Пленум 196 ук рф

Рубрики Публикации

СУБЪЕКТЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА)

Неотъемлемым показателем развитой экономики служит действенный механизм защиты прав кредиторов в условиях несостоятельности (банкротства). Одним из элементов данного механизма является установление уголовной ответственности за нарушение указанных прав.

Уголовным кодексом Российской Федерации (УК РФ) предусмотрена ответственность за три вида преступлений в сфере несостоятельности (банкротства): неправомерные действия при банкротстве (ст. 195), преднамеренное банкротство (ст. 196), фиктивное банкротство (ст. 197). Однако применение ст.ст. 195—197 УК РФ сопряжено с определенными трудностями, не позволяющими в полной мере защитить права кредиторов в условиях несостоятельности (банкротства) уголовно-право-выми средствами.

В статье нами будет рассмотрен только один аспект данной проблемы, а именно вопрос, связанный с определением субъектов преступлений, предусмотренных ст.ст. 195—197 УК РФ.

Анализ статей Уголовного кодекса Российской Федерации, устанавливающих ответственность за неправомерные банкротства, позволяет сделать вывод о том, что в ч. 2 ст. 195, ст.ст. 196, 197 УК РФ указаны субъекты преступления, которые являются по существу специальными. Выделяются три вида субъектов данных преступлений:

а) руководитель юридического лица;
б) учредитель (участник) юридического лица;
в) индивидуальный предприниматель.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ руководителем должника признается единоличный исполнительный орган юридического лица или руководитель коллегиального исполнительного органа, а также иное лицо, осуществляющее в соответствии с федеральным законом деятельность от имени юридического лица без доверенности.

Таким образом, главным критерием признания лица руководителем юридического лица-должника является предусмотренная федеральным законом возможность действовать от имени юридического лица без доверенности.

В соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (ГК РФ) юридическое лицо — это организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. Юридическое лицо может быть коммерческой и некоммерческой организацией, т. е. может иметь или не иметь цель получения прибыли в результате своей деятельности.

Уголовной ответственности за неправомерные банкротства подлежат руководители как коммерческих, так и некоммерческих организаций-должников при условии, что на эти организации распространяется действие Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и «О несостоятельности (банкротстве) кредитных

организаций» от 25 февраля 1999 г. № 40-ФЗ. Исключение составляют казенные предприятия, учреждения, политические партии и другие организации, указанные в п. 1 ст. 65 ГК РФ, в соответствии с положениями которого они не могут быть признаны банкротами.

До настоящего времени окончательно не решен вопрос о возможности привлечения к уголовной ответственности по анализируемым статьям арбитражных управляющих.

Проведенное нами анкетирование показало: большинство правоприменителей считают, что арбитражный управляющий может быть субъектом преступлений, предусмотренных ст. 195 УК РФ (утвердительно ответили 59,7%, 68 чел.; отрицательно — 17,5%, 20 чел.; затруднились с ответом — 22,8%, 26 чел.).

Арбитражный управляющий не указан в качестве субъекта преступлений, связанных с банкротством. Вместе с тем арбитражный управляющий является одним из обязательных участников отношений в сфере несостоятельности и обладает достаточно широкими полномочиями, что дает ему почву для злоупотреблений.

Например, с момента отстранения от должности руководителя организации- должника арбитражный управляющий наделяется полномочиями руководителя должника, в том числе и правом распоряжения имуществом. В научной литературе обоснованно ставится вопрос о необходимости признания арбитражных управляющих субъектом неправомерных банкротств. Однако относительно возможности привлечения к уголовной ответственности данной категории лиц в соответствии с действующей редакцией УК РФ нет единого мнения. Так, И. В. Шишко и Г. Н. Хлупина утверждают, что арбитражных управляющих следует «причислить к разряду руководителей организаций-должников»(1).

Другого мнения придерживается Н. А. Лопашенко, которая считает, что арбитражные управляющие не отнесены законом к субъекту преступления, предусмотренного ст. 195 УК РФ, и все категории арбитражных управляющих не могут быть признаны руководителем организации-должника, поскольку назначаются не для выполнения функций исполнительного органа, а для проведения процедур банкротства и осуществления иных установленных законом полномочий. При этом Н. А. Лопашенко говорит о необходимости введения уголовной ответственности для данной категории лиц(2). Аналогичной позиции придерживается и И. Ю. Михалев(3).

Следует согласиться с И. В. Шишко и Г. Н. Хлупиной, поскольку действительно, как уже отмечалось, главным критерием признания лица руководителем должника является указанная в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» возможность действовать от имени юридического лица без доверенности. Других критериев в Законе не содержится.

Так, в соответствии со ст. 94 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» при введении на предприятии внешнего управления полномочия руководителя должника переходят к внешнему управляющему, который действует от имени организации без доверенности. Данное положение прямо вытекает из Закона. Аналогичная ситуация просматривается и при открытии конкурсного производства. Однако необходимо иметь в виду, что конкурсный управляющий действует уже после принятия судом решения о признании должника банкротом (ч. 1 ст. 124 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»), а предусмотренные чч. 1 и 2 ст. 195 УК РФ действия могут совершаться лишь при наличие признаков банкротства, т. е. в период до вынесения решения суда о признании должника несостоятельным (банкротом). Таким образом, конкурсный управляющий хотя формально и становится руководителем должника, но не может являться субъектом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 195 УК РФ.

Анализ Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» позволяет

сделать вывод о том, что временный и административный управляющие руководителями организации-должника не являются, так как введение процедур наблюдения и финансового оздоровления по общему правилу не влечет отстранения от должности руководителя должника. В некоторых предусмотренных указанным Законом случаях по ходатайству временного или административного управляющего руководитель должника может быть по решению суда отстранен от должности, но при этом его полномочия на арбитражного управляющего не возлагаются.

Следовательно, временный и административный управляющие не могут рассматриваться в качестве субъектов преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 195 УК РФ.

Гражданским законодательством (например, Федеральным законом «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ) предусмотрена возможность передачи функций управления по договору управляющей организации или индивидуальному предпринимателю (управляющему). В этой связи возникает проблемная ситуация, связанная с возможностью признания руководителя управляющей организации и управляющего субъектами анализируемых преступлений.

Руководитель управляющей организации и управляющий не могут быть признаны субъектами преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 195, ст.ст. 196—197 УК РФ, так как их полномочия вытекают не из закона, а из договора.

Отдельную проблему составляет оценка действий, направленных на возникновение признаков несостоятельности (банкротства) организации, совершаемых руководителем, занявшим эту должность в результате подлога (например, в случае рейдерского захвата).

Представляется, что руководитель, назначенный на должность незаконно, не может нести ответственности за преднамеренное банкротство, так как, не являясь по сути руководителем организации, он не может быть признан субъектом данного преступления.

К коммерческим организациям, которые могут быть признаны несостоятельными (банкротами), относятся и унитарные предприятия, наделенные в отношении передаваемого им собственником имущества правом хозяйственного ведения (ст.ст. 113, 114 ГК РФ, ст. 2 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» от 11 октября 2002 г. № 161-ФЗ). Их руководители — возможные субъекты рассматриваемых преступлений.

Казенные предприятия, основанные на праве оперативного управления, не подпадают под действие Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», что выводит их руководителей из круга специальных субъектов преступлений, предусмотренных ст.ст. 195—197 УК РФ.

На практике встает вопрос, как квалифицировать действия представителя собственника имущества должника-унитар-ного предприятия, если он совместно с руководителем должника совершил действия, направленные на возникновение признаков банкротства или неправомерные действия при наличии признаков банкротства, предусмотренные ч. 2 ст. 195 УК РФ.

На наш взгляд, при совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 195 УК РФ, ст.ст. 196, 197 УК РФ, совместно с руководителем должника представитель собственника имущества должника должен нести ответственность по правилам ч. 4 ст. 34 УК РФ.

В том случае, когда в соответствии с Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» руководитель организации-должника отстраняется от руководства организацией, он уже не является субъектом рассматриваемых преступлений, так как теряет необходимые для квалификации специальные признаки. Тем не менее он сохраняет возможность совершения неправомерных банкротств.

По мнению некоторых ученых, и с этой позицией следует согласиться, при квалификации преступных действий, формально содержащих признаки составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 195—197 УК РФ, совершенных бывшим руководителем организации, необходимо обращаться к общим, по отношению к рассматриваемым, нормам уголовного закона — ст.ст. 160, 165, 201 УК РФ(1).

Следующим субъектом преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 195, ст.ст. 195—197 УК РФ, названы учредители (участники) юридического лица.

Совершение рассматриваемых преступлений без участия учредителей, представителей совета директоров, акционеров, как правило, невозможно. В связи с этим законодатель обоснованно указал учредителей (участников) юридического лица-должника среди субъектов неправомерных банкротств.

В соответствии с гражданским законодательством учредители (участники) хозяйственных товариществ или обществ наделены широкими полномочиями: возможность участвовать в управлении делами товарищества или общества в порядке, установленном федеральным законом, получать информацию о деятельности товарищества или общества, знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией (ч. 1 ст. 67 ГК РФ) и др. Участие в управлении делами хозяйственного общества участниками (учредителями) осуществляется через такие органы, как общее собрание участников общества (акционеров), наблюдательный совет (совет директоров). Общее собрание участников общества (акционеров) является высшим органом управления, за которым закреплена исключительная компетенция.

Законодатель на разделяет понятия «учредитель» и «участник». Вместе с тем данные понятия имеют разное содержание.

Учредителем может быть назван субъект права, который совершает сделки, иные юридически значимые и фактические действия, направленные на создание юридического лица, а именно: принимает решение о создании нового субъекта права, принимает (утверждает) его учредительные документы, передает ему в собственность (или на ином праве) часть своего имущества для формирования его уставного капитала(1).

Учредителями являются только субъекты, которые были указаны в качестве учредителей в учредительных документах юридического лица на момент его первичной государственной регистрации в едином государственном реестре юридических лиц.

После государственной регистрации юридического лица его учредители автоматически становятся участниками (членами) данной организации, приобретая все права и обязанности, возникающие из этого участия (членства)(2). Лица, вошедшие в уже созданное юридическое лицо, становятся его участниками.

Относительно состава учредителей, по общему правилу учредителями юридического лица на территории России могут быть любые субъекты гражданского права, обладающие необходимой для этого правоспособностью и дееспособностью: граждане; юридические лица, а также публично-правовые образования (Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования). Иностранные граждане, лица без гражданства или с двойным гражданством, равно как иностранные юридические лица могут быть учредителями российских юридических лиц, за исключением случаев, установленных федеральными законами или международными договорами Российской Федерации (п. 1 ст. 2, ст. 7 ГК РФ)(3).

Под учредителями (участниками) юридического лица как субъектами преступлений, связанных с банкротством, надлежит понимать только физических лиц, поскольку только они могут нести уголовную ответственность по действующему законодательству.

Еще одним субъектом анализируемых преступлений назван индивидуальный предприниматель. В соответствии со ст. 23 ГК РФ гражданин приобретает статус индивидуального предпринимателя с момента государственной регистрации в качестве такового. Однако необходимо иметь в виду, что с момента принятия арбитражным судом решения о признании индивидуального предпринимателя банкротом

и об открытии конкурсного производства государственная регистрация в качестве индивидуального предпринимателя утрачивает силу, аннулируются выданные лицензии и, следовательно, индивидуальный предприниматель перестает быть субъектом неправомерных действий при банкротстве.

Кроме того, в соответствии с совместным постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» гражданин, занимающийся предпринимательской деятельностью, но не прошедший государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя, не приобретает в связи с занятием этой деятельностью статуса предпринимателя.

Таким образом, гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, не может быть субъектом анализируемых преступлений. Однако некоторые исследователи обосновывают целесообразность привлечения к уголовной ответственности по указанным нормам таких граждан(1). Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает возможность привлечения к ответственности граждан, которые не являются индивидуальными предпринимателями, но соответствующие нормы вступают в действие только со дня вступления в силу федерального закона о внесении соответствующих изменений и дополнений в действующее законодательство. В связи с этим потребуется внесение изменений и дополнений в нормы уголовного закона, расширяющие круг специальных субъектов за счет указанной категории граждан. Пока же нормы ст.ст. 195—197 УК РФ в этой части применяться не могут.

Не является субъектом анализируемых преступлений и гражданин, который занимается деятельностью, формально подпадающей под признаки предпринимательской, но регистрируемой в ином порядке (например, нотариальная, аудиторская и иные виды деятельности).

Что касается субъектов преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 195 УК РФ, то поскольку в ч. 1 ст. 195 УК РФ законодателем не указан круг субъектов, подлежащих уголовной ответственности, можно признать в качестве таковых как субъектов, предусмотренных в ч. 2 ст. 195 УК РФ, так и иных лиц.

В качестве иных лиц субъектами анализируемого состава могут выступить временный и административный управляющий.

Конкурсный управляющий, как уже указывалось, субъектом данного преступления признан быть не может, так как уголовно-правовой оценке подлежат только действия, совершенные в обстановке «при наличии признаков банкротства».

Если функции управления юридическим лицом переданы управляющей организации или управляющему, данные лица в случае совершения ими неправомерных действий при банкротстве, предусмотренных ч. 1 ст. 195 УК РФ, могут быть признаны субъектами данного преступления.

В части 3 ст. 195 УК РФ, так же как в ч. 1 ст. 195 УК РФ, не определен круг субъектов, подлежащих уголовной ответственности.

В качестве таковых можно признать и бывшего руководителя организации-должника, и индивидуального предпринимателя, который признан решением суда банкротом, поскольку действия, предусмотренные в диспозиции ч. 3 ст. 195 УК РФ, могут быть совершены только «в случаях, когда функции руководителя юридического лица, в том числе кредитной или иной финансовой организации возложены соответственно на арбитражного управляющего или руководителя временной администрации кредитной или иной финансовой организации».

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда России от 30 июня 2015 г. №30

В связи с изменением законодательства, а также имеющимися в судебной практике вопросами Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет внести в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» (в редакции постановления Пленума от 23 декабря 2010 года № 31) следующие изменения:

1) абзац первый пункта 1 изложить в следующей редакции:

«1. При рассмотрении дел о преступлениях, предметом которых являются наркотические средства, психотропные вещества, их прекурсоры или аналоги, растения, содержащие наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, либо их части, содержащие наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, сильнодействующие или ядовитые вещества, новые потенциально опасные психоактивные вещества, судам надлежит руководствоваться Федеральным законом от 8 января 1998 года № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах»; постановлениями Правительства Российской Федерации, которыми утверждаются перечни указанных средств, веществ, прекурсоров, растений, подлежащих контролю в Российской Федерации, списки сильнодействующих и ядовитых веществ, а также их значительные, крупные и особо крупные размеры для целей статей Уголовного кодекса Российской Федерации; Реестром новых потенциально опасных психоактивных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен.»;

а) в абзаце первом после слова «ядовитое» дополнить словами «, новое потенциально опасное психоактивное»;

б) абзац второй изложить в следующей редакции:

«Согласно статье 35 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» проведение экспертиз с использованием наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров или для их идентификации разрешается юридическим лицам при наличии лицензии на указанный вид деятельности. Проведение таких экспертиз в экспертных подразделениях Следственного комитета Российской Федерации, федерального органа исполнительной власти по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, федерального органа исполнительной власти в области внутренних дел, федерального органа исполнительной власти по таможенным делам, федеральной службы безопасности, судебно-экспертных организациях федерального органа исполнительной власти в области юстиции осуществляется без лицензии. Проведение таких экспертиз осуществляется также в экспертных подразделениях федерального органа исполнительной власти в области обороны.»;

а) в абзаце первом после слов «вопрос о наличии» дополнить словом «значительного,», после слов «а также» дополнить словом «значительного,», слова «постановлении Правительства Российской Федерации от 7 февраля 2006 года № 76» заменить словами «постановлении Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 года № 1002»;

б) в абзаце втором слова «(за исключением кокаина и кокаина гидрохлорида)» исключить, после слов «список III» дополнить словами «(за исключением средств, веществ, выделенных сноской)»;

в) в абзаце третьем слова «(или кокаин, кокаина гидрохлорид)» исключить, после слов «список I» дополнить словами «(или в списки II и III, если средство, вещество выделено сноской)», дополнить предложением вторым следующего содержания: «При этом следует учитывать примечание к списку I о том, что для всех жидкостей и растворов, содержащих хотя бы одно наркотическое средство или психотропное вещество из перечисленных в списке I, их количество определяется массой сухого остатка после высушивания до постоянной массы при температуре +70 . +110 градусов Цельсия.»;

г) в абзаце четвертом слова «(или кокаин, кокаина гидрохлорид)» исключить, после слов «список I» дополнить словами «(или в списки II и III, если средство, вещество выделено сноской)», после слов «установлен наименьший» дополнить словом «значительный,»;

д) в абзаце пятом слова «(или кокаин, кокаина гидрохлорид)» исключить, после слов «список I» дополнить словами «(или в списки II и III, если средство, вещество выделено сноской)», после слов «(наполнителя) к» дополнить словом «значительному,», слово «предназначения» заменить словами «возможности использования»;

а) в абзаце первом слово «крупный» заменить словом «значительный», после цифры «2» дополнить словом и цифрой «или 3», слова «в особо крупном размере» заменить словами «в крупном размере или в особо крупном размере соответственно»;

б) в абзаце втором слово «крупный» заменить словом «значительный»;

5) в пункте 11 слово «крупном» заменить словом «значительном»;

6) пункт 13 изложить в следующей редакции:

«13. Под незаконным сбытом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует понимать незаконную деятельность лица, направленную на их возмездную либо безвозмездную реализацию (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т.д.) другому лицу (далее — приобретателю). При этом сама передача лицом реализуемых средств, веществ, растений приобретателю может быть осуществлена любыми способами, в том числе непосредственно, путем сообщения о месте их хранения приобретателю, проведения закладки в обусловленном с ним месте, введения инъекции.

Об умысле на сбыт указанных средств, веществ, растений могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, количество (объем), размещение в удобной для передачи расфасовке, наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п.

Вместе с тем не может квалифицироваться как незаконный сбыт реализация наркотического средства или психотропного вещества путем введения одним лицом другому лицу инъекций, если указанное средство или вещество принадлежит самому потребителю и инъекция вводится по его просьбе либо совместно приобретено потребителем и лицом, производящим инъекцию, для совместного потребления, либо наркотическое средство или психотропное вещество вводится в соответствии с медицинскими показаниями.

В тех случаях, когда лицо в целях лечения животных использует незаконно приобретенное наркотическое средство или психотропное вещество (например, кетамин, кетамина гидрохлорид), в его действиях отсутствуют признаки преступления, влекущего уголовную ответственность за незаконный сбыт этих средств или веществ.

Ответственность лица за сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, по части 1 статьи 228.1 УК РФ наступает независимо от их размера.»;

7) дополнить пунктами 13.1 и 13.2 следующего содержания:

«13.1. Учитывая, что диспозиция части 1 статьи 228.1 УК РФ не предусматривает в качестве обязательного признака объективной стороны данного преступления наступление последствий в виде незаконного распространения наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, их незаконный сбыт следует считать оконченным преступлением с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю указанных средств, веществ, растений независимо от их фактического получения приобретателем, в том числе когда данные действия осуществляются в ходе проверочной закупки или иного оперативно-розыскного мероприятия, проводимого в соответствии с Федеральным законом от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Изъятие в таких случаях сотрудниками правоохранительных органов из незаконного оборота указанных средств, веществ, растений не влияет на квалификацию преступления как оконченного.

13.2. Если лицо в целях осуществления умысла на незаконный сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает, перерабатывает эти средства, вещества, растения, тем самым совершает действия, направленные на их последующую реализацию и составляющие часть объективной стороны сбыта, однако по не зависящим от него обстоятельствам не передает указанные средства, вещества, растения приобретателю, то такое лицо несет уголовную ответственность за покушение на незаконный сбыт этих средств, веществ, растений.»;

8) пункт 14 изложить в следующей редакции:

«14. В тех случаях, когда материалы уголовного дела о преступлении рассматриваемой категории содержат доказательства, полученные на основании результатов оперативно-розыскного мероприятия, судам следует иметь в виду, что для признания законности проведения такого мероприятия необходимо, чтобы оно осуществлялось для решения задач, определенных в статье 2 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», при наличии оснований и с соблюдением условий, предусмотренных соответственно статьями 7 и 8 указанного Федерального закона. Исходя из этих норм, в частности, оперативно-розыскное мероприятие, направленное на выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступления, а также выявление и установление лица, его подготавливающего, совершающего или совершившего, может проводиться только при наличии у органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведений об участии лица, в отношении которого осуществляется такое мероприятие, в подготовке или совершении противоправного деяния.

Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут использоваться в доказывании по уголовному делу, если они получены и переданы органу предварительного расследования или суду в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у лица умысла на незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.»;

9) пункт 15 исключить;

10) дополнить пунктом 15.1 следующего содержания:

«15.1. В случае, когда лицо передает приобретателю наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги, растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, либо их части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, по просьбе (поручению) другого лица, которому они принадлежат, его действия следует квалифицировать как соисполнительство в незаконном сбыте указанных средств, веществ, растений.»;

а) в абзаце первом после слов «ядовитых веществ» дополнить словами «, новых потенциально опасных психоактивных веществ»;

б) в абзаце втором после слов «психотропные вещества в» дополнить словом «значительном,», после слов «ядовитых веществ» дополнить словами «, новых потенциально опасных психоактивных веществ»;

12) пункт 17 дополнить абзацем вторым следующего содержания:

«Незаконную пересылку указанных средств, веществ, растений путем международного почтового отправления следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующими частями статей 228.1 и 229.1 УК РФ, в случае установления их незаконного перемещения через таможенную границу Таможенного союза, членом которого является Российская Федерация, либо Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза.»;

13) пункт 18 изложить в следующей редакции:

«18. Судам следует иметь в виду, что уголовная ответственность по пункту «в» части 4 статьи 228.1 УК РФ наступает лишь в тех случаях, когда лицо, достигшее восемнадцатилетнего возраста, совершает деяния, предусмотренные частями 1, 2 или 3 статьи 228.1 УК РФ, зная или допуская, что такое деяние совершается в отношении несовершеннолетнего.»;

14) в абзаце первом пункта 19 после слов «за совершение» дополнить словами «предусмотренного статьей 228 УК РФ», слова «, предусмотренного частью 1 или частью 2 статьи 228 УК РФ,» исключить;

15) во втором предложении абзаца второго пункта 21 слова «а также веществ,» исключить, слова «используемых для производства наркотических средств или психотропных веществ» заменить словами «для использования в научных, учебных целях и в экспертной деятельности, а также нарушение правил хранения, учета, реализации, продажи, перевозки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, и их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры»;

16) в пункте 25 абзац второй исключить;

а) в первых предложениях абзацев первого и второго слова «наркотических средств или психотропных веществ» заменить словами «наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов»;

б) во втором предложении абзаца первого слова «наркотическое средство или психотропное вещество» заменить словами «наркотическое средство, психотропное вещество или их аналог»;

18) в абзаце первом пункта 28 слова «наркотических средств или психотропных веществ» заменить словами «наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов»;

19) во втором предложении абзаца первого пункта 29 после слов «от 27 ноября 2010 года № 934» дополнить словами «(с последующими изменениями)»;

а) абзац первый изложить в следующей редакции:

«31. Ответственность лица за незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза, членом которого является Российская Федерация, либо Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров или аналогов, растений, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, либо их частей, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, по части 1 статьи 229.1 УК РФ наступает независимо от их размера.»;

б) дополнить абзацем вторым следующего содержания:

«Контрабанда указанных средств, веществ, растений может быть осуществлена помимо или с сокрытием от таможенного контроля, путем обманного использования документов или средств таможенной идентификации, недекларирования или недостоверного декларирования.»;

в) абзац второй считать абзацем третьим и внести в него следующие изменения: слова «таможенную границу Российской Федерации» заменить словами «таможенную границу Таможенного союза, членом которого является Российская Федерация, либо Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза», слова «по статье 228 или статье 228.1 УК РФ» заменить словами «по статье 228, 228.1, 228.3 или 228.4 УК РФ»;

21) в третьем предложении абзаца первого пункта 33 после слов «психотропные вещества в» дополнить словом «значительном,»;

22) в абзаце первом пункта 35 после слов «ядовитыми веществами,» дополнить словами «новыми потенциально опасными психоактивными веществами,»;

23) дополнить пунктами 35.1 и 35.2 следующего содержания:

«35.1. При назначении лицу, признанному больным наркоманией, основного наказания в виде штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, обязательных работ, исправительных работ или ограничения свободы суд может возложить на осужденного обязанность пройти лечение от наркомании и медицинскую и (или) социальную реабилитацию (часть 1 статьи 72.1 УК РФ).

Суд устанавливает наличие (отсутствие) у лица заболевания наркоманией на основании содержащегося в материалах дела заключения эксперта по результатам судебно-психиатрической экспертизы, проведенной согласно пункту 3.2 статьи 196 УПК РФ. Заключение эксперта должно содержать вывод о наличии (отсутствии) у лица диагноза «наркомания», а также о том, нет ли медицинских противопоказаний для проведения лечения от такого заболевания.

35.2. Обратить внимание судов на то, что при наличии условий, указанных в части 1 статьи 82.1 УК РФ (лицо осуждено к лишению свободы, признано больным наркоманией, совершило впервые преступление, предусмотренное частью 1 статьи 228, частью 1 статьи 231 и статьей 233 УК РФ, изъявило желание добровольно пройти курс лечения от наркомании, а также медицинскую реабилитацию, социальную реабилитацию), суд может отсрочить отбывание наказания в виде лишения свободы до окончания лечения и медицинской реабилитации, социальной реабилитации.

Срок такой отсрочки не может превышать пять лет. Срок, необходимый для проведения курса лечения конкретного больного от наркомании и его реабилитации, должен быть определен в заключении эксперта.

Для определения лица как впервые совершившего преступление, указанное в части 1 статьи 82.1 УК РФ, следует учитывать положения пункта 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 года № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности».

В случае совершения лицом иного преступления, помимо преступления, указанного в части 1 статьи 82.1 УК РФ, отсрочка не предоставляется.

Обязанность председательствующего разъяснить в судебном заседании подсудимому его права, предусмотренные статьей 82.1 УК РФ, закреплена в статье 267 УПК РФ.»;

24) в пункте 37 после слов «а также» дополнить словами «апелляционную и», слова «и надзорную» исключить.

Особенности определения субъекта преднамеренного банкротства

Особенности определения субъекта преднамеренного банкротства

Кто может являться субъектом преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ

Каковы особенности квалификации преднамеренных банкротств, совершенных в соучастии

В статье рассмотрены особенности квалификации по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 196 УК РФПреднамеренное банкротство»), на основании изучения судебных решений (приговоров, кассационных определений, постановлений судов надзорной инстанции) 1 . Обращено внимание на те обстоятельства, которые необходимо исследовать и установить суду при определении субъекта преступления по ст. 196 УК РФ и квалификации действий лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, а также проблемы, которые вызывают сложности при рассмотрении уголовных дел данной категории.

Субъект преступления

В соответствии с диспозицией ст. 196 УК РФ под преднамеренным банкротством понимается совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо индивидуальным предпринимателем действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб.

Из содержания диспозиции ст. 196 УК РФ также следует, что субъектом преднамеренного банкротства может быть только вменяемое на момент совершения преступления физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста и являющееся руководителем юридического лица либо его участником (учредителем), а также индивидуальный предприниматель.

Анализ судебной практики по делам о преднамеренных банкротствах свидетельствует о том, что субъектами данных преступлений в основном являются руководители и (или) учредители (участники) хозяйственных обществ, выполняющие организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции, связанные с распоряжением имуществом и финансами обществ, ответственные за организацию бухгалтерского учета и соблюдение законодательства при выполнении финансово-хозяйственных операций, являющиеся единоличным исполнительным органом юридического лица, имеющие право первой подписи в финансовых документах, осуществляющие руководство текущей деятельностью без доверенности, имеющие право действовать от имени юридического лица, в том числе представлять его интересы.

В качестве допустимых и относимых доказательств при рассмотрении судами уголовных дел о преднамеренных банкротствах используются любые доказательства, предусмотренные действующим законодательством и подтверждающие должностное положение руководителей юридических лиц. К документам, подтверждающим должностное положение руководителей юридических лиц, относятся, в частности, учредительные документы: устав юридического лица либо выписка из Единого государственного реестра юридических лиц, решение собственника юридического лица о наделении конкретного лица полномочиями руководителя (решение, приказ о приеме на работу, распоряжение), решение (протокол) общего собрания акционеров (учредителей) юридического лица, трудовой договор, должностная инструкция и т. п.

Особенности ответственности лица, не являющего субъектом преступления

В практике возникают ситуации, когда в действиях привлекаемого к уголовной ответственности лица имеются признаки объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ, но это лицо не является руководителем, учредителем либо индивидуальным предпринимателем, то есть формально не подпадает под понятие субъекта данного преступления. Имеющаяся судебная практика свидетельствует о том, что такое лицо может быть привлечено к уголовной ответственности по ст. 196 УК РФ. При квалификации действий таких лиц необходимо иметь в виду следующие особенности. Частью 4 ст. 34 УК РФ установлено, что лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанного в соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса РФ, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника.

Из практики.Приговором Грязовецкого районного суда Вологодской области от 29.03.2010 А. признана виновной в растрате, то есть хищении вверенных кредитных денежных средств, совершенной с использованием своего служебного положения, в крупном размере, а также в преднамеренном банкротстве ООО «Н.».
Судом действия А. были квалифицированы по п. «б» ч. 3 ст. 160, ч. 2 ст. 201 и ст. 196 УК РФ.
Кассационным определением Вологодского областного суда от 08.07.2010 по делу № 22-1290 приговор Грязовецкого районного суда от 29.03.2010 в отношении А. изменен: ее действия переквалифицированы с п. «б» ч. 3 ст. 160 УК РФ на ч. 3 ст. 160 УК РФ; исключено указание об осуждении А. по ч. 2 ст. 201 УК РФ как излишне вмененное.
Президиум Вологодского областного суда, рассмотрев материалы уголовного дела по надзорной жалобе адвоката осужденной В., изменил приговор суда первой инстанции и определение кассационного суда в части квалификации действий А. по ст. 196 УК РФ по следующим основаниям.
В соответствии с нормой ст. 196 УК РФ субъект данного преступления специальный: руководитель или учредитель (участник) юридического лица, а также индивидуальный предприниматель. Как следует из материалов дела, решением собрания учредителей от 17.09.1998 и приказом от 21.09.1998 № 1/к генеральным директором ООО «Н.» назначен Ш.
Приказом от 26.10.2001 № 221/к А. назначена директором по экономике и финансовым вопросам ООО «Н.». Согласно должностной инструкции директор по экономике и финансам – начальник экономического отдела подчиняется непосредственно генеральному директору.
При указанных обстоятельствах действия А. подлежали квалификации по ч. 5 ст. 33, ст. 196 УК РФ как пособничество в преднамеренном банкротстве.
Постановлением президиума Вологодского областного суда от 22.11.2010 № 44-у-74 приговор Грязовецкого районного суда и кассационное определение Вологодского областного суда в отношении осужденной А. изменены. Действия осужденной переквалифицированы со ст. 196 УК РФ на ч. 3 ст. 33, ст. 196 УК РФ 2 .

Номинальное и фактическое руководство организацией

Еще один вопрос, который возникает при рассмотрении уголовных дел по ст. 196 УК РФ: может ли являться субъектом данного преступления, лицо, не являющееся номинальным (формальным) руководителем юридического лица.

Судебная практика дает на этот вопрос положительный ответ.

Из практики. Приговором Волгодонского районного суда Ростовской области от 03.08. 2012 А. был осужден по ч. 3 ст. 33, ст. 196 УК РФ за организацию и руководство преднамеренного банкротства ОАО «Э.», а также совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 30, и ст. 199.2 УК РФ.
Проверив материалы уголовного дела по кассационным жалобам осужденного, Ростовский областной суд кассационным определением от 17.10.2012 по делу № 22-7766 оставил приговор суда первой инстанции без изменения.
При этом кассационный суд согласился с выводами суда первой инстанции о причастности именно А. к совершению преступлений, указав следующее.
Организаторская роль осужденного в приобретении прав на недвижимое имущество путем обмана, в сокрытии денежных средств от налогов и в преднамеренном банкротстве подтверждается показаниями свидетелей С., С. и Г., данными на предварительном следствии. Согласно этим показаниям все решения по данным вопросам принимал именно А., что также подтверждается фонограммой телефонных переговоров осужденного. Из представленных стороной обвинения доказательств следует, что осужденный был осведомлен об отсутствии у ОАО «Э.» законных оснований претендовать на получение права собственности на недвижимое имущество. Об этом свидетельствуют, в том числе, показания свидетеля С., которому, со слов свидетеля Я., стало известно о даче А. указания о фальсификации документов.
Из показаний допрошенных свидетелей также следует, что именно осужденный являлся фактическим руководителем общества, а его указания были обязательными для исполнения всеми работниками. Данные показания объективно подтверждаются записями телефонных переговоров 3 .

Любопытен и другой пример, в котором обвинение и судебные инстанции, оценивая фактическую роль подсудимого в инкриминируемом преступлении, оценили действия номинального руководителя, как не криминальные ввиду того, что последний не был осведомлен о преступных намерениях фактического руководителя.

Из практики. Приговором Шумерлинского районного суда от 29.06.2012 бывший заместитель главы администрации города по вопросам строительства и жилищно-коммунального хозяйства Э. был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 176 УК РФ (незаконное получение кредита – 2 эпизода) и ст. 196 УК РФ (преднамеренное банкротство).
В ходе судебного разбирательства было установлено, что в ноябре 2009 года Э., фактически участвуя вопреки установленным запретам в управлении ООО «Р.», учредителем и директором которого он являлся до вступления в должность заместителя главы администрации г. Шумерли, с целью извлечения прибыли понуждал руководителей двух городских муниципальных предприятий жилищно-коммунального хозяйства к заключению гражданско-правовых договоров на поставку для нужд указанных организаций горюче-смазочных материалов из ООО «Р.», в противном случае угрожал им увольнением. Таким образом, злоумышленник, незаконно ограничивая самостоятельность муниципальных предприятий и вмешиваясь в их деятельность, предоставлял созданной им коммерческой организации преимущества и покровительство.
Кроме того, в 2009–2010 годах с целью получения кредитов для ООО «Р.» и не намереваясь в последующем исполнять обязательства по кредитным договорам, обвиняемый дважды представлял в банк не соответствующие действительности документы о хозяйственном положении указанной организации, указывая в них сведения, свидетельствующие о значительно лучшем ее финансовом состоянии, чем оно было в действительности.
В результате заемщику были выданы два кредита по 18,5 млн руб. каждый, которые в последующем в установленные сроки возвращены не были, а кредитору с учетом суммы неполученных процентов был причинен ущерб на общую сумму свыше 38,5 млн руб. В 2010 году по указанию Э. его мать, являвшаяся номинальным директором ООО «Р.», продала имущество фирмы, а вырученными денежными средствами обвиняемый распорядился по своему усмотрению. В результате неплатежеспособность предприятия была увеличена более чем на 24 млн руб., и в январе 2011 года решением Арбитражного суда Чувашской Республики ООО «Р.» было признано банкротом.
Проверив обоснованность осуждения Э. по ч. 1 ст. 176 (по двум эпизодам) и ст. 196 УК РФ, судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Чувашской Республики согласилась с выводом суда первой инстанции о доказанности вины осужденного в совершении указанных преступлений.
При этом судебная коллегия отклонила доводы кассационных жалоб осужденного Э. и его адвоката о том, что Э. не является субъектом преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ, обосновав это следующим.
Располагая документами о сложении Э. полномочий директора и выходе из числа учредителей данного общества, суд, тем не менее, пришел к правильному выводу о том, что указанные действия лишь создали видимость исполнения требований закона о запрете муниципальному служащему заниматься предпринимательской деятельностью лично либо через своего представителя. Фактически же Э. и далее продолжал выполнять функции руководителя и учредителя общества при наличии номинального директора – Ф., которая выдала ему доверенность с правом действия от имени ООО «Р.», а сама выполняла его указания. Указанный вывод соответствует фактическим обстоятельствам дела и подтверждается показаниями свидетелей: той же Ф., работников ООО «Р.», директора ЗАО «Г.», сотрудника банка – М. и других лиц.
Кассационный суд указал, что как фактический руководитель юридического лица, совершивший преступление с использованием не осведомленного о его преступных намерениях юридического руководителя, Э. в силу ч. 2 ст. 33 УК РФ несет уголовную ответственность как исполнитель 4 .

Совершение преступления двумя и более лицами

В судебной практике встречаются случаи рассмотрения уголовных дел о преднамеренных банкротствах в отношении нескольких лиц. Ответ на вопрос о том, в каких случаях действия виновных в преднамеренном банкротстве лиц могут быть квалифицированы как совершенные группой лиц по предварительному сговору, дается в общей норме УК РФ. Так, соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления (ст. 32 УК РФ). Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления (ч. 2 ст. 35 УК РФ).

Из практики. Приговором Новгородского районного суда Новгородской области от 22.06.2012 генеральный директор ООО «Нов.» Ш. и его заместитель Б. были признаны виновными в преднамеренном банкротстве указанного предприятия.
Как установлено судом, Ш. и Б. с целью завладения имуществом ГОУП ЖКХ «Н.» и создания новой коммерческой структуры, разработали схему банкротства ГОУП ЖКХ. Под видом реорганизации жилищно-коммунального хозяйства области, в октябре 2005 года был создан некоммерческий фонд «Развитие жилищно-коммунального хозяйства области». В ноябре 2005 года ГОУП ЖКХ «Н.» и некоммерческий фонд учредили ООО «Нов.» с уставным капиталом 988 млн 410 тыс. руб. ГОУП ЖКХ «Н.» внесло в уставный капитал общества имущество на сумму 988 млн 400 тыс. руб., что составляет 99,999% от суммы уставного капитала, некоммерческий фонд внес 10 тыс. руб., что составляет 0,001% от суммы уставного капитала. В уставный капитал вошла практически вся инженерная инфраструктура: теплотрассы, котельные, насосные станции, что лишило возможность ГОУП ЖКХ «Н.» осуществлять уставную деятельность и повлекло неплатежеспособность предприятия и задолженность перед кредиторами на сумму свыше 850 млн руб., перед ПФР на сумму 69 402 297 руб. и перед ФНС России на сумму 7 503 194,70 руб.
Таким образом, Ш. и Б. путем уменьшения активов предприятия умышленно создали неплатежеспособность ГОУП ЖКХ «Н.».
Определением Арбитражного суда Новгородской области от 12.03.2007 на основании заявления кредитора в отношении ГОУП ЖКХ «Н.» была введена процедура банкротства – наблюдение и утвержден временный управляющий.
В ходе разбирательства в суде первой инстанции подсудимые свою вину не признали и подали кассационные жалобы на приговор.
Проверив в кассационном порядке материалы уголовного дела в отношении Ш. и Б., судебная коллегия по уголовным делам Новгородского областного суда согласилась с выводом суда первой инстанции о виновности подсудимых в преднамеренном банкротстве ГОУП ЖКХ «Н.», указав следующее.
На момент передачи имущества из ГОУП ЖКХ «Н.» в уставный капитал ООО «Нов.» Ш. являлся руководителем ГОУП ЖКХ «Н.», Б. – директором ООО «Нов.»; на момент передачи имущества из ГОУП ЖКХ «Н.» в ООО МП ЖКХ «Н.» Б. являлся руководителем ГОУП ЖКХ «Н.», Ш. – директором ООО «Нов.».
Определениями Арбитражного суда Новгородской области от 30.09.2011 сделка по передаче ГОУП ЖКХ «Н.» имущества стоимостью 1 млн 425 тыс. руб. в пользу ООО «МП ЖКХ «Н.», а также сделка по передаче ГОУП ЖКХ «Н.» имущества стоимостью 988 млн 400 тыс. руб. в пользу ООО «Нов.» были признаны недействительными, в том числе по тому основанию, что данные сделки были совершены заинтересованными лицами – Ш. и Б.
Указанными определениями также установлено, что изъятие имущества (производственных фондов, транспортных средств и др.) полностью лишало должника (ГОУП ЖКХ «Н.) возможности осуществления уставных видов деятельности в сфере оказания услуг по эксплуатации жилого фонда, а дополнительные виды деятельности, внесенные в устав за неделю до изъятия имущества, имели целью лишь сгладить явное несоответствие предпринятых мер по изъятию имущества и уставных задач должника.
Судебная коллегия также указала, что Ш. и Б. поочередно занимали должности руководителей ГОУП ЖКХ «Н.» в момент передачи основных производственных фондов – имущества теплоэнергетического и водоканализационного хозяйства в качестве вкладов в уставные капиталы обществ с ограниченной ответственностью, совместно и поочередно готовили документы для совершения указанных сделок, финансово-экономические обоснования, стали в последующем руководителями учрежденных обществ.
В процессе реализации умысла, единого для Ш. и Б., совершая продолжаемое преступление по предварительному сговору группой лиц, каждый из осужденных являлся руководителем должника, то есть субъектом преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ.
В соответствии с трудовыми договорами Ш. и Б. каждый из них, являясь генеральным директором ГОУП ЖКХ «Н.», обязан был добросовестно руководить предприятием, обеспечивать выполнение установленных для предприятия основных экономических показателей и осуществлять иные полномочия, установленные законодательством, уставом предприятия и трудовым договором; не допускать принятия решений, которые могут привести к банкротству предприятия.
Однако фактическими согласованными действиями по передаче имущества, без которого оказалась невозможной основная деятельность ГОУП ЖКХ «Н.», осужденные совершили именно преднамеренное банкротство юридического лица, поскольку эти действия заведомо влекли неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, что было очевидно для осужденных.
Наличие в действиях Ш. и Б. прямого умысла на преднамеренное банкротство ГОУП ЖКХ «Н.» подтверждается показаниями свидетеля М., согласно которым Ш. и Б. в 2006 году говорили ему, что цель реорганизации предприятия должника – уход от долгов.
Осужденные также не отрицали, что на момент передачи имущества из ГОУП ЖКХ «Н.» во вновь созданные ООО им было известно о наличии у него большой кредиторской задолженности, а также понимали, что зарегистрированные и возглавляемые ими общества с ограниченной ответственностью не несут ответственности по обязательствам должника.
При таких обстоятельствах кассационный суд согласился с выводом суда первой инстанции о виновности Ш. и Б. в преднамеренном банкротстве ГОУП ЖКХ «Н.» и необходимости квалификации их действий как совершения преднамеренного банкротства группой лиц по предварительному сговору 5 .

Аналогичное по сути деяние описывается и в следующем примере.

Из практики. Приговором Дмитровского районного суда Орловской области от 20.12.2010 глава администрации Дмитровского района П. был осужден за пособничество в преднамеренном банкротстве (ч. 5 ст. 33, ст. 196 УК РФ) и превышение должностных полномочий (ч. 2 ст. 286 УК РФ). Этим же приговором директор ООО «С.» К. осужден за преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ) и подстрекательство к превышению должностных полномочий (ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 286 УК РФ).
В ходе судебного разбирательства было установлено, что в октябре 2007 года П. по обращению К., являвшегося на тот момент директором муниципального унитарного ремонтно-эксплуатационного предприятия «Ж.» (МУРЭП), издал организационно-распорядительные документы об изъятии из хозяйственного ведения данного предприятия административных и производственных зданий, оборудования и другого имущества общей стоимостью свыше 13 млн руб. и передаче его в бюджет района. При этом П. и К. знали, что при наличии кредиторской задолженности предприятия перед бюджетами различных уровней в сумме свыше 8 млн руб., оно имело реальную возможность погасить долг за счет имеющихся активов.
В результате МУРЭП «Ж.», которое выполняло работы по обеспечению надлежащего санитарного состояния жилого и нежилого фонда района, производству и передаче тепловой энергии, бесперебойной работы сооружений водопроводно-канализационного хозяйства, решением Арбитражного суда Орловской области от 26.05.2008 было признано банкротом, а его имущество, переведенное в казну, передано по договорам аренды во вновь созданное К. ООО «С.» с теми же функциями.
Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Орловского областного суда от 11.02.2011 приговор в отношении П. был изменен: уточнена описательно-мотивировочная часть приговора с указанием на квалификацию действий К. вместо ошибочного указания П. В остальном приговор оставлен без изменения.
Постановлением президиума Орловского областного суда от 12.04.2012, проверившим по надзорной жалобе П. законность и обоснованность его осуждения, приговор суда первой инстанции и кассационное определение оставлены без изменения.
Отклоняя доводы осужденного П. о его невиновности и об отсутствии данных, свидетельствующих о том, что ему было известно о намерении К. совершить действия, связанные с преднамеренным банкротством МУРЭП «Ж.», надзорная инстанция указала следующее.
Как установлено в ходе судебного разбирательства, П. оказал пособничество директору МУРЭП «Ж.» К. в совершении действий, заведомо влекущих неспособность указанного юридического лица осуществлять свою деятельность. Об этом свидетельствует то обстоятельство, что под влиянием убеждения со стороны К. путем направления письма П. последний согласился на совершение действий, направленных на незаконное изъятие из хозяйственного ведения МУРЭП «Ж.» большей части муниципального имущества, используемого в работе предприятия. При этом П. осознавал, что в результате изъятия данного имущества предприятие не сможет осуществлять уставную деятельность, реализовывать цели и задачи, для которых оно создано, не сможет произвести расчеты с кредиторами, которым будет причинен крупный ущерб, и наступит его банкротство. Тем самым П. вступил в преступный сговор с К., направленный на преднамеренное банкротство МУРЭП «Ж.».
Свидетельскими показаниями в ходе судебного разбирательства подтверждено, что между К. и П. сложились дружеские отношения. О характере их взаимоотношений, а также об умысле осужденного П. свидетельствует то обстоятельство, что письмо К. об изъятии имущества МУРЭП «Ж.» не было зарегистрировано в журнале входящей корреспонденции администрации района и было исполнено на следующий же день.
Таким образом, изъятие имущества из хозяйственного ведения МУРЭП «Ж.» в итоге привело к невозможности дальнейшего осуществления этим предприятием уставных видов деятельности в прежнем объеме, что повлекло ухудшение его финансового состояния и платежеспособности, а также невозможности обращения взыскания на имущество, находившееся в хозяйственном ведении предприятия, для погашения обязательств предприятия перед кредиторами, и, как следствие, к неспособности указанного предприятия в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в крупном размере.
Рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного П. на приговор Дмитровского районного суда от 20.12.2010, кассационное определение Орловского областного суда от 11.02.2011 и постановление президиума Орловского областного суда от 12.04.2012, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ согласилась с выводами нижестоящих судов об обоснованности осуждения П. за пособничество в преднамеренном банкротстве, а также в совершении главой органа местного самоуправления действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов организаций, охраняемых законом интересов общества 6 .

Соблюдение требований УПК РФ при постановлении приговора

Анализ судебной практики показал, что при рассмотрении уголовных дел и постановлении приговора в отношении лиц, совершивших преднамеренное банкротство в соучастии, необходимо обратить внимание на требования УПК РФ. Хотя описанный ниже пример ошибки суда можно назвать универсальным, специфика преднамеренного банкротства, совершенного несколькими лицами, диктует такую необходимость.

В соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 7 постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.04.1996 № 1 «О судебном приговоре» (в ред. постановления Пленума ВС РФ от 06.02.2007 № 7), суд не должен допускать в приговоре формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступления других лиц. Если дело в отношении некоторых обвиняемых выделено в отдельное производство, в приговоре указывается, что преступление совершено подсудимым совместно с другими лицами, без упоминания их фамилий.

Из практики. Президиум Московского областного суда, проверив по надзорному представлению заместителя Генерального Прокурора РФ материалы уголовного дела в отношении М., осужденного приговором Климовского городского суда Московской области от 26.02.2009 по ст. 196 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа условно с испытательным сроком на 2 года, пришел к выводу о необходимости изменения приговора суда по следующим основаниям.
Как следует из материалов в дела, в ходе предварительного расследования по уголовному делу в отношении М. было установлено, что к преступлению, в совершении которого обвинялся М., причастны также другие лица, место нахождения которых на тот момент не было установлено.
Однако в описательно-мотивировочной части приговора суд при описании совершенного М. преступного деяния указал, что он совершил преступление по предварительному сговору с конкретными лицами: П.-С.Х., П.В.В. и П.С.В., установив тем самым вину этих лиц. Однако судебное разбирательство в отношении П.-С.Х., П.В.В. и П.С.В. не проводилось.
При таких обстоятельствах приговор суда первой инстанции в отношении М. постановлением суда надзорной инстанции был изменен с исключением из его описательно-мотивировочной части указания о совершении преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ, П.-С.Х., П.В.В. и П.С.В.
Суд надзорной инстанции постановил считать, что преступление, предусмотренное ст. 196 УК РФ, совершено М. совместно с другими лицами, уголовное дело в отношении которых выделено в отдельное производство. В остальной части приговор суда первой инстанции был оставлен без изменения 7 .

1 По данным Судебного департамента при Верховном суде РФ (форма 10а), число осужденных по основной ст. 196 УК РФ в 2011 году составило 31 человек, в 2012 – 26.
2 См.: Обзор судебной практики Вологодского областного суда за II полугодие 2010 года (опубликовано 30.05.2011) [Электронный ресурс]. URL: http://oblsud.vld.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=348 (дата обращения 02.02.2013).
3 Официальный сайт Ростовского областного суда. URL: http://oblsud.ros.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=535622&delo_id=4&text_number=1 (дата обращения: 03.02.2013).
4 Кассационное определение ВС Чувашской Республики от 23.08.2012 по делу № 22-2796/2012 [Электронный ресурс]. URL: http://vs.chv.sudrf.ru/modules.php?name=bsr&op=show_text&srv_num=1&id=21400001208290759108591001595012 (дата обращения: 03.02.2013).
5 Кассационное определение Новгородского областного суда от 18.09.2012 по делу № 1-30-22-1361 [Электронный ресурс]. URL: http://oblsud.nvg.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=158907&delo_id=4&text_number=1 (дата обращения: 02.02.2013).
6 Определение Судебной коллегии ВС РФ от 01.08.2012 по делу № 37-Д12-18.
7Постановление Президиума Московского областного суда от 15.02.2012 по делу № 44у-16/12 [Электронный ресурс]. URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc .

Источник: Журнал «Уголовный процесс» № 7, Июль 2013

Ключевые слова: преднамеренное банкротство, ст. 196 УК РФ, субъект преднамеренного банкротства, ответственность за преднамеренное банкротство

Еще по теме:

  • Коап рф от 30122001 195-фз в редакции "Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях" от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 30.10.2018) КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ 20 декабря […]
  • 215 коап 2018 Федеральный закон от 19.07.2018 N 215-ФЗ "О внесении изменения в статью 18.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЯ В СТАТЬЮ 18.9 КОДЕКСА […]
  • Ст 195 ук комментарии Ст 195 ук комментарии (в ред. Федерального закона от 19.12.2005 N 161-ФЗ) 1. Сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере, […]
  • Уголовный кодекс республики азербайджан от Уголовный кодекс республики азербайджан от По представленным адресам можно получить юридическую, психологическую и медицинскую помощь правовое консультирование, психологическая […]
  • Ч 4 ст 162 ук рф судом Статья 162. Разбой О судебной практике по делам о разбое см. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 Статья 162. Разбой См. комментарии к статье 162 УК […]