Мошенники отобрали квартиру

Рубрики Публикации

Как аферисты продают жилье без ведома собственника

Конституция Российской Федерации декларирует, что «право частной собственности охраняется законом». Однако если включить телевизор, зайти в Интернет или просто полистать газеты и журналы, становится очевидно, что преступления против собственности являются самыми многочисленными среди всех противоправных деяний.

Особенно широкое распространение получил такой вид преступления, как незаконная продажа квартир без участия собственников.

Черные риелторы и «псевдоагентства» недвижимости

Начну с наиболее известного способа мошенничества, который с размахом используют черные риелторы и небольшие «псевдоагентства» недвижимости. Прежде всего, уточню: создаются такие «агентства» именно с целью обмана и мошенничества, а не для оказания услуг населению. Чаще всего ютятся они в небольших и невзрачных офисах с минимумом персонала, мебели и оргтехники. Как правило, подобные «агентства» широко себя не афишируют, ибо в их задачи не входит привлечение внимания.

Риелторская деятельность, как и любая другая, имеет свои профессиональные обычаи и правила. Если вы обращаетесь в крупную риелторскую компанию для совершения сделки, то сотрудники зачастую просят оставить оригиналы документов на недвижимость у них в офисе. Почему это делается? Во-первых, для того чтобы клиент не переметнулся к конкурентам, а во-вторых, с целью ускорить оформление договора: удобнее, когда документы под рукой, и не надо постоянно вызывать клиента. Так поступают крупные официальные риелторы. А вот мошенники требуют оставить оригиналы документов для того, чтобы обмануть собственника и оформить куплю-продажу без его участия.

Происходит это следующим образом. Черные риелторы забирают оригиналы документов, «стряпают» поддельную доверенность, а также договор купли-продажи, после чего, используя связи в паспортных столах, нотариальных конторах, регистрационной службе и других органах, оформляют незаконную сделку по отчуждению имущества. Совершив преступление, контора быстренько выезжает из офиса (благо и перевозить-то нечего) и вновь открывается, но уже по другому адресу и под иным названием. Обычно при этом мошенники меняют и «обслуживающий» персонал «компании». Таким способом самые «удачливые» преступники проворачивают до 15¬–20 сделок за год.

Вот характерный пример. В 2013 году в Пензенской области полиция обезвредила банду черных риелторов, которые обманным путем без участия собственников продавали их квартиры. Аферисты действовали нагло и до предела цинично.

Они крали, а чаще забирали у хозяина документы, когда последний приходил в «агентство», чтобы обменять или приватизировать жилье. Получив бумаги, преступники без ведома собственника продавали его недвижимость. При этом мошенники использовали … двойников жертв. Что само по себе уже довольно необычно. Бандиты находили подельника, похожего на владельца квартиры, иногда немного гримировали его, а потом вместе с ним посещали нотариуса и все регистрирующие органы: «А что? Какие вопросы? Вот он продавец. Сам пришел. Сличите с фотографией в паспорте».

Оформив «сделку», мошенники исчезали, иногда убив собственника. На счету преступников несколько десятков подобных эпизодов. Самое печальное в этой истории то, что она совершенно типична для современной России (исключая разве что использование двойников). Подобные случаи встречаются во всех регионах.

Незаконные действия родственников и знакомых

Второй не менее распространенный способ мошенничества напрямую связан с незаконными действиями родственников и знакомых жертвы. Пользуясь доверием собственника, преступник забирает у него оригиналы документов и паспорт для целей, не связанных с продажей жилья. Например, узаконить перепланировку, осуществить приватизацию, подобрать варианты для обмена, оформить завещание. Получив документы, мошенник оформляет сделку купли-продажи, а потом исчезает с деньгами. Хотя надо признать, что этот вариант встречается все реже и реже.

Лет пять назад в Раменском жили мать и сын Савельевы (имена и фамилии изменены): Ольга Владимировна и Олег. Иногда они ругались, потом мирились. Причиной ссор являлся сын Ольги Владимировны от первого брака, Александр, который занимался оптовой торговлей и постоянно скрывался от кредиторов. Олег Савельев имел в собственности две квартиры, доставшиеся ему от деда и отца. Мать также владела трехкомнатной квартирой. Александр снимал жилье. Однажды Александр попал в очередную историю, задолжав коммерческому банку порядка 3 миллионов рублей. И все бы ничего, но банкиры, проверяя документы, выяснили, что А. Савельев при получении ссуды представил поддельные документы. А это уже мошенничество. Банкиры начали готовить материалы в полицию. Александр Савельев бросился к матери: «Выручай! Меня посадят, если не верну деньги». Мать обратилась к Олегу, давай, мол, помогай. Олег, понятно, отказался, заявив, что Александр уже надоел со своими проблемами и пусть сам выкручивается как хочет. Через два дня Олег улетел на Север, где работал вахтовым методом. Перед отъездом он передал матери ключи и документы от второй своей квартиры, дабы она присматривала за ней и заодно начала оформлять перепланировку для совмещения кухни с залом: хотел сделать гостиную. Однако у Ольги Владимировны с Александром были другие планы. Они с помощью мошенников (друзей Александра) подделали паспорт Олега, забрали документы на квартиру и вместо оформления перепланировки продали жилье. При этом сначала аванс, а потом и всю остальную сумму они направили в погашение кредита. Когда через некоторое время история выплыла наружу, то взбешенный Олег разом подал иск в суд и заявление в полицию. Ольга Владимировна слегла с сердечным приступом, Александр ударился в бега, а Олег долго судился, возвращая свое жилье. В итоге сделка была признана недействительной.

Если хозяин долго не появляется в квартире

Следующий вариант мошенничества применяется в отношении недвижимости, которую собственник долго не использует по прямому назначению. Допустим, хозяин месяцами не посещает квартиру, дачу, загородный дом. Или же какое-то время находится за границей, в командировке. Такое имущество — лакомый кусок для мошенников. Преступники пунктуально собирают информацию о недвижимости, а также о ее собственнике. И если выясняется, что хозяин еще долго не появится в квартире (на даче/в загородном доме), бандиты подделывают доверенность и документы для реализации.

Так, совсем недавно в Иркутской области за мошенничество была осуждена организованная преступная группа из одиннадцати человек. Преступники продавали чужие квартиры в Ангарске. Мошенники под видом представителей социальных служб ходили по домам и выясняли у соседей, какие из квартир пустуют, и куда отправились их хозяева. И если собственники выбыли в длительную командировку, уехали за границу или просто месяцами не появлялись в жилище, то аферисты начинали действовать. Прежде всего они подделывали паспорт настоящего хозяина, от его имени фабриковали генеральную доверенность, а потом «продавали» квартиру своим знакомым или «бомжам», которые в свою очередь уступали жилье добросовестным приобретателям. Отмечу, что первоначально злоумышленники проникали в квартиру путем банального взлома дверей. Ключей-то не было. Потом вставляли новые замки и придавали жилищу «товарный» вид.

Понятно, что это чистой воды «уголовщина», но собственнику от этого не легче. И хотя первая же техническая/почерковедческая экспертиза легко докажет подделку паспорта и генеральной доверенности, это станет слабым утешением. Хозяину предстоит ряд судебных заседаний, экспертиз, очных ставок, допросов в полиции, пока ситуация не прояснится окончательно. А спорное имущество будет все время под «арестом». Но еще печальней судьба добросовестного приобретателя недвижимости. Хотя суд и признает его таковым, но денег или объект недвижимости он ему точно не вернет. Придется взыскивать ущерб с мошенников, а это, честно скажу, не всегда реально.

Как же обезопасить себя от подобных ситуаций?

• Никогда, никому и ни при каких условиях не отдавайте оригиналы документов на недвижимость. Ну а уж если передаете, то очень подробно и скрупулезно опишите в доверенности полномочия, которыми вы наделяете своего представителя. В любом случае эти полномочия не должны распространяться на продажу имущества.

• Когда вы решили продать, обменять, приватизировать или перепланировать свой объект недвижимости, обращайтесь только в крупные и проверенные риелторские агентства.

• Если же вам все же приходится обращаться к малоизвестным риелторам, то не поленитесь проверить их репутацию на форумах в Интернете, собрать информацию из открытых источников, посмотреть данные о компании на сайте Федеральной налоговой службы на вкладке «проверь себя и контрагента» http://egrul.nalog.ru/. Там может оказаться интересная информация.

• Родственные отношения, конечно, святы, но если у вас есть хотя бы тень сомнения, не отдавайте родственникам, а тем более знакомым оригиналы документов на квартиру или иную недвижимость.

• Если вы надолго покидаете жилище, поставьте его под официальную охрану. Мошенники стараются не связываться с таким имуществом.

• Уезжая в командировку или за границу, поручите особо доверенному лицу проверять недвижимость и периодически показываться соседям, дабы они понимали, что жилище находится под присмотром. От кражи, может быть, и не спасет, но мошенники точно не позарятся на квартиру.

• При совершении любой сделки с недвижимостью, прежде чем идти к риелтору, обязательно обратитесь к профессиональному юристу для правового сопровождения и консультации.

И еще один маленький совет. Но уже для потенциальных покупателей квартиры (дачи, дома). Предложите покупателю сверить на идентичность его паспорт с личной карточкой, в полиции. Добросовестный продавец согласится, а вот мошенник немедленно исчезнет и никогда больше не появится в поле вашего зрения.

В пятидесятые годы прошлого века в СССР был чрезвычайно популярен плакат под названием «Бдительность — наше оружие!» на котором бравый мускулистый рабочий перехватывал вражескую руку со знаком доллара, тянущуюся к строительному объекту. Аллегория, думается, проста и понятна, хотя приоритеты и сменились. При всем уважении к полиции и судебным органам первый заслон на пути мошенников должны поставить сами же собственники, проявляя разумную осмотрительность и бдительность при распоряжении документами и самой недвижимостью.

Ветеран, у которого мошенники отобрали квартиру в Москве, умер от инфаркта

Лента новостей

Все новости »

Ранее сообщалось, что мошенники угрозами из-за долгов, якобы имевшихся у его внука, заставили 93-летнего ветерана оформить передачу им двухкомнатной квартиры

93-летний ветеран Великой Отечественной войны Анатолий Доронин, лишившийся квартиры в столичном районе Гольяново в результате действий предполагаемых квартирных рейдеров, умер от инфаркта. О смерти ветерана сообщил в Facebook корреспондент ВГТРК Андрей Медведев.

Как напоминает сайт «Вести.Ru», ранее сообщалось, что мошенники угрозами из-за долгов, якобы имевшихся у его внука, заставили 93-летнего ветерана оформить передачу им двухкомнатной квартиры в Гольянове, где он жил вместе с 91-летней супругой Тамарой. Она после начала истории с квартирой также перенесла инфаркт и инсульт.

Среди предполагаемых квартирных рейдеров, обманувших ветерана, называется имя Дениса Вишнякова — риелтора, связанного с микрофинансовой организацией «Энергия». Недавно, в октябре, он освободился из колонии, где отбывал срок за мошенничество.

В начале ноября сообщалось, что по факту публикаций в СМИ о нарушении жилищных прав ветерана и его супруги начата доследственная проверка. Позже глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин взял ситуацию на контроль. Сообщалось, что проверку будет вести центральный аппарат ведомства.

Как отобрать чужую квартиру. Практическое пособие.

Для большинства людей квартира — это их самая большая материальная ценность. Но многие даже и не представляют, как, на самом деле, просто бывает отобрать у человека его собственность. Даже опытные люди не всегда могут избежать неприятностей при операциях с недвижимостью.
Хорошо иметь собственный укромный уголок. У каждого человека должно быть место, куда бы он мог прийти и отдохнуть, место, где он чувствует себя хозяином. Мой дом — моя крепость. Автор этой статьи знал одного квартирного брокера, который, будучи специалистом по недвижимости, влетел на кругленькую сумму при покупке квартиры. И дело не в его непрофессионализме, а в «ловкости рук» попавшегося ему преступника. Недавно в одной телепередаче была приведена такая статистика: около 10% всех сделок на вторичном рынке недвижимости заканчивается крахом для одной из сторон. Как правило, страдает покупатель. Вдумайтесь в эти цифры. Это говорит о том, насколько распространены квартирные афёры. Для того, чтобы защитить себя от квартирных мошенников (или, наоборот, стать таковым), необходимо, как минимум, знать о способах мошенничества, которыми пользуются мошенники. Большинство случаев мошенничества происходят при каком-либо движении недвижимости: продаже, обмене, аренде, залоге. Есть, также, шанс потерять свою собственность при заключении брака. Все способы квартирного мошенничества с точки зрения законности делятся на абсолютно безопасные (!), условно безопасные и криминальные. Настоящий профессиональный мошенник всегда остаётся чист перед законом. Он совершает мошенничество, используя несовершенство законов и не нарушая, а, скорее, опираясь на законы. Это высший пилотаж. Правда, для этих людей есть небольшая возможность быть закатанными в асфальт или, на худой конец, остаться без зубов. Как говорится, на кого нарвёшься. Ну нельзя же совсем без риска. Право собственности на недвижимость — это всего лишь несколько бумажек, хранящихся в регистрационной палате и у владельца недвижимости. Для того, чтобы отобрать чужую квартиру необходимо найти способ, как поставить в этих документах свою фамилию. Я опишу несколько способов отъёма чужой недвижимости. Автор этой статьи был свидетелем почти всех описанных случаев. Это далеко не полный список способов мошенничества, связанных с недвижимостью.

1-й способ.
Вообразим себе ситуацию. У вас есть «лишняя» квартира. Досталась по наследству от дедушки. Или вы купили новую, а старую продавать не хотите (вдруг вашим детям понадобится, когда те вырастут). А пока дети не выросли, вы решили сдать эту квартиру в аренду. Действительно, чего зря пропадать собственности? Пусть приносит доход. Вы даёте объявление в газету, и через некоторое время к вам начинают приходить клиенты: один второй, третий. Придут, посмотрят и уходят навсегда. Кого-то не устраивает удалённость вашей жилплощади, кому-то нужен евроремонт, а кому-то жилплощадь побольше. Хлопотное это дело — сдавать квартиру в аренду. Но вот, в один прекрасный момент появляется хорошо одетая респектабельная женщина средних лет. Она вам поясняет, что работает на фирме, и её фирма подыскивает новое помещение под офис «именно в этом районе». Но ваша квартира её не устраивает, так как состояние её оставляет желать лучшего. Поэтому женщина уходит. Но через несколько дней она вам снова звонит. (Каков психологический ход!) — Вы знаете, — раздаётся в трубке её неуверенный, почти застенчивый голос, — в вашем районе очень трудно найти подходящее помещение, а ваша квартира нас вполне устроила бы, если бы вы сделали ремонт. На ваши возражения, что у вас нет таких денег, она предлагает сделать ремонт за счёт фирмы, а стоимость ремонта вычесть из арендной платы. СТОП. Это явный сигнал — перед вами, почти наверняка, опытный мошенник. Если вы согласитесь и заключите с фирмой договор на таких условиях, то по окончании ремонта через некоторое время вам выставят счёт, размер которого намного превысит стоимость самой квартиры. Обычно при таком раскладе владелец недвижимости просто отказывается от прав на сдаваемую квартиру. Это в лучшем случае. А в худшем он теряет и другую свою собственность. Заметьте, что всё происходит без нарушения закона. Даже более того, квартиру у вас отберут, скорее всего, по решению суда! Никакой подделки документов, никакого насилия. Только манипуляция. Абсолютно безопасный способ. Для того, чтобы уберечься от этого способа мошенничества, арендодатель при заключении договора аренды включает в договор такой пункт: арендатор не имеет права производить в квартире какие-либо перестановки или несогласованный ремонт. Делайте ремонт в своей квартире сами.

2-й способ.
Второй способ отнять чужую квартиру также связан со сдачей квартиры в аренду. Если в квартире есть телефон, то при сдаче квартиры необходимо обязательно отключить «восьмёрку». Иначе вы можете «попасть» на тысячи евро. Действительно, где-то есть телефонный трафик, а у вас есть квартира с телефоном и международной связью. Пропустить существующий телефонный трафик через ваш телефонный номер — это дело техники. Один из таких технических приёмов я и опишу ниже. Случай произошёл в Харькове. Одна пенсионерка сняла квартиру для своего внука, а тот организовал на снятой квартире подпольный переговорный пункт. Дело в том, что сейчас телефонные компании предоставляют такую услугу как конференц-связь. То есть, вы можете позвонить одновременно по двум номерам. При этом оба ваши собеседника могут говорить как с вами, так и друг с другом. Так вот, внук нашей пенсионерки звонил сначала в Палестину, где находился переговорный пункт, а потом соединялся с тем номером, который заказывали его палестинские партнёры. И ничего не подозревающие арабы разговаривали кто с Европой, кто с Австралией. Деньги за переговоры получал владелец переговорного пункта. Арендодатель через некоторое время узнал, что эта бабушка разговаривала по телефону с разными точками Земного шара и был вынужден оплатить все эти переговоры. А что касается бабушки, то она по решению суда теперь выплачивает из своей нищенской пенсии владельцу квартиры ежемесячно по 27 грн (5 евро). Лет через триста она полностью компенсирует ему убытки. Подпольный переговорный пункт можно также организовать с помощью передвижной радиотелефонной будки. К телефонной линии в вашей квартире подключается база (приёмник), а где-то на вокзале стоит машина или автобус с радиотелефоном. Желающие поговорить по междугородке пользуются этой будкой как обычным переговорным пунктом, а все разговоры осуществляются через ваш телефонный номер. Реальных примеров в жизни сколько угодно. Этот условно-безопасный способ, так как при определённом раскладе можно доказать, что здесь имело место мошенничество.

3-й способ.
Собственность нельзя оставлять без присмотра. Иначе вы можете потерять её. Если вы не будете проявлять себя как владелец своей недвижимости, то через некоторое время она может быть признана бесхозной и по решению суда отойдёт к мэрии, а фактически к начальству эксплуатирующей организации (ЖЭКу). Один мой знакомый сдал в аренду квартиру очень порядочной, как он полагал тогда, женщине. Она жила там несколько лет, сама оплачивала коммунальные услуги, телефонные переговоры и электроэнергию. Хозяин появлялся раз в месяц лишь за тем, чтобы взять со своей квартирантки арендную плату. Надо сказать, что отец этой квартирантки работал начальником местного ЖЭКа. Через некоторое время в ЖЭКе «потерялись» все документы, свидетельствующие о том, что квартира приватизирована. Спустя 4 года после сдачи квартиры, ЖЭК выставил эту квартиру как бесхозную. По чистой случайности мой знакомый вовремя узнал об этом и смог предотвратить неприятности. Если бы он не узнал об этой афёре, то дальнейшее развитие событий было бы примерно таким. Квартира признаётся бесхозной, начальник ЖЭКа прописывает там свою дочь, после чего квартира приватизируется на имя дочери и продаётся. Подобных случаев, произошедших на практике, я не знаю. Но кажется правдоподобным, что они существуют.

4-й способ.
Очень много случаев потери прав собственности связаны с операциями купли-продажи недвижимости. Самый простой способ мошенничества в этой области заключается в том, что в паспорт владельца недвижимости вклеивается чужая фотография и мошенник продаёт квартиру как свою. Он ходит по всем инстанциям, собирает все справки и расписывается во всех бумажках вместо владельца. В 2001-м году произошёл такой случай, о котором писали газеты. Жил был холостой парень по имени Борис. Ничем не примечательный, работал слесарем на заводе, по праздникам любил выпить. В один из таких праздников в пивнушке он познакомился с молодым человеком, которого звали Дмитрий. Они разговорились, обменялись адресами и стали регулярно общаться друг с другом. Через полгода они стали закадычными друзьями. Настолько закадычными, что доверяли ключи от своих квартир друг другу. В один прекрасный день Дмитрий пригласил Бориса поехать с ним на рыбалку на несколько дней, на что тот с радостью согласился. Рыбалка продолжалась 5 дней. По возвращении с рыбалки Борис с удивлением узнал, что его квартира продана им самим же. Оказывается, незадолго до рыбалки Дмитрий выкрал у Бориса паспорт, вклеил туда фотографию своего знакомого, и пока они с Борисом были на рыбалке, знакомый продал квартиру. 5-ти дней оказалось достаточно. Суд посчитал сделку по продаже квартиры действительной, так как не было никаких доказательств того, что Борис был на рыбалке, и что квартиру продавал не он. Ведь и паспорт был уничтожен, и таинственного знакомого кроме Дмитрия никто не знал. Другой подобный случай произошёл с моей соседкой по подъезду. Она подселила к себе квартирантов, а те за год проживания вошли к ней в доверие. Однажды моя соседка легла в больницу, и пока она там лежала квартиранты продали её квартиру тем же самым способом: вклеили чужую фотографию в её паспорт. Правда суд признал сделку незаконной, так как соседка лежала в больнице и не могла в это время продать свою квартиру. Здесь пострадавшими оказались покупатели этой квартиры, а они, в свою очередь, ради этой сделки продали свой загородный дом и кое-что добавили, оставшись в результате бомжами. Двадцать тысяч долларов достались мошенникам, которых потом никто не смог найти. Если вы покупатель, то для защиты от этого приёма мошенничества существует единственный более-менее надёжный способ. Перед покупкой квартиры необходимо обязательно поговорить с соседями о том, кому принадлежит квартира. Причём соседей должны выбирать только вы желательно случайным образом.

5-й способ.
5-й способ связан с неточностью оформления юридических документов. Если вы продавец недвижимости, то не следует продавать квартиру в рассрочку. Такими операциями может заниматься только солидная организация: банк, агентство недвижимости или юридическая фирма. У них есть необходимые опыт и знания, чтобы грамотно оформить документы и не попасть впросак. Например, вы договариваетесь, что продаёте юридическому лицу в собственность квартиру в рассрочку. При этом в договоре будет, например, указанно:
а) Квартира переходит в собственность юридическому лицу с такого-то числа.
б) Юридическое лицо обязуется перевести на счёт продавца необходимую сумму. Заметьте, что квартира переходит в собственность, как бы сама по себе, а деньги переводятся сами по себе. То есть суд, конечно, может обязать юридическое лицо выплатить вам указанную сумму, арестовать имущество юридического лица, но до того как это произойдёт ваша квартира уже будет находится в собственности фирмы, и фирма может успеть её продать. Неточность юридических документов может стать очень сильным оружием в руках мошенника. Не так давно в передаче «Человек и закон» был показан сюжет про то, как известный российский продюсер А. Шульгин завладел всеми правами на творчество Олега Митяева и Юрия Визбора практически бесплатно. Как? Очень просто. Он предложил Митяеву и вдове Визбора подписать договор о передаче прав собственности сроком на 2 года. Но в этом договоре была такая фраза: «Договор действует в течении всего срока охраны авторских прав». В реальности эта фраза означает, что авторские права переходят к Шульгину навсегда. Ведь «срок охраны авторских прав» — это толи 50, толи 100 лет после смерти автора. Как Митяев, так и вдова Визбора не обратили внимание на этот пункт. В результате Шульгин получил в собственность даже ненаписанные ещё Митяевым произведения. Ситуацию удалось исправить, только благодаря скандалу, поднятому в прессе. Заметьте, никакого уголовного преследования по отношению к Шульгину, всё по закону. Итак, не подписывайте документов, содержащих непонятные вам пункты.

6-й способ.
Многие холостяки думают, что если они живут в гражданском браке с женщиной в квартире, записанной на них и купленной до знакомства с этой женщиной, то их праву собственности ничего не угрожает. Эти люди сильно ошибаются. Дело в том, что если мужчина и женщина живут в гражданском браке и ведут совместное хозяйство, то такой брак может быть признан действительным по решению суда. Если же они за время совместной жизни общими усилиями сделали евроремонт в квартире, в результате которого квартира значительно возросла в цене, то такая квартира может быть признана объектом общей (совместной) собственности. То есть, если вы длительное время живёте в своей квартире с женщиной и сделали там ремонт за этот период и даже за свой счёт, то женщина приобретает при определённых условиях право на половину вашей квартиры, а если она от вас беременна, то на 2/3 вашей квартиры. Вывод: гражданскую жену надо или вовремя послать подальше, или вовремя заключить с ней брачный контракт.

7-й способ.
Правильнее было бы сказать «7-й путь отбора недвижимости». Именно путь, так как здесь можно описать массу способов завладеть чужой недвижимостью или деньгами. У всех них есть общая черта: вы теряете свою недвижимость в результате того, что сделка с недвижимостью заключается таким образом, что впоследствии она будет признана недействительной. Например. Сын ушёл в армию. За это время мать молодого человека приватизирует квартиру на своё имя и впоследствии продаёт или обменивает. После прихода из армии сын имеет право подать в суд с целью признания сделки недействительной, так как он имеет право на часть квартиры, а согласия на продажу и приватизацию он не давал. Или, жена продаёт квартиру без согласия мужа, которая хоть и записана на жену, но является объектом их совместной собственности. Права мужа здесь нарушены. Добросовестные нотариусы обязательно требуют согласия мужа, но не все нотариусы добросовестны. А ещё можно продать квартиру сразу нескольким покупателям, но это криминальный способ. Правда есть одна технология отбора недвижимости, о которой я расскажу подробнее. Как мы говорили, за продажу квартиры сразу нескольким покупателям продавец будет подвергнут уголовному преследованию. Ну а если до того, как факт мошенничества станет очевиден, продавец куда-то пропадёт? Что тогда? Тогда и спрашивать будет не с кого. Представим себе следующую ситуацию. Живёт бабушка (или какой-либо смертельно больной человек). У неё в собственности находится квартира. Все мы не вечны на этой Земле, и бабушке тоже скоро пора в мир иной. Бабушка оформляет дарственную на своего взрослого внука, после чего внук уезжает далеко и надолго. Внук имеет право не регистрировать договор дарения в регистрационной палате, и при этом договор будет считаться действительным. После отъезда внука бабушка продаёт квартиру совершенно постороннему покупателю, который регистрирует сделку в регистрационной палате, и квартира официально переходит в его собственность. Покупатель вселяется и обустраивается. Через некоторое время бабушка умирает, приезжает внук и подаёт иск о признании сделки купли-продажи недействительной. Так как договор дарения был заключён раньше, чем договор купли-продажи, то иск имеет все шансы быть удовлетворённым. В этом случае и спрашивать будет не с кого, так как виновной стороной является бабушка, а её уже нет в живых. Ещё одна опасность подстерегает нас тогда, когда мы записываем в договор не полную сумму сделки. В этом случае, при расторжении договора если вам и вернут какую-то сумму, то только ту которая указанна в договоре. Многие скрывают действительную сумму сделки, чтобы не платить налоги. Это опасный способ сэкономить. Очень часто мошенники организуют дело таким образом, что продавцом выступает психически больной человек. Такая сделка в последствии будет признана недействительной и при её расторжении Вам вернут только ту сумму, которая указана в договоре.

И напоследок.
Быть мошенником не более опасно, чем быть шофёром. Вероятность для мошенника попасть в тюрьму не больше, чем для шофёра погибнуть в автокатастрофе. Поэтому, мошенники всегда были, есть и будут. Они выполняют очень важную функцию в обществе, — они учат дураков. Роль мошенников сравнима с той ролью, которую играют хищники в дикой природе. Совершая убийство, хищник способствует улучшению популяции, уничтожая слабых и больных животных. Так же и мошенник: отбирая квартиры и деньги у дураков, он не даёт им закрепится в этой жизни и занять определённое социальное положение. Именно благодаря мошенникам среди элиты общества дураков гораздо меньше, чем в его низах. Страшно представить, что было бы, если бы дураки имели такие же шансы на управление обществом, что и интеллигентные люди, обладающие научным мировоззрением. Если вы хотите защититься от мошенников, то должны общаться только с теми, кто в принципе не способен обмануть. При покупке квартиры постарайтесь получить о продавце как можно больше информации: что это за человек, где работает, какого мнения о нём его соседи и т. д. Если человек имеет постоянную работу, соседи о нём хорошего мнения, и он имеет крепкую семью, то вы, более вероятно, имеете дело с добросовестным продавцом. Если же соседи считают этого человека непорядочным типом, работает он непонятно где, а семьи нет вообще, то лучше воздержаться от любых контактов с ним, а, тем более, не покупать у него квартиру и не сдавать ему жильё в аренду.

Мошенники едва не отобрали квартиру в Воронеже у москвича без его ведома

Для просмотра видео включите поддержку javascript в браузере, или используйте браузер, который поддерживает HTML5 видео

Сотрудники Росреестра рассказали, как обезопасить себя и своё жильё от жуликов.

Лишиться квартиры в новостройке и узнать об этом только постфактум. Внимательность сотрудника воронежского Росреестра сохранила имущество законного владельца и стала поводом для уголовного дела о мошенничестве.

При проверке документов, поданных для оформления жилья в собственность, регистратор заподозрила, что один из них – подделка. Чтобы удостовериться, женщина связалась с собственником метров. Оказалось, о том, что у его жилья скоро будет новый владелец, тот даже не в курсе. Корреспондент «Вести-Воронеж» разбиралась, как защитить свою недвижимость.

Вот эту «двушку» чуть не продали за спиной у владельца. О том, что его квартиру оформляет в собственность другой человек, Сергей Глухов узнал от сотрудника Росреестра. Житель Москвы метры в «долёвку» в переулке Газовом купил в прошлом году. После право решил переуступить знакомому, рассказывает адвокат. Рассчитаться договорились за пару недель. Но два миллиона 400 тысяч рублей покупатель так и не выплатил. Зато отправил представителя регистрировать жилье.

– Если бы действительно произошёл переход права собственности на иное лицо, скорее всего, мой доверитель не смог бы вернуть себе квартиру. У него бы осталось право требования взыскания денежных средств. Но, судя по тому, что по договору на протяжении полутора лет покупатель не собирался выплачивать эти денежные средства, то и их, наверное, у него не было, – рассказывает Ольга Назарова адвокат Сергея Глухова.

Бдительность регистратора обернулась уголовным делом по факту мошенничества в особо крупном размере. Елену Шипилову, проверявшую пакет документов, смутила расписка в получении денег. Почерк, говорит, был явно не владельца квартиры, скорее, женский. И главное, подписи тут и на договоре – вот они – даже близко не похожи. Регистрацию приостановили, но представитель покупателя вела себя так же невозмутимо и крайне настойчиво.

– Потом она уже вторично сдала расписку напечатанную, второй дополнительный пакет поступил. С такой наглостью она сюда приходила в кабинет, она звонила по телефону, – рассказывает сотрудница Росреестра. – У неё уже была сделка, сделка была назначена на этот объект. Она несколько раз подтвердила, да.

Мошенникам грозит до 10 лет тюрьмы. Кстати, подлоги тут выявляли не раз. Рассказывают, были и фальшивые разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, и фиктивные поручительства банков. Спасение недвижимости – дело её владельцев, говорят в Росреестре. И советуют – проверять, кто собственник, на сайте ведомства. Ещё перед сделкой брать выписку из единого госреестра, чтобы убедиться, что та же «долёвка» без обременения или вовсе – не под арестом. Кстати, квартиру и нервы Сергея Глухова мог сохранить всего один документ.

– В случае, если он не хочет продавать свою недвижимость и опасается каких-то действий в отношении его имущества, есть такая возможность, как подача заявления о невозможности проведения регистрационных действий без личного участия. И тогда, даже в случае, когда заявитель выдал кому-то доверенность, сделка уже не пройдет, – отмечает заместитель руководителя Управления Росреестра по Воронежской области Наталья Великосельская.

Так защитить свою недвижимость можно даже из другого города. Например, квартира в Воронеже, а заявление без проблем примут многофункциональные центры той же Москвы, Екатеринбурга или Калининграда. Кстати, собственники региона стали чаще опасаться за свое имущество. К октябрю таких заявлений написали уже почти две тысячи человек – это примерно втрое больше, чем за весь прошлый год.

Евгения Соседко, Андрей Солодов и Дмитрий Овчинников

Осторожно, мошенники: как сохранить и вернуть свою квартиру

Угрозами и обманом пенсионерку, которой принадлежала квартира на Дербеневской набережной, заставили продать жилье. В итоге женщина осталась и без жилплощади, и без денег, как и многие до нее. Читайте в новом материале «Право.ru» о тех, кто чаще всего становится жертвами таких афер, по каким схемам работают «черные риэлторы», как этого избежать и насколько велик шанс вернуть похищенное жилье.

«Честные схемы» отъема жилья

Выбор жертвы

«Под пристальным прицелом мошенников находятся одинокие люди, пенсионеры, инвалиды, алкоголики, дети, выросшие без родителей. Таких граждан обмануть проще всего, именно поэтому аферисты в первую очередь оценивают статус человека. Но и многие здравомыслящие и умные люди могут попасться на удочку мошенников, совершая самые различные сделки с квартирами», – говорит Давид Мелконян, гендиректор московского правового центра «Вектор».

Сбор информации

Сначала преступники стараются убедиться, что жилье находится в собственности жертвы и других претендентов на него нет. Нередко мошенники входят в доверие к собственникам, выдавая себя за сердобольных соседей, медиков, работников социальных служб, участковых.

Отъем квартиры

Некоторые собственники даже не знают о том, что их квартира продана, пока не появляются новые хозяева. В этом случае преступники похищают документы и оформляют договор купли-продажи или дарения жилплощади без участия хозяев, подписывая документы от их имени.

«Мошенник под различными предлогами может втереться в доверие к юридически малограмотному пенсионеру и уговорить его подарить или завещать ему квартиру за какие-то обещания. А после этого он сразу же на законных основаниях выписывает дарителя из его собственной квартиры», – рассказывает Мелконян. Если пенсионер на уговоры не поддается, в ход идут «силовые методы воздействия». «Известны случаи, когда одиноких пенсионеров похищали с целью завладения их квартирами, вывозили за город, заставляли заниматься изнурительным трудом, применяли в отношении них сеансы гипноза. Через несколько месяцев такой «обработки» жертва была согласна на все», – продолжает юрист.

Оформление права собственности

Если сделка проведена «по правилам», когда жертву заставили подписать все необходимые документы, пусть даже обманом или угрозами, и нотариально удостоверена (нотариус подтвердил ее законность, дееспособность всех участников соглашения и их права на заключение договора), Росреестр выполняет чисто технические функции, оформляя жилье на нового собственника в течение одного рабочего дня, следующего за днем приема документов.

А что с хозяевами?

В «лучшем» случае после заключения сделки владелец дорогостоящей и вполне обустроенной квартиры оказывается либо на улице, либо в аварийном строении где-нибудь на окраине, совершенно непригодном для проживания. Иногда у мошенников есть «карманные» психиатры, которые могут помочь упрятать неугодного законного владельца в специализированную лечебницу, откуда тот может уже не выйти. Некоторые же действуют по принципу «нет человека, нет проблемы», предпочитая физическую расправу с потерпевшими. Таких случаев в прессе описано немало.

Из недавних громких случаев можно вспомнить историю режиссера-документалиста Тамары Якжины, которую преступники из-за жилья лишили жизни. Семидесятилетняя женщина перестала отвечать на звонки близких 16 марта прошлого года, а уже 28 марта ее родственники обнаружили, что квартира по улице Габричевского, в которой жила режиссер, выставлена на продажу на специализированном сайте. В начале апреля по факту исчезновения Якжины было возбуждено уголовное дело об убийстве (ч. 1 ст. 105 УК) и покушении на мошенничество (ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК). В результате следствие задержало троих подозреваемых, один из которых, 52-летний сосед режиссера, и признался в ее убийстве. Он сообщил, что встретил соседку на улице и предложил подвезти, по пути между ними вспыхнула ссора, которая кончилась убийством. Квартиру на продажу выставили двое других задержанных. Следователи считают, что именно попытка завладеть жильем и стала мотивом преступления. Приговор обвиняемым пока не вынесен.

Не верьте добрым «участковым» и злым «сотрудникам Центробанка»

Москвичке Прасковье Панковой повезло больше. Она осталась жива, но потеряла принадлежащую ей квартиру на Дербеневской набережной. В июне прошлого года 80-летней женщине позвонил неизвестный, который представился сотрудником Центробанка, и сообщил, что у них произошел сбой в системе, и со счетов пропала большая сумма денег. Та удивилась, ответив, что она не при чем, на что звонивший пообещал «разобраться» и положил трубку.

Панкова набрала «02» и сообщила о подозрительном звонке. Видимо, мошенники предполагали такое развитие событий, поскольку примерно через полчаса ей перезвонил некто, представившийся местным участковым Алексеем Сурковым. Между тем, согласно информации, размещенной на официальном портале управы Даниловского района ЮАО Москвы, дом потерпевшей находится в границах административного участка № 25, за который отвечают участковые, лейтенанты полиции Николай Неверов и Денис Белов.

Сурков заверил пенсионерку, что держит ситуацию под контролем и посоветовал следовать его инструкциям. Тем же вечером ей снова перезвонил «сотрудник Центробанка», который, угрожая физической расправой над женщиной и ее родственниками, потребовал перевести все имеющиеся наличные деньги на продиктованный им банковский счет. Испугавшись, та на следующий день через отделение Сбербанка перевела по указанным реквизитам 300 000 руб., солгав сотрудникам, что делает перевод для внука (ведь звонивший был мужчиной), хотя внуков мужского пола у нее нет. Не удовлетворившись полученной суммой, «сотрудник ЦБ» на следующий день снова позвонил и заявил «А теперь будем продавать квартиру!»

После этого паникующей пенсионерке перезвонил «участковый Сурков», рассказавший, что прослушивает ее телефон и в курсе того, что происходит. Он посоветовал следовать инструкциям преступников и пообещал приставить к ней человека, которого в присутствии других людей нужно называть «внуком», и «своего» риелтора. Они должны были оформить документы для заключения «фиктивного договора купли-продажи квартиры», который «поможет раскрыть преступление». В этот же день к Панковой приехал тот самый «внук» – молодой человек по имени Александр, уточнивший, что он «от Суркова», и девушка по имени Дарья, риелтор агентства недвижимости «Арманд-риэлти». Они отвезли женщину в риэлтерское агентство, чтобы оформить предварительные документы по сделке. Вечером та еще раз перезвонила «участковому», сказав, что боится. «Не переживайте, Даша – наш человек!» – заверил тот. Панковой ничего не оставалось, кроме как поверить, и 18 июня она подписала договор купли-продажи.

Покупателями стали некто Александр Спарышкин и Дмитрий Арманд, владелец риэлтерского агентства, через которое оформлялась сделка. Спарышкин заложил в ячейку отделения «ФОРА-банка» 4,75 млн руб., а Арманд – 750 000 руб., хотя в договоре купли-продажи значилось, что они приобретают квартиру за 8 млн руб. После этого, по версии Панковой и ее защиты, «внук» Александр забрал деньги из ячейки и скрылся с полученными средствами. В итоге женщина осталась и без денег, и без крыши над головой.

«Пожилые люди – как дети. «

Панкова, к сожалению, не первая и не последняя жертва мошенников, «специализирующихся» на обмане пенсионеров. «Количество преступлений по ст. 159 УК (мошенничество), растет, – говорит Григорий Марченков, руководитель ОДУУП и ПДН УВД по СВАО Москвы. – Причем, в отношении пожилых людей, входящих в группу риска – одиноких или проживающих отдельно от родственников, – у нас по округу оно выросло на 12%».

По официальной статистике, за 5 месяцев на территории СВАО число зарегистрированных мошенничеств общеуголовной направленности выросло на 39,4% (с 558 до 804). Раскрыто на 27,6% таких преступлений больше, чем за аналогичный период прошлого года. Число выявленных мошенников возросло на 40% (с 45 до 63 человек).

Из зарегистрированных мошенничеств:

12 преступлений совершили лица, представившиеся сотрудниками социальных служб и медицинскими работниками;

10 – мнимыми сотрудниками коммунальных служб;

8 преступлений связаны с незаконным завладением жильем;

427 совершены с использованием средств мобильной связи и интернета.

Сколько бы ни предупреждали мы своих пожилых родственников, от мошенников их это не спасет, считает Марченков. «Пожилые люди они как дети, сколько им ни говори, они все равно сделают по-своему, особенно если боятся за близких», – объясняет он. Тем более преступники часто оказываются хорошими психологами и имеют надежные источники получения информации – поделиться ею, в том числе за деньги, могут и врачи, и сотрудники социальных служб. Мошенники не ходят по квартирам, выбирая жертву, а бьют прицельно – приходят по определенному адресу, зная имя пенсионера и его родственников, отслеживая перемещения и так далее.

Самое лучшее в такой ситуации – организовать постоянный контроль: нанять сиделку, попросить соседей присматривать за одиноким пенсионером. Ну и, конечно, самим как можно чаще звонить родным, интересоваться, как у них дела, и говорить, что с вами все в порядке. «Нередко, когда такому дедушке или бабушке звонят и говорят: ваш родственник попал в беду, нужны деньги, они самому родственнику даже не перезванивают, чтобы узнать, все ли в порядке», – рассказывает Марченков.

О любых таких визитах, звонках, угрозах необходимо сообщать в полицию и не предпринимать никаких действий, пока с вами не свяжутся сотрудники полиции. Если преступники настаивают на личной встрече, можно вызвать наряд к тому же времени. Полицейским проще поймать мошенников на месте, чем разыскивать их после того, как преступление уже совершено. Все потому, что оперативно реагировать на такие случаи мошенничества очень сложно: пожилой человек не сразу понимает, что его обманули, обычно заявляет в полицию через день, а то и через несколько, к тому моменту преступники успевают уйти далеко, не оставив почти никаких следов.

Как можно видеть из статистики, мошенники нередко представляются сотрудниками социальных служб, чем себя, между прочим, и выдают. «За каждым пожилым человеком, находящимся в группе риска, который не может обслуживать себя самостоятельно, закреплен определенный сотрудник службы социального обеспечения. Только он общается со своим подопечным, приходит к нему, звонит. Пенсионер прекрасно его знает, соседи скорее всего тоже. У него есть соответствующее удостоверение. Больше никто «из собеса» прийти не может», – рассказывает Марченков. Все выплаты, путевки и прочие соцгарантии на дому также не оформляют – для этого пенсионер или его представитель сами должны обратиться в социальную службу.

Проверить, ваш ли участковый вам позвонил, тоже можно. Например, через сайт территориального органа МВД, где публикуются списки опорных пунктов, с именами участковых уполномоченных и рабочими телефонами. «Если звонок поступил не с этого номера, не нужно ни на что соглашаться по телефону, назначьте встречу в опорном пункте. Когда вы придете в назначенное время и увидите там участкового в форме, с жетоном, оружием, это и будет стопроцентной гарантией того, что он – настоящий», – советует Марченков.

Участковый может проводить проверку по какому-либо факту или обращению, брать объяснения, писать запросы в различные инстанции и так далее, но организовывать и координировать мероприятия по задержанию преступников – работа оперативных сотрудников уголовного розыска, к которым участковый не относится. Но, в любом случае, это мероприятие будут проводить сотрудники уголовного розыска или службы экономической безопасности, а не «свои риэлторы» или «подставные внуки».

Была ли расписка?

История с Панковой все еще не окончена. То, что ее обманули, пенсионерка поняла довольно быстро. Сначала обратилась в полицию и 20 июля прошлого года была признана потерпевшей по делу, возбужденному в отношении неизвестных лиц по ч. 1 ст. 159 УК (мошенничество). Расследование все еще не окончено, в числе подозреваемых Александр Аляпин – тот самый «внук», который помогал «ловить преступников».

Одновременно с этим 20 июля прошлого года Панкова подала иск в Симоновской районный суд, требуя признать сделку недействительной и вернуть ей квартиру (дело № 2-35/2016). В отзыве на иск покупатели Спорышкин и Арманд указали, что являются добросовестными приобретателями. «При обращении в суд с целью признать сделку, совершенную под влиянием обмана, недействительной, бремя доказывания виновности ложится на истца. В исковом заявлении не приведено ни одного довода и не представлено ни одного доказательства в подтверждение того, что со стороны покупателей – ответчиков были совершены какие-либо противоправные действия, приведшие к заключению договора купли-продажи квартиры», – говорилось в отзыве на иск. Кроме того, Панкова в присутствии нотариуса подтвердила, что заключает договор добровольно и полностью осознает свои действия и их последствия, что, по мнению ответчиков, также говорило в пользу действительности сделки.

Вместе с тем следствие провело две психофизиологические экспертизы с использованием полиграфа, в ходе которых были допрошены Арманд и Дарья Ильина – риэлтор, сопровождавший сделку. Результаты показали, что оба они на момент заключения договора знали, что Аляпин не является внуком Панковой и «похищает ее квартиру», а также, что в ячейку банка Арманд заложил сумму значительно меньшую, чем была указана в договоре. Подтвердили они и информацию о том, что Панкова при оформлении документов у нотариуса не знакомилась с их содержанием и подписывала их не глядя. Кроме того, по словам Матвея Ревякина, адвоката АБ «Резник, Гагарин и Партнеры», который представлял интересы пенсионерки, отвечая на запросы, направленные им в адвокатские конторы, которые вели сходные дела с участием Арманда как покупателя жилья или риэлтора, тот всегда пользовался для удостоверения сделок услугами одного и того же нотариуса.

19 мая этого года судья Павел Вершинин отказал в удовлетворении иска. В решении (текст имеется в распоряжении редакции) он указал, что Панкова не представила ни одного доказательства, что Арманд или Спорышкин совершали какие-либо противоправные действия, которые привели к заключению договора купли-продажи квартиры путем обмана истца или введения ее в заблуждение, а также, что в ее адрес действительно поступали угрозы. Здесь судья сослался на п. 14 договора, в котором, помимо прочего, говорится, что все его стороны в присутствии нотариуса подтвердили, что они понимают суть соглашения, которое заключают, у них отсутствуют обстоятельства, вынуждающие заключить его на крайне невыгодных условиях, договор не заключается под влиянием стечения тяжелых для сторон обстоятельств.

По мнению заявительницы и ее представителя, сговор покупателей квартиры и лиц, которые способствовали ее продаже, был налицо – ведь риэлтор Дарья работала в агентстве недвижимости, принадлежавшем одному из новых собственников. Однако суд указал, что «сам факт исполнения определенных служебных или трудовых обязанностей данных лиц не подтверждает факт обмана истца при заключении договора купли-продажи».

Между тем допрошенный в ходе заседания Аляпин рассказал, что его наняли сыграть роль «внука», заплатив 500 000 руб. Действиями всех участников сделки (в том числе покупателей и риелтора) руководил некий «Володя» – знакомый его знакомого, который и предложил Аляпину такой способ «заработка». Однако суд к его показаниям отнесся критически, поскольку они «противоречат фактическим обстоятельствам заключенного договора».

Адвокат Ревякин настаивает, что ответчики не представили расписку истца, которая свидетельствовала бы, что она получила деньги за квартиру. Аляпин говорил, что Панкова такую расписку давала (копия протокола допроса есть в распоряжении редакции), более того, переписывала ее дважды: сначала при подготовке сделки в «Арманд-риэлти», а потом в «ФОРА-банке» 18 июня в момент передачи денег.

Ревякин считал доказанным факт введения его доверительницы в заблуждение, однако суд не применил положения ст. 178 ГК. В п. 1 говорится, что сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

Ситуацию прокомментировал адвокат Адвокатского бюро «Резник, Гагарин и Партнеры» Константин Гагарин (его адвокатское бюро ведёт данное дело на условиях pro bono) –

Судья взял на себя смелость лишить пенсионерку ее единственного жилья при наличии неопровержимых доказательств обмана в деле. Более того, судья обесценил работу правоохранительных органов, до заершения следствия по уголовному делу заранее предрешив вопрос о невиновности так называемых «покупателей», причастность которых к мошенничеству проверяется следствием. Складывается впечатление, что судья проигнорировал очевидные факты обмана под воздействием обаяния риэлтеров в малиновых пиджаках. Фактически настоящее решение представляет собой индульгенцию для мошенников, которые цинично выкинули одинокую пенсионерку на улицу

Шанс выиграть дело есть

Ревякин уже подал апелляционную жалобу по делу, а его коллеги полагают, что у Панковой есть все шансы вернуть жилье. Правда, Лада Горелик, управляющий партнер КА «Горелик и партнеры», считает, что раз уж пенсионерка признана потерпевшей по делу о мошенничестве, суду стоит применить не ст. 178, а ст. 179 ГК, где речь идет о возможности признания недействительной сделки, совершенной потерпевшим под влиянием насилия, угрозы или обмана.

Михаил Воронин, старший партнер КА «Юков и партнеры», говорит, что квартира в любом случае вернется владелице, если будет вынесен обвинительный приговор по уголовному делу о мошенничестве. «Это дело однозначно следует квалифицировать по ч. 4 ст. 159 УК, все причастные должны быть привлечены к ответственности, а когда суд определит виновных, и приговор вступит в силу, квартиру вернут женщине, пострадавшей от мошеннических действий, даже если нынешние приобретатели являются добросовестными», – говорит он. «Возможно, целесообразной являлась бы еще подача в уголовном деле, когда оно будет передано в суд, иска о возмещении потерпевшей имущественного ущерба путем возврата квартиры», – добавляет Горелик.

«Распространенной ошибкой в подобных делах является, что потерпевшая сторона возлагает основные надежды на должностных лиц органов внутренних дел, игнорируя возможность проведения адвокатского расследования. Вместе с тем результаты качественного адвокатского расследования в значительной степени упрощают работу как правоохранительных органов, так и суда», – говорит адвокат Антон Пуляев, заместитель председателя коллегии адвокатов «ДЕ-ЮРЕ».

В целом с ним согласен и адвокат Алексей Михальчик, который предлагает юристам, представляющим в подобных делах жертв мошенничества, активнее использовать в качестве аргументов материалы уголовных дел или доследственных проверок.»В моей практике был случай, когда квартиру вернули владельцу по заявленным основаниям после того, как техническая экспертиза документов установила, что подпись на расписке о получении денежных средств за квартиру была выполнена ранее текста расписки, то есть на чистом листе. Суд признал данные действия обманом и расторг договор купли-продажи квартиры», – делится опытом защитник.

Пока же, по мнению юристов необходимо добиться принятия обеспечительных мер, чтобы «квартира не ушла дальше». Горелик, например, предлагает сделать это в рамках расследования уголовного дела: признать жилье вещественным доказательством, наложить на него арест и передать на хранение потерпевшей. А адвокат Пуляев полагает, что ходатайство о наложении ареста необходимо было подать вместе с исковым заявлением.

Адвокат Оксана Филачева напомнила также и о профилактике, отметив, что пожилые одинокие люди в первую очередь попадают в такие ситуации и прежде всего потому, что не советуются вовремя с родственниками, друзьями, соседями. «Я убеждена в том, что подобное мошенничество не прошло, обратись пострадавшая за консультацией к юристам во время. На мошеннические схемы с жильем попадаются как лица, страдающие психическими расстройствами, так и совершенно здоровые, вопрос только в том, насколько убедительны мошенники, – уверена юрист. – В моей практике огромное количество таких дел. Заниматься ими нужно, но каждое дело требует большой работы, поэтому лучше предотвращать такие ситуации, а не разрешать их последствия».

А как же покупатель?

О другой стороне медали квартирных мошенничеств напомнил гендиректор правового центра «Вектор» Давид Мелконян. По его словам, если при расторжении сделки, заключенной путем обмана, саму квартиру и прочую недвижимость вернуть не составляет труда, то за возврат денег, которые заплатил мошенникам добросовестный приобретатель, как правило, приходится бороться. «Наиболее серьезной проблемой с точки зрения судебной практики, на которую может нарваться покупатель недвижимости, – это признание сделки недействительной по решению суда», – говорит Мелконян.

Это обусловлено тем, что истец должен доказать причины, почему сделка должна быть отнесена к незаключенной, и представить веские доказательства. Чтобы справиться со сбором доказательной базы, ему следует хорошо разбираться в законодательстве, уметь грамотно оформить все представляющиеся в суд бумаги. «Если с возвратом в собственность квартиры, по крайней мере по документам, сложностей обычно не возникает, так как изменения в реестр о смене собственника вносятся автоматически после предоставления решения суда, то с возвратом денежных средств могут выйти затруднения. Если добровольного возврата не происходит, стороне соглашения придется начинать процедуру исполнительного производства, а это потребует времени, – говорит юрист. – Конечно, у покупателя есть возможность обезопасить себя от подобной ситуации и минимизировать финансовые риски – заключить договор страхования на приобретаемое имущество, предусмотреть там риски признания сделки недействительной и сделать это одновременно с заключением договора. Но это определенные расходы, на которые навряд ли пойдут стороны сделки».

Главное, необходимо запомнить, что предъявлять иски к добросовестным приобретателям по статье 167 ГК РФ неправомерно. Это правило утверждено КС в постановлении от 21 апреля 2003 года № 6-П. Требовать возврата имущества на основании статьи 167 ГК собственник может только у недобросовестного приобретателя. Поскольку добросовестное приобретение в смысле статьи 302 ГК возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права его отчуждать, последствием сделки, совершенной с таким нарушением, является не двусторонняя реституция, а возврат имущества из незаконного владения (виндикация).

Предъявляя подобные иски, истцы должны знать, к какой категории отнести последних владельцев имущества: к добросовестным или недобросовестным приобретателям. И в зависимости от этого принимать решение о предмете и основании иска. Если сделка признается недействительной, то должны применяться правила двусторонней реституции. Это означает, что каждая из сторон недействительной сделки возвращает все полученное по ней другой стороне. То есть применительно к жилой площади, одной стороне должна быть возвращена эта площадь, но другая сторона возвращает полученные за эту площадь денежные средства. В противном случае решение суда подлежит отмене как нарушившее права участников недействительной сделки.

Может ли кредитор контролировать корпоративный статус своего должника, разбирались суды в деле № А05-5165/2018. ИП Виктор Тюкин поставлял продовольственные товары ООО «Рассвет» с 2010 года. К 2015 году за покупателем скопились долги. Тюкин переговорил с учредителями «Рассвета» Еленой Жемчуговой (49%) и Владимиром Петровским (51%). Они договорились обеспечить выплату денег двумя способами. Во-первых, по долгам покупателя поручилась другая фирма. А во-вторых, ИП Тюкин заключил корпоративный договор непосредственно с учредителями. Они обязались не продавать свою долю и не выходить из состава участников. А Тюкин считал, что это поможет привлечь учредителей должника к субсидиарной ответственности, если будет такая необходимость.

Но в 2017 году Петровский ушел из бизнеса и его доля по закону перешла к самому «Рассвету». А Тюкин обратился в суд, где потребовал вернуть Петровского в состав учредителей, а сделку по выходу из общества признать недействительной.

Два суда отклонили иск предпринимателя. Они пришли к выводу, что учредитель вполне мог покинуть компанию согласно п. 1 ст. 94 Гражданского кодекса. Норма допускает выход без согласия других участников или общества, если это предусмотрено уставом. Устав «Рассвета» это разрешал, рассудили две инстанции. Да и сам корпоративный договор не требовал, чтобы Петровский получал согласие Тюкина на выход из общества.

Нарушение корпоративного договора само по себе не позволяет «обнулить» выход из общества, хотя и дает возможность привлечь Петровского к ответственности, согласились суды. Как они отметили, истец не доказал, что поступок ответчика нарушил его права. Интерес Тюкина был в том, чтобы вернуть деньги. Для этого он мог подать иск к «Рассвету» или поручителю, но не сделал этого, объяснили арбитражи. Они отклонили возражения Тюкина, который указывал, что потерял возможность привлечь Петровского к субсидиарной ответственности. «Для этого нужны специальные основания, которые в этом деле не установлены», – ответил 14-й ААС.

Договор – корпоративный или простого товарищества?

Правильно квалифицировать соглашение бывает непросто. Чем отличается корпоративный договор от договора простого товарищества, разбирались суды в деле № А50-34733/2017. Владимир Мельников заключил с Антоном Шалимовым соглашение о том, как они будут вести бизнес по производству и продаже древесно-угольных брикетов (другие участники – Мария Шалимова и Татьяна Кудринских). Условий было много. В частности, Мельников обязался пополнить расчетные счета двух обществ, Шалимов – погасить долги одной из фирм. Доходы они договорились делить поровну.

Но на деле все оказалось не так, как на бумаге. Договор исполнили только в незначительной степени, и оказалось, что у Шалимова нет денег на исполнение соглашения. Кроме того, он скрыл кредиторскую задолженность одной из своих фирм. Мельников был недоволен тем, что другие участники соглашения ничего не делают для организации производства, не соблюдают договоренности в части распределения расходов.

Мельников задался целью признать договор незаключенным. В своем иске он указал, что это договор простого товарищества, в котором не согласованы обязательные по закону условия. Например, характер вклада и его размер. Арбитражный суд Пермского края с этим согласился. По сути, Шалимов обязался представить мощности для производства брикетов, а Мельников отвечал за финансирование, рассудила первая инстанция.

Ответчики не были согласны с такой трактовкой. Они настаивали, что каждый пункт соглашения самостоятельный и независимый от другого. Но АС Пермского края отверг их доводы. Он объяснил, что стороны хотели объединить вклады для совместного бизнеса, а это договор простого товарищества. При этом текст недостаточно четкий: «невозможно конкретно определить предмет совместной деятельности, общий объем финансирования, размер вклада каждого участника и порядок внесения вкладов в совместную деятельность». По этой причине АС Пермского края признал договор незаключенным.

Иного мнения оказался 17-й арбитражный апелляционный суд. Здесь речь именно о корпоративном договоре, в котором участники договорились, как они будут распоряжаться своими правами, рассудила апелляция со ссылкой на ст. 67.2 ГК. К тому же обстоятельства дела надо оценивать в пользу сохранения, а не аннулирования обязательств, а также с учетом презумпции разумности и добросовестности участников (п. 7 информационного письма Президиума ВАС от 25 февраля 2014 года № 165). Таким образом, 17-й ААС отказался признавать договор незаключенным. 15 октября 2018 года это постановление оставила в силе кассация.

Не заплатила за молчание

В феврале 2015 года Александр Петров и Мария Солеварова учредили ООО «Винтаж» с долями 30% и 70% соответственно. А через полгода составили «соглашение о перераспределении обязанностей». Петров устранялся от управления компанией и получения прибыли, а взамен ему полагались компенсации от 100 000 до 200 000 руб. в месяц до мая 2016-го. При этом соглашение считалось расторгнутым в случае задержки или невыплаты. Солеварова перечислила 135 000 руб. и на этом остановилась.

В мае 2016-го Петров решил, что неисполнение соглашения причинило ему 1,6 млн руб. убытков, и обратился в суд. АС Приморского края отказал, потому что счел договор незаключенным (дело № А51-10201/2016). Из текста было непонятно, кто именно выплачивает компенсации Петрову.

Но 5-й арбитражный апелляционный суд пришел к другому выводу. Условия договора не противоречат закону, стороны его исполняли, по поводу условий не спорили, Солеварова даже перевела первый платеж – всё это говорит о том, что договор нельзя признать незаключенным. Кроме того, добавила апелляция, у соглашения всего два участника, так что здесь тоже не может быть разночтений, кто должен платить деньги Петрову.

Убытков у него не возникло, решил 5-й ААС. Когда Солеварова перестала платить – Петров всего лишь получил обратно обычные права участника по управлению обществом. А если он считает, что партнёр неосновательно обогатился, судьи апелляции посоветовали ему подать отдельный иск. В 2017 году кассация подтвердила правильность такого подхода.

Корпоративный договор и предпринимательский риск

Владелец нефтеперерабатывающей площадки «Адыгейскнефтехим» Адам Яхутль в 2009 году нашел инвесторов для своего бизнеса – Алексея Баринова и Станислава Матвеева. Отношения оформили двумя документами. По договору купли-продажи Яхутль должен передать 60%-ю долю в предприятии ООО «Мост-Т» за 700 000 руб. Второе соглашение регулировало взаимоотношения Яхутля с Бариновым, Матвеевым и «Мостом-Т» «по совместному развитию общества». Три лица обязались развить мощность площадки до определенного показателя и вложить туда 30 млн руб. Яхутлю полагалось 10 млн руб. сразу же и 25 млн руб. – с прибыли. Такие соглашения стороны подписали в 2009 году, когда площадка была банкротом.

Надежды не оправдались. Компания вышла из одного банкротства, но впереди ее ждало другое. В 2014 году «Адыгейскнефтехим» признали несостоятельным по его заявлению и открыли банкротное дело (сейчас, судя по данным Casebook, компания находится в стадии ликвидации). В 2016 году Яхутль направил контрагентам предложение расторгнуть договор купли-продажи доли, но не дождался ответа и отправился в суд.

В деле № А01-1238/2016 Яхутль утверждал, что продал долю по очень заниженной цене в надежде на возрождение бизнеса и увеличение прибыли. Судебная экспертиза подтвердила его слова: согласно заключению, 60% предприятия в 2009 году стоили 206 млн руб., а вовсе не 700 000. Ссылаясь на существенное изменение обстоятельств и нарушение договора, истец просил расторгнуть договор купли-продажи.

АС Адыгеи так и поступил. Он объяснил решение необходимостью толковать договоры совместно, потому что они «взаимосвязаны и преследуют одни и те же цели». При этом арбитраж отклонил доводы ответчиков. Он не принял во внимание платежное поручение на перечисление 10 млн руб. Яхутлю, поскольку там не было отметки банка и некоторых других реквизитов. Суд не счёл пропущенным срок исковой давности, ведь он начался, когда Яхутль предложил урегулировать дело миром в 2014 году. «Ранее этой даты обратиться за судебной защитой оснований не было», – объяснил АС Адыгеи.

Его решение исправил 15-й арбитражный апелляционный суд. Если результаты в бизнесе не были достигнуты – это следствие обычного предпринимательского риска, а последствия банкротства отражаются на всех учредителях предприятия. В деле нет доказательств, что ответчики злонамеренно скрыли 25 млн руб. с прибыли – этой прибыли просто не было. По мнению 15-го ААС, из текста договоров не следует, что судьба купли-продажи зависит от корпоративного соглашения. Если бы стороны хотели это увязать – ничего им не мешало включить эти условия в единый договор, рассудила апелляция.

Далее она проанализировала, как исполняли свои обязательства ответчики. Они заплатили по долгам «Адыгейскнефтехима» и вкладывались в производство. Что касается передачи 10 млн руб. Яхутлю, здесь апелляция учла утверждение из переписки, что эти деньги были «по устному распоряжению перечислены близкому родственнику». Да и сам Яхутль не заявлял официальные претензии на эту сумму. Он пытается вернуть проданную в 2009 году долю, но не возвращает ответчикам их вложения – здесь апелляция увидела злоупотребление правом и отказала в иске. Решение устояло в кассации.

Корпоративное акционерное соглашение

Владелец 40% акций АО «Рузам» Гази Лугуев был недоволен решением ООО «РНГС Трейдинг» (60%) – второго акционера – продать помещения «Рузама» стоимостью 7,8 млн руб. Он решил оспорить эту сделку в деле № А40-133036/2016. Лугуев утверждал, что сделка крупная, но не получила одобрения на общем собрании участников. Но суды отвергли эти заявления, потому что, согласно уставу, крупной считается сделка от 10 млн руб.

Помимо этого, суды оценили «генеральное соглашение о взаимоотношениях между обществом и его акционерами». Согласно этому документу, права покупателя как акционера [имеется в виду Лугуев – «Право.ru»] распространяются только на один объект с другим адресом. АС города Москвы по этой причине решил, что Лугуев не имеет права на иск. Истец не согласился с этим и подал апелляционную жалобу. Он настаивал, что генеральное соглашение – это, по сути, акционерное соглашение. И оно недействительно, поскольку переход прав на акции был зарегистрирован позже.

Но 9-й ААС отверг эти аргументы. Он использовал аналогию с ч. 10 ст. 67.2 ГК, которая устанавливает, что правила о корпоративном договоре применяются к соглашению о создании хозяйственного общества, если иное не следует из закона или сути соглашения. По этой причине генеральное соглашение нельзя признать недействительным, решила апелляция. А значит, Лугуев не имеет влияния на отношения общества по поводу других объектов, чем указанных в договоре.

Алена Пушкарская* купила смартфон Sony Xperia M5 Dual E5633 за 27 000 руб. в октябре 2016 года, а в феврале 2017-го отнесла его в ремонт по гарантии в ООО «Сота-Сервис» (какая с ним была проблема – в судебных актах не уточняется). Получив телефон после ремонта, Пушкарская обнаружила, что защитное стекло разбито, а затем он перестал включаться. Она потребовала, чтобы «Сота-Сервис» выплатил ей двукратную стоимость смартфона, но фирма отказала. В ответ Пушкарская обратилась в суд, где ее права защищало Общероссийское общественное движение в защиту прав и интересов потребителей «Объединение потребителей России». Истица потребовала компенсировать двукратную стоимость устройства – 53 980 руб., 10 000 руб. убытков, 5000 руб. компенсации морального вреда и «потребительский» штраф в размере 50% от требований, не удовлетворенных в срок.

Забыли про Пленум

Хотя Пушкарская предъявила накладную, что сдавала телефон в «Сота-Сервис», компания настаивала, что не виновата в поломке. Ее представитель в суде пояснил, что гаджет отправили в вышестоящий сервисный центр – ООО «РСС». Именно эта компания, в которой сделали гарантийный ремонт, должна отвечать по иску, указывал юрист «Сота-Сервиса».

С такой логикой согласились два суда. В накладной указано, что «Сота-Сервис» оставляет за собой право передать аппарат в вышестоящий сервисный центр. В суд надо подавать на компанию, которая чинила телефон, указали две инстанции. Но «Объединение потребителей России» отказывалось менять ответчика и настаивало на своей правоте. Его услышали в Верховном суде, куда общество подало жалобу.

Гражданская коллегия ВС напомнила положения Гражданского кодекса, а также их толкование. Если должник поручил исполнить обязательство третьему лицу, отвечает все равно должник – такое указание дал Пленум ВС со ссылкой на п. 6 ст. 313 ГК и ст. 403 ГК (п. 22 постановления от 22 ноября 2016 г. № 54). Иными словами, кому бы фирма не передала чинить телефон – претензии по качеству ремонта надо предъявлять все равно ей, следует из определения № 18-КГ18-154. С такими указаниями коллегия под председательством Елены Гетман отправила дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Чтобы застраховаться от возможных проблем, Спиричева из АБ «Бородин и партнеры» советует внимательно читать документы, которые оформляются перед ремонтом.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Если потребитель судится с продавцом о неисправном гарантийном товаре, то по общему правилу именно продавец должен доказывать, что не виноват в поломке, напомнил Верховный суд в одном из недавних дел. В нем Павел Петриченко* требовал у дилера «Фаворит Технолоджи» 222 895 руб., потраченных на ремонт Opel Astra GTC. Машина 2013 года сломалась в сентябре 2015-го, когда еще была на гарантии. Двигатель неравномерно работал на всех оборотах, постоянно мигал индикатор ESP Service и лампочка «Проверьте двигатель». Поэтому владелец попросил продавца заняться ремонтом. Их переписка растянулась на несколько месяцев.

24 и 26 сентября 2015 года Петриченко направил заявку на ремонт, где указал поломки.2 ноября «Фаворит Технолоджи» направил ответ, в котором написал, что не может сказать, готов ли принять автомобиль на гарантийный ремонт, потому что «не имеет подтвержденной информации о характере и причине неисправности». Чтобы это определить, компания пригласила доставить автомобиль на бесплатную диагностику.11 ноября Петриченко снова направил претензию с требованием незамедлительно принять автомобиль на гарантийный ремонт.23 ноября «Фаворит Технолоджи» сообщил, что готов принять машину в ремонт.23 ноября Петриченко отправил телеграмму, в которой потребовал в течение 10 дней доставить автомобиль на ремонт за счет «Фаворит Технолоджи». Иначе Петриченко пригрозил отремонтировать машину самостоятельно, а расходы взыскать с дилера. Телеграмма не была доставлена из-за отсутствия организации по адресу.

Следом Петриченко сам организовал диагностику и ремонт. Эксперт подтвердил, что на автомобиле в таком состоянии ездить опасно, нужно заменить цилиндры и поршни. Это обошлось в 222 895 руб. Петриченко выставил такой счет дилеру, но тот отказался платить, поэтому владелец отправился в суд. К сумме ремонта он прибавил 690 000 руб. неустойки за неисполнение гарантийного обязательства, 93 616 руб. неустойки за отказ возместить расходы на ремонт и 10 000 руб. в счет возмещения морального вреда.

За чей счет доставка

Районный суд удовлетворил требования частично, снизив неустойку (итоговая сумма из акта вымарана). Это решение отменил Тверской областной суд. Он прислушался к доводам юристов «Фаворит Технолоджи», что дилер не отказывался принять «Опель» на ремонт. По словам представителей компании, они пообещали Петриченко оплатить расходы на эвакуацию, если диагностика подтвердит производственный характер поломки. Однако владелец его не доставил и, по мнению организации, «злоупотребил правом».

Областной суд не нашел вины в поведении дилера, ведь он не отказывался от своих обязательств. Истец не мог требовать незамедлительно отремонтировать машину по гарантии без диагностики. Доставку должен был обеспечить сам клиент, а компания возместила бы ему расходы, рассудила апелляция со ссылкой на п. 7 ст. 18 закона о защите прав потребителей. Кроме того, облсуд решил, что наряд-заказ и письменная консультация Петриченко не подтверждают производственный характер недостатков.

С этим не согласился Верховный суд, который сослался на другое правило из п. 7 ст. 18 закона о том, что доставку крупногабаритного груза для ремонта оплачивает уполномоченная организация. «В своих письмах она не предложила забрать автомобиль к месту ремонта и ничего не сделала для выполнения своей обязанности», – указывается в определении № 35-КГ18-7. Апелляция также проигнорировала мнение эксперта, что на автомобиле было опасно ездить, то есть нельзя было доставить его в ремонт своим ходом.

ВС напомнил, что продавец или иное уполномоченное лицо отвечает за поломки гарантийного товара, если не докажет, что они возникли после его передачи по вине покупателя или третьих лиц (п. 6 ст. 18 закона о защите прав потребителей). Областной суд не учел, что именно «Фаворит Технолоджи» должен был доказать вину владельца машины, чтобы победить в судебном споре. Компания этого не сделала, поэтому гражданская коллегия отправила дело заново в апелляцию.

Логика, закон и бремя доказывания

По словам старшего партнера АБ Яблоков и партнеры Ярослава Самородова, апелляция исходила больше из логики, чем из закона: ответчик не отказался принять автомобиль, вот только покупатель его не предоставил. Только не учла, что закон дает покупателю возможность отремонтировать машину на стороне, а потом выставить счет.

Продавец вел себя недобросовестно, потому что не организовал приемку и доставку машины к месту диагностики, говорит старший юрист Athaus Legal Сусана Киракосян.

В суде некоторые продавцы ошибочно полагают: «кто идет в суд – тот и доказывает», говорит Яблоков. Но часто они могут выбирать такую позицию намеренно, чтобы затягивать процесс и показывать, что с них так легко денег не получить. В то же время бремя доказывания может распределяться по-другому, замечает Киракосян. Если товар без гарантии или недостаток возник после гарантийного срока – доказывать причину должен покупатель.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Приведу две случайные новости последних месяцев, но список можно продолжать бесконечно. В Калифорнии открылось кафе с кухней-автоматом, бургеры для гостей жарит робот без участия человека. В Китае масштабируется проект магазинов самообслуживания: в нем нет ни одного сотрудника, посетители оплачивают товары самостоятельно, а компьютерное зрение следит, чтобы никто не унес с собой ничего лишнего.

Юристы – не повара и не охранники на кассе, их работу перепоручить искусственному интеллекту сложнее, но прогресс добирается и сюда. В российском инфополе первая ассоциация с этой темой – выступления Грефа и увольнения в Сбербанке. В мире у движения за автоматизацию нет явного лидера. Международная ассоциация искусственного интеллекта и закона проводит конференции и принимает научные доклады, но крайне далека от практики. Множество мелких стартапов решают небольшие практические задачи, но и им далеко для полноценного робота-юриста.

Самое очевидное и самое безопасное применение AI – чтение. Нейросетка не принимает никаких решений, а только подсказывает человеку. Американский casetext разработал систему умного поиска подходящих судебных прецедентов. Механика проекта очень проста: пользователь загружает в систему документ, AI ищет в базе всё, что ему кажется подходящим к данному делу. Отличие стартапа от «Консультанта Плюс» и его аналогов в интеллектуальности поиска, запрос не разбивается на отдельные ключевые слова, casetext пытается использовать именно смысл прецедента.

Доступ к сервису продается по подписке, базовая цена без скидок составляет $120 в месяц – на самом деле очень дешево, если он хоть пару раз за месяц что-нибудь находить будет, то с учетом стоимости часа американского юриста вложения уже отобьются. Обычный же человек может использовать casetext, по сути, бесплатно – недельный тестовый период есть, а что ещё непрофессионалу может понадобиться? Ради двух разнесенных во времени поисков можно и два раза зарегистрироваться.

Проекту пять лет, но действительно массовым он пока не стал. Инвестиции привлек тоже не очень большие по американским меркам, 20 млн за всё время. Куш при этом впереди огромный: в США 1 300 000 юристов, даже по $20 в месяц с каждого – это очень неплохой рынок.

Стартап Ravel Law читает и анализирует американские судебные прецеденты. От casetext он отличается тем, что берет как входную точку для поиска не документ, а человека. Принятие решения в процессах часто крайне субъективно, и ключевую роль играет личность судьи. Напомню знаменитое исследование, которое популяризовал Канеман в книге «Thinking, Fast and Slow»: в среднем самые мягкие приговоры выносятся в начале дня или после обеда, самые жесткие – перед перерывом, результат статистически значим. Конечно, не требуется никаких стартапов и нейронных сетей, чтобы добиваться выгодного времени слушаний, но субъективизм проявляется не только как реакция на чувство голода.

Ravel Law структурирует все предыдущие процессы судьи и вытаскивает скрытые закономерности его поведения. Какие аргументы он любит, какая стилистика его раздражает, какие прецеденты цитирует в решениях. Знание таких особенностей позволяет адвокату лучше готовиться к делу и апеллировать к правильным струнам в душе судьи.

LawGeex берет на себя больше ответственности и рекламируется как сервис электронного юриста. Робот пока ещё маленький и глупенький и скорее помогает живому человеку, чем его заменяет, но лиха беда начало.

Заявленный функционал – проверка договоров по чек-листу, принятому в данной корпорации. «Мы не подписываем договоров с возможным штрафом больше X», «мы не подписываем договоров, которые не можем разорвать за три месяца» – что-то в таком духе. LawGeex подчеркивает неправильные абзацы и передает дальше человеку на проверку и спор с контрагентом. В суть бизнес-договоренностей AI, конечно, не влезает. Так глубоко, впрочем, и не каждый юрист лезет.

Стартап рекомендует использовать технологию в неважных договорах – при подписании NDA, текущих закупках и тому подобных ситуациях, когда всё ясно и цена ошибки мала. Пиарные презентации обещают сократить время согласования таких документов до часа. Впрочем, активные продажи LawGeex пока не ведет, видимо, качество продукта ещё недостаточно.

Стартап потратил на разработку $9,5 млн инвестиций и привлек в апреле раунд ещё на 12 млн.

После чтения наступает время написания. В идеальном мире AI будет не помогать юристу, а заменит его целиком. Технологиям до этого ещё далеко, то что есть на рынке – автоматизация стандартизованных действий, а не истинная интеллектуальная работа. Откровеннее всех разницу демонстрирует стартап DoNotPay – робот-юрист для простых неприятностей. Предположим, у пользователя случилась типовая городская проблема. Например, пришел штраф за неправильную парковку уже проданного автомобиля. Человек заходит на сайт стартапа, находит свой случай и проходит через последовательность вопросов: «как вас зовут?», «какой номер штрафа», «когда вы продали машину?». Журналисты называют этот процесс «чат-ботом», но явно льстят: в диалоге нет никакой вариативности или понимания смысла, сервис просто по очереди текстовые поля показывает.

Когда квест заканчивается, DoNotPay вставляет полученные ответы в стандартную форму, предлагает её распечатать и с ней идти жаловаться. Юрист не нужен, деньги сэкономлены, клиент доволен, для типового случая ему действительно больше ничего не надо. К AI, разумеется, все это никак не относится, но какая разница, что сидит внутри у механического турка. DoNotPay максимально прост и почти анекдотичен, но завтра по той же модели будут работать и более серьезные проекты. Прогресс отрасли уже не остановить.

Если участник дела подал документы позже срока, установленного судьей, – это не всегда значит, что он опоздал, следует из решения АС Московского округа по делу о банкротстве банка «Народный Кредит» (дело № А40-171160/2014). Агентство по страхованию вкладов пыталось привлечь трех контролирующих лиц к ответственности на 18 млрд руб. и доказывало, что они выдавали заведомо невозвратные кредиты.

Арбитражный суд города Москвы отложил рассмотрение дела. Он предложил представить отзывы и дополнительные бумаги до 26 февраля 2018 года. Судья предупредил, что в случае опоздания не будет принимать документы и рассмотрит дело по имеющимся доказательствам. Так и случилось, потому что АСВ передало копии договоров и других бумаг 2 марта. Суд не стал приобщать эти доказательства к делу и на заседании 5 апреля решил отказать в иске. Такого же мнения оказалась и апелляция.

АС Московского округа, наоборот, встал на сторону АСВ. «Он сдал дополнительные доказательства в суд 2 марта к заседанию, назначенному на 5 апреля, то есть более чем за месяц», – написано в постановлении. Таким образом, документы по делу были раскрыты заранее. АСВ имеет право ссылаться на доказательства, с которыми другие участники дела были ознакомлены заблаговременно, указала кассация на п. 5 ст. 65 АПК. Спор она указала пересмотреть.

Наказать директора за недостачу

Станет ли бывший директор «ГВСУ Монолит» Николай Харламов отвечать за недостачу товарно-материальных ценностей (ТМЦ) на 25,2 млн руб., решали суды в деле № А40-124820/2017. Первоначальная недостача была почти в два раза больше: инвентаризация в конце 2015 года недосчиталась имущества на 47,9 млн руб. Служебная проверка, которую провели уже после увольнения Харламова в 2016-м, сократила эту сумму вполовину.

Единственный акционер компании, АО ХК «ГВСУ «Центр», решил взыскивать убытки с гендиректора. Дело в том, что работники, которые отвечали за движение ТМЦ, не подписывали договоров о полной материальной ответственности. Поэтому акционер обвинил в недосмотре Харламова. Но бывший директор не признал претензий и напомнил, что в компании работала инспектор по кадрам – она и должна была заключать договоры с сотрудниками.

Первая инстанция удовлетворила иск и согласилась, что Харламов не обеспечил сохранность имущества. Апелляция, наоборот, решила, что требования не доказаны. 9-й ААС напомнил, что служебная проверка, которая установила итоговый размер убытков, проводилась уже после увольнения Харламова и без его участия. В «ГВСУ-Монолите» действительно работала инспектор отдела кадров, и в ее трудовые обязанности входило заключение договоров о полной материальной ответственности. Директор делегировал ей эти полномочия, объяснила апелляция. Кроме того, она выяснила, что большинство работников, отвечавших за недостачу, были уволены с апреля по ноябрь 2016 года, когда Харламов не работал в «ГВСУ-Монолите» и не мог привлечь их к материальной ответственности.

АО ХК «ГВСУ «Центр» пожаловалось в АС Московского округа. Правда, в ходе заседания его представитель не смог ответить на вопросы судей о конкретных причинах недостачи – было ли это хищение или неправильное оформление документов. Юрист истца объяснил, почему сумма снизилась почти наполовину: в ходе проверки появлялись новые документы, которые объясняли отсутствие имущества.

Харламов возражал, что на него несправедливо возлагать ответственность, ведь акционер выявил конкретных сотрудников, которые виноваты в недостачах. К тому же два суда отказались назначать бухгалтерскую экспертизу, так что сумма не проверена.

АС МО отправил дело на пересмотр, потому что нижестоящие инстанции не установили причин исчезновения ТМЦ. Это нужно было сделать, ведь проверка в два раза снизила сумму ущерба и установила, кто был причастен к недостаче. Кроме того, суды не ответили, повлияют ли их решения на этих причастных или на инспектора по кадрам. Иными словами, суды не установили круг лиц, участвующих в деле. АС МО предписал разобраться в этом при новом рассмотрении дела, а также решить, нужна ли бухгалтерская экспертиза.

Как правильно заключить договор после аукциона

В деле № А40-240384/17 суды решали, справедливо ли включать «Индастриал Модуль» в реестр недобросовестных поставщиков. Компания одержала победу в аукционе на поставку комплектующих для ООО «Транснефть-Дальний Восток», но заключила договор с опозданием. За это ФАС включила ее в «черный список», а компания оспорила это в суде. Две инстанции согласились, что вина поставщика не доказана. Это покупатель вовремя не передал договор: он сделал это по электронной почте, хотя стороны не достигли договоренности заключать сделки по e-mail. Закупочная документация тоже не содержала информации о способах подписания договора. Кроме того, «Транснефть-Дальний Восток» не предоставила доверенность на лицо, которое подписало договор от ее имени.

АС МО отменил акты нижестоящих инстанций и решил, что они не уделили внимания доводам ответчика. По его мнению, договор вполне можно было заключить по e-mail даже без упоминания об этом в тексте соглашения. П. 2 ст. 434 ГК позволяет заключить договор в письменной форме не только в виде одного документа, но и с помощью электронных документов, если каналы связи позволяют установить адресанта. Кроме того, добросовестный поставщик, который сомневается в полномочиях представителя контрагента, должен потребовать от него доверенность, а не отказываться от подписания договора. Кассация обратила внимание на эти доводы и предписала пересмотреть дело.

Претензионный порядок и исковая давность

Как правильно считать срок исковой давности, напомнила кассация в деле № А40-187969/2017. В нем ООО «Градди» взыскивало пени с ООО «Гевит» за просрочку поставки в размере 4,7 млн руб. Истец должен был получить оборудование, оплаченное в лизинг, по двум спецификациям. По первой товар был поставлен в сентябре 2014 года вместо июля, по второй – 26 сентября, а не 9 сентября 2014 года. «Градди» решило получить деньги за просрочку и отправило исковое заявление 27 сентября 2017 года. Истец приложил к иску претензию, которая была направлена 8 сентября 2017 года. По мнению «Градди», обязательная досудебная стадия прерывала срок течения исковой давности. Но две инстанции решили, что компания опоздала. Она должна была узнать о нарушении своих прав в первый день просрочки по каждой из поставок.

Истец пожаловался в АС Московского округа, который разделил его точку зрения, что обязательный претензионный порядок прерывает течение срока исковой давности. Это предусмотрено п. 3 ст. 202 ГК. А если стороны в договоре предусмотрели претензионный порядок, но не согласовали срок рассмотрения претензий – срок исковой давности прерывается на 30 дней (ч. 5 ст. 4 АПК). С этими и другими комментариями дело направилось на пересмотр в Арбитражный суд города Москвы.

Апелляционная коллегия рассмотрит 21 дело. Два из них судейские:

– Летом этого года авиакомпания «Победа» обратилась в Верховный суд с требованием признать незаконным пункт правил перевозки ручной клади, который обязывает перевозчика принимать на борт вещи сверх нормы в 5 кг – рюкзаки, дамские сумки, букеты и костюмы в портпледе. Всё, за исключением «социально значимых предметов» – лекарств, детского питания, переноски и медоборудования, не должно перевозиться бесплатно, посчитали представители лоукостера группы «Аэрофлот». На заседании в ВС представители авиакомпании настаивали, что спорную норму приняли без учета технических характеристик самолетов, а вещи в салоне просто некуда класть (см. «Победа» проиграла: суд не позволил перевозчику сократить бесплатную ручную кладь»). Ответчиками по этому делу выступили Минюст и Минтранс. Представители этих ведомств уверяли, что спорная норма является законной и из всех авиакомпаний вызывает претензии только у «Победы». Судья Юрий Иваненко отказался удовлетворять иск, теперь перевозчик постарается убедить в своей правоте апелляцию ВС.

– Мировой судья из Краснодарского края Виктор Воробьев в 2016 году возмутился системой распределения дел в регионе между ним и его коллегами. После этого в отношении судьи назначили две проверки. Обе выявили ряд нарушений в работе судьи: от недочетов в делопроизводстве до ошибок в подсудности. Краевая ККС в начале 2017 года лишила судью полномочий, сославшись на неудовлетворительные результаты проверочных мероприятий и прогулы курсов повышения квалификации. Тогда тот попытался вернуть себе мантию в дисциплинарной коллегии Верховного суда, но неудачно (см. «Верховный суд не вернул мантию судье-«путешественнику»). А в начале этого года СКР попросил у региональной ККС согласия на возбуждение уголовного дела в отношении Воробьева, инкриминировав экс-судье «мошенничество» (ст. 159 УК). По версии следствия, мировой судья получил 200 447 руб. за дни, в которые фактически отсутствовал на работе. ККС признала доводы следствия обоснованными и «выдала» бывшего судью сотрудникам СКР. ВККС оставила такое решение без изменений. Тогда Воробьев обжаловал акт Высшей квалифколлегии в ВС, но тоже безуспешно. На следующей неделе это дело изучит апелляция.

– Весной этого года ВККС разрешила заключить под стражу экс-судью АСГМ Ирину Баранову. Ее судейский статус приостановили после того, как против нее возбудили дело о подстрекательстве к даче взятки и крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 33 и ст. 291 и ч. 4 ст. 159 УК). Суд определил заключить ее под стражу на два месяца с момента ее фактического задержания. По версии следствия, Баранова помогла бизнесменам Михаилу Чернову и Михаилу Балакиреву, которые пытались провести рейдерский захват части особняка в центре Москвы. Здание на Гоголевском бульваре, д. 3 принадлежало компании «Эквисман». Как утверждают представители следствия, за €100 000 и $4000 судья пообещала, что уговорит свою коллегу Юлию Беспалову (Кухаренко) вынести «нужное» решение – о признании права собственности на особняк площадью 920 кв. м и стоимостью $50 млн за компанией «Аквамарин Лимитед» (дело № А40-139953/2010). Заключенный в декабре 2007 года договор купли-продажи между «Аквамарином» и другим офшором – «Эквисман холдингс лимитед» – тогда признали недействительным, а через несколько месяцев «Эквисман» признали потерпевшим по этому уголовному делу. Чернов и Балакирев были впоследствии осуждены за мошенничество на семь и девять лет. А сама судья в 2013 году уехала в США и не возвращалась. Адвокат Барановой попытается отменить решение Высшей квалифколлегии в апелляции ВС.

В административной коллегии назначено 66 дел. В их числе:

– Весной этого года по приказу главы Кемеровского областного суда Алексея Кирюшина в отношении судей городских судов Кемеровской области провели проверочные мероприятия. По их итогам выяснилось, что судья Беловского городского суда Андрей Шпирнов допускал с 2016 по 2018 год в своей работе систематические нарушения: не извещал надлежащим образом стороны разбирательств и выносил решения без их участия, не привлекал к спорам заинтересованных лиц и т. д. По представлению Кирюшина региональная ККС вынесла Шпирнову предупреждение. Тот не согласился с этим решением и обжаловал его в Кемеровском облсуде. Он уверял, что спорные нарушения являются разовыми судебными ошибками, за которые его не нужно «предупреждать». Однако суд доводы заявителя признал необоснованными (дело № 3а-396/2018). Теперь судья будет доказывать свою правоту в ВС. Четыре года назад Шпирнова уже пытались лишить мантии за подобные нарушения: рассмотрение дел без должных доказательств и вызова заинтересованных лиц. Но дисциплинарное судебное присутствие тогда вернуло ему судейские полномочия.

– В феврале этого года Верховный суд Республики Татарстан вынес обвинительный приговор членам группировки «Казаевские»: Дмитрию Бикбулатову и Альберту Кошкину дали 24,5 года лишения свободы, Алексею Тарасову – 24 года, Александру Бикбулатову – 18 лет, Сергею Бикбулатову – 17 лет, а Андрей Морозов отправится за решетку на 14 лет. По версии следствия, с начала 90-х годов эта банда, входившая в ОПГ «Юдино», держала под криминальным контролем ряд магазинов и кафе в поселке Юдине. Преступники долгое время оставались безнаказанными, запугивая свидетелей и избавляясь от улик. Всего на счету обвиняемых 14 эпизодов преступной деятельности, в том числе пять убийств, установили сотрудники правоохранительных органов. Членов группировки удалось задержать лишь в 2013 году, но свою вину они так и не признали. Следствие и судебное разбирательство длились пять лет. Адвокаты осужденных из-за этого обратились в ВС с требованием взыскать в пользу своих доверителей компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок.

В гражданской коллегии должно состояться 32 дела. Среди них:

– Антон Семичкин* в 2013 году получил заём в микрофинансовой организации «Домашние деньги», но эти средства фирме так и не вернул. Компания наняла коллекторские агентства «ЮСБ» и «Кредитэкспресс Финанс», чтобы те помогли вернуть долг. Коллекторы сумели узнать номер Анны Семичкиной*, матери заемщика, и стали звонить ей, сообщая о задолженности сына. Кроме того, агентства послали Семичкиной несколько писем с предложением выплатить долг за своего близкого родственника. Мать должника возмутило такое поведение коллекторов, и она обратилась в суд с требованием признать действия «ЮСБ» и «Кредитэкспресс Финанса» незаконными и взыскать с этих фирм компенсацию морального вреда за частые звонки и письма. Две инстанции отказали в иске, сославшись на то, что ответчики никаких незаконных действий не совершали и моральный вред не наносили (дело № 02-1525/2016). Суды указали на то, что коллекторы не принуждали Семичкину платить по долгам сына. Истец не согласилась с решениями нижестоящих инстанций и обжаловала их в ВС.

– Олег Зайкин* приобрел в магазине «Медиа-Маркт» телевизор Sony за 253 000 руб. Но через полгода после покупки монитор сломался и просто перестал включаться. Зайкин повез телевизор в гарантийный сервисный центр «Владон», который был указан в договоре купли-продажи монитора. В этом соглашении, кроме всего прочего, указано, что ремонт товара должен длиться не дольше двух недель. Но потребитель получил обратно свою покупку лишь через четыре месяца. После этого недовольный покупатель решил расторгнуть соглашение купли-продажи телевизора и получить обратно свои деньги с компенсацией морального вреда. Первая инстанция отказала в иске заявителю, а апелляция его требования удовлетворила (дело № 33-38/2018). Теперь в спорной ситуации разберется ВС.

В экономколлегии состоится 16 споров. Среди них:

– Агентство по страхованию вкладов оспорило сделки Национального банка развития бизнеса, у которого весной 2014 года отозвали лицензию. Речь идет о продаже нежилой недвижимости в Москве бизнесмену Магомеду Заглиеву за 82 млн руб. и цепочке операций, которыми кредитная организация, по мнению агентства, прикрыла первую сделку. Банк купил векселя у ООО «Лексис Гарант», которое перечислило деньги ООО «Агросервис», а то перевело средства Заглиеву. Их предприниматель получил в виде займа, после чего и заплатил по договору банку. Перечисленные сделки успели провести всего за один день. В АСВ уверены, что реальная цель этих операций – прикрыть передачу недвижимости физлицу без предоставления встречного исполнения, а деньги, уплаченные покупателем, на самом деле принадлежали кредитной организации. Три инстанции не согласились с трактовкой ситуации агентством (дело № А40-76551/2014). Суды указали, что Заглиев оплатил покупку нежилых помещений, а другие спорные операции в этой истории не затрагивают права и интересы банка как должника. Кроме того, суды заметили, что АСВ в своем иске сослалось на оспоримость подозрительных сделок должника (ст. 61.2 закона о банкротстве), но пропустило годичный срок исковой давности. Агентство должно было узнать об основаниях для оспаривания этих сделок еще летом 2014 года, а требования заявило лишь в ноябре 2015 года. АСВ не согласилось с мнениями нижестоящих инстанций и обжаловало их в ВС. В своей жалобе заявитель предложил считать цепочку спорных сделок притворными, для которых срок исковой давности составляет три года. Экономколлегия отменила все акты по этому делу и отправила его на новое рассмотрение в первую инстанцию, попросив АСГМ внимательнее изучить спорные операции и проверить ликвидность векселей. Второй круг завершился снова не в пользу конкурсного управляющего должника, и спор опять дошел до ВС.

– Сотрудники МИФНС № 14 по Республике Татарстан проверили деятельность индивидуального предпринимателя Наиля Гаязова за 2011–2013 годы. По итогам этих мероприятий инспекция доначислила бизнесмену 7,8 млн руб. НДФЛ, штраф и пени – в общей сложности еще 4,7 млн руб. На счетах коммерсанта таких денег не оказалось, поэтому налоговики стали взыскивать долг за счет имущества должника в судебном порядке. Две инстанции признали такой подход инспекции обоснованным (дело № А65-26432/2016). Но первая кассация отменила выводы нижестоящих судов. Окружной суд указал на возможность применить в спорной ситуации налоговую амнистию (Федеральный закон № 436-ФЗ от 28 декабря 2017 года) по отношению к Гаязову. В п. 2 ст. 12 этого закона поясняется, что можно списать недоимку, которая образовалась на 1 января 2015 года и числилась за предпринимателем на дату принятия решения о списании. Новелла вступила в силу уже после принятия решения апелляцией в этом деле. Но кассация решила, что нововведение должно иметь обратную силу, так как улучшает положение налогоплательщика. Налоговики не согласились с такой логикой ВС и обратились в ВС. По мнению инспекции, подход окружного суда противоречит буквальному содержанию п. 2 ст. 12 закона № 436-ФЗ. Эта норма разрешает списать лишь те долги, о которых инспекция знала, а не выявила в ходе проверки, утверждают заявители жалобы.

Коллегия по уголовным делам изучит 27 жалоб.

Самая резонансная из них – по делу банды петербургских националистов «Невоград-2». В группировку входили 18 молодых людей, половина из которых еще даже не достигла совершеннолетнего возраста. Их главарём являлся работник «Водоканала» Андрей Колесников. Следователи установили, что злоумышленники несколько лет совершали в Санкт-Петербурге нападения на выходцев из Средней Азии. Самым громким эпизодом стало убийство 50-летнего приезжего из Узбекистана в 2013 году, после которого преступников и удалось задержать. Расследование этого дела длилось три года, а судебные слушания заняли еще два. Весной этого года Санкт-Петербургский городской суд приговорил Колесникова к 16 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Другие члены банды получили от 4,5 до 9 лет, а один и вовсе отделался условным сроком. Теперь обоснованность такого решения изучит ВС.

Президиум рассмотрит 11 дел, а коллегия по делам военнослужащих – семь.

* – имена и фамилии действующих лиц изменены.

Еще по теме:

  • Вид на жительство и шенген Мультишенген, вид на жительство или второе гражданство? Многие россияне, приобретающие недвижимость за границей, как правило, начинают с того, что посещают страну своего второго дома по […]
  • Документы к 3 ндфл при продаже квартиры Документы для составления декларации 3-НДФЛ Список документов, необходимых для подготовки налоговых деклараций 3-НДФЛ Для подготовки всех видов деклараций: 1. Паспорт; 2. ИНН; При […]
  • Смена водительских прав госпошлина Какова госпошлина за замену водительского удостоверения? Водительское удостоверение подлежит обязательной замене в случае его потери, изменении фамилии владельца транспортного средства, […]
  • Заявление в налоговую об открытие счета Уведомление ИФНС и ПФР об открытии расчетного счета В течении 7 дней после открытия расчетного счета в банке необходимо уведомить об этом ИФНС по месту жительства/регистрации […]
  • Налог на доход физических лиц 2018 сколько Ставки НДФЛ в 2019 году (таблица, изменения) Статьи по теме НДФЛ — это налог на доходы физических лиц (подоходный налог). Ставка налога в 2019 году зависит от того, какой доход получает […]