Односторонний отказ от исполнения обязательств гк рф

Рубрики Новости

Как осуществить односторонний отказ от исполнения договора согласно статье 450.1 ГК РФ

Статьи по теме

В статье 450.1 ГК РФ указано, что для одностороннего отказа от исполнения стороне договора достаточно уведомить об этом вторую сторону. Какие возможности предоставляет Гражданский кодекс.

Статья 450.1 ГК РФ об одностороннем отказе от исполнения договора или осуществления прав по нему начала применяться с 1 июня 2015 года. В ст. 450.1 ГК РФ указано, что для осуществления права на односторонний отказ от исполнения договора достаточно уведомить другую сторону об этом. С момента получения такого уведомления сделка считается расторгнутой, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором. Однако если сторона, имеющая право на отказ, при наличии оснований для отказа подтвердит действие соглашения (например, принятием от другой стороны исполнения обязательства), то не сможет впоследствии отказаться от него по тем же основаниям.

Ещё предусмотрен важный случай, когда можно отказаться от соглашения, — это ситуация, если у стороны соглашения нет лицензии на осуществление деятельности или членства в саморегулируемой организации, которые нужны для исполнения обязательства по договору.

Введены общие принципы реализации права на отказ от соглашения, когда оно предоставлено стороне законом или договором. В частности, если сторона при наличии у нее оснований для отказа от договора подтвердила его действие (в том числе, приняла исполнение), то она теряет право на отклонение по тем же основаниям (п. 5 ст. 450.1 ГК РФ).

Также предусмотрена более общая норма: если наступают установленные законом или договором основания для осуществления определенного права, но сторона заявила отказ от осуществления этого права, то впоследствии она не может осуществить его по тем же основаниям, за исключением случаев, когда эти обстоятельства наступили вновь (п. 6 ст. 450.1 ГК РФ).

Статьи по теме в журнале «Юрист компании»

Основания одностороннего отказа от договора

В ст. 450.1 ГК РФ указано, что для осуществления права на односторонний отказ от договора достаточно уведомить об этом вторую сторону. Соглашение считается расторгнутым с момента получения второй стороной данного уведомления. П. 1 ст. 450.1 содержит ссылку на ст. 310 ГК РФ «Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательств», где указано, в каких случаях возможен отказ от исполнения обязательств по договору, в том числе указано, что допустимость одностороннего отказа от соглашения должна быть обусловлена нормами ГК РФ.

Какие же нормы ГК РФ подразумеваются? Представляется, что речь идёт о нормах, дающих стороне договора право на отказ от него при его нарушении другой стороной (например, подобные формулы есть в ст. 328, 405, 463, ст. 523, ст. 723 ГК РФ и т. д.). В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по соглашению одним контрагентом второй контрагент обладает возможностью отказа от него ещё на стадии досудебного разрешения конфликта. Также в ГК РФ присутствуют нормы, допускающие отказ от соглашения при возникновении особых условий, не связанных с нарушением договора (например, п. 3 той же ст. 450.1 ГК РФ) и нормы о немотивированном отказе от него (см. ст. 610, ст. 717, ст.782 ГК РФ).

Право на односторонний отказ от договора

Согласно п. 1 ст. 450.1 ГК РФ право на односторонний отказ от договора можно зафиксировать в самом тексте документа, как в случае нарушения обязательств по нему другой стороной, так и в иных условиях (с учётом ограничений, налагаемых ст. 310 ГК РФ). При включении условия об одностороннем отказе от договора в текст соглашения, следует указать порядок прекращения его действия : например, соглашение прекращает действие со следующего числа после получения второй стороной уведомления об одностороннем отказе от него.

Однако прекращение действия соглашения может быть и отсрочено. Если стороны хотят задействовать потестативные условия в качестве причины одностороннего отказа от договора, такая возможность предоставлена ст. 157 и 327.1 ГК РФ. В том числе возможно закрепить автоматический односторонний отказ от него при наступлении тех или иных условий.

Правовой характер одностороннего отказа от договора

Пленум Верховного суда РФ расценил односторонний отказ от договора как одностороннюю сделку (п. 50 постановления от 23.06.2015 № 25), следовательно, к одностороннему отказу от договора применимы правила, касающиеся оспаривания сделок и признания сделок недействительными. Также односторонний отказ от договора может быть признан ничтожным, если допускающие односторонний отказ условия не были соблюдены или были соблюдены не полностью.

Срочное сообщение для юриста! В офис пришла полиция

Последствия одностороннего отказа от договора

Согласно п. 2 ст. 450.1 ГК РФ применение стороной договора права на односторонний отказ от соглашения влечёт его расторжение. Однако возможны случаи, когда в нем присутствуют условия о возможности одностороннего отказа от части соглашения, в этой ситуации односторонний отказ от его части влечёт изменение основного документа.

П. 3 ст. 450.1 регулирует группу ситуаций, когда у одной из сторон договора нет необходимых лицензий или допусков на осуществление деятельности. В таком случае вторая сторона договора не только может отказать от его исполнения в одностороннем порядке, но и потребовать возмещения убытков.

П. 4 ст. 450.1 ГК РФ напоминает о необходимости соблюдения принципа добросовестности и норм законодательства, в том числе в случае одностороннего отказа от договора. При несоблюдении указанных правил односторонний отказ от договора может быть оспорен или признан ничтожным. В частности, здесь применимы положения ст. 450 ГК РФ.

Препятствия одностороннему отказу от договора

Особое внимание стоит обратить на п. 5 ст. 450.1 ГК РФ, где говорится, что если одна сторона по договору приняла исполнение второй стороны, в дальнейшем она не может отказаться от него в одностороннем порядке по основаниям, связанным с этим исполнением. То есть принятие стороной исполнения указывает на согласие стороны сохранить данный документ действующим. По сути, это утверждение принципа эстоппель применительно к одностороннему отказу от договора. Представляется, что данная норма призвана удерживать стороны соглашения именно от непоследовательного, противоречивого поведения по отношению друг к другу, но не касается случаев, если, например, кредитор принимал от должника исполнение, а когда должником была допущена просрочка исполнения, уже оказался лишён права на односторонний отказ от договора.

При этом важно, что подтверждение желания стороны, обладающей правом на односторонний отказ от договора, сохранить это соглашение, может быть проявлено как в действии, так и в бездействии. Примером действия может служить согласие принять ненадлежащее исполнение по нему, после чего повторное ненадлежащее исполнение уже не получится обосновать ка причину одностороннего отказа от договора, а под бездействием имеется в виду, например, что если кредитор по обязательству, ожидая исполнения должником, упустил разумный срок применить односторонний отказ от соглашения, он это право теряет.

Отказ от осуществления права

Ещё один значимый момент – это возможность согласно п. 6 ст.450.1 ГК РФ отказаться от осуществления права по договору. Но если один раз, когда сложились обстоятельства, позволяющие реализовать право по договору, сторона соглашения от данного права отказалась, в другой раз она не может воспользоваться этим правом при наступлении тех же обстоятельств.

Как и односторонний отказ от договора, отказ от осуществления права является односторонней сделкой, со всеми касающимися осуществления односторонних сделок нормами закона и правовыми последствиями. Отказ от осуществления прав по договору оформляется путём направления второй стороне соглашения соответствующего уведомления. Надо заметить, что данные правила действуют в отношении именно договорных прав.

Возникает вопрос, в чём разница между правовыми ситуациями, описанными в п. 5 ст. 450.1 ГК РФ, и ситуациями, о которых говорится в п. 6 той же статьи. Возможно, что отказ от осуществления права подкрепляется доказательством прямого выражения воли стороны сделки (направление уведомления), а утрата права на односторонний отказ от исполнения договора вытекает из того, как формируются взаимоотношения между сторонами в ходе исполнения обязательств по договору.

При этом п. 7 ст. 450.1 ГК РФ гласит, что правила п. 6 той же статьи применяются при неосуществлении стороной определённого права в надлежащий срок. Имеется в виду, что в законе, соглашении или том или ином правовом акте может быть закреплён автоматический отказ от осуществления права при пропуске обладающей правом стороны определённого срока. Это правило распространяется именно на отказ от договорных прав.

Смотрите видеолекцию из курса Высшей школы юриста

Прослушайте курс видеолекций по договорной работе в Высшей школе юриста. Систематизируйте свои знания и получите документальное подтверждение: диплом государственного образца.

Статья 310 ГК РФ. Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства

1. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

2. Одностороннее изменение условий обязательства, связанного с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, или односторонний отказ от исполнения этого обязательства допускается в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.

В случае, если исполнение обязательства связано с осуществлением предпринимательской деятельности не всеми его сторонами, право на одностороннее изменение его условий или отказ от исполнения обязательства может быть предоставлено договором лишь стороне, не осуществляющей предпринимательской деятельности, за исключением случаев, когда законом или иным правовым актом предусмотрена возможность предоставления договором такого права другой стороне.

3. Предусмотренное настоящим Кодексом, другим законом, иным правовым актом или договором право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, или на одностороннее изменение условий такого обязательства может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства.

Комментарии к ст. 310 ГК РФ

1. Комментируемая норма распространяет принцип нерасторжимости и неизменности, обычно связываемый с договором, на все иные обязательства.

2. Комментируемая статья, допуская, как исключение, возможность устанавливать в договоре основания для односторонних отказа и изменения обязательства, имеет в виду случаи, при которых оба контрагента являются предпринимателями и для них обоих данное обязательство связано с осуществляемой ими предпринимательской деятельностью.

3. ГК и другие законы предоставляют стороне право одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннего изменения обязательства главным образом в связи с невыполнением или ненадлежащим исполнением другой стороной встречных обязательств. Общее правило на этот счет содержится в п. 2 ст. 450 ГК (см. коммент.), а специальные — в главах ГК, посвященных отдельным видам договоров. В частности, применительно к купле-продаже допускается односторонний отказ покупателя при отказе продавца передать проданный товар (п. 1 ст. 463 ГК), при передаче им товара ненадлежащего качества (п. 2 ст. 475 ГК), некомплектного (п. 2 ст. 480 ГК), с нарушением ассортимента (п. 2 ст. 468 ГК). В свою очередь, односторонний отказ (одностороннее изменение обязательства) продавцом может последовать при отказе покупателя принять товар (п. 3 ст. 484 ГК) либо оплатить его (п. 4 ст. 486 ГК). Аналогичные права предусмотрены для дарения (ст. 577 ГК), подряда (ст. ст. 715 и 716 ГК) и др.

4. В случаях, когда законом или договором допускаются односторонний отказ от исполнения договора или одностороннее изменение его условий, они автоматически влекут за собой соответственно прекращение или изменение договора (см. п. 3 ст. 450 ГК и коммент. к нему). Это не лишает вторую сторону права оспаривать правомерность такого отказа или изменения.

Не все стороны равны

Статья 310 ГК РФ об одностороннем отказе от исполнения обязательств (либо их одностороннем изменении) была существенно изменена Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ. Новая редакция данной нормы породила различные толкования ее положений. В связи с этим возник вопрос: допустимо ли согласование одностороннего отказа от исполнения обязательства в договоре между сторонами, которые не осуществляют предпринимательскую деятельность? Попробуем разобраться.

Что говорится в законе

Ранее ст. 310 ГК РФ допускала отказ от исполнения обязательства в случаях, установленных законом, а специальная норма закона – ст. 450 ГК РФ допускала односторонний отказ от договора в случаях, установленных соглашением сторон.

Указание на данную возможность одновременно с изменением ст. 310 ГК РФ было исключено, а вместо него в ГК РФ была внесена новая норма – ст. 450.1, согласно которой односторонний отказ либо изменение условий договора возможны только в случаях, когда это право предоставлено «настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором (ст. 310 ГК РФ)».

В новой же редакции ст. 310 ГК РФ говорится о том, что односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами. В данном пункте нет указания на возможность предоставить такое право договором. А в пункте 2 указанной статьи говорится о том, что одностороннее изменение условий обязательства либо отказ от его исполнения, предусмотренные договором, возможны в случаях:

–если обязательство связано с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности;

–если такое право предоставлено стороне, не осуществляющей предпринимательской деятельности, в обязательстве со стороной, осуществляющей предпринимательскую деятельность.

Таким образом, возник вопрос: возможно ли предусмотреть соглашением сторон право на односторонний отказ от обязательства либо на его одностороннее изменение, если сторонами обязательства являются стороны, не осуществляющие предпринимательскую деятельность?

Законодательная неопределенность

Если исходить из буквального содержания указанных норм, то право на согласование одностороннего отказа от обязательства (либо его изменения) таким лицам не предоставлено. Разработчики изменений в ГК РФ именно таким образом трактуют изменения норм, регулирующих отказ от договора. Так, В. Витрянский поясняет в своем комментарии к данной норме, что эти изменения были не случайными. По его мнению, лица, не занимающиеся предпринимательской деятельностью, не могут в соглашениях между собой предусмотреть право на односторонний отказ (либо изменение) обязательства.

В обоснование такой позиции В. Витрянский ссылается на то, что в проекте изменений ГК РФ планировалось изменение п. 3 ст. 450 ГК РФ, где предусматривалось, что одностороннее изменение или односторонний отказ от договора, исполнение которого не связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускается в случаях, предусмотренных законом или договором. Однако в принятом Законе № 42-ФЗ указанные положения отсутствуют. В пункте 1 ст. 450.1 ГК РФ говорится только о случаях, когда право на односторонний отказ от договора предоставлено в соответствии со ст. 310 ГК РФ.

При этом в качестве обоснования цели изменений, которые лишают непредпринимателей права на предоставление договором права на односторонний отказ (изменение) от обязательства, им приводятся следующие аргументы:

1) стороны всегда могут расторгнуть договор в досудебном порядке, заключив соответствующее соглашение. Если одна из сторон возражает против прекращения договора, контрагенту следует обратиться в суд с иском о расторжении (п. 2 ст. 450 ГК РФ);

2) стороны могут предусмотреть дополнительные основания расторжения договора в судебном порядке, в том числе не связанные с его нарушением (подп. 2 п. 2 ст. 450 ГК РФ);

3) признание одностороннего внесудебного отказа от договора основным способом прекращения договорных обязательств привело бы к дестабилизации имущественного оборота. Между сторонами возникали бы споры о том, правомерно ли был заявлен отказ от договора в одностороннем порядке. Были бы распространены споры о признании договора заключенным или действующим. Еще более серьезные проблемы возникали бы на стадии исполнения договора. Одна сторона могла считать, что его исполнять не надо, а другая пыталась бы привлечь контрагента к ответственности за неисполнение.

Однако, на наш взгляд, такое существенное ограничение свободы договора для сторон – не предпринимателей представляется недостаточно обоснованным. Ведь для сторон-предпринимателей такое право предоставлено и не дестабилизирует гражданский оборот. Вряд ли можно считать, что такое предоставляемое ранее сторонам непредпринимателям право влекло дестабилизацию гражданского оборота и повысило нагрузку на судебную систему. Скорее, наоборот, лишение огромного числа участников оборота права на расторжение договора без обращения в суд лишь увеличивает нагрузку на судебную систему, так как стороны даже в случаях согласованных в соглашениях дополнительных оснований (и даже немотивированных отказов) для расторжения договора/изменения его условий будут вынуждены судиться.

В отношениях с физическими лицами, которые обычно не разбираются в тонкостях гражданского права, такое правило, скорее, приводит к тому, что контрагенты будут договариваться о возможности отказа от договора (по определенным основаниям или не мотивированно) и будут считать, что этого достаточно, так как все на это согласны, а в результате данным правом воспользоваться просто не смогут.

Ограничение свободы договора в таком случае для непредпринимателей, возможно, является одним из проявлений патерналистского подхода к регулированию гражданских отношений, которое уместно в отношениях с потребителями (когда есть неравенство сторон), но вряд ли уместно в отношениях между равными субъектами. Но, если в договор вступили равные стороны и они готовы вступить в данное правоотношение, только если их издержки на расторжение договора в согласованных случаях будут минимальными, что нарушает такое условие? Напротив, это говорит о предусмотрительности сторон. Получается, что для предпринимателей закон устанавливает более лояльные и гибкие правила игры, чем для других участников оборота? Вряд ли законодатель имел именно такие цели при уточнении формулировок измененных статей. Они продиктованы лишь желанием защитить слабую сторону правоотношений, но не лишить огромное число участников оборота возможности согласовать удобные для себя условия, которые не нарушают прав других лиц. Этого права будут лишены и некоммерческие организации (НКО), так как они не занимаются предпринимательской деятельностью.

Нужно иметь в виду, что НКО могут осуществлять помимо своей основной некоммерческой деятельности и иную, приносящую доход деятельность. В данном случае в зависимости от того, вступило ли НКО в обязательство в рамках своей основной деятельности либо осуществляло иную, приносящую доход деятельность, право на односторонний отказ будет регулироваться по-разному:

– если НКО осуществляет свою основную уставную деятельность, то отношения с ней будут регулироваться как отношения не с лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность (то есть право на согласование одностороннего отказа в отношениях между такими НКО или между НКО и физическими лицами прямо не допускается ст. 310 ГК РФ);

– если НКО осуществляет иную, приносящую доход деятельность, то отношения с ней будут регулироваться как отношения с лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Указанное разъяснение дано в п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25: «В соответствии с пунктом 4 статьи 50 ГК РФ некоммерческие организации могут осуществлять приносящую доход деятельность, если это предусмотрено их уставами, лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и если это соответствует таким целям. В этом случае на некоммерческую организацию в части осуществления приносящей доход деятельности распространяются положения законодательства, применимые к лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность (пункт 1 статьи 2, пункт 1 статьи 6 ГК РФ)».

Учитывая указанную неопределенность, не понятно, как быть с договорами, которые заключаются между физическими лицами и/или НКО, но связаны с управлением компаниями (корпоративным договором, договором отчуждения долей, акций и т. д.). Специфика данных отношений явно требует более гибких инструментов для сторон таких договоров.

Что сказал ВС РФ

Видимо, понимая, что в данном вопросе имеется явный пробел, в Постановлении Пленума ВС РФ от 22.11.2016 № 54, в п. 10, разъяснено, что «по смыслу статьи 67.2 ГК РФ условиями корпоративного договора может быть предусмотрено право на односторонний отказ от исполнения обязательств для любого из его участников».

Кроме того, ВС РФ в этом же Постановлении (п. 10–14) не ответил прямо на вопрос относительно возможности предусматривать право на односторонний отказ от исполнения обязательства между сторонами, которые не осуществляют предпринимательскую деятельность, но в нем и не указано на однозначный запрет таких соглашений. Вместо определенного вывода суд отмечает, что при применении ст. 310 ГК РФ следует учитывать, что:

–общими положениями о договоре могут быть установлены иные правила о возможности предоставления договором права на отказ от исполнения обязательства или одностороннее изменение его условий. Право на односторонний отказ от договора может быть предусмотрено правилами об отдельных видах договоров (право на односторонний отказ от договора предоставлено заказчику по договору подряда (ст. 717 ГК РФ), сторонам договора возмездного оказания услуг (ст. 782 ГК РФ), договора транспортной экспедиции (ст. 806 ГК РФ), агентского договора, заключенного без определения срока окончания его действия (ст. 1010 ГК РФ), договора доверительного управления имуществом (п. 1 ст. 1024 ГК РФ);

–при осуществлении стороной права на одностороннее изменение условий обязательства или односторонний отказ от его исполнения она должна действовать разумно и добросовестно, учитывая права и законные интересы другой стороны (п. 3 ст. 307, п. 4 ст. 450.1 ГК РФ).

Возможно, на основании того, что Верховный Суд допустил ограничительное толкование новой нормы ст. 310 ГК РФ, судебная практика все-таки будет исходить из сути спорных отношений между физическими лицами или НКО и признавать возможность согласования сторонами права на односторонний отказ от исполнения обязательства и в таких договорах (например, в отношениях по купле-продаже акций, долей в хозяйственных обществах и т. п.).

Нерадужные перспективы

Если исходить из консервативного толкования изменений в ст. 310 ГК РФ, то не понятно, что делать судам и сторонам в тех случаях, когда стороны по незнанию согласовали право на односторонний отказ в договоре, расширив основания для него по сравнению с теми, что указаны в законе для расторжения договора в судебном порядке. Может ли суд тогда хотя бы расторгнуть договор по этим основаниям по требованию одной из сторон? Наверное, у суда не будет такого права, так как это совершенно другой порядок расторжения договора, другой иск и т. д. То есть лишение лиц-непредпринимателей такого права приводит к ситуациям, которые трудно разрешить и которые противоречат логике оборота.

Судебной практики, в которой суд отказал бы стороне договора, заключенному не между предпринимателями, только на том основании, что такие лица не имеют права согласовывать право на односторонний отказ от договора, найти не удалось (в открытых источниках и в правовых базах). Возможно, это связано с тем, что большинство отношений, по которым судами пока рассматривались споры, возникли до вступления в силу изменений в ст. 310 и 450 ГК РФ.

Остается надеяться, что суды при рассмотрении подобных споров будут исходить из того, что все гражданские правоотношения основаны на равенстве, имущественной самостоятельности, автономии воли, принципе свободы договора, в связи с чем стороны договора между непредпринимателями могут согласовать условия, которые предоставят им право на односторонний отказ от договора. Излишнее ограничение усмотрения равных участников оборота (где нет слабой и сильной сторон) явно неразумно и необоснованно, не направлено на защиту каких-либо общественно-значимых интересов. Лишение такого большого количества участников оборота, которые не занимаются предпринимательской деятельностью, права без обращения в суд прекратить обязательство путем отказа от него в согласованных заранее случаях только затруднит оборот и повысит нагрузку на суды.

Отказ от договора: как работает ст. 450.1 ГК РФ

Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Закон № 42-ФЗ) ГК РФ был дополнен ст. 450.1 «Отказ от договора (исполнения договора) или от осуществления прав по договору». С введением этой статьи была разрешена значительная часть правовых вопросов, связанных с возможностью реализации права на односторонний отказ от договора, способами отказа от договора и моментом прекращения договора в результате реализации этого права. Подробнее о практике применения этой нормы читайте в материале «ЭЖ».

Фактически ст. 450.1 ГК РФ унифицирует порядок и условия отказа от договора для тех случаев, когда такой отказ предусмотрен законом или договором, а также устанавливает случаи, когда отказ от договора является безусловным правом (например, п. 3 ст. 450.1 ГК РФ) или невозможен (п. 5 и 6 ст. 450.1 ГК РФ).

С появлением ст. 450.1 ГК РФ возник ряд вопросов, имеющих значение для ее практического применения. Для их разрешения потребовались разъяснения высших судебных органов, с помощью которых был сформирован определенный правоприменительный подход, которым в своей практике смогут руководствоваться нижестоящие судебные инстанции.

Как направлять уведомление об отказе от договора

В пункте 1 ст. 450.1 ГК РФ установлено, что право на односторонний отказ от договора может быть осуществлено путем уведомления другой стороны о таком отказе. При этом договор прекращается с момента получения такого уведомления, если иное не установлено законом или договором.

В судебной практике сформировался подход, что реализация права на односторонний отказ от договора может быть осуществлена только в отношении фактически заключенного и действующего договора. Если же правоотношения по договору между сторонами прекращены (например, исполнением или истечением срока договора), то к прекращенным правоотношениям применение п. 1 ст. 450.1 ГК РФ невозможно.

В качестве примеров можно привести постановления Седьмого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2016 № 07АП-5506/2016 по делу № А45-1691/2016, Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2016 № 12АП-3858/2016 по делу № А06-11543/2015, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.05.2016 № 18АП-1554/2016 по делу № А34-5767/2015. Кроме того, такой подход согласуется с правовой позицией, изложенной Президиумом ВАС РФ в постановлении от 22.12.98 № 157/98, которое, хотя и связано с толкованием п. 3 ст. 450 ГК РФ, однако по своему правовому содержанию применимо и к положениям п. 1 ст. 450.1 ГК РФ.

Пункт 1 ст. 450.1 ГК РФ не устанавливает форму отказа от договора, однако в силу сложившейся практики отказ должен быть совершен таким образом, чтобы впоследствии можно было доказать факт заявления о таком отказе. Как правило, отказ совершается в письменной форме путем направления по почте, поскольку в этом случае факт направления соответствующего сообщения можно подтвердить почтовыми документами, что сводит к минимуму обязанности по доказыванию.

Для определения способов направления уведомлений об отказе от договора целесообразно обратиться к разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление № 25). Так, в п. 63 этого постановления Пленум ВС РФ указал, что юридическое лицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресу, прописанному в ЕГРЮЛ, либо по адресу, указанному самим юридическим лицом, а также риск отсутствия по поименованным адресам своего представителя. Сообщения, доставленные по названным адресам, считаются полученными, даже если соответствующее лицо фактически не находится по данному адресу. Если в юридически значимом сообщении содержится информация об односторонней сделке, то при невручении сообщения по обстоятельствам, зависящим от адресата, считается, что содержание сообщения было им воспринято, и сделка повлекла соответствующие последствия (например, договор считается расторгнутым вследствие одностороннего отказа от его исполнения).

Пленум ВС РФ также указал, что, если иное не установлено законом или договором и не следует из обычая или практики, установившейся во взаимоотношениях сторон, юридически значимое сообщение может быть направлено в том числе посредством электронной почты, факсимильной и другой связи, осуществляться в иной форме, соответствующей характеру сообщения и отношений, информация о которых содержится в таком сообщении, когда можно достоверно установить, от кого исходило сообщение и кому оно адресовано (п. 65 Постановления № 25).

Таким образом, уведомление об отказе от договора может быть выражено в любой форме, позволяющей однозначно установить, от кого исходило такое уведомление, содержание уведомления и что оно получено адресатом (о специфике отправки юридически значимых сообщений посредством электронной почты читайте в материале «Электронная переписка: можно ли использовать ее как доказательство в суде?», «ЭЖ», 2016, № 37). Если же уведомление не получено адресатом, то для целей правоприменения оно считается полученным в тех случаях, когда адресат в силу ст. 165.1 ГК РФ обязан его получить.

Заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю.

Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним. Пункт 1 ст. 165.1 ГК РФ

Содержание п. 2 ст. 450.1 ГК РФ о возможности отказаться от договора полностью или в части не вызывает разногласий в толковании. Так, реализация права на частичный отказ от договора возможна в тех случаях, когда должник исполнил лишь часть обязательств и кредитор решил отказаться от пропорциональной части встречных обязательств. Фактически п. 2 ст. 450.1 ГК РФ воспроизводит положения ранее действовавшего п. 3 ст. 450 ГК РФ, применение которого не нуждается в дополнительном толковании ввиду большого объема сложившейся правоприменительной практики.

Как следует из пояснительной записки к проекту Закона № 42‑ФЗ, дополнившего ГК РФ ст. 450.1 (проект № 47538-6/9), включение данной статьи в Кодекс направлено на обеспечение стабильности заключаемых договоров. Инициаторы законопроекта предложили объединить в одной статье правовое регулирование расторжения договора путем одностороннего отказа от его исполнения.

Ранее предпосылки к дополнению ГК РФ ст. 450.1 ГК РФ содержались в п. 3 ст. 450 ГК РФ, которая ныне утратила свое действие. В частности, в силу п. 3 ст. 450 (в редакции, действовавшей до принятия Закона № 42‑ФЗ) в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается, соответственно, расторгнутым или измененным.

Изменения в ГК РФ были внесены в рамках реализации Концепции развития гражданского законодательства России. Так, в п. 9.1 раздела V Концепции указывается, что в ГК РФ (в редакции, действовавшей до принятия Закона № 42‑ФЗ) предусмотрены три различных способа изменения и расторжения договора:

по соглашению сторон (п. 1 ст. 450);

по требованию одной из сторон в судебном порядке (п. 2 ст. 450);

путем одностороннего отказа от исполнения договора (п. 3 ст. 450).

При этом, как следует из Концепции, правовое регулирование расторжения (изменения) договора путем одностороннего отказа от его исполнения страдает значительными недостатками. В частности, в п. 3 ст. 450 ГК РФ не был предусмотрен определенный порядок прекращения договора, не определен момент его расторжения, но при этом односторонний отказ от договора допускается при отсутствии каких‑либо серьезных на то оснований, в том числе в силу соглашения сторон.

Разработчики Концепции пришли к выводу, что основания для одностороннего отказа должны быть прямо предусмотрены ГК РФ, при этом необходимо установить порядок отказа от договора, а также предусмотреть невозможность отказа от договора, когда имеющая на это право сторона подтверждает его действие своими конклюдентными действиями.

Если у исполнителя нет лицензии

В пункте 3 ст. 450.1 ГК РФ закреплена возможность отказа от договора в случаях, когда у одной из сторон договора отсутствует лицензия на осуществление деятельности или членство в саморегулируемой организации, необходимые для исполнения обязательства по договору. При этом отказывающейся от договора стороне также предоставлено право на возмещение убытков за счет контрагента.

Закрепленное в п. 3 ст. 450.1 ГК РФ право корреспондирует с п. 1 ст. 431.2 ГК РФ, в силу которого сторона, которая при заключении договора либо до или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения (в том числе относящихся к предмету договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений, своему финансовому состоянию либо относящихся к третьему лицу), обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные недостоверностью таких заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку.

При этом законодатель исходил из того, что наличие лицензии, иных разрешений, в том числе членства в СРО может иметь существенное значение при исполнении обязательств. Данный подход вполне обоснован, поскольку отдельные виды деятельности требуют специальных профессиональных навыков, знаний, оборудования, наличие которых может достоверно подтверждаться лицензией или иным документом, указывающим на соответствие таким критериям.

Отсутствие специальных разрешений, как следствие, рассматривается законодателем как возможная причина возникновения риска в будущем, в том числе причина неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств. Данную норму также можно рассматривать в качестве косвенной меры по ограничению прав, связанной с нарушением публично-правовых требований.

Правоотношения сторон гражданского оборота строятся на принципах разумности и добросовестности, поэтому при заключении договора сторона исходит из того, что контрагент должен иметь соответствующее разрешение (лицензию, доступ в СРО и т. п.). Такой вывод соотносится с п. 2 ст. 431.2 ГК РФ, согласно которому сторона, полагавшаяся на недостоверные заверения контрагента, имеющие для нее существенное значение, наряду с требованием о возмещении убытков или взыскании неустойки также вправе отказаться от договора, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Следует отметить, что само по себе отсутствие необходимого разрешения не влечет автоматического признания сделки недействительной, а лишь дает соответствующее право другой стороне отказаться от договора. Данный вывод также подтверждается п. 89 Постановления № 25, в котором суд разъяснил, что, если законом прямо не установлено иное, совершение сделки лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью, не влечет ее недействительности. В таком случае другая сторона сделки вправе отказаться от договора и потребовать возмещения причиненных убытков (ст. 15, п. 3 ст. 450.1 ГК РФ).

Суды также указывают, что осуществление деятельности без лицензии может быть основанием для ее привлечения к административной ответственности, однако не влияет на гражданско-правовое обязательство по оплате оказанных услуг (см., например, Определение ВАС РФ от 05.12.2012 № ВАС-15950/12 по делу № А32-39377/2011, постановления АС Восточно-Сибирского округа от 21.07.2015 № Ф02-2720/2015 по делу № А33-20843/2014, ФАС Центрального округа от 22.06.2010 № Ф10-2500/10 по делу № А68-9150/09, Западно-Сибирского округа от 20.05.2010 по делу № А75-12797/2009, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2015 № 13АП-6360/2015 по делу № А21-9904/2014).

Вместе с тем из положений п. 3 ст. 450.1 ГК РФ нельзя сделать вывод о правовых последствиях для договора, в котором одна сторона, имевшая лицензию на момент заключения договора, впоследствии утратила эту лицензию (истек срок действия, лицензия отозвана, аннулирована и т. д.). Правоприменительная практика по данному вопросу пока не сложилась. Однако по правовому смыслу этой нормы можно предположить, что право на односторонний отказ сохраняется вне зависимости от момента возникновения обстоятельств, указанных в п. 3 ст. 450.1 ГК РФ.

Не совсем ясен подход законодателя, направленный на включение п. 4 ст. 450.1 ГК РФ, в силу которого сторона должна действовать добросовестно и разумно в пределах, предусмотренных законом или договором. Данным пунктом фактически дублируются общие принципы гражданского законодательства, закрепленные п. 3 ст. 1, п. 2 ст. 6, п. 5 ст. 10 ГК РФ (принцип добросовестности, принцип разумности, принцип справедливости). Видимо, законодатель хотел дополнительно подчеркнуть, что отказ в любом случае не может быть заявлен без соблюдения основных принципов гражданского законодательства, закрепленных в главе 1 ГК РФ.

Отказываясь от договора, нужно быть последовательным

Особого внимания заслуживает п. 5 ст. 450.1 ГК РФ. Из его содержания следует, что сторона, имеющая право на отказ от договора, которая подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой стороны предложенного последней исполнения обязательства, утрачивает право на отказ по тем же основаниям в будущем.

Данная норма направлена на пресечение возможности отказа от договора по формальным основаниям, когда одна из сторон использует право на отказ без соблюдения принципов разумности, добросовестности, справедливости.

Например, в одном деле (постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 13.05.2016 № 02АП-2399/2016 по делу № А29-157/2016) суд указал, что направление истцом ответчику письма о расторжении договора аренды, нельзя рассматривать как юридический факт, повлекший прекращение договорных отношений, так как совершение сторонами договора действий, свидетельствующих о продолжении арендных отношений, после направления в соответствии со ст. 610 ГК РФ уведомления о прекращении договора аренды, продленного на неопределенный срок, характеризует договор аренды как действующий.

Аналогичный подход прослеживался и ранее. Например, в п. 23 постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды» Пленум ВАС РФ указал, что согласно ст. 619 ГК РФ, если арендатор не вносит арендную плату более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа, арендодатель вправе требовать досрочного расторжения договора аренды в судебном порядке. Причем предъявить иск о расторжении договора арендодатель вправе даже после уплаты долга, но в разумный срок. При этом было особо отмечено, что непредъявление такого требования в течение разумного срока с момента уплаты арендатором долга лишает арендодателя права требовать расторжения договора в связи с этим нарушением.

Таким образом, если сторона не воспользовалась правом на отказ в разумный срок, то она утрачивает право на реализацию возможности отказа от договора. Безусловно, степень и критерии разумности в каждом конкретном случае будут определяться судами.

Иными словами, в силу п. 5 ст. 450.1 ГК РФ стороны в споре лишаются права ссылаться на какие‑либо факты, оспаривать или отрицать их ввиду ранее ими же сделанных заявлений об обратном в ущерб противоположной стороне. В данном случае прослеживается применение общеправового принципа, именуемого эстоппель. Другими примерами эстоппеля в российском законодательстве являются нормы п. 5 ст. 166 и п. 3 ст. 432 ГК РФ.

Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Пункт 5 ст. 166 ГК РФ

Сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности.

Пункт 3 ст. 432 ГК РФ

Сторона может отказаться от конкретного права

В пункте 6 ст. 450.1 ГК РФ сформулировано диспозитивное правило, которое распространяется на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. В силу этого правила, когда лицо при наступлении обстоятельств, служащих основанием для осуществления определенного права по договору, заявляет отказ от осуществления этого права, в последующем оно не может осуществить это право по тем же основаниям, за исключением случаев, когда аналогичные обстоятельства наступили вновь.

Таким образом, п. 6 ст. 450.1 ГК РФ представляет собой исключение из общего правила, закрепленного в п. 2 ст. 9 ГК РФ, в силу которого отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав.

В качестве примера можно привести ситуацию, когда кредитор отказался от взыскания с должника предусмотренной договором неустойки — впоследствии кредитор не сможет взыскать неустойку, от которой он отказался, даже если передумает.

В целом анализ ст. 450.1 ГК РФ и практики ее применения показывает, что большая часть ее положений унифицирует ранее сложившиеся в судебной практике подходы и направлена на установление единого регулирования отношений, связанных с отказом от договора.

Положения ст. 450.1 ГК РФ во многом дублируют по своему правовому содержанию положения Принципов международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА, 1994 г.). Так, например, в пояснительной записке к проекту Закона № 42‑ФЗ (проект № 47538-6/9) указывается, что в случаях, когда при наличии оснований для отказа от договора сторона, имеющая право на такой отказ, подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой стороны предложенного последней исполнения обязательства, последующий отказ от договора по тем же основаниям не допускается. Данная новелла соответствует п. 3.12 и 3.13 Принципов УНИДРУА. В частности из п. 3.12 следует, что, если сторона, которая вправе отказаться от договора, прямо или в подразумеваемом виде подтверждает договор после того, как начал течь период времени для уведомления об отказе от договора, отказ от договора не допускается.

Еще по теме:

  • Закона 214-фз и закона о защите прав потребителей ВС РФ: суды не вправе уменьшать неустойку по делам о защите прав потребителей без указания мотивов своего решения 17 января 2014 года Г. заключил с обществом "К" ДДУ, согласно которому […]
  • Статья 20 ветеран вов Ветеран войны статья 20 льготы татарстан Ветераны Татарстана смогут два месяца бесплатно летать рейсами «Трансаэро» Казань, 20 марта - АиФ-Казань. Ветераны Великой Отечественной войны […]
  • Сумма материнского капитала в 2009 году на второго ребенка Материнский капитал: какие изменения можно ожидать в будущем? Материнский (семейный) капитал как мера поощрения к рождению или усыновлению второго ребенка начал предоставляться в нашей […]
  • П2 части 1 ст 24 Что означает статья 24 п.2 ч.1 УПК РФ Здравствуйте, моего несовершеннолетнего сына обвиняют в поджоге хоз построек . была проведена проверка органами дознания по результатам которой было […]
  • 1132 коап рф постановления Постановление Московского областного суда от 26 августа 2015 г. по делу N 4А-1132/2015 Постановление Московского областного суда от 26 августа 2015 г. по делу N 4А-1132/2015 Заместитель […]