано: «Признать не противоречащими Конститу ции РФ содержащиеся в пп. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ общие положения о последствиях недействительности сделки в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, поскольку данные положения — по их конституционно-пра вовому смыслу в нормативном единстве со ст. 302 ГК РФ — не мо гут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом. Конституционно-правовой смысл положений пп. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ, выявленный Конституционным Судом РФ в настоящем постановлении, является обще обязательным и исключает любое иное их истолкование в право применительной практике». Фактически Конституционный Суд РФ признал, что добросовестному приобретателю должна быть обеспечена защита от иска бывшего собственника не только при виндика ции, но и при реституции.

В дальнейшем эта правовая позиция подтверждена Конституци онным Судом РФ в п. 2 определения от 25 марта 2004 г . № 98-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Белоусо-вой Аси Алексеевны на нарушение ее конституционных прав пунк тами 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федера ции» [4] [4] , где отмечено, что согласно правовой позиции, сформулиро ванной Конституционным Судом РФ в постановлении от 21 апреля 2003 г ., в случае, когда по возмездному договору имущество приоб ретено у лица, которое не имело права его отчуждать, и при разре шении данного спора судом будет установлено, что покупатель яв ляется добросовестным приобретателем, собственник вправе обра титься в суд в порядке ст. 302 ГК РФ с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск), а в удовлетворении его исковых требований в порядке ст. 167 ГК РФ должно быть отказано.

Этот вывод Конституционного Суда РФ в силу ст. 15 (ч. 2), 17 (ч. 3), 19 (ч. 1 и 2) и 55 (ч. 1 и 3) Конституции РФ и общеправо вого принципа справедливости направлен на обеспечение защиты не только права собственности, но и иных вещных прав, а также прав и обязанностей сторон в договоре на основе соразмерности и пропорциональности в целях обеспечения баланса прав и закон ных интересов всех участников гражданского оборота — собственников, сторон в договоре, третьих лиц. В то же время он не может рассматриваться как ограничивающий право на защиту права собст венности путем применения нормы о последствиях недействитель ности первоначальной сделки по отчуждению принадлежащего соб ственнику имущества лицом, выступающим под видом собственни ка, в нарушение действительной воли последнего.

Как известно, решения Конституционного Суда РФ с содержа щимися в них правовыми позициями занимают особое место в об щей системе источников права России, они обладают нормативной силой и как таковые приобретают прецедентное значение. Решения Конституционного Суда распространяются не только на конкрет ный случай, но и на все аналогичные случаи и имеют официаль ный характер, делающий их реализацию обязательной на всей тер ритории страны, т. е. эти решения приобретают прецедентный ха рактер и становятся источниками права.

Приведем характерный пример, когда Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в надзорном определении пришла к выводу, что права лица, считающего себя собственником жилого помещения, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю. Судебная коллегия по граждан ским делам Верховного Суда РФ в определении от 2 сентября 2003 г . указала следующее. Довод истцов о том, что при продаже квартиры ущемлены интересы проживающих в квартире несовер шеннолетних детей, сам по себе не является достаточным основа нием для признания договоров купли-продажи квартиры недействи тельными.

Признание недействительными договоров в таких ситуациях создает условия для нарушения прав добросовестных участников гражданских правоотношений, что противоречит основным началам гражданского законодательства (ст. 1 ГК РФ) и не может иметь места с учетом положений ч. 3 ст. 17 Конституции РФ (осуществле ние прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать пра ва и свободы других лиц) и п. 1 ст. 10 ГК РФ (недопустимость зло употребления правом при осуществлении гражданских прав).

Согласно показаниям М., приобретая спорную квартиру у Б., она не знала и не могла знать о том, что собственниками этой квартиры являлись также дети продавца и что их жилищные права нарушены. Это обстоятельство не опровергнуто. Следовательно, ее довод о том, что спорное жилое помещение не может быть у нее истребовано, поскольку она является добросовестным приобретате лем, заслуживал внимания суда.

Такую же позицию подтвердил и Конституционный Суд РФ в постановлении от 21 апреля 2003 г . № 6-П, в соответствии с кото рым, если при разрешении иска о признании сделки купли-прода жи недействительной и о применении последствий ее недействи тельности в форме возврата переданного покупателю имущества су дом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований в порядке ст. 167 ГК РФ должно быть отказано.

Поэтому судебные постановления подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции [5] [5] .

Таким образом, Верховным Судом РФ высказана четкая правовая позиция, позволяющая считать, что практика судов общей юрисдикции на сегодняшний день формируется с учетом позиции Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г . № 6-П, т. е. при приобретении добросовестным приобретателем недвижимого имущества от неуправомоченного отчуждателя добросовестному приоб ретателю предоставляется защита в порядке п. 1 ст. 302 ГК РФ как при виндикации, так и при реституции. Характерно, что в упомянутом постановлении № 6-П Конституционный Суд РФ назвал доб росовестного приобретателя обладателем имущественного права, что свидетельствует о позиции, по которой добросовестное владение — это не факт, а право, подлежащее гражданско-правовой защите.

Еще раньше такая правовая позиция была закреплена в практи ке арбитражных судов. Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении от 25 февраля 1998 г . № 8 указал, если судом от казано в удовлетворении требований собственника о возврате иму щества (видимо, независимо от того, было ли заявлено такое требо вание, как виндикационный иск или как иск о применении по следствий недействительности сделки), то в случае, когда «право собственности подлежит государственной регистрации, решение су да является основанием для регистрации перехода права собствен ности к покупателю» (п. 25) [6] [6] . Тем самым еще в 1998 г . Пленум Выс шего Арбитражного Суда РФ фактически признал, что отказ суда в удовлетворении иска собственника о виндикации недвижимого имущества или иска о применении последствий недействительности сделки является основанием возникновения права собственности добросовестного приобретателя на недвижимое имущество, которое может быть зарегистрировано в ЕГРП (если только оно не было уже зарегистрировано ранее), и прекращения права собственности у бывшего собственника этого недвижимого имущества, хотя ГК РФ в то время не предусматривал такого основания возникновения права собственности. Нельзя не отметить, что подобная норма су ществовала в ст. 183 ГК РСФСР 1922 г ., устанавливавшей: «Если имущество продано не собственником, покупатель приобретает пра во собственности лишь в тех случаях, когда согласно ст. 59 и 60 собственник не вправе истребовать от него имущество». Однако в ГК РСФСР 1964 г . это нормативное положение не было воспроиз ведено.

Отсутствовало и в ГК РФ 1994 г . указание, каким образом при обретается право собственности добросовестным приобретателем. Статья 218 ГК РФ, устанавливающая основания приобретения права собственности, не называет приобретение имущества добросовест ным приобретателем от неуправомоченного отчуждателя в числе таких оснований. Не содержит соответствующего основания для пре кращения права собственности и ст. 235 ГК РФ.

Федеральным законом от 30 декабря 2004 г . № 217-ФЗ «О внесении изменений в статью 223 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» [7] [7] было коренным образом изменено правовое положение добросовест ного приобретателя недвижимости. Изменения, внесенные в ст. 223 ГК РФ, предусматривают возникновение у добросовестного приобретателя права собственности на недвижимое имущество с момента его государственной регистрации.

Еще раз подчеркнем, что добросовестный приобретатель не на делен правом обратиться в суд с иском о признании права собст венности или с иском о признании его добросовестным приобретателем, поскольку, в силу сложившейся правовой конструкции, доб росовестный приобретатель может быть исключительно ответчиком по виндикационному или реституционному иску. Право собственно сти он может приобрести только в случае отказа в этих исках. По этому защита владения добросовестного приобретателя осуществля ется не путем признания права (ст. 11, 12 ГК РФ), а путем ограничения виндикации и реституции.

Основанием приобретения права собственности на недвижи мость добросовестным приобретателем является сложный юридиче ский состав [8] [8] , включающий в себя, как обоснованно отмечается в литературе, три существенных условия. Во-первых, недвижимость должна быть получена добросовестным приобретателем на основа нии возмездной сделки с лицом, зарегистрированным в Едином го сударственном реестре прав на недвижимое имущество в качестве собственника, даже если впоследствии окажется, что отчуждатель не являлся действительным собственником; во-вторых, приобретатель недвижимости не должен знать о том, что он совершает сделку с неуправомоченным отчуждателем; в-третьих, решение суда об отказе в виндикации или реституции недвижимости вследствие при знания ее фактического владельца добросовестным приобретателем является формальным основанием для регистрации права собствен ности за добросовестным приобретателем [9] [9] .

Согласно п. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом или иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

В соответствии с этим гражданские права и обязанности возни кают, в частности, из судебного решения, установившего граждан ские права и обязанности. Признать приобретателя недвижимости добросовестным может только суд, отказавший судебным решением в виндикации или реституции недвижимости, приобретенной от не управомоченного отчуждателя. Для этого в мотивировочной части судебного решения должно содержаться описание сложного юриди ческого состава добросовестного приобретения недвижимости. По этому фактическим основанием для приобретения права собствен ности является как раз этот самый сложный юридический состав, а не вышеназванное судебное решение. Но именно судебное реше ние является формальным основанием для регистрации права соб ственности на недвижимость за добросовестным приобретателем.

В юридической литературе правильно отмечается, что регистра тор, скорее всего, не станет брать на себя функции суда и опреде лять, вправе или не вправе собственник истребовать имущество правообладателя по реестру, рассматривая заявление о погашении регистрационной записи (а если и станет, то совершенно не оче видно, что сможет полноценно сделать это) [10] [10] .

Как указано в п.1 ст.28 Федерального закона от 21 июля 1997 г . № 122тФЗ «О государственной регистрации прав на недви жимое имущество и сделок с ним» [11] [11] , момент возникновения права определяется решением суда. Регистратор права на недвижимое имущество не вправе отказать в государственной регистрации права, установленного вступившим в законную силу решением суда. Права на недвижимое имущество, установленные решением суда, подлежат государственной регистрации на общих основаниях.

Если закон признал за добросовестным приобретателем возможность приобретения права собственности на недвижимость, то, оче видно, что это обстоятельство является основанием прекращения права собственности у правопредшественника. Поэтому, признание лица добросовестным приобретателем недвижимости и последующая регистрация за ним права собственности на эту недвижимость на основании решения суда имеет значение и правопрекращающего факта, а не только правоустанавливающего. Такой подход позволяет избежать коллизии права, когда нормы института приобретения права собственности противоречат нормам защиты вещных прав.

Добросовестное приобретение чужого имущества

(Груздев В. В.) («Законы России: опыт, анализ, практика», 2012, N 10) Текст документа

ДОБРОСОВЕСТНОЕ ПРИОБРЕТЕНИЕ ЧУЖОГО ИМУЩЕСТВА

Груздев Владислав Викторович, кандидат юридических наук, заместитель по правовым вопросам главы муниципального образования «Северо-Байкальский район» Республики Бурятия.

Ограничение виндикации имущества собственником продиктовано интересами имущественного оборота. В статье анализируются основные проблемы, связанные с таким ограничением.

Ключевые слова: виндикация, добросовестное приобретение, право собственности.

Good faith purchase of another’s property V. V. Gruzdev

Gruzdev Vladislav Victorovich, candidate of laws, deputy head of administration of municipal union «North Baikal area» on legal questions.

Limitation of the vindication of the property by owner is dictated by the interest of property turnover. The article analyzes the main problems associated with this limitation.

Key words: vindication, good faith purchase, the right of ownership.

Проблема приобретения права собственности от неуправомоченного отчуждателя получила актуальность еще в средневековой юриспруденции, сформулировавшей хорошо известный в настоящее время принцип «Hand muss Hand wahren» («Рука за руку отвечает» — нем.). В силу указанного принципа собственник несет неблагоприятные последствия отчуждения принадлежащего ему имущества лицом, которому он вверил данное имущество. При этом упомянутые неблагоприятные последствия состоят в невозможности для собственника истребовать имущество от третьего лица (приобретателя), хотя собственник и вправе предъявить неуправомоченному отчуждателю требование о возмещении убытков . ——————————— Римское частное право придерживалось принципа неограниченной виндикации, выраженного известной формулой «Ubi rem meam invenio, ubi vindico» («Где вещь мою нахожу, там виндицирую»). Очевидно, что для постановки проблемы приобретения права собственности от неуправомоченного отчуждателя какие-либо предпосылки полностью отсутствовали.

Дальнейшее развитие принципа «Hand muss Hand wahren», который вначале был направлен исключительно на обеспечение прочности гражданского оборота, привело к его определенному ограничению и формированию на этой основе современной модели виндикации, в которой противоположные интересы собственника и добросовестного приобретателя учитываются наиболее оптимальным образом. Эта модель виндикации воспринята многими правопорядками, в том числе и российским. В ст. 301 — 302 ГК РФ изложены следующие ее основные положения: 1) от недобросовестного приобретателя собственник вправе истребовать имущество во всех случаях; 2) от добросовестного приобретателя собственник вправе истребовать имущество (за исключением денег и ценных бумаг на предъявителя) в случаях, когда имущество приобретено безвозмездно, а также когда имущество приобретено возмездно, но было утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их обладания иным путем помимо их воли; 3) от добросовестного приобретателя деньги и ценные бумаги на предъявителя собственником вообще не могут быть истребованы. Правила о невозможности истребования имущества от добросовестного приобретателя напрямую связаны с теоретически и практически важным вопросом, кто является собственником данного имущества — первоначальный собственник или добросовестный приобретатель. В России указанный вопрос на различных этапах развития ее законодательства решался по-разному . ——————————— Следует отметить, что положительное право ряда стран высказывается по означенной проблеме вполне определенно. Например, согласно § 929 ГГУ для передачи права собственности на движимую вещь необходимо, чтобы собственник передал вещь приобретателю и они оба были согласны, что право должно перейти. Если приобретатель уже владеет вещью, достаточно соглашения о переходе права собственности. При этом в силу абз. 1 § 932 ГГУ вследствие отчуждения, произведенного согласно § 929 ГГУ, приобретатель становится собственником, даже если вещь не принадлежала отчуждателю, за исключением случаев, когда он на момент приобретения права собственности действовал бы недобросовестно.

В Своде законов гражданских говорилось о том, что движимые вещи почитаются собственностью того, кто ими владеет, пока противное не будет доказано (ст. 534). В то же время всякий, владевший незаконно чужим имуществом, несмотря на то, добросовестное или недобросовестное было сие владение, обязан, по окончательному решению суда, немедля возвратить имущество настоящему хозяину оного и вознаградить его за неправое владение (ст. 609). Приведенные правовые нормы толковались дореволюционной цивилистикой, равно как и судебной практикой, неоднозначно. Так, К. П. Победоносцев, исследуя проблему отчуждения незаконным владельцем чужого имущества, указывал, что «с таковым отчуждением соединяются интересы третьих лиц, вотчинные права, приобретенные третьими лицами на имущество, отчужденное незаконным владельцем. Спрашивается: остаются ли в силе эти приобретенные третьими лицами права или действия отчуждения… должны быть признаны решительно ничтожными и с ними уничтожены будут права третьих лиц, на сих действиях основанные? Разрешение этих вопросов зависит от положительного определения закона (выделено мной. — В. Г.) и от качеств владения в каждом отдельном случае» . ——————————— Победоносцев К. П. Курс гражданского права: В 3 т. Т. 1 / Под ред. и с предисл. В. А. Томсинова. М., 2003. С. 177.

Нашлись сторонники и более решительного подхода. Например, А. М. Гуляев подчеркивал: «Самый факт владения движимостью является титулом владения, и пока титул этот не опровергнут, владелец для всякого третьего добросовестного лица есть собственник, а следовательно, от него возможно приобретение права собственности, хотя бы на самом деле — что приобретателю не известно — владелец и не имел права собственности» . ——————————— Цит. по кн.: Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов / Сост. И. М. Тютрюмов. Книга вторая. М., 2004. С. 236.

Постреволюционный законодатель, во многом сориентированный общим состоянием русской цивилистики, разработки которой предполагалось воплотить в Гражданском уложении Российской империи, счел возможным признать добросовестного приобретателя собственником не подлежащего виндикации имущества: по смыслу ст. 183 ГК РСФСР 1922 г., если имущество продано не собственником, покупатель приобретает право собственности в случаях, когда согласно ст. 59 и 60 того же Кодекса собственник не вправе истребовать от него имущество. В ГК РСФСР 1964 г. аналогичной нормы не существовало. Не содержала никаких упоминаний о возможности приобретения права собственности добросовестным приобретателем и часть первая ГК РФ в ее первоначальной редакции. Между тем Федеральным законом от 30 декабря 2004 г. N 217-ФЗ «О внесении изменений в статью 223 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» п. 2 ст. 223 ГК РФ был дополнен абз. 2 следующего содержания: «Недвижимое имущество признается принадлежащим добросовестному приобретателю (пункт 1 статьи 302) на праве собственности с момента такой регистрации (речь идет о государственной регистрации прав на недвижимое имущество. — В. Г.), за исключением предусмотренных статьей 302 настоящего Кодекса случаев, когда собственник вправе истребовать такое имущество от добросовестного приобретателя» . ——————————— СЗ РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 43. Приведенная редакция действует с 1 января 2005 г.

Таким образом, если ГК РСФСР 1922 г. прямо говорил о приобретении права собственности от неуправомоченного отчуждателя, не делая никаких различий между движимыми и недвижимыми вещами (что в условиях полного отказа советского законодателя от данной классификации вещей выглядит вполне логично), а в ГК РСФСР 1964 г. какие-либо постановления на этот счет отсутствовали вообще, то ГК РФ в его действующей редакции занимает промежуточную позицию, определенно признавая собственником зарегистрированного в указанном качестве добросовестного приобретателя недвижимости, от которого такая недвижимость не может быть истребована в соответствии со ст. 302 ГК РФ, и в то же время умалчивая о судьбе не подлежащего виндикации движимого имущества. Указание закона на невозможность истребования имущества от добросовестного приобретателя позволило многим российским цивилистам сделать вывод, что здесь имеет место самостоятельный первоначальный способ приобретения права собственности на имущество от неуправомоченного отчуждателя . При этом полностью исключается возможность правопреемства между собственником и добросовестным приобретателем, «поскольку право приобретателя не зависит от права отчуждателя (он его не имеет) и от права бывшего собственника (он его не отчуждает, и к тому же оно приобретается свободным от лежавших на нем вещных обременений)» . ——————————— См., например: Черепахин Б. Б. Юридическая природа и обоснование приобретения права собственности от неуправомоченного отчуждателя // Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 226 — 280; Рахмилович В. А. О праве собственности на вещь, отчуждаемую неуправомоченным лицом добросовестному приобретателю (к вопросу о приобретении права от неуправомоченного лица) // Проблемы современного гражданского права: Сб. ст. / Отв. ред. В. Н. Литовкин, В. А. Рахмилович. М., 2000. С. 128; Мурзин Д. В. Добросовестное приобретение имущества по договору // Проблемы теории гражданского права: Сб. науч. ст. / Институт частного права. М., 2003. С. 77 — 126; Коновалов А. В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. СПб., 2004. С. 191 и др. См.: Черепахин Б. Б. Виндикационные иски в советском праве // Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 224.

При наличии условий, названных в ст. 302 ГК РФ, собственник не вправе истребовать свое имущество, отчужденное неуправомоченным субъектом. Однако каковы правовые последствия утраты собственником возможности принудительного истребования имущества от конкретного лица? Как известно, субъективному праву собственности свойственна абсолютная защита, поскольку угроза нарушения данного права исходит от всех третьих лиц, на которых лежат пассивные обязанности воздерживаться от такого нарушения. Поэтому невозможность принуждения отдельного добросовестного приобретателя к исполнению обязанности возвратить имущество собственнику не означает автоматического прекращения обязанностей иных лиц воздерживаться от нарушений права собственности со своей стороны. Наоборот, для того чтобы признать право собственности прекратившимся вследствие утраты собственником притязания на виндикацию имущества от конкретного лица, необходимо специальное указание на этот счет в законе. Только тогда обязанности всех третьих лиц, которые корреспондировали с правом, будут считаться прекратившимися. В случаях, предусмотренных абз. 2 п. 2 ст. 223 ГК РФ, добросовестный приобретатель признается собственником недвижимости, что обусловлено действием принципа публичной достоверности данных реестра. Однако одновременно установлены и изъятия из данного принципа, поскольку недобросовестный приобретатель, а также добросовестный приобретатель, от которого недвижимость может быть виндицирована, не признаются ее собственниками, даже несмотря на содержащиеся в реестре сведения об обратном. Вместе с тем в силу п. 1 ст. 2 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке. При отчуждении же недвижимого имущества всегда производится запись о переходе права собственности на это имущество к новому приобретателю от лица, указанного в реестре в качестве его предшествующего собственника. Следовательно, когда зарегистрированное право неуправомоченного отчуждателя не было оспорено в судебном порядке до внесения записи о переходе этого права к добросовестному приобретателю, ставшему с учетом требований абз. 2 п. 2 ст. 223 ГК РФ новым собственником, неуправомоченный отчуждатель, по данным реестра, будет являться предыдущим собственником имущества. Иными словами, законодатель в интересах оборота недвижимости, построенного на началах публичной достоверности записи о регистрации права собственности, в соответствующих случаях не придает значения неуправомоченности отчуждателя, т. е. исходит из принадлежности последнему права собственности на отчужденное недвижимое имущество (фикция управомоченности отчуждателя). Поэтому отсутствует почва для постановки вопроса о порочности отчуждательной сделки. При таком подходе основанием права собственности добросовестного приобретателя является сделка об отчуждении, порождающая обязательство, которое оказывается надлежащим образом исполненным фиктивным собственником. Подобным образом достигается цель (causa) сделки об отчуждении — передача права собственности на недвижимое имущество его приобретателю. ——————————— СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3594.

Как видно, к добросовестному приобретателю право собственности на недвижимость от предыдущего фиктивного собственника переходит в порядке частичного (сингулярного) правопреемства, т. е. речь идет о производном, а не о первоначальном способе приобретения права собственности. Именно на производное приобретение права собственности направлена и воля добросовестного приобретателя. Одновременно обеспечивается защита интересов лиц, правами которых обременено недвижимое имущество. А поскольку добросовестный приобретатель не знает и не должен знать о правах третьих лиц на недвижимую вещь, не поименованных в реестре, при наличии таких прав он может потребовать расторжения договора купли-продажи (см., например, абз. 2 п. 1 ст. 460, п. 2 ст. 567 ГК РФ). Итак, сложный юридический состав, влекущий возникновение у добросовестного приобретателя права собственности на недвижимое имущество, включает следующие факты: возмездный отчуждательный договор, передачу имущества добросовестному приобретателю, государственную регистрацию перехода права собственности на имущество. В соответствующих случаях указанный состав дополняется нотариальным удостоверением и (или) государственной регистрацией отчуждательного договора. Такие обстоятельства, как возмездность сделки об отчуждении вещи, способность вещи к оборотоспособности, выбытие вещи из владения собственника или лица, которому она была доверена собственником, не помимо воли того и другого, добросовестность приобретателя, сами по себе приводят лишь к невозможности истребования имущества собственником . Поэтому иск добросовестного приобретателя о признании права собственности не может быть удовлетворен со ссылкой на нормы ст. 302 ГК РФ, рассчитанные на регулирование только отношений по истребованию имущества из чужого незаконного владения. ——————————— Именно данные обстоятельства обыкновенно включаются в юридический состав, влекущий возникновение у добросовестного приобретателя имущества, не подлежащего виндикации, права собственности (см., например: Рахмилович В. А. Указ. соч. С. 132).

Так, закрытое акционерное общество (ЗАО) обратилось в арбитражный суд с иском к комитету по управлению имуществом города (КУГИ) о признании права собственности на здание. КУГИ предъявил встречный иск о признании недействительным договора купли-продажи, заключенного между муниципальным учреждением и ЗАО, согласно которому последнее приобрело спорное здание. Первоначальный иск мотивирован тем, что ЗАО является добросовестным приобретателем спорного имущества. Решением суда, принятым после направления дела на новое рассмотрение, в первоначальном иске отказано, встречный иск удовлетворен. Постановлением суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, решение отменено, первоначальный иск удовлетворен, во встречном иске отказано. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, отменяя постановления судов апелляционной и кассационной инстанций и оставляя в силе решение суда первой инстанции, подчеркнул, что ст. 302 ГК РФ, на которую сослались суды при удовлетворении иска, предусматриваются случаи, когда возможно истребование у добросовестного приобретателя имущества, приобретенного у лица, не имевшего права его отчуждать. Однако в настоящем споре иска об истребовании имущества не заявлялось, поэтому названная норма при рассмотрении судом требования о признании права собственности не подлежала применению . ——————————— Постановление Президиума ВАС РФ от 25 сентября 2001 г. N 3411/01 // СПС «КонсультантПлюс».

В целях приобретения права собственности на недвижимость ее добросовестный приобретатель вправе предъявить к неуправомоченному отчуждателю как к продавцу иск о государственной регистрации перехода права собственности по правилам п. 3 ст. 551 ГК РФ. Наличие решения суда об удовлетворении такого иска не лишает действительного собственника недвижимости права на истребование своего имущества от добросовестного приобретателя, если для этого имеются предусмотренные ст. 302 ГК РФ условия . ——————————— Наличие такой принципиальной возможности признается высшими судебными инстанциями (см. п. 4 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // СПС «КонсультантПлюс»).

Ошибочно включать в юридический состав, влекущий возникновение у добросовестного приобретателя права собственности, факт предъявления бывшим собственником виндикационного иска и решение суда об отказе в данном иске . Наступление указанных фактов всецело зависит от воли собственника имущества, отчужденного добросовестному приобретателю, поскольку в силу принципа диспозитивности гражданского и арбитражного процесса именно первому принадлежит инициатива в возбуждении соответствующего дела. Разумный же собственник, заинтересованный в сохранении своего права, при осознании бесперспективности спора вряд ли предъявит виндикационный иск, решение суда об отказе в котором прекратит указанное право. В результате практическая реализация всей концепции приобретения права собственности добросовестным приобретателем окажется в полной зависимости от произвольного усмотрения собственника . ——————————— Как это делает, в частности, В. В. Ровный (см.: Ровный В. В. Добросовестность ответчика при виндикации // Гражданское законодательство. Статьи. Комментарии. Практика. Вып. 22. Алматы, 2005. С. 182). Сказанным обусловлена целесообразность разъяснения, содержащегося в абз. 2 п. 13 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22.

Что касается движимого имущества, то действующее законодательство не рассматривает добросовестность приобретателя в качестве основания приобретения права собственности на это имущество: добросовестный приобретатель, от которого движимая вещь не может быть истребована собственником, наделяется законом правом на отражение виндикационного иска, оставаясь при этом фактическим (беститульным) владельцем с правом защиты охраняемого законом интереса в сохранении своего владения . Соответственно, невозможность истребования движимого имущества от добросовестного приобретателя не влечет прекращения абсолютного права собственности. Отсюда следует, что при переходе движимого имущества от такого приобретателя к лицу, у которого оно может быть истребовано в соответствии со ст. 302 ГК РФ, собственник имеет возможность восстановить свое нарушенное владение посредством предъявления виндикационного иска к новому владельцу имущества. ——————————— Думается, что именно об этих «правах добросовестных приобретателей» упоминается в Постановлении КС РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О. М. Мариничевой, А. В. Немировской, З. А. Скляновой, Р. М. Скляновой и В. М. Ширяева» // СПС «КонсультантПлюс».

В свете изложенного нельзя согласиться с влекущим важные практические последствия разъяснением высших судебных инстанций о том, что правило абз. 2 п. 2 ст. 223 ГК РФ по аналогии закона подлежит применению при рассмотрении споров о правах на движимое имущество, а поэтому право собственности на движимое имущество у добросовестного приобретателя возникает с момента возмездного приобретения имущества, за исключением предусмотренных ст. 302 ГК РФ случаев, когда собственник вправе истребовать такое имущество от добросовестного приобретателя . ——————————— См.: абзац 4 п. 13 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22.

Приведенное разъяснение вызывает возражения и с общетеоретических позиций. Во-первых, аналогия закона уместна только при наличии пробела в праве. Учитывая разумность законодателя, трудно представить, что он, определив судьбу не подлежащей виндикации недвижимости, по каким-то причинам «забыл» о движимом имуществе. Указанные соображения, скорее, свидетельствуют о том, что вопрос о возможности признания добросовестного приобретателя собственником движимого имущества решен по правилу «молчание означает «нет». В данном случае пробел в праве отсутствует, так как соответствующие общественные отношения урегулированы с использованием приема умышленного, квалифицированного умолчания. Во-вторых, при аналогии закона применяются нормы, регулирующие сходные отношения. Между тем в абз. 2 п. 2 ст. 223 ГК РФ возникновение у добросовестного приобретателя права собственности всецело обусловлено особенностями недвижимости как объекта имущественных отношений. То есть указанная норма, рассчитанная на регулирование оборота недвижимости, носит специальный характер, в силу чего ее применение по аналогии закона недопустимо . ——————————— К схожим выводам приходят и другие авторы (см., например: Жученко С. П. Мобиллиарный кредит в зеркале доброй совести // Меры обеспечения и меры ответственности в гражданском праве: Сб. ст. / Рук. авт. кол. и отв. ред. М. А. Рожкова. С. 63; Эрделевский А. О современном судебном подходе к защите вещных прав // Хозяйство и право. 2011. N 10. С. 96 — 97).

1. Жученко С. П. Мобиллиарный кредит в зеркале доброй совести // Меры обеспечения и меры ответственности в гражданском праве: Сб. ст. / Рук. авт. кол. и отв. ред. М. А. Рожкова. 2. Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов / Сост. И. М. Тютрюмов. Книга вторая. М., 2004. 3. Коновалов А. В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. СПб., 2004. 4. Мурзин Д. В. Добросовестное приобретение имущества по договору // Проблемы теории гражданского права: Сб. науч. ст. / Институт частного права. М., 2003. 5. Победоносцев К. П. Курс гражданского права: В 3 т. Т. 1 / Под ред. и с предисл. В. А. Томсинова. М., 2003. 6. Рахмилович В. А. О праве собственности на вещь, отчуждаемую неуправомоченным лицом добросовестному приобретателю (к вопросу о приобретении права от неуправомоченного лица) // Проблемы современного гражданского права: Сб. ст. / Отв. ред. В. Н. Литовкин, В. А. Рахмилович. М., 2000. 7. Ровный В. В. Добросовестность ответчика при виндикации // Гражданское законодательство. Статьи. Комментарии. Практика. Вып. 22. Алматы, 2005. 8. Черепахин Б. Б. Виндикационные иски в советском праве // Труды по гражданскому праву. М., 2001. 9. Черепахин Б. Б. Юридическая природа и обоснование приобретения права собственности от неуправомоченного отчуждателя // Труды по гражданскому праву. М., 2001. 10. Эрделевский А. О современном судебном подходе к защите вещных прав // Хозяйство и право. 2011. N 10.

Еще по теме:

  • Фз о регистрации прав на недвижимое имущество консультант Фз о регистрации прав на недвижимое имущество консультант Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве […]
  • Получить выписку из егрп в подольске Как получить выписку из ЕГРН в Подольске Единый государственный реестр недвижимости (ЕГРН) является единственным достоверным источником информации об объектах недвижимости на территории […]
  • Ст178 гк рф 2018 Статья 178 ГК РФ. Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения Новая редакция Ст. 178 ГК РФ 1. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть […]
  • Средние алименты на ребенка Минимальные алименты Размер алиментов — величина, четким образом нефиксированная семейным законодательством, поэтому таковых понятий как «максимальная» или «минимальная» сумма алиментов — […]
  • Вступление в наследство после смерти в 2018 году Вступление в наследство 2018 Содержание Для получения прав на наследство необходимо в первую очередь его принять. В главе 64 ГК РФ прописан порядок принятия наследства, а также сроки и […]