Комментарий статья 3302 ук рф

Рубрики Публикации

Статья 317. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа

Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего, а равно их близких в целях воспрепятствования законной деятельности указанных лиц по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности либо из мести за такую деятельность —

наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью.

Комментарий к Ст. 317 УК РФ

1. Общественная опасность преступления состоит в том, что оно посягает на нормальную деятельность сотрудников правоохранительных органов и их жизнь в целях воспрепятствования их деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Потерпевшими от посягательства являются сотрудники правоохранительных органов (МВД России, ФСБ России, таможенных органов, ФСО России и др.), которые постоянно или временно исполняют обязанности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, военнослужащие (проходящие службу в Вооруженных Силах РФ, других войсках, например во внутренних войсках МВД России), а равно их близкие. К последним относятся родители, супруг, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, а также иные лица, жизнь, здоровье и благополучие которых в силу сложившихся жизненных обстоятельств дороги потерпевшему (п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1).

Лица, производящие дознание, следователи, прокуроры, судьи, поскольку они не выполняют указанных в комментируемой статье обязанностей, не могут быть потерпевшими от данного преступления. Посягательство на их жизнь квалифицируется по ст. 295 УК.

2. Объективная сторона преступления состоит в посягательстве на жизнь названных в законе лиц. Под этим понимается убийство либо покушение на убийство. В первом случае должна наступить смерть потерпевшего, во втором этого не требуется, однако в обоих случаях имеется оконченное преступление. Оба варианта квалифицируются только по комментируемой статье. Угроза убийством или неосторожное лишение жизни названных в комментируемой статье лиц квалифицируется не по данной норме, а по ст. ст. 109 либо 318 УК.

Преступление совершается, чтобы воспрепятствовать деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. К таковой относится в первую очередь деятельность, направленная на борьбу с преступностью, предупреждение и пресечение правонарушений (патрулирование, поддержание порядка во время массовых мероприятий, стихийных бедствий, контроль за соблюдением правил паспортной системы и т.п.) и деятельность по защите жизненно важных интересов отдельных граждан и общества от различных угроз (помощь лицам, находящимся в беспомощном состоянии, контроль за соблюдением правил обращения с радиоактивными материалами, ядовитыми, взрывчатыми веществами и т.п.).

Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего и их близких, совершенное при выполнении ими иных обязанностей (например, при конвоировании осужденного), квалифицируется по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК (либо по ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 105).

Деятельность, которой воспрепятствует преступник, должна быть законной. Посягательство на жизнь в связи с незаконной деятельностью решается с учетом обстоятельств дела, а также с соблюдением ст. ст. 37 — 39 УК (см. комментарий к этим статьям). Посягательство на жизнь может быть совершено как до выполнения потерпевшим обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, так и во время либо после их выполнения.

Посягательство на жизнь нескольких представителей власти, совершенное с одной целью, в одном месте, одновременно, образует одно преступление и квалифицируется по одной комментируемой статье .
———————————
БВС РФ. 2008. N 11. С. 6.

Приготовительные действия к убийству названных потерпевших (приобретение оружия) не охватываются понятием «посягательство» и квалифицируются по ст. 30 и комментируемой статье.

3. Субъективная сторона преступления — прямой умысел. Лицо осознает общественно опасный характер посягательства и то, что его действия направлены против сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего (их близких) именно в связи с указанной в УК целью или мотивом, и желает их совершить. При убийстве необходимо установить также отношение лица к преступным последствиям. Обязательными признаками субъективной стороны альтернативно являются цель преступления (воспрепятствование законной деятельности указанных лиц по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности — стремление прекратить, изменить такую деятельность в настоящее время или в будущем) либо мотив (месть за такую деятельность — за уже выполненные действия). При отсутствии таковых содеянное следует квалифицировать как преступление против личности.

4. Субъект преступления — вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершившие рассматриваемое преступление, отвечают за преступления против личности.

Статья 351. Нарушение правил полетов или подготовки к ним

Нарушение правил полетов или подготовки к ним либо иных правил эксплуатации военных летательных аппаратов, повлекшее по неосторожности смерть человека либо иные тяжкие последствия, —

наказывается лишением свободы на срок до семи лет.

Комментарий к Ст. 351 УК РФ

1. Непосредственным объектом преступления является безопасность полетов военных летательных аппаратов, подготовка к полетам (аэродрома, экипажа, летательного аппарата, службы безопасности обеспечения полетов) и безопасное соблюдение иных правил эксплуатации летательных военных аппаратов.

Преступление, предусмотренное комментируемой статьей, относится к преступлениям средней тяжести.

Предмет преступления — военные летательные аппараты, т.е. все находящиеся на вооружении армии и других войск самолеты, вертолеты и иные летательные аппараты, которые сконструированы для полета в атмосфере и космосе под воздействием входящей в устройство силовой установки: это все типы пилотируемых и беспилотных средств (самолеты, вертолеты, дирижабли, космические корабли и т.п.), летательные аппараты, поддающиеся управлению во время полета.

3. Объективная сторона преступления выражается в нарушении правил полетов или подготовки к ним либо иных правил эксплуатации военных летательных аппаратов. Нарушение правил — это совершение действия (бездействия), противоречащего правилам полета, подготовки к полету или иным правилам эксплуатации военных летательных аппаратов.

Нарушения правил полетов связаны с нарушениями пилотирования летательных аппаратов, а нарушения правил подготовки к полетам — с невыполнением или ошибками в выполнении правил подготовки и допуска к полету членов экипажа либо нарушением правил подготовки к вылету самой машины. Подготовка летательного аппарата к полету — совокупность мер, выполняемых техническим и летным составом экипажа и всеми службами аэропорта в целях обеспечения безаварийного полета летательного аппарата на весь период выполнения задания (полета).

К иным правилам эксплуатации относят заправку самолета топливом, обеспечение боеприпасами, средствами тушения пожара, укомплектование штатными принадлежностями и другие меры, совершение которых предписано соответствующими нормативными актами о подготовке летательного аппарата к полету.

В качестве нарушений указанных правил полета, подготовки к полету и иных правил эксплуатации могут быть допуск к полету в сложных метеорологических условиях неподготовленного экипажа, неверная информация о метеорологической обстановке в районе предстоящего полета, нарушение командиром корабля высоты полета (коридора), ошибка штурмана в определении места нахождения самолета, заправка летательного аппарата некачественным топливом и др.

Выполнение военнослужащими обязанностей по обеспечению полета, подготовки к полету или иных правил эксплуатации, обеспечивающих безопасность полета летательного аппарата, в большей части фиксируется в соответствующих документах и докладывается руководителю полета.

Последствия преступления — это смерть человека или иные тяжкие последствия. Иные тяжкие последствия носят оценочный характер (например, гибель летательного аппарата, причинение крупного материального вреда наземным объектам и сооружениям, срыв выполнения боевого задания). При оценке тяжести последствий следует учитывать степень отрицательного влияния вреда на боеспособность и боеготовность части, продолжительность времени, требуемого на устранение последствий, а также затраты на восстановление боеспособности части или летательного аппарата.

Обязательным признаком преступления является причинная связь между допущенным нарушением правил полета или подготовки к нему или иных правил эксплуатации военного летательного аппарата и фактическим наступлением последствий, указанных в комментируемой статье УК.

Акт комиссии по расследованию авиационных происшествий и заключения о причинах происшествия не освобождает правоприменительные органы от установления наличия причинной связи между допущенным нарушением правил полета, подготовки к нему и иных правил эксплуатации летательного аппарата в порядке, установленном УПК. Заключение экспертов может полностью совпадать с выводами комиссии, не совпадать частично или полностью. В последнем случае суд обязан установить причины допущения ошибок комиссией по расследованию авиационного происшествия.

Преступление считается оконченным с момента наступления указанных последствий.

3. Субъект преступления — специальный: военнослужащий, осуществляющий полет, подготовку к полетам либо эксплуатацию летательных аппаратов.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется неосторожной формой вины в виде легкомыслия или небрежности.

При легкомыслии военнослужащий предвидит возможность наступления последствий своих действий, но без достаточных оснований самонадеянно рассчитывает на объективно не способные меры предотвратить наступление этих последствий. При небрежности лицо не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть.

Комментарий статья 3302 ук рф

Уголовный кодекс РФ в последней редакции:

Статья 330.2 УК РФ. Неисполнение обязанности по подаче уведомления о наличии у гражданина Российской Федерации гражданства (подданства) иностранного государства либо вида на жительство или иного действительного документа, подтверждающего право на его постоянное проживание в иностранном государстве

Неисполнение лицом установленной законодательством Российской Федерации обязанности по подаче в соответствующий территориальный орган федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, уведомления о наличии у гражданина Российской Федерации гражданства (подданства) иностранного государства либо вида на жительство или иного действительного документа, подтверждающего право на его постоянное проживание в иностранном государстве, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года либо обязательными работами на срок до четырехсот часов.

Вернуться к оглавлению : Уголовный кодекс РФ в последней редакции

Статья 54 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 54 Конституции РФ гласит:

1. Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

2. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Комментарий к Ст. 54 КРФ

1. Правила, содержащиеся в комментируемой статье, возводят на конституционный уровень гуманные нормы о действии закона во времени, которые до этого содержались только в уголовном законодательстве, а с принятием в 1980 г. Основ законодательства СССР и союзных республик об административных правонарушениях появились и в этой отрасли законодательства.

Для названных отраслей регламентирование действия законов во времени имеет особое значение, поскольку они касаются наиболее острых вопросов, нередко затрагивая основные права и свободы человека и гражданина, включая право на жизнь. Но нормы, закрепленные в комментируемой статье, имеют всеобщий характер и касаются любых законов, устанавливающих юридическую ответственность за правонарушения.

В гражданском законодательстве вопросы обратной силы закона часто решаются во вводных законах к гражданским кодексам. Так было при введении в действие ГК РСФСР 1922 г. и двух последующих гражданских кодексов.

ФЗ от 30 ноября 1994 г. «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (СЗ РФ. 1994. N 32. ст. 3302) также содержит ряд норм, касающихся обратной силы закона. В частности, в ст. 10 Закона содержится такое правило: «Установленные частью первой Кодекса сроки исковой давности применяются к тем искам, сроки предъявления которых, предусмотренные ранее действовавшим законодательством, не истекли до 1 января 1995 года», а в ст. 11 этого же Закона сказано: «Действие ст. 234 Кодекса (приобретательская давность) распространяется и на случаи, когда владение имуществом началось до 1 января 1995 года и продолжается в момент введения в действие части первой Кодекса».

Под законом, о котором говорится в комментируемой статье, имеется в виду федеральный закон, федеральный конституционный закон, а также закон субъекта Федерации. Применительно к уголовным и гражданским законам, в соответствии со ст. 71 Конституции, это могут быть законы, принятые только на федеральном уровне, а к законам о дисциплинарной и административной ответственности — также и на уровне законодательных органов субъектов Федерации (см. комм. к п. «о» ст. 71, п. «к» ст. 72).

Ответственность — это обязанность отвечать за противоправные действия (или бездействие), причинившие физический, материальный или моральный вред.

Комментируемая статья содержит требования, обязательные для всех отраслей права. Поэтому в тех случаях, когда соответствующий закон в необходимых случаях не регламентирует вопрос о времени его действия или отклоняется от требований конституционной нормы, она действует непосредственно.

Общим правилом для всех отраслей права является ответственность за совершенное правонарушение по закону, действующему в момент его совершения. Это значит, что закон принят в установленном порядке и вступил в законную силу. В соответствии с требованиями Конституции законы подлежат официальному опубликованию, а неопубликованные законы не применяются. Порядок опубликования и вступления в силу законов России определен ФЗ от 14 июня 1994 г. «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» (СЗ РФ. 1994. N 8. ст. 801).

Под законом, устанавливающим ответственность, понимается закон, которым вводится та или иная ответственность за правонарушение, до того не существовавшая.

Под законом, отягчающим ответственность, имеется в виду закон, устанавливающий более строгий вид ответственности (например, вместо административной — уголовную) либо более строгое наказание в рамках одного и того же вида ответственности (например, за нарушение трудовой дисциплины законом расширена возможность применения увольнения в качестве взыскания).

Под обратной силой закона следует понимать распространение нового закона на деяния, совершенные до его вступления в силу. Если закон обратной силы не имеет, это значит, что он не распространяется на деяния, совершенные до его вступления в силу. Комментируемые конституционные нормы носят общеобязательный характер и не допускают исключений. Это важно отметить, ибо в прошлом сплошь и рядом нарушались общепринятые принципы действия законов во времени. Это приводило к тому, что те или иные деяния объявлялись тяжкими преступлениями и им еще придавалась обратная сила.

Так, например, было с Постановлением Президиума ЦИК СССР от 21 ноября 1929 г. «Об объявлении вне закона должностных лиц — граждан Союза ССР за границей, перебежавших в лагерь врагов рабочего класса и крестьянства и отказывающихся вернуться в Союз ССР» (СЗ РФ. 1929. N 76. ст. 732). Этот Закон, известный как «Закон о невозвращенцах», рассматривал лиц, отказавшихся вернуться в СССР, как перебежчиков в лагерь врагов, квалифицировал их действия как измену, влекущую объявление вне закона, последствием чего были конфискация всего имущества осужденного и расстрел его через 24 часа после удостоверения личности. В ст. 6 было сказано: «Настоящий закон имеет обратную силу».

В начале 60-х годов недоумение юридической общественности вызвало придание уголовному закону обратной силы по делу о валютных операциях, совершенных Рокотовым и Файбишенко. В отношении них был применен закон, по которому за валютные операции допускалась смертная казнь, и они были расстреляны, хотя в момент совершения преступления санкция закона не содержала наказания ни в виде исключительной меры наказания — смертной казни, ни даже в виде предельного срока лишения свободы, установленного законом.

Положения, содержащиеся в ч. 1 комментируемой статьи, изложены в УК и КоАП в формулировках, отражающих специфические особенности этих отраслей законодательства. Так, в ч. 2 ст. 10 УК записано: «Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, или усиливающий наказание, или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет», а в ч. 2 ст. 1.7 КоАП сказано: «Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет».

Поскольку уголовное наказание может применяться только к лицам, совершившим преступление, в качестве закона, устанавливающего наказуемость деяния, может рассматриваться закон, объявляющий то или иное противоправное деяние преступным и устанавливающий за его совершение уголовное наказание, основное либо основное и дополнительное, из числа предусмотренных в УК. Это может быть дополнением Особенной части УК путем включения в нее новой статьи или включения в уже имеющуюся статью нового состава преступления, ранее не рассматривавшегося в качестве преступления, в том числе под каким бы то ни было иным наименованием. Точно так же актом, устанавливающим ответственность за административное правонарушение, является как новый акт, предусматривающий новый административный проступок и взыскание за него, так и у действующий акт, дополняющий включенные в него проступки новыми.

Закон может рассматриваться как усиливающий наказание, если в нем увеличивается максимальная или минимальная санкция, вводится более строгое основное наказание, вводится дополнительное наказание, преступлению дается иная квалификация, хотя и не влекущая изменение уголовных наказаний, но приводящая к иным отрицательным уголовно-правовым последствиям, например к признанию преступления тяжким, сокращению возможности условно-досрочного освобождения, что отягчает ответственность.

Для административных проступков актом, усиливающим ответственность, является акт, включающий в санкцию новое, более строгое взыскание, либо увеличивающий размер уже имеющегося взыскания, либо включающий дополнительное взыскание или отягчающие условия отбытия взыскания.

2. Положение, содержащееся в ч. 2 комментируемой статьи, распространяется на любые правонарушения. Ни одно из них не может рассматриваться в качестве такового, если об этом нет указания в законе. И ни одно лицо не может привлекаться к какой бы то ни было ответственности, если законом конкретно не определены признаки правонарушения и меры этой ответственности. Разумеется, при решении вопроса об ответственности должны соблюдаться и другие требования, а именно: наличие вины, достижение определенного возраста и др.

Рассматриваемая конституционная норма имеет принципиальное значение. Она полностью исключает возможность применения уголовного закона по аналогии, т.е. за деяние, не указанное в законе, но сходное с тем или иным преступлением, что допускалось уголовным законодательством, действовавшим до принятия УК РСФСР 1960 г. Комментируемая норма создает барьер на пути возможных нарушений прав и свобод человека и гражданина, четкую правовую базу для правоохранительных органов и судов, позволяя им избегать ошибок при решении вопросов ответственности за правонарушения.

Положения Конституции в силу ее ст. 15 имеют прямое действие, и во всех необходимых случаях конституционная норма применяется непосредственно. Последнее важно подчеркнуть и потому, что содержание комментируемой нормы вполне соответствует и даже превосходит требования норм международного права (ст. 11 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. и ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. См.: Международная защита прав и свобод человека: Сб. документов. M., 1990. С. 16, 39).

В ч. 1 ст. 15 названного Пакта содержится правило: «Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления вследствие какого-либо действия или упущения, которое, согласно действовавшему в момент его совершения внутригосударственному законодательству или международному праву, не являлось уголовным преступлением. Если после совершения преступления законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона распространяется на данного преступника».

Сопоставление содержания приведенного текста из Международного пакта и комментируемой конституционной нормы показывает, что последняя касается не одной отрасли права, а носит всеобщий характер и касается различных форм ответственности: уголовной, административной, дисциплинарной, гражданско-правовой.

Комментируемое положение ч. 2 анализируемой статьи конкретизируется в отраслевом законодательстве.

Понятие «преступление», содержащееся в УК, указывает на то, что это виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное данным Кодексом под угрозой наказания. В Особенной части УК составы преступлений содержат диспозицию, указывающую на конкретные признаки преступления, и санкцию, определяющую наказание за его совершение.

Закрепленное в ст. 2.1 КоАП понятие административного правонарушения в качестве признаков проступка наряду с противоправностью и виновностью также приводит указание в законе на административную ответственность. Для решения вопроса о применении положений об обратной силе закона должно быть установлено время совершения правонарушения. Временем совершения преступления в соответствии со ст. 9 УК признается совершение общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.

Момент совершения правонарушения определяется по документу, послужившему основанием для признания лица правонарушителем (приговор, постановление о наложении административного взыскания и др.). Для некоторых категорий правонарушений, например длящихся и продолжаемых преступлений, установление момента совершения преступления представляет определенные трудности, так как не всегда легко определить момент их окончания. В случае когда установлено, что деяние началось до, но продолжалось и после того, как оно стало рассматриваться законом в качестве правонарушения, за него может наступить ответственность, установленная этим законом.

Под устранением ответственности, о котором говорится в ч. 2 комментируемой статьи, понимается отмена или признание утратившим силу закона, который предусматривал ту или иную ответственность. Смягчение ответственности многообразно. Это может, например, выражаться в замене уголовной ответственности ответственностью административной или дисциплинарной, а также — что чаще всего встречается — в смягчении в рамках одной и той же отрасли законодательства, прежде всего уголовного и об административной ответственности.

С момента вступления в силу закона, устраняющего противоправность деяния, соответствующие деяния, совершенные до его вступления в силу, считаются не содержащими состава правонарушения. Устранение противоправности деяния означает вместе с тем и устранение наказуемости. Вопрос об устранении и смягчении уголовной ответственности решен в ч. 1 ст. 10 УК, которая установила следующее правило: «Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость». В ч. 2 ст. 10 действующего УК есть такое положение: «Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом».

В КоАП также установлено, что акты, смягчающие или отменяющие ответственность за административные правонарушения, имеют обратную силу, т.е. распространяются и на правонарушения, совершенные до издания этих актов (п. 2 ст. 1.7).

В то же время положения об обратной силе закона, тем или иным образом улучшающего положение лица, совершившего правонарушение, в законодательстве вообще не было.

Под смягчением наказания понимается: снижение высшего и низшего пределов уголовного наказания; исключение из санкции статьи более строгого вида наказания; включение в нее более мягкого вида наказания; исключение из санкции дополнительного наказания или включение более мягкого дополнительного наказания; снижение низшего и высшего пределов дополнительного наказания.

Смягчением наказания является и исключение наказания за совершение преступления при отягчающих обстоятельствах, например повторно. К смягчению наказания может привести исключение преступления из числа тяжких, что влияет на режим содержания осужденного в местах лишения свободы, дает более льготные условия для условно-досрочного и досрочного освобождения и замены неотбытой части наказания более мягким.

Актом, смягчающим ответственность за административное правонарушение, является акт, исключивший из санкции более строгое взыскание, либо снизивший размер взыскания, либо исключивший дополнительное взыскание.

Законы, смягчающие уголовную или административную ответственность, применяются на любой стадии производства по делу, включая надзорное производство.

Кроме комментируемой статьи, носящей общий характер, об обратной силе закона в Конституции говорится и в ст. 57, которая решает этот вопрос применительно к налоговому законодательству. В ней предусмотрено, что законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют (см. комм. к ст. 57). Между тем на практике оказалось, что ряд законов не соответствуют требованиям ст. 54 и 57 Конституции и тем самым нарушают права налогоплательщиков и других лиц.

Постановлениями Конституционного Суда, принятыми по обращениям пострадавших физических и юридических лиц, а также по запросам судов, положение исправляется. При этом важно отметить, что значение указанных постановлений выходит за рамки вопросов, поднятых в конкретных обращениях. Принятые по этим делам постановления Суда не только решили вопросы, поставленные заявителями, но и определили правовую позицию Суда по проблеме в целом. Это сделано, в частности, в Постановлении Конституционного Суда от 24 октября 1996 г. N 19-П по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 2 ФЗ от 7 марта 1996 г. «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об акцизах»».

Поводом к рассмотрению дела явились запрос Арбитражного суда Брянской области в связи с рассмотрением иска по делу товарищества с ограниченной ответственностью «Эйдос», а также жалобы группы акционеров различных обществ. В обращениях ставился вопрос о нарушении конституционных прав и свобод оспариваемой нормой, которая придает обратную силу названному закону, ухудшая тем самым положение налогоплательщиков.

Суд удовлетворил запрос суда и жалобы заявителей и признал оспариваемую законодательную норму неконституционной.

В Постановлении Суда указывается, что, по смыслу Конституции и ФЗ от 14 июня 1994 г. «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания», общим для всех отраслей права правилом является принцип, согласно которому закон, ухудшающий положение граждан, а соответственно и объединений, созданных для реализации конституционных прав и свобод граждан, обратной силы не имеет. Данный принцип применен, в частности, в Гражданском (ст. 4 и 422), Таможенном (ст. 234), Уголовном (ст. 6) кодексах.

Вместе с тем Конституция содержит и прямые запреты, касающиеся придания закону обратной силы (ст. 54, 57). Положение ст. 57, ограничивающее возможность законодателя придавать закону обратную силу, является одновременно и нормой, гарантирующей конституционное право на защиту от придания обратной силы законам, ухудшающим положение налогоплательщиков, в том числе на основании нормы, устанавливающей порядок введения таких законов в действие. Одновременно Конституция не препятствует приданию обратной силы законам, если они улучшают положение налогоплательщиков. При этом благоприятный для субъектов налогообложения характер такого закона должен быть понятен как налогоплательщикам, так и государственным органам, взимающим налоги.

Приведенная правовая позиция Конституционного Суда была выражена и в ряде более поздних решений, касающихся прав граждан, не связанных с наказанием за ранее совершенные правонарушения.

В этом смысле большой интерес представляет Постановление Конституционного Суда от 24 мая 2001 г. N 8-П (СЗ РФ. 2001. N 22. ст. 76). Оно принято по делу о проверке конституционности положения ч. 1 ст. 1 и ст. 2 ФЗ от 25 июля 1998 г. «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей», которым установлено, что в той части, в какой предусмотренное ими требование о наличии минимального 15-летнего стажа работы (времени проживания) в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, дающего право на получение жилищных субсидий, предоставляемых за счет средств федерального бюджета, распространяется и на граждан, которые в соответствии с ранее действовавшим законодательством приобрели такое право при наличии стажа работы в указанных районах и местностях не менее 10 лет.

В Постановлении признано, что распространение предписания о минимальном 15-летнем стаже работы (времени проживания) как условии приобретения права на получение жилищных субсидий на лиц, которым такое право уже было предоставлено при наличии стажа работы не менее 10 лет, и тем самым придание обратной силы закону, ухудшающему положение граждан, означающее по существу отмену для этих лиц права на получение жилищной субсидии, приобретенного ими в соответствии с ранее действовавшим законодательством и реализуемого в конкретных правоотношениях, несовместимо, в частности, с требованиями, вытекающими из ст. 54 (ч. 1), 55 (ч. 2) и 57 Конституции РФ.

Определение Московского городского суда от 30 марта 2016 г. N 10-3302/16 (ст. 116 УК РФ. Побои — ст. 213 УК РФ. Хулиганство. Ключевые темы: хулиганские действия — нарушение общественного порядка — хулиганство — иные насильственные действия — хулиганские побуждения)

Определение Московского городского суда от 30 марта 2016 г. N 10-3302/16

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда

председательствующего — судьи Додоновой Т.С.,

судей — Федоровой С.В., Поспеловой Е.В.,

при секретаре — Горбулиной И.Б.,

прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы — Зверевой А.В.,

осужденного — Кудинова А.Д.,

защитников — адвокатов Гржибовского С.В., представившего удостоверение N * и ордер N * от * года, и Бессоновой Е.С., представившей удостоверение N * и ордер N * от * года,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Замоскворецкой межрайонной прокуратуры г.Москвы Севрюгиной А.Е. на приговор Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 24 декабря 2015 года, которым

Кудинов А.Д., * года рождения, уроженец г. *, гражданин *, *, *, *, зарегистрированный по адресу: г. *, ул. *, д. *, кор. *, кв. *, фактически проживающий по адресу: г. *, * *., д. *, кв. *, ранее не судимый,

— по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере * рублей;

— по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере * рублей.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно Кудинову А.Д. назначено наказание в виде штрафа в размере * рублей.

Приговором постановлено освободить Кудинова А.Д. от назначенного наказания на основании п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 г. N 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» и в соответствии с п.12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 г. N 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» снять с Кудинова А.Д. судимость.

Мера пресечения Кудинову А.Д. до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Федоровой С.В., выслушав мнение прокурора Зверевой А.В., пояснения осужденного Кудинова А.Д. и адвокатов Гржибовского С.В., Бессоновой Е.С. по доводам апелляционного представления, судебная коллегия

Приговором суда Кудинов А.Д. признан виновным в нанесении побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ, из хулиганских побуждений, в отношении потерпевшей К.

Он же признан виновным в нанесении побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ, из хулиганских побуждений, в отношении потерпевшего М.

Преступления совершены * года, примерно в 19 часов 20 минут, по адресу: г. *, ул. *, д. *, стр.*, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании, согласно приговора, осужденный Кудинов А.Д. виновным себя признал частично.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Замоскворецкой межрайонной прокуратуры г.Москвы Севрюгина А.Е. считает приговор незаконным, необоснованным и подлежащим отмене в связи с нарушением судом уголовного и уголовно-процессуального закона. Высказывает несогласие с правильностью квалификации действий осужденного и с выводом суда об излишнем вменении Кудинову А.В. ч.2 ст. 213 УК РФ, а также о том, что в фабуле обвинения по п. «а» ч.2 ст. 116 УК РФ (два преступления) и по ч.2 ст. 213 УК РФ описаны одни и те же действия, полагая данную мотивировку необоснованной, ссылаясь, что преступления, предусмотренные вышеуказанными нормами уголовного закона, имеют различный объект посягательства. Приводит довод о том, что неправомерные действия в отношении конкретных лиц, выразившееся в нанесении побоев и в применении в отношении них иных насильственных действий, не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, не охватываются умыслом, направленным на грубое нарушение общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу. Высказывает мнение о том, что суд необоснованно исключил квалифицирующий признак совершения хулиганства с применением предмета, используемого в качестве оружия — газового баллончика с находящимся в нём капсаицином с учетом показаний допрошенных судом лиц, что факт применения газового баллончика имел место, т.е. доказан. Критически относится к версии Кудинова А.Д. о том, что на месте происшествия мог быть применён другой баллончик, указывая на отсутствие основании сомневаться в представленных суду стороной обвинения доказательствах, не опровергнутых стороной защиты. Считает, что факт исключения квалифицирующего признака хулиганства — применения предмета, используемого в качестве оружия, не исключает состава указанного преступления в связи с наличием ещё одного признака — сопротивления лицу, пресекающему нарушение общественного порядка, а неправильная квалификация содеянного повлекла за собой назначение не соответствующего закону наказания, от отбывания которого Кудинов А.Д. освобождён по амнистии, что не соответствует интересам общества и государства, поскольку указанное наказание не могло быть назначено в случае верной квалификации содеянного Кудиновым А.Д. Просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе.

В возражениях на апелляционное представление адвокаты Бессонова Е.С. и Гржибовский С.В. считают приговор законным и обоснованным, а поданное апелляционное представление не подлежащим удовлетворению. Авторы возражений указывают на то, что судом правильно установлены фактические обстоятельства совершенных Кудиновым А.Д. противоправных действий, которым дана надлежащая правовая оценка, а квалификация действий Кудинова А.Д. по двум эпизодам преступлений, предусмотренных п. «а» ч.2 ст. 116 УК РФ, соответствует требованиям уголовного закона. Ссылаются на то, что высказываясь в представлении о неправильной квалификации действий Кудинова А.Д. и необоснованном исключении из обвинения совершения преступления, предусмотренного ч.2 ст. 213 УК РФ, государственный обвинитель не указывает, какие действия Кудинова А.Д. грубо нарушили общественный порядок, каким действиям М., направленным на пресечения нарушения общественного порядка, оказал сопротивление Кудинов А.Д., в чем конкретно выразилось данное сопротивление; помимо этого, ни в ходе предварительного следствия, ни в суде не был достоверно установлен предмет, якобы используемый Кудиновым А.Д. в качестве оружия при совершении им каких-либо хулиганских действий, а также не выяснены его свойства. Приводят довод о том, что в нарушение требований закона органами предварительного следствия предъявлено и государственным обвинителем поддержано обвинение по двум преступлениям, предусмотренным п. «а» ч.2 ст. 116 УК РФ, и ч. 2 ст. 213 УК РФ за одни и те же действия. Кроме того, авторы возражений полагают, что довод государственного обвинителя о том, что необоснованно исключен квалифицирующий признак хулиганства — применение предмета, используемого в качестве оружия, не основан на требованиях закона, т.к. в ходе судебного следствия было установлено, что потерпевшие К. и М., а так же свидетель Р. не могли пояснить, обладало ли вещество, распыленное Кудиновым А.Д., каким-либо слезоточивым действием, раздражало ли оно верхние дыхательные пути и кожные покровы, поскольку каких-либо свойств данного вещества на себе потерпевшие и свидетель не испытали, учитывая и то обстоятельство, что баллончик был распылен после окончания конфликта с потерпевшими на безопасном для собравшихся расстоянии, что подтверждает отсутствие у Кудинова А.Д. умысла на совершение хулиганских действий. Обращают внимание на то, что квалифицирующий признак оказания сопротивления лицу, пресекающему нарушение общественного порядка, не нашел своего подтверждения, поскольку хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, следует квалифицировать действия лица в том случае, когда сопротивление оказано непосредственно во время совершения уголовно-наказуемых хулиганских действий, в то время как наличие хулиганских действий установлено не было, и Кудинов А.Д., и М. были участниками одного конфликта, оба наносили удары друг другу. Соглашаются с обоснованностью исключения судом из обвинения Кудинова А.Д. совершения им иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 УК РФ, исходя из показаний потерпевших К. и М., а также свидетеля Р. о том, что распыленное Кудиновым А.Д. из баллончика вещество не достигло никого из присутствующих, потерпевшие и свидетель не испытали на себе каких-либо свойств вещества из баллончика, то есть обстоятельства, связанные с совершением Кудиновым А.Д. иных насильственных действий, причинивших физическую боль, не были установлены. Считают, что наказание Кудинову А.Д. назначено с соблюдением требований ч.2 ст. 69 УК РФ, законно и обоснованно применены п.п. 9,12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24.04.2015 года N 6576-6 ГД » Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», в связи с чем Кудинов А.Д. освобожден от наказания со снятием судимости. Просят приговор оставить без изменения, апелляционное представление — без удовлетворения.

Прокурор Зверева А.В. просила удовлетворить апелляционное представление и отменить приговор по изложенным в нем доводам, уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе.

В судебном заседании осужденный Кудинов А.Д. и адвокаты Гржибовский С.В., Бессонова Е.С. не поддержали доводы апелляционного представления, просили приговор оставить без изменения, считая его законным и обоснованным, апелляционное представление — без удовлетворения.

Изучив материалы дела, выслушав мнения участников процесса, обсудив доводы, изложенные в апелляционном представлении государственного обвинителя и в возражениях адвокатов, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности осужденного Кудинова А.Д. в совершении преступных деяний, по которым он был признан виновным, соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, и подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, приведенных в приговоре.

В частности, вина осужденного подтверждается:

— показаниями потерпевшего М., подробно сообщившего об обстоятельствах, при которых ранее незнакомый Кудинов А.Д., высказывая в его адрес угрозы, оскорбления и нецензурную брань, в ходе возникшей между ними потасовки нанес ему (М.) несколько ударов по лицу и голове, причинив ему физическую боль, а он (М.) в ответ также ударил Кудинова А.Д. несколько раз, затем Кудинов А.Д. нанес несколько ударов находящейся здесь же К. в область плеча и руки, а также повторно ударил его (М.) два раза по лицу кулаком, после чего Кудинов А.Д. ушел;

— показаниями потерпевшей К., подробно сообщившей об обстоятельствах, при которых ранее незнакомый Кудинов А.Д., нецензурно выражаясь в ее адрес и высказывая угрозы общего характера, нанес ей два удара — в область руки и груди, причинив физическую боль и синяк на груди, затем Кудинов А.Д., которого пытался отстранить от нее М., ударил последнего два раза кулаком по лицу, после чего ушел;

— показаниями свидетеля Р. об обстоятельствах, при которых он наблюдал за действиями Кудинова А.Д. и видел, как последний ударил К. в область груди и левого плеча, выражаясь нецензурной бранью, а, когда М. вступился за К., Кудинов А.Д. нанес М. несколько ударов, после чего ушел;

— показаниями свидетелей — сотрудников полиции Г. и В. об обстоятельствах задержания Кудинова А.Д. в ходе проведения ОРМ, после чего тот добровольно выдал находящийся при нем газовый баллончик.

Вышеуказанные показания потерпевших и свидетелей обоснованно признаны судом достоверными и положены в основу приговора, поскольку они подтверждаются иными доказательствами, исследованными в ходе судебного разбирательства, в том числе:

— заявлениями М. и К. о привлечении лица к ответственности в связи с нанесением каждому из них нескольких ударов;

— заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно выводам которой К. были причинены — кровоподтек левого плеча и ушиб мягких тканей на левой боковой поверхности грудной клетки, которые не повлекли кратковременного расстройства здоровья и расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью;

— заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно выводов которой — при осмотре М. в * N * * г. у него каких-либо повреждений не выявлено;

— протоколом осмотра видеозаписи от * г., в котором зафиксированы результаты осмотра DVD-диска с видеозаписью программы телекомпании «*» о событиях * г., а также отражены противоправные действия Кудинова А.Д. в части нанесения последним множественных ударов по лицу М.,

а также другими доказательствами, приведенными в приговоре.

На основании этих и других исследованных в судебном заседании доказательств, которым дана надлежащая оценка, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о виновности Кудинова А.Д. в совершении двух преступлений, предусмотренных п. «а» ч.2 ст. 116 УК РФ.

Все доказательства были непосредственно, полно и объективно исследованы в ходе судебного разбирательства, их анализ, а равно оценка подробно изложены в приговоре. Все изложенные в приговоре доказательства суд, в соответствии с требованиями ст.ст.87,88 УПК РФ, проверил, сопоставив их между собой, и каждому из них дал оценку с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, не соглашаться с которой у судебной коллегии нет оснований.

При этом суд 1-й инстанции, в точном соответствии с требованиями закона, привел мотивы, по которым принял одни доказательства и отверг другие.

Достоверность доказательств, положенных судом в основу своих выводов о виновности осужденного, у судебной коллегии сомнений не вызывает.

Суд обоснованно сослался в приговоре на показания потерпевших М., К., свидетелей обвинения Р., Г., В., поскольку они получены в соответствии с требованиями УПК РФ и согласуются с другими доказательствами по делу, исследованными судом, создавая целостную картину произошедшего. Каких-либо сведений о заинтересованности указанных лиц при даче показаний в отношении осужденного, оснований для оговора ими осужденного, равно как и существенных противоречий в их показаниях по обстоятельствам дела, ставящих их под сомнение, и которые повлияли или могли повлиять на выводы и решения суда о виновности осужденного, на правильность применения уголовного закона и назначенное ему наказание, судебной коллегией не установлено.

Ставить под сомнение объективность оценки показаний указанных лиц у судебной коллегии оснований не имеется.

Вышеприведенные доказательства, положенные в основу приговора, соответствуют требованиям ст. 74 УПК РФ, вся совокупность изложенных относимых, допустимых и достоверных доказательств является достаточной для установления виновности осужденного в совершении двух преступлений, предусмотренных п. «а» ч.2 ст. 116 УК РФ.

Судом были тщательно проверены и оценены показания осужденного Кудинова А.Д., с данной оценкой судебная коллегия соглашается.

Кроме того, суд 1-й инстанции дал надлежащую оценку характеру действий осужденного и направленности его умысла, выводы суда носят непротиворечивый и достоверный характер, основаны на анализе и оценке совокупности достаточных доказательств, исследованных в судебном заседании, и, вопреки доводам апелляционного представления, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, которые судом установлены правильно и полно изложены в приговоре.

Проверив обоснованность предъявленного Кудинову А.Д. обвинения на основе собранных по делу доказательств, суд, справедливо придя к выводу о доказанности вины осужденного, дал правильную юридическую оценку его действиям с учетом установленных по делу обстоятельств по п. «а» ч.2 ст. 116 УК РФ (по двум преступлениям), как нанесение побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ, из хулиганских побуждений.

Оснований для иной квалификации действий осужденного Кудинова А.Д. вопреки доводам апелляционного представления, не имеется.

Судом 1-й инстанции правильно сделан вывод о том, что побои потерпевшим К. и М., согласно установленным в ходе судебного следствия обстоятельствам, Кудинов А.Д. нанес на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, без какого-либо видимого повода, то есть из хулиганских побуждений, и обоснованно исключил из описания события указанных преступлений совершение Кудиновым А.Д. иных насильственных действий, выразившихся, согласно обвинительному заключению, в том, что Кудинов А.Д., продолжая грубо нарушать общественный порядок, при большом скоплении граждан, достал используемый в качестве оружия находящийся при нем газовый баллончик с жидкостью, в которой содержится вещество — капсаицин, не являющееся наркотическим средством, психотропным, сильнодействующим или ядовитым веществом, обладающее слезоточивым действием, раздражающее верхние дыхательные пути и кожные покровы, после чего распылил из него вышеуказанное вещество в сторону К. и М., то есть совершил иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 УК РФ.

Суд 1-й инстанции обосновал принятое решение тем, что как в ходе предварительного расследования, так и в судебном заседании потерпевшие К., М. пояснили, что распыленное Кудиновым А.Д. из баллончика вещество не достигло никого из присутствующих, то есть ни К., ни М. не испытали на себе каких-либо свойств данного вещества, аналогичные показания дал и свидетель Р., то есть обстоятельства, связанные с совершением Кудиновым А.Д. иных насильственных действий, причинивших физическую боль, не нашли своего объективного подтверждения в судебном заседании. С данным выводом суда 1-й инстанции судебная коллегия соглашается.

Помимо этого, судом правильно указано, что органы следствия инкриминировали Кудинову А.Д. совершение одних и тех же действий, одновременно квалифицируя действия Кудинова А.Д. по двум самостоятельным преступлениям по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ и ч. 2 ст. 213 УК РФ, при этом при квалификации действий Кудинова А.Д. как хулиганство, органы следствия не установили и не указали в обвинительном заключении, какие именно действия, совершенные Кудиновым А.Д., грубо нарушили общественный порядок, каким действиям М., направленным, по мнению органов предварительного следствия, на пресечение нарушения общественного порядка, оказал сопротивление Кудинов А.Д., в чем именно выразилось данное сопротивление, а кроме того, ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не был достоверно установлен предмет, якобы используемый Кудиновым А.Д. в качестве оружия при совершении им каких-либо хулиганских действий, учитывая и то обстоятельство, что осужденный был задержан через несколько месяцев после совершения им противоправных действий и у него был изъят газовый баллончик, относительно которого Кудинов А.Д. дал пояснения, что * года он имел при себе два баллончика, один из которых позднее потерял, показания осужденного в данной части опровергнуты не были, что не позволяет прийти к бесспорному выводу о том, что вещество, распыленное Кудиновым А.Д. из баллончика * г., является веществом, содержащимся в баллончике, представленном в дальнейшем на экспертизу.

Судебная коллегия также обращает внимание на то, что под предметами, используемыми в качестве оружия при совершении хулиганства, понимаются любые материальные объекты, которыми, исходя из их свойств, можно причинить вред здоровью человека; при этом как хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, следует квалифицировать действия лица в том случае, когда сопротивление оказано непосредственно во время совершения уголовно наказуемых хулиганских действий. Вместе с тем, судом установлено, что осужденный Кудинов А.Д. сначала нанес несколько ударов потерпевшим К. и М., после чего начал уходить с места преступления и на некотором расстоянии распылил содержимое баллончика; а из показаний потерпевших К. и М., свидетеля Р. следует, что они не могли пояснить, обладало ли вещество, распыленное Кудиновым А.Д., каким-либо слезоточивым действием, раздражало ли оно верхние дыхательные пути и кожные покровы, поскольку каких-либо свойств данного вещества на себе никто из присутствующих не испытал, т.е. данные обстоятельства не подтверждают наличие у Кудинова А.Д. умысла на совершение хулиганских действий, предусмотренных ч.2 ст. 213 УК РФ.

При таких обстоятельствах, не соглашаясь с доводами апелляционного представления, судебная коллегия считает правильным вывод суда 1-й инстанции о том, что квалификация действий Кудинова А.Д. по ч. 2 ст. 213 УК РФ подлежит исключению как излишне вмененная, поскольку хулиганских действий, нарушавших общественный порядок, кроме нанесения потерпевшим побоев, из хулиганских побуждений, осужденным не было совершено.

Судебная коллегия считает, что дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон.

Как следует из протокола судебного заседания, суд создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, при этом стороны активно пользовались предоставленными законом правами, в том числе, исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов.

Суд 1-й инстанции назначил осужденному Кудинову А.Д. наказание в виде лишения свободы с соблюдением принципов законности и справедливости, в полном соответствии с требованиями уголовного закона, положений ст.ст.43, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, которые являются преступлениями небольшой тяжести, конкретных обстоятельств дела, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, данных, характеризующих его личность, принимая во внимание, что Кудинов А.Д. ранее судим не был, положительно характеризуется, а так же смягчающих наказание обстоятельств, отраженных в приговоре, в том числе: наличия на иждивении малолетнего ребенка, страдающего врожденным заболеванием, беременной жены, нетрудоспособных родителей пенсионного возраста, состояния здоровья осужденного, при отсутствии отягчающих обстоятельств, при этом суд пришел к правильному выводу, что цели наказания, в том числе предупреждения совершения новых преступлений, могут быть достигнуты с назначением Кудинову А.Д. наказания в виде штрафа.

Кроме того, назначив осужденному наказание в виде штрафа, судом обоснованно применены п.п.9,12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 г. N 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», в связи с чем он освобожден от наказания и с него снята судимость.

Свои выводы суд мотивировал и с ними судебная коллегия соглашается.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что назначенное Кудинову А.Д. наказание является справедливым и соразмерным содеянному.

Таким образом, оснований для отмены или изменения приговора, в том числе по доводам апелляционного представления, судебная коллегия не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

Приговор Замоскворецкого районного суда г.Москвы от 24 декабря 2015 года в отношении Кудинова А.Д. оставить без изменения, апелляционное представление — без удовлетворения.

Еще по теме:

  • Документы к 3 ндфл при продаже квартиры Документы для составления декларации 3-НДФЛ Список документов, необходимых для подготовки налоговых деклараций 3-НДФЛ Для подготовки всех видов деклараций: 1. Паспорт; 2. ИНН; При […]
  • Кто может взять деньги под отчет Выдача денег под отчет из кассы в 2017 году Обновление: 14 марта 2017 г. Все российские предприятия могут вести расчеты с использованием наличных денег. Случаи такого применения денежных […]
  • Закон чр об административных правонарушениях в чр Закон Чеченской Республики от 8 мая 2008 г. N 17-рз "Об административных правонарушениях" (с изменениями и дополнениями) Закон Чеченской Республикиот 8 мая 2008 г. N 17-рз"Об […]
  • Как получить наследство если прошло более 6 месяцев Если наследник не вступил в наследство в течение 6 месяцев Если смерть человека наступает внезапно, членам его семьи требуется больше времени для приведения в порядок дел. Тем не менее, […]
  • Работа юрист пермский край Работа «юрист» в Перми, 66 вакансий 19 ноября 2018 – Обязанности: Полное сопровождение деятельности организации, имеющей 6 подразделений в городах Пермского края, а именно: Ведение […]