Интернет право рф закон

Рубрики Публикации

Портал «Информация для всех»

Интернет и право: новые проблемы, подходы, решения

Якушев Михаил Владимирович, Союз операторов Интернет

Развитие Интернета в нашей стране, равно как и в других странах мира, ставит новые проблемы правовой теории и практики. Без решения указанных проблем уже в ближайшее время правовое регулирование, которое базируется на принципах, не учитывающих специфику развития и функционирования Сети, безнадежно отстанет от потребностей общества. В свою очередь, решение проблем правового регулирования «интернет-отношений» невозможно без разработки новых подходов к теоретическим правовым вопросам и их реальному закреплению в соответствующих нормативных актах.

В российском законодательстве отсутствует легальное определение понятий «интернет», «глобальная (компьютерная, телекоммуникационная, информационная) сеть», «сайт», «доменный адрес», «электронная торговля», «сетевое СМИ» и иных, повсеместно используемых при описании реалий интернет-отношений. В то же время содержащиеся в действующих законодательных актах определения понятий «информационный ресурс», «информационная система», «средство массовой информации», «информационный обмен» и иные — явно отстают от потребностей времени, характеризуются внутренней противоречивостью и с трудом могут быть применены на практике, если речь идет о правовых вопросах Интернета. Указанные терминологические проблемы могут быть разрешены принятием единого нормативного акта федерального уровня (например, закона об основах государственной политики по развитию и использованию Интернета в России), в котором было бы закреплено, что указанные в нем терминологические определения должны единообразно использоваться во всех иных нормативных актах, касающихся Интернета. Безусловно, это потребует переработки (приведения в соответствие) терминологического аппарата иных федеральных законов.

2. Субъектный состав интернет-отношений

Субъектный состав общественных отношений, возникающих в связи с использованием Сети, строго говоря, слабо кореллируется с теми видами субъектов правоотношений, которые зафиксированы в национальных законодательных системах. В Интернете не является «критичным», является ли пользователь Сети физическим или юридическим лицом, либо зарегистрирован ли оператор сетевых услуг в качестве налогоплательщика. Предстоит серьезная работа по описанию субъектов соответствующих отношений в терминах действующего гражданского (административного, налогового) законодательства и закреплению (уточнению) правового статуса операторов сетевых услуг (в частности, операторов доступа к Сети), пользователей Сети (в том числе как потребителей сетевых услуг), и т.д. Как возможность анонимного использования, так и обязательность индивидуализации субъектов сетевой деятельности должны иметь четкие границы регулирования. При этом должны учитываться реально используемые способы индивидуализации, не сводимые только к применению ЭЦП, но и связанные с использованием индивидуальных паролей, применением кредитных карточек, платежных технологий на базе мобильных телефонных устройств и т.п.

3. Предметный состав интернет-отношений

В Интернете появились и постепенно вовлекаются в хозяйственный (гражданско-правовой) оборот различные новые, прежде неизвестные объекты. Часть из них можно, хотя бы по аналогии, соотнести с теми или иными существующими объектами регулирования (например, доменные адреса — со средствами индивидуализации), часть из них представляют сложные, комплексные объекты с множественными составными элементами, разнородными по своему правовому статусу (например, веб-сайты). Очевидно, особенности правового статуса таких новых объектов должны быть корректно отражены в соответствующих специальных законодательных актах.

4. Информация как особый объект гражданских прав

Гражданский кодекс Российской Федерации рассматривает информацию как отдельный объект гражданских прав, впрочем, не раскрывая детально это положение. Действующее законодательство об информации и информатизации, вопреки принципам ГК, распространяет на информацию режим вещных (имущественных) прав, приравнивая ее к имуществу. К тому же под регулирование такого законодательства подпадает фактически только документированная информация, что неоправданно сужает сферу регулирования. При этом разнообразие и разнородность информационных объектов (услуг, продуктов), размещаемых или передаваемых в Сети подтверждают срочную необходимость урегулирования правового режима содержательной информации в Третьей части ГК (наряду с уточнением связанных с Интернетом аспектов охраны исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности). Исходя из общемировой практики, правомерно говорить о «собственности» на информационные объекты, но убьем и содержание понятия «собственность (на информацию)» коренным образом отличается как от «интеллектуальной собственности» (соответствующей формальным, но не содержательным элементам информационных объектов), равно как от «права собственности» как одного из вещных прав.

5. Охрана объектов интеллектуальной собственности в Сети

Простота копирования объектов авторских и иных прав, размещаемых в Интернете, равно как и сложность осуществления их охраны в условиях «трансграничности» Сети и отсутствия отработанных практических методов применения норм действующего права с необходимостью требуют как скорейшей унификации действенных способов охраны на международно-правовом уровне, так и, возможно, частичного изменения подходов к срокам и общему охраны. В частности, рядом специалистов предлагается сокращение срока охраны имущественных прав на объекты интеллектуальной собственности (при неизменности принципов охраны личных неимущественных прав) с ужесточением ответственности за нарушение таких прав в течение такого сокращенного срока.

6. Рассмотрение споров и применимость доказательств

Развитие деятельности в Интернете, в том числе хозяйственной, порождает различные споры между участниками соответствующих отношений. В свою очередь, разрешение споров, связанных с Интернетом, вызывает необходимость пересмотра или уточнения ряда процессуальных принципов, например, связанных с допустимостью совершения процессуальных действий с применением интернет-технологий, а также с применимостью тех доказательств «сетевых» юридических фактов (событий), которые перестают существовать «в материальной форме» к моменту рассмотрения дела. Очевидно, для более эффективного рассмотрения споров с «сетевой спецификой» должны шире применяться внесудебные способы, в том числе примирительные процедуры и специализированные третейские суды, а в ряде случаев — административные процедуры.

Отмеченные выше проблемы развития интернет-законодательства, к сожалению, не имеют отражения в реальной российской законотворческой практике. Отсутствие координации законодательного процесса, отсутствие внятно провозглашенной государственной политики по использованию Сети в нашей стране, приводят лишь к появлению многочисленных проектов, противоречащих друг другу и действующим правовым актам и не имеющих шансов на эффективное применение в будущем.

Право и Интернет: общие вопросы

Статьи и комментарии

Предисловие к изданию «Интернет-право : учебник и практикум для бакалавриата и магиcтратуры» / В. В. Архипов. — М. : Издательство Юрайт, 2016. — 249 с.

Авторефераты и книги

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

автореферат на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Презентации и интервью

Интервью журналу «Новости СМИ», июнь 2011 года

XI Международная конференция Право и Интернет 24 ноября 2009 года, Москва

Социально-экономический Форум. Информационное общество 2-3 июля 2009 года, Тверь

Конференция «Регулирование содержания СМИ и телекоммуникаций» Центр «Права и СМИ» Ф-т журналистики МГУ, Москва

Законодательство

(в ред. Федеральных законов от 01.12.2007 N 318-ФЗ, от 30.06.2008 N 104-ФЗ, от 08.11.2008 N 201-ФЗ, от 21.02.2010 N 13-ФЗ, от 24.02.2010 N 17-ФЗ, от 04.10.2010 N 259-ФЗ, от 08.12.2011 N 422-ФЗ)

(ред. от 28.07.2012)

Указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2004 года N 611 (в ред. Указов Президента РФ от 22.03.2005 N 329, от 03.03.2006 N 175)

Поставить блог

Если разработчики робота предложат техническое решение по подсчету подписчиков популярных блогов, то его в Роскомнадзоре примут во внимание.

Причем этот механизм подсчета должен быть независим от каких-либо интернет-ресурсов и площадок, считают в ведомстве. Хотя с самими интернет-площадками Роскомнадзор намерен начать консультации по исполнению нового закона уже в самое ближайшее время. График консультаций будет озвучен после майских праздников, пообещали в ведомстве.

Отметим, что пока в Роскомнадзоре планируют пригласить к обсуждению непосредственно представителей интернет-отрасли. А вот блогерам придется подождать. Причина простая: пока еще не уточнен порядок их регистрации в реестре и некоторые другие вопросы, весьма интересующие российскую блогосферу по исполнению этого закона. Но как только будет ясность, служба намерена начать работу и с ними.

Роскомнадзор обязан теперь следить за контентом популярных блогов. Методику определения количества пользователей ведомство разработает в ближайший месяц. На ее основе служба будет включать популярных блогеров в реестр, гласит закон. И направлять хостинг-провайдеру просьбу передать данные о блогере, чтобы его идентифицировать. Провайдер обязан по закону предоставить эту информацию в течение трех дней. Основываясь на ней, Роскомнадзор уведомит блогера о его популярности и включении в реестр. Если три месяца подряд число пользователей у блогера составляет менее 3 тысяч посетителей в сутки, то он имеет право подать заявление с просьбой исключить его из реестра. А если полгода страничка закрыта, то она выбывает из списка популярных автоматически.

Владелец сайта или страницы, куда в сутки заходит более трех тысяч оригинальных пользователей, обязан следить не только за своим «словом», но и модерировать отзывы читателей, чтобы там не было призывов к террористическим и экстремистским действиям, разглашения гостайны, порнографии, пропаганды культа насилия и жестокости, нецензурной брани. При этом владельцы сайтов, зарегистрированных как СМИ, не являются блогерами. А на блогеров не распространяются права и требования, предъявляемые к СМИ.

Владелец странички, который получил юрстатус блогера, по этому закону обязан убирать недостоверные данные с нее «незамедлительно». Сплетни о любовных похождения соседа тоже нужно будет «чистить»: нельзя допускать распространения информации о частной жизни граждан с нарушением закона. Рекламировать кандидатов во время дня тишины на выборах или навязывать свое мнение при проведении референдума тоже запрещено. Дезинформировать и очернять деловых партнеров закон тоже «не велит».

Блогеры имеют право распространять информацию, которая не нарушает закон, писать как под своей фамилией, так и под псевдонимом. Можно размещать ссылки на тексты других пользователей, если те не нарушают закон. Блогерам разрешено и зарабатывать на рекламе. При этом владелец страницы обязан на своем сайте указать свои данные, имя и фамилию, а также электронный адрес для того, чтобы ему можно было направлять юридически значимую информацию.

Если блогер нарушает закон, то его ресурс может быть заблокирован. И он может заплатить штраф от десяти до тридцати тысяч рублей за предоставление и распространение ложных сведений. Повторное нарушение будет стоить пятьдесят тысяч рублей.

«РГ» также публикует сегодня и закон о запрете нецензурной брани в произведениях литературы, искусства, СМИ, концертах, театральных постановках, при показе фильмов в кинотеатрах. За его нарушение предусмотрен штраф от двух до пяти тысяч рублей для физлиц. Должностные лица должны будут заплатить от четырех до пяти тысяч рублей. Юридическим же грозит штраф от сорока до пятидесяти тысяч. А распространение аудио- и видеопродукции с нецензурной бранью, без предупреждения на упаковке, будет караться рублем по той же градации штрафов.

До вступления в силу закона о блогерах (1 августа 2014 года) «Российская газета» проведет «Горячую линию» с Роскомнадзором. Ближе к этой дате «РГ» уточнит время ее проведения и пригласит читателей поучаствовать в обсуждении применения закона, а также задать свои вопросы.

Интернет-право: актуальность, законодательный фундамент, возможность применения.

В настоящее время информационные технологии клином вбиваются в жизнь каждого жителя нашей планеты, к тому же этому способствует, применительно к нашему государству, проводимая руководством программа модернизации страны.[1]Из всего этого следует, что эра правления высоких технологий не за горами, а задатки для её построения видны уже сегодня. Рост информационных технологий служит толчком к развитию законотворческой деятельности уполномоченных на то органов. Но какая же отрасль права сможет послужить регулятором общественных отношений, возникающих в области высоких технологий? В настоящее время, по мнению известного учёного Рассолова И.М., принято называть эту совокупность норм права отраслью интернет-права.[2]Обозначив сравнительно новую отрасль для российского законодательства, сразу же возникает масса вопросов по поводу характера регулирования отношений в сети, ответственности за несоблюдение обязательств, совершения преступлений, а также поиску путей обхода коллизий и пробелов в сфере интернет-отношений.

Помимо всего этого отрасль имеет очень специфический характер, соединяя в себе нормы сразу нескольких отраслей права. Так, по мнению американского юриста Роберта Дж. Амброги, интернет-право — это динамичная, гибкая и неизведанная сфера юридической практики, границы которой ещё предстоит определить. В настоящее время это даже трудно назвать отраслью права — это скорее смесь теории и практики из интеллектуальной собственности, гражданских прав и свобод, деликтного, имущественного, уголовного, телекоммуникационного, коммерческого, международного торгового и частного права.[3]

Вопрос об определении предмета правового регулирования остаётся довольно острым в юридической науке. Представляется наиболее чёткой формулировка профессора Астамура Тедеева, который считает, что предметом правового регулирования интернет-права должны выступать общественные отношения, формирующиеся в процессе электронной деятельности, осуществляемой в информационной среде. [4] Предмет «зарождающейся» отрасли интернет-права определить сложно, зачастую он выглядит «размытым» из-за включения в него норм иных отраслей. Отличительной же чертой предмета является информационное оформление отношений, независимо от их характера( уголовно-правовой, гражданско-правовой и тд.), учёт именно тех нюансов, которые могут быть порождены существованием в специфичной для права интернет-среде.

Важно отметить наличие особого метода правового регулирования в сфере интернет-отношений. Наиболее распространена точка зрения, согласно которой метод определяется, исходя из субъектного состава правоотношения, который весьма разнообразен. Так, Рассолов И.М. выделяет следующие «субъектные связи»:

1)между разработчиками трансграничных информационных сетей и их партнерами, которые находятся в договорных отношениях;

2)между специалистами, производящими и распространяющими информацию в Интернете;

3)между последними и специалистами, предоставляющими различные услуги;

4)между перечисленными выше субъектами и потребителями информации в Интернете;

5)между гражданами, организациями, фирмами и иными потребителями;

6)между провайдерами (операторами) и Минсвязи РФ, выдающим лицензию на оказание онлайн-услуг;

7)между провайдерами (операторами) и пользователями (клиентами) сетями для своих собственных нужд;[5]

Исходя из этого можно сделать вывод: интернет-отношения обладают смешанным методом правового регулирования, объединяя в себе как черты диспозитивного, так и императивного. Говоря о преобладании части того или иного метода, можно отметить превалирование диспозитивного над императивным только потому, что интернет-право унаследовало большинство принципов гражданского, то есть частного, «свободного» права, что придаёт интернет-отношениям договорной и относительно открытый характер регулирования. Говоря об императивном методе нельзя не отметить наличие принципа: «Всё, что не разрешено, запрещено». Императивный метод действует, как правило, при участии в правоотношении государственного элемента со своими полномочиями в сфере разрешения интернет-конфликтов и иных онлайн-отношений.

Несмотря на то, что интернет право в целом отрасль очень молодая, для неё характерно большое количество коллизий и пробелов, что даёт мошенникам возможность совершить то или иное противоправное действие. Я считаю, что сейчас особо остро стоит вопрос о нарушении авторских и смежных с ним прав в глобальной сети интернет. Данные правовые отношения регулируются как международным, так и действующим российским законодательством: Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений, Парижский акт от 24 июля 1971 г. (с изм. от 1979 г.) — Российская Федерация участвует с 1995 г.; Всемирная конвенция об авторском праве, подписанная в Женеве в 1952 г., — СССР присоединился в 1973 г.; Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм, подписанная в Женеве в 1971 г.,[6] — Российская Федерация участвует с 1995 г.; Международная конвенция об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций (Римская конвенция 1961 г.)[7] — Российская Федерация участвует с 2003 г.; Гражданский кодекс РФ и др. Нельзя обойти стороной и зарубежное законодательство, а именно : Европейский законопроект ACTA[8]и Stop online piracy act(SOPA), вызвавшие очень много негодований и сомнений у мировых корпораций.[9] Из всего этого можно сделать вывод: фундамент законодательной базы в сфере интернет права заложен, осталось лишь грамотно подойти к вопросу о его развитии, а также контролю уполномоченными органами за исполнением правовых норм. Интернет право — сложная отрасль, включающая в себя множество других, так называемая отрасль — суррогат, но её отличительной чертой является то, что отрасль интернет права нельзя причислить к «мёртвым» отраслям, нормы которой лишены всякого регулирующего смысла.

Сегодня в Интернете можно найти практически любые книги, статьи, аудио- и видеозаписи, а также другие материалы, размещенные с нарушением исключительных прав их создателей. Правонарушения в этой области представлены в следующих формах:

1)преобразование произведения в электронную версию и последующее размещение на сайте Интернета без согласия на это автора;

2)копирование материалов сайта для дальнейшего их распространения в реальном мире или размещения на другом сайте без ведома и согласия на это автора материалов;

3)незаконное извлечение прибыли лицами, не являющимися правообладателями;

4)распространение ложных и порочащих честь и достоинство граждан информации;

5)массовый призыв к насилию, терроризму, экстремизму;

Если авторские права на произведение, опубликованное в реальном мире, нарушены путем копирования и размещения данного произведения на сайте без согласия на это автора, ему достаточно при обращении в суд доказать факт незаконного размещения произведения. Доказывание авторства при этом не вызовет каких-либо трудностей.

Рассмотрим механизмы защиты права в интернете, опираясь на Отечественное законодательство, а именно- Гражданский кодекс РФ. В соответствии со ст. 1270 и 1280 ГК РФ воспроизведение баз данных путем копирования для личных целей не допускается без согласия автора и без выплаты вознаграждения. Исключение составляют случаи, если копию делает законный обладатель базы данных для собственного пользования. Следовательно, копирование материалов с сайта — это нарушение имущественных прав автора сайта, к которым в соответствии со ст. 1270 ГК относится воспроизведение базы данных, распространение, модификация и другое использование. Воспроизведение части сайта, являющейся самостоятельным произведением, охраняемым авторским правом (в силу ст. 1259 ГК РФ), является нарушением имущественных прав автора. Можно сделать вывод, что копирование сайта (совокупности авторских статей) и дальнейшее использование копии является нарушением и прав автора сайта, и прав автора статьи.

Это положение подтверждает Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2006 г. N 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторских и смежных правах».[10] Так, п. 25 Постановления определяет, что размещение объектов авторского права и (или) смежных прав в телекоммуникационных сетях, в частности в сети Интернет, является использованием данных объектов, если по инициативе лица, совершившего запись, неопределенный круг лиц получает доступ к этому произведению или объекту смежных прав. Созданные (полученные) в результате такого использования экземпляры произведений или объектов смежных прав с нарушением главы 70 Гражданского кодекса Российской Федерации являются контрафактными. Лица, осуществившие подобные действия, признаются нарушителями авторского права и (или) смежных прав. К указанным лицам могут быть отнесены, в частности, владельцы сайта, на котором были размещены контрафактные произведения или объекты смежных прав.[11] В случае нарушения прав правообладатели в силу ст. 1252, ст. 1253, ст. 1301 и ст. 1311 Гражданского кодекса Российской Федерации могут требовать:

1) признания прав;

2) пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения,

3) о возмещении убытков

4) об изъятии материального носителя в соответствии с пунктом 5 настоящей статьи — к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю;

5) о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя — к нарушителю исключительного права.

Важно отметить наличие регулятивной силы у норм российского и международного законодательства в отношении норм о защите авторских прав в сети. Известен целый ряд примеров о защите авторских прав в сети интернет, закончившихся удовлетворением исков.

Примером может стать выдержка из Постановления Кассационной инстанции, оставившей прежнее решение суда в силе в полном объёме: «С ООО «Рамблер Интернет Холдинг» в пользу ООО «Первое Музыкальное издательство» взысканы 50 000 рублей компенсации, расходы по государственной пошлине по иску в сумме 3 500 рублей, по апелляционной жалобе в сумме 1 000 рублей.

Сумма взыскиваемой с ответчика компенсации уменьшена судом в соответствии со статьей 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации. Полагая исковые требования подлежащими удовлетворению, суд исходил из того, что ООО «Рамблер Интернет Холдинг» является администратором домена, расположенного в сети Интернет по адресу: www.rambler.ru. На основании лицензионного соглашения ответчик обеспечивает пользователю доступ к разнообразным материалам, находящимся на его сайтах. Согласно регламенту сервиса пользователю должно принадлежать право на видеоматериалы, которые он размещает на сайте. Ответчик, являющийся владельцем сервиса, имеет право без предупреждения удалять видеоматериалы и комментарии, нарушающие условия данного регламента, а также блокировать доступ пользователя к сервису. Ответчик не представил доказательств того, что видеоклип «Капитал» был размещен на сайте каким-либо пользователем, к которому должны быть предъявлены исковые требования относительно нарушения авторских прав. По своей правовой природе размещение информации на каком-либо посещаемом Интернет-сайте является иным способом распространения сведений. Любая информация, размещенная на сайте www.rambler.ru, может быть доступна неограниченному кругу пользователей.

Суд пришел к выводу, что в данном случае имеет место использование произведения путем доведения его до всеобщего сведения таким образом, что любое лицо может получить доступ к произведению из любого места и в любое время по собственному выбору. Постановил: постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01 февраля 2010 года № 09АП-26277/2009-ГК по делу Арбитражного суда города Москвы № А40-89751/09-51-773 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения. Председательствующий-судья: О. И. Комарова Судьи Э. Г. Хомяков Л. В. Бусарова».[12]

Подходя к вопросу об исполнении норм права в интернете важно понимать, что нормы авторского права, как и любого другого, должны быть максимально реализованы и защищены от посягательств. Из-за довольно сложной структурированной системы предотвращения правонарушений, а также порядка наложения санкций на правонарушителя, этот вопрос, как я думаю, должен быть отдан под юрисдикцию отдельных органов или комитетов, специализирующихся на борьбе с правонарушениями в области глобальной сети.

Применительно к России важно отметить, что законодательство в сфере регулирования интернет-отношений, а также интернет-надзора уполномоченных на то органов, довольно динамично развивается, а именно, в 2011 году было предложено передать полномочия правоохранительным органам по обеспечению контроля за интернет-ресурсом, но предложения были отклонены. В частности, министр МВД Рашид Нургалиев отметил следующее: «Это глупость, и никто этого вводить не собирается»,- сказал Нургалиев, отвечая на вопрос журналистов информационных агентств об отношении к фейс-контролю в интернете».[13]Точка зрения министра представляется справедливой, поскольку, при условии построения правового и демократического государства, гражданам, в соответствии с ФЗ «О персональных данных»,а именно п.1. ст.9. гарантируется право «принятия решения о предоставлении его персональных данных и дачи согласия на их обработку свободно, своей волей и в своем интересе»[14],а также главным законом нашей страны «гарантируется свобода мысли и слова».[15]

Разумеется, право имеет свои границы, но этой границей является противоправное действие в сети, только тогда государственный элемент может быть задействован в интернет-отношениях, то есть использовать к субъектам свои властные полномочия, что и будет являться отражением наличия императивного метода в регулировании отношений в интернете. Для должного регулирования представляется верной следующий путь осуществления полномочий государственных структур: после выявления состава правонарушения штат сотрудников должен обеспечить уведомление правонарушителя о вызове в суд соответствующей юрисдикции в зависимости от характера нарушенной нормы и о привлечении его к той или иной ответственности(гражданско-правовой, уголовно-правовой и тд.) Также, на мой взгляд, необходима строгая фиксация интернет-материала,(видео, аудио или текстового) который, в будущем, будет составлять объект правонарушения и являться основанием для привлечения правонарушителя к юридической ответственности

Библиографический список

I) Литература

1) Ambrogi, Robert J.Chapter 12: Net Law: The Internet’s Rules of the Road //The essential guide to the best (and worst) legal sites on the Web — 2nd edition. — N.Y.: ALM Publishing, 2004.

2) Рассолов И. М. Право и интернет: Теоретические проблемы // Центр социальных научно-информационных исследований Социальные и гуманитарные науки : Реферативный журнал. — М.: ИНИОН РАН, 2004.

3) Тедеев А.А. Предмет информационного права в условиях интернета // Республиканский НИИ интеллектуальной собственности «Информационное право» : Журнал. — М., 2006.

II) Нормативные правовые акты

4) Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // Российская газета, 21.12.2009.

5) Федеральный закон РФ от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных».

6) Постановление Правительства РФ от 20 декабря 2002 г. N 908 «О присоединении Российской Федерации к Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций» // СЗ РФ. 2002. N 52. Ч. II. Ст. 5217.

7) Постановление Правительства РФ от 3 ноября 1994 г. N 1224 «О присоединении Российской Федерации к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений в редакции 1971 г., Всемирной конвенции об авторском праве в редакции 1971 г. и дополнительным протоколам 1 и 2, Конвенции 1971 г. об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм» // СЗ РФ. 1994.

8) Постановление Федерального Арбитражного суда Московского округа от 11.05.2010 № КГ-А40/3891-10.

9) Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 8.

III) Интернет-ресурсы

Мониторинг правоприменения

«Антипиратский закон» как иллюстрация системной проблемы правового регулирования сети Интернет

  • размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта
  • Печать

доцент кафедры теории и истории государства и права юридического факультета СПбГУ Архипов В.В.

Федеральный закон Российской Федерации от 02.07.2013 г. № 187-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях» (далее – Закон), за которым в сети Интернет уже закрепились разные звучные ярлыки – от «антипиратского закона» до «закона о произвольной блокировке интернет-ресурсов», явно напрашивается на звание самого резонансного нормативного правового акта лета 2013 года.

Закон уже не раз стал объектом внимания в СМИ и на самых разнообразных ресурсах WEB 2.0, так что его основные положения в целом можно считать известными. РИА НОВОСТИ предлагает читателям удобное графическое описание алгоритма ограничения доступа к материалам, распространяемым с нарушением авторских прав. Достоинства и недостатки (преимущественно недостатки) начали обсуждаться в профессиональной блогосфере на ресурсах «Закон.Ру» (например, здесь) и «Право.Ру» (например, здесь). На сайте «Российской общественной инициативы» идет сбор подписей для отмены Закона.

Вместе с тем, едва ли Закон как таковой можно считать неожиданным – он вполне вписывается в современные тенденции развития правового регулирования отношений в сети Интернет, причем не только в России, но и на международном уровне. В условиях текущей парадигмы защиты авторских прав (сложившейся, стоит отметить, задолго до цифровой эпохи), принятие такого нормативного акта закономерно, несмотря на все то, что может восприниматься пользователями, привыкшими считать Интернет новым, свободным от государственного вмешательства пространством, как несуразность.
Тем более, что в недавней арбитражной практике уже не раз появлялся намек на скорое появление такого закона – в деле № А56-57884/2010 (Определение об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ от 07.11.2012 г.) по иску ЗАО «С.Б.А. Мьюзик Паблишинг» против ООО «В Контакте» еще раз был подтвержден уже сложившийся на практике подход к вопросу о пределах ответственности информационных посредников. Оптимистов, знакомящихся с текстом Закона, может порадовать то, что данный вполне сбалансированный подход был в нем воспроизведен.

Проблема, однако, в том, что другие поводы для радости найти сложно. Оставив в стороне уже не раз обсуждавшиеся вопросы эффективности блокировки сайтов, а также подсудность дел Московскому городскому суду вкупе с самой возможностью наложения предварительных обеспечительных мер по данной категории споров, заострим внимание на трех проблемных моментах, которые частично уже звучали в СМИ, но явно не получили должного внимания.

1. Отсутствие обязательного досудебного порядка разрешения споров. Вариант решения проблемы ответственности информационных посредников, содержащийся в Законе и ранее отраженный в арбитражной практике, во многом следует за моделью американского Акта о защите авторских прав в цифровую эпоху (Digital Millenium Copyright Act, DMCA) 1998 г. Вместе с тем, из практики применения DMCA следует, что до обращения в суд за соответствующим судебным запретом (injunction) правообладатель должен направить предполагаемому нарушителю письмо о прекращении противоправных действий (cease and desist letter), и только потом, если такое требование останется без удовлетворения, инициировать полноценный процесс. Такая разумная практика, позволяющая, кстати, разгрузить суды и органы исполнительной власти, распространена и в Европе. В Российской Федерации, однако, теперь ясно, что правообладатель может сразу обратиться в суд. В интернет-среде на этот недостаток Закона обратила внимание, в частности, компания «Яндекс». Самое любопытное в связи с этим то, что Закон, естественно, никак не различает российские и зарубежные интернет-сайты, отечественных и иностранных правообладателей. Удивительным последствием Закона могут стать поиски «удобного» суда (forum shopping) в спорах, например, между двумя зарубежными правообладателями, и вовсе не связанными с Россией. Используя положения Закона, один из таких потенциальных заявителей теоретически может теперь добиться блокировки какого-либо сайта (пусть и на территории России) для целей давления на конкурента.

2. Предъявление требований о защите интеллектуальных прав к информационному посреднику. Согласно п. 4 новой ст. 1253.1 ГК РФ, введенной законом, к информационному посреднику, который в соответствии с настоящей статьей не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав, могут быть предъявлены требования о защите интеллектуальных прав (п. 1 ст. 1250, п. 1 ст. 1251, п. 1 ст. 1252 ГК РФ), не связанные с применением мер гражданско-правовой ответственности, в том числе об удалении информации, нарушающей исключительные права, или об ограничении доступа к ней. В связи с этим пунктом опасения вызывает неопределенность понятий, используемых в части четвертой ГК РФ, применительно к современным информационным технологиям. Так, уже само понятие «ограничение доступа [к информации]» при расширительном толковании может подразумевать ни много ни мало, ту же самую блокировку интернет-ресурса. Аналогичный риск прослеживается и в отношении пдп. 2 п. 1 ст. 1252, допускающий предъявление требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Кстати, открыт вопрос о том, какие действия информационного посредника могут «создавать угрозу нарушения» интеллектуального права. А еще п. 1 ст. 1252 содержит пдп. 4, допускающий предъявление требования об изъятии материального носителя в соответствии с п. 5 данной статьи – к его изготовителю, импортеру, хранителю и прочим лицам. П. 5 ст. 1252 определяет такой носитель как оборудование (сервер?), прочие устройства и материалы, главным образом используемые или предназначенные для совершения соответствующих нарушений.

3. Термин «информация, необходимая для его [материала, нарушающего интеллектуальные права] получения». В нескольких статьях, которыми дополняется российское законодательство в соответствии с Законом, говорится не только о фильмах, в том числе кинофильмах и телефильмах, которые распространяются без законного основания, но об информации, необходимой для их получения с использованием информационно-телекоммуникационных сетей. Что имел в виду законодатель? Вполне вероятно, по существу, речь идет о гиперссылках, позволяющих перейти на «пиратский» ресурс и иных аналогичных элементах сетевой инфраструктуры. Такие гиперссылки, очевидно, могут размещаться не только злоумышленниками, стремящимися распространить нелегальный контент, но и автоматически поисковыми системами. С одной стороны, в Российской Федерации было замечательное арбитражное дело А40-129682/11-51-1169 (Определение об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ от 24.02.2013 г.) по иску ООО «Издательство «Эксмо» против ООО «Яндекс» в связи с тем, что поисковый механизм последнего индексировал часть нелегально распространенного текста произведения автора Марины Серовой в объеме примерно 1/3300. Суд справедливо решил, что отрывок в таком объеме не несет самостоятельной смысловой нагрузки и ценности в отрыве от контекста и не составляет нарушения исключительных прав. Однако, пусть у этого случая похожая логика, но то, что такая ссылка не нарушает исключительных прав, не означает, что она как раз не может составлять «информацию, необходимую для получения» нелегального контента. Да, и кстати, речь в Законе идет о фильмах. А что если ссылка на пиратский ресурс будет размещена пользователем Twitter? Может ли дело дойти до блокировки этого сервиса, активно используемого, собственно, и органами власти Российской Федерации?
Рассматривая спорные аспекты данного нормативного правового акта, сложно избежать и более широкого контекста. Проблема, иллюстрацией которой служит Закон, на мой взгляд, выходит далеко за рамки защиты интеллектуальных прав на фильмы. Это системная проблема правового регулирования сети Интернет, которая свойственна на данный момент не только России, но и многим странам мира. Гарвардский профессор Лоренс Лессиг, которого можно по праву считать основателем интернет-права (или «киберправа») как самостоятельного направления юридических исследований, в свое время отмечал, что у любых отношений есть четыре регулятора – право, мораль, рынок и архитектура. Если первые два в большей или меньшей степени государством используются, то рыночные средства применяются редко, а архитектурные особенности сетевой инфраструктуры не только не берутся в качестве основного объекта изменений, но и редко просто принимаются во внимание.
Интернет как таковой изменил формат отношений, связанных с интеллектуальной собственностью. Но у глобальной сети уже есть своя история, и те средства, которые были относительно работоспособными в прямолинейном формате WEB 1.0, едва ли будут одинаково эффективным в формате WEB 2.0, открывшем миру невиданный ранее размах оборота пользовательского контента и технологической интеграции юридически отделенных друг от друга интернет-сервисов. Может быть, эффективнее норм, нацеленных на запреты и ограничения, будут позитивные действия по созданию адекватной инфраструктуры? Ведь, например, число пользователей продукции Apple, осуществляющей фильтрацию контента в своих электронных магазинах, использующих в данных «архитектурных» условиях только легальный контент, согласно различным источникам, значительно выше, чем недобросовестных пользователей.

Авторский комментарий эксперта может не совпадать с официальными позициями проекта «Мониторинг правоприменения» и Санкт-Петербургского государственного университета.

Еще по теме:

  • Уменьшение суммы алиментов при рождении второго ребенка Снижение размера алиментов в связи с рождением второго ребенка, подача заявления Доброго времени суток! Состою в браке, муж платит 25% алиментов на ребенка от первого брака (ребенку 14 […]
  • Как найти айфон если он выключен и его украли Как найти айфон, если он выключен Поиск выключенного iPhone – задача не самая простая, но реализуемая. Ознакомившись с нижеизложенной информацией, вы узнаете, как найти Айфон, если он […]
  • Субъект ст 307 ук рф Статья 307. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод 1. Заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание […]
  • Фз о регистрации прав на недвижимое имущество консультант Фз о регистрации прав на недвижимое имущество консультант Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве […]
  • Юридические источники семейного права тесты Тест. Тест по теме "Семейное право" Учащиеся должны знать, понимать основные понятия, виды, способы создания семьи. Основные источники и нормативные акты. Список вопросов теста Что служит […]