Постановление верховного суда по ст 327 ук рф

Рубрики Новости

Постановление верховного суда по ст 327 ук рф

по результатам изучения судебной практики по рассмотрению уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 327 УК РФ

(подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков)

6 февраля 2015 года

Судебной коллегией по уголовным делам Вологодского областного суда изучена практики рассмотрения судами области в 2013-2014 годах уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 327 УК РФ (подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков).

В ходе обобщения изучены 276 уголовных дел в отношении 278 лиц, рассмотренных по первой инстанции мировыми судьями Вологодской области и федеральными судьями районных и городских судов области за указанный период, в том числе:

— по части первой статьи 327 УК РФ — 22 дела в отношении 23 лиц;

— по части второй статьи 327 УК РФ – 4 дела в отношении 4 лиц;

— по части третьей статьи 327 УК РФ – 250 дел в отношении 251 лица.

203 уголовных дела (73,6%) в отношении 204 лиц рассмотрено судами с постановлением обвинительных приговоров.

71 уголовное дело (25,8%) в отношении 71 лица прекращено судами по не реабилитирующим основаниям, в том числе:

— на основании ст. 28 УПК РФ (в связи с деятельным раскаянием) – 66 дел в отношении 66 лиц;

— на основании ст. 27 ч. 1 п. 3 УПК РФ (вследствие акта об амнистии) – 3 дела в отношении 3 лиц;

— на основании ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ (за истечением срока давности уголовного преследования) – 2 дела в отношении 2 лиц.

По 2 уголовным делам (0,7%) в отношении 3 лиц (Вологодский городской суд) уголовное преследование по ст. 327 ч.1, ст. 327 ч.3 УК РФ было прекращено судом ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ.

Из общего числа рассмотренных судами с постановлением приговора уголовных дел 199 дел (98%) рассмотрено по ходатайствам обвиняемых в особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением 1 дело – в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве (главы 40, 40.1 УПК РФ), 3 дела рассмотрено судами с проведением судебного разбирательства.

Изучение материалов уголовных дел о преступления рассматриваемой категории показывает, что предметом преступлений, предусмотренных ст. 327 УК РФ, судами области признавались:

— водительское удостоверение (128 дел);

— медицинская справка, медицинское заключение, личная медицинская книжка (57 дел);

— справка формы 2-НДФЛ, копия трудовой книжки (47 дел);

— листок нетрудоспособности (13 дел);

— справки (7 дел, в том числе 4 дела – справки школьника, 1 дело — справка БУЗ «Станция переливания крови № 2»; 1 дело – справка о нетрудоспособности; 1 дело – справка о нахождении в Специальном приемнике УМВД России по г. Череповцу под административным арестом);

— счет, чек, квитанция о проживании в гостинице (3 дела);

— медицинские бланки рецептов (3 дела);

— договор займа, справки об остатке долга по договору займа (2 дела);

— сберкнижка, договор об открытии банковского счета, свидетельство о праве на наследство по завещанию (1 дело);

— договор купли-продажи транспортного средства (1 дело);

— договор на участие в долевом строительстве, квитанция к ПКО (1 дело);

— паспорт транспортного средства (1 дело);

— аттестат о среднем (полном) общем образовании (1 дело);

— акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения (1 дело);

— паспорт гражданина Российской Федерации (1 дело);

— заявление о заключении договора купли-продажи лесных насаждений для заготовки древесины для собственных нужд (1 дело);

— свидетельство об окончании курсов подготовки водителей транспортных средств (1 дело);

— протокол общего собрания членов СПК (колхоз) (1 дело);

— бланк страхового полиса ОСАГО (1 дело);

— залоговый билет (1 дело);

— разрешение на перевозку крупногабаритного груза (1 дело);

— платежное поручение (1 дело).

В 2014 году в апелляционном порядке Вологодским областным судом рассмотрены 6 уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьей 327 УК РФ, в отношении 6 лиц (по 1 делу – основная квалификация, по 5 делам — дополнительная квалификация). Из числа рассмотренных дел в отношении 4 лиц постановленные приговоры в части квалификации по ст. 327 УК РФ признаны законными и обоснованными, по 2 делам в отношении 2 лиц приговоры отменены с направлением дел на новое судебное разбирательство ввиду допущенных судами первой инстанции нарушений уголовно-процессуального закона.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Вологодского областного суда от 13 ноября 2014 года отменен приговор Кадуйского районного суда Вологодской области от 11 сентября 2014 года в отношении Куса В.И., оправданного по ст.ст. 260 ч.3, 327 ч. 2 УК РФ за отсутствием события преступления, по ст. 260 ч. 2 п. «г» УК РФ ввиду отсутствия состава преступления. Органом предварительного расследования Кус В.И. обвинялся по ст. 327 ч. 2 УК РФ в том, что в один из дней ноября 2009 года совершил подделку договоров купли-продажи лесных насаждений путем их подписания, не будучи стороной в договорах и не обладая полномочиями на их подписание, совершенную с целью скрыть другое преступление – незаконную рубку лесных насаждений и облегчить ее совершение. Судебная коллегия не согласилась с выводом суда первой инстанции о том, что Кус В.И. допустил нарушение только требований Гражданского кодекса Российской Федерации в части надлежащего оформления полномочий на совершение сделок от имени представляемых лиц, который основан на показаниях свидетелей данных в ходе судебного разбирательства без оценки их показаний, полученных в ходе предварительного расследования дела.

5 ноября 2014 года, рассматривая апелляционную жалобу Хахина С.Н., осужденного в соответствии с приговором Череповецкого городского суда Вологодской области от 12 сентября 2014 года по ст. 327 ч. 1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в размере 7 000 рублей, Вологодский областной суд не согласился с доводами осужденного, оспаривавшего обоснованность отнесения подделанных им путевых листов к официальным документам. В обоснование принятого решения суд апелляционной инстанции сослался на положения Постановления Правительства Российской Федерации от 8 июля 1997 года № 835 «О первичных учетных документах», согласно которому путевой лист легкового автомобиля является официальным документом, представляющими право на перевозку пассажиров, а также на Постановление Госкомстата России от 28 ноября 1997 года № 78 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету работы строительных машин и механизмов, работ на автомобильном транспорте», приказ Министерства транспорта Российской Федерации № 152 от 18 сентября 2008 года, которыми определены форма путевого листа, его обязательные реквизиты и порядок заполнения.

В ходе проведенного обобщения установлено, что судами допускались ошибки также и при квалификации преступлений, предусмотренных ст. 327 УК РФ.

Так, приговором Никольского районного суда Вологодской области от 21 мая 2014 года Воронин Н.А. был осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 327 ч.1 и ст. 327 ч. 3 УК РФ. Судом было установлено, что 25 декабря 2013 года Воронин Н.А. внес в свидетельство об окончании курсов подготовки водителей транспортных средств, выданное на его имя, заведомо недостоверные сведения о прохождении курсов подготовки водителей категории «В» и «С», а именно, в строке «категории» произвел изменение первоначальной записи категория «С» на категории «В» и «С», а 27 января 2014 года предоставил данное свидетельство в РЭГ ОГИБДДД МО МВД России «Никольский» вместе с заявлением на выдачу водительского удостоверения взамен утраченного.

Квалифицируя действия осужденного по совокупности преступлений, районный суд не учел, что использование заведомо подложного документа лицом, совершившим его подделку, охватывается ч. 1 ст. 327 УК РФ, и дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК РФ не требует.

Основные вопросы, возникающие при рассмотрении уголовных дел данной категории обусловлены тем, что термин «официальный документ» в Уголовном кодексе Российской Федерации не определен, отсутствуют какие-либо критерии для его конкретизации, в связи с чем, он относится к числу оценочных понятий уголовного закона.

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 2009 года № 575-О-О отмечено, что «сложившаяся правоприменительная практика наступление ответственности за подделку официальных документов связывает не с формой, а с содержанием соответствующего документа, а именно с тем, что документ предоставляет права или освобождает от обязанностей, то есть с установлением юридически значимых фактов, имеющих непосредственное отношение к обстоятельствам конкретного дела».

16 декабря 2010 года и 25 сентября 2014 года Конституционный Суд Российской Федерации в определениях №№ 1671-О-О, 2224-О еще раз обратил внимание на значимость судебной практики по делам рассматриваемой категории, указав, что «термин «официальный документ», наполняется содержанием в зависимости от фактических обстоятельств конкретного дела и с учетом толкования этого законодательного термина в правоприменительной практике».

Разъяснение термина «официальный документ» применительно к конкретным категориям уголовных дел, содержится и в некоторых Постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Так, в соответствии с пунктом 33 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года № 14 (ред. от 23 декабря 2010 года) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» незаконная выдача или подделка рецепта или иного документа, дающего право на получение сильнодействующих веществ, квалифицируется по статье 327 УК РФ.

Согласно пункту 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2006 года № 64 (ред. от 23 декабря 2010 года) «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» в тех случаях, когда лицо в целях уклонения от уплаты налогов и (или) сборов осуществляет подделку официальных документов организации, предоставляющих права или освобождающих от обязанностей, а также штампов, печатей, бланков, содеянное им при наличии оснований влечет уголовную ответственность по совокупности преступлений, предусмотренных статьей 198 или статьей 199 и статьей 327 УК РФ.

В соответствии с пунктом 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 3 апреля 2008 года № 3 (ред. от 23 декабря 2010 года) «О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы» действия призывника или лица, проходящего альтернативную гражданскую службу, подделавших официальный документ и использовавших его в целях уклонения от призыва на военную службу или увольнения с альтернативной гражданской службы, подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных соответственно частью 1 или частью 2 статьи 328 УК РФ и частью 1 статьи 327 УК РФ. Если указанные лица лишь использовали заведомо подложный официальный документ, то содеянное следует квалифицировать по части 1 или части 2 статьи 328 УК РФ и части 3 статьи 327 УК РФ.

Согласно пункту 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 года № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется, как совокупность преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 327 УК РФ и соответствующей частью статьи 159 УК РФ.

В соответствии с пунктом 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1980 года № 6 (ред. от 6 февраля 2007 года) «О практике применения судами Российской Федерации законодательства при рассмотрении дел о хищениях на транспорте» в случаях подделки похищенных билетов для проезда на железнодорожном, воздушном, водном и автомобильном транспорте и предъявлении их транспортной организации для оплаты под видом отказа от поездки, опоздания к отправлению (вылету) транспортного средства и т.п. либо сбыта таких поддельных билетов гражданам действия лица должны быть квалифицированы как подделка документов (ст. 327 УК РФ) и мошенничество (ст. 159 УК РФ).

Изучение решений Верховного Суда Российской Федерации, вынесенных в апелляционном, кассационном и надзорном порядке, размещенных в «Системе Консультант Плюс: Российское законодательство» показывает, что Верховным Судом России признавались законными приговоры, в соответствии с которыми лица признавались виновными по части 1 или части 2 статьи 327 УК РФ за подделку следующих официальных документов:

— паспорт гражданина Российской Федерации (определения от 10.05.2012 № 66-О12-30, от 26.04.2012 № 33-О12-11сп, от 23.11.2011 № 56-О11-74);

-водительское удостоверение (определения от 2.10.2008 № 5-О08-184, от 23.04.2007 № 89-О07-9, от 28.03.2007 № 81-О06-132);

— служебное удостоверение (определения от 20.09.2011 № 81-О11-77сп, от 19.06.2006 № 44-Д06-4);

— трудовая книжка (определения от 25.07.2005 № 32-О05-26сп, от 26.12.2007 № 49-О07-61);

— справка формы 2 НДФЛД (определения от 23.12.2013 № 86-УДП13-1, от 26.12.2007 № 49-О07-61);

-справка о заработной плате (определение от 27.10.2006 № 44-О06-111);

— страховой полис (определение от 6.09.2012 № 70-Д12-18);

— свидетельство о праве собственности на недвижимое имущество (определения от 22.05.2012 № 56-О12-28, от 14.05.2007 № 89-О07-5);

— нотариально удостоверяемые документы, в том числе доверенность (определения от 18.10.2011 № 18-О11-56сп, от 24.05.2011 № 44-О11-38);

— свидетельство о регистрации транспортного средства (определение от 4.03.2003 № 05-О02-265);

— паспорт транспортного средства (определения от 21.06.2011 № 207-О11-4, от 18.03.2010 № 5-О09-42);

— листок нетрудоспособности (от 25.05.2006 № 46-Д06-16);

— счета-фактуры (определение от 15.12.2010 № 7-Д10-5);

— договор купли-продажи (определение от 29.09.2010 № 20-О10-31сп);

— кредитный договор (определение от 30.09.2008 № 22-О08-12);

— протокол общего собрания акционеров акционерного общества (определение от 30.05.2006 № 32-Д06-5).

Особо следует отметить решения Верховного Суда Российской Федерации, в соответствии с которыми те или иные документы не признавались в качестве официальных, подделка которых влечет уголовную ответственность по ст. 327 ч. 1 УК РФ.

Так, апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2014 года № 44-АПУ14-33 оставлена без удовлетворения апелляционная жалоба представителя потерпевшего на приговор Пермского краевого суда от 29 апреля 2014 года в отношении Белоусова А.С., оправданного по ст. 327 ч.2 УК РФ за отсутствием состава преступления. Апелляционная инстанция согласилась с выводами суда первой инстанции о том, что договор купли-продажи автомобиля, составленный в простой письменной форме, не относится к официальным документам, которыми признаются документы, выданные органами государственной власти и управления, органами местного самоуправления либо другими организациями, которые предоставляют права или освобождают от обязанностей, либо удостоверяют юридически значимые факты.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 8 октября 2007 года № 47-О07-51 оставлен без изменения приговор Оренбургского областного суда от 29 мая 2007 года, в соответствии с которым Адиянов И.С. и другие лица были оправданы по ст. 327 ч. 2 УК РФ за отсутствием состава преступления. Кассационная инстанция не согласилась с доводами кассационного представления государственных обвинителей, в котором ставился вопрос о необоснованности оправдания по ст. 327 УК РФ, и не признала товарно-транспортные накладные официальными документами.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 ноября 2005 года № 70-О05-20 отменен приговор суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 17 июня 2005 года в отношении В. в части его осуждения по ст. 327 ч.1 УК РФ и дело в этой части прекращено производством за отсутствием состава преступления. Признавая В. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 327 ч.1 УК РФ, суд первой инстанции сослался на то, что он подделал доверенность на право управления автомобилем «Тойота-Королла». Суд кассационной инстанции указал, что с данным выводом согласиться нельзя, поскольку выписанная собственноручно доверенность на право управления автомобилем от имени другого лица, не оформленная и не удостоверенная надлежащим образом, не может являться официальным документом.

О возникающих проблемах квалификации преступлений в связи с отсутствием единой правоприменительной практики и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации понятия «официальный документ».

Отменяя приговор, суд кассационной инстанции согласился с доводами жалобы о том, что поддельное квалификационное свидетельство не является официальным документом — предметом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК РФ.

Государственный обвинитель Татарской транспортной прокуратуры кассационное представление об отмене незаконного и необоснованного приговора не внесла и ограничилась принесением возражений на доводы кассационной жалобы.

Выезды Приволжской транспортной прокуратуры в другие районные транспортные прокуратуры показали, что в большинстве из них допускаются аналогичные ошибки, без направления дел в суды второй инстанции, судами первой инстанции необоснованно осуждаются по ч. 1 ст. 327 УК РФ лица, использовавшие заведомо подложные документы (миграционные карты, свидетельства о регистрации и т. п.), не являющиеся официальными.

Для единообразного применения уголовного закона и устранения ошибок при квалификации преступлений требуется дать разъяснение о том, что является официальным документом по смыслу ст. 237 УК РФ.

Предметом преступления, предусмотренного ч. ч. 1 и 2 ст. 237 УК РФ, являются официальные документы, предоставляющие права или освобождающие от обязанностей, а также государственные награды РФ, РСФСР, СССР.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 29.12.94 № 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов» (в ред. от 11.02.2002 — СЗ РФ. 1995. N 1. Ст. 1; 2002. N 7. Ст. 630): под официальным документом понимаются «документы, принятые органами законодательной, исполнительной и судебной власти, носящие обязательный, рекомендательный или информационный характер (см. «Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации под ред. В. М. Лебедева, издание третье, дополненное и исправленное, Издательство «Юрайт», 2004).

Анализ диспозиции ст. 327 УК РФ, а также ст. 324 и 325 УК РФ обращает внимание на два обстоятельства. Во-первых, в уголовном законе не раскрывается содержание понятия «официальный документ», хотя указывается на некоторые его признаки, и, во-вторых, с позиции законодателя данное понятие является достаточно широким, поскольку включает в себя несколько разновидностей документов.

Одна из этих разновидностей в УК специально выделена — это удостоверение. Статьей же 5 Федерального закона «Об обязательном экземпляре документов» удостоверение к числу официальных документов не отнесено. Это еще раз подтверждает различный подход к данному понятию действующего законодательства. Кроме того, ст. 327 УК РФ к юридически значимым признакам официального документа относит и его свойства: предоставление прав или освобождение от обязанностей.

Однако и эти признаки требуют дополнительного рассмотрения. Удостоверение как разновидность официального документа не всегда свидетельствует о предоставлении прав или освобождении от обязанностей. Оно может быть документом, удостоверяющим личность, право на определенные действия (например, водительское удостоверение), право на льготы (например, удостоверение ветерана труда) и т.д. При этом в первом случае удостоверение не предоставляет права, не освобождает от обязанностей, хотя этот документ и относится к категории удостоверения (см. «О содержании понятия «официальный документ»». А.В.Бриллиантов. «Журнал российского права», № 2, 2003 год.).

Действующий уголовный закон, наряду с понятием «удостоверение», использует и понятие важного личного документа. Так, в части 2 ст. 325 УК РФ установлена ответственность за похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа, что приводит к необходимости провести разграничение между понятиями «удостоверение» и «важный личный документ». В частности, возникает вопрос, является ли, например, паспорт важным личным документом или это документ, удостоверяющий личность? Если отнести паспорт к категории удостоверения, официального документа, то его необходимо признать предметом преступления, предусмотренного ст. 327 УК РФ, в т. ч. предметом подделки. Но в таком случае паспорт не может служить предметом хищения, предусмотренного ч.2 ст. 325 УК РФ, а данной нормой паспорт прямо отнесен именно к предмету этого преступления. В свою очередь, если паспорт не является официальным документом, то он не может быть предметом подделки.

Верховный Суд Российской Федерации по этому вопросу занял следующую позицию: «паспорт и водительское удостоверение от­носятся к важным личным документам, ответст­венность за похищение и уничтожение которых предусмотрена ч. 2 ст. 325 УК РФ. Суд первой инстанции установил, что Камалетдинов похи­тил и уничтожил паспорт на имя П. и води­тельское удостоверение. Эти действия квалифицированы по ч. 1 ст. 325 УК РФ как похищение официа­льных документов, совершенное из иной личной заинтересованности, и по ч. 2 ст. 325 УК РФ как похищение у граждан важных личных документов. Между тем указанные судом документы, которые похитил Камалетдинов, являются важными личными документами граждан и не относятся к официальным документам. В связи с этим осуждение по ч. 1 ст. 325 УК РФ является необоснованным и подлежит исключению из приговора, а соде­янное полностью охватывается при­знаками ч. 2 ст. 325 УК РФ (Постановление Президиума Верховного Суда РФ № 832пОЗ по делу Камалетдннова. Бюллетень Верховного суда РФ № 11 за 2004 год, стр. 17).

Военный билет, водительское удостоверение, доверенность на право управления автомашиной, технический паспорт, страховой медицинский полис, медицинская санитарная книжка также отнесены к категории важных личных документов и официальными документами не являются. (Постановление N 1003 п 2000 по делу Крохина и Чегоровой. Бюллетень Верховного Суда РФ 2001, № 8, стр. 19).

К важным личным документам относятся и иные документы (удостоверение личности офицера, официальная справка, свидетельство, диплом об окончании ВУЗа, трудовая книжка и т.д.. Личный характер этих документов определяется обязательностью личной характеристики статуса конкретного лица или закрепления какого-либо определенного права в частности (Постатейный комментарий к УК РФ под редакцией Чучаева А.И., М., 2004 год, стр. 742).

Основным, на наш взгляд является то, что официальный документ не просто носит личный характер, но должен находится в обороте органов законодательной, исполнительной и судебной власти и не только выдан или удостоверен ими, а принят в соответствии с нормативно закрепленными требованиями (все это содержит абз. 4 п.1 ст. 5 Федерального закона от 29.12.94 № 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов»).

Иными словами, для того, чтобы определить, что документ является официальным, необходимо установление специально утвержденного порядка (процедуры) его принятия, изготовления, выдачи и обнародования от имени органов законодательной, исполнительной и судебной власти, а также наличия законодательного, иного нормативного, директивного или информационного характера для широкого (а не конкретно определенного) круга лиц.

Например: при отсутствии утвержденного нормативного порядка выдачи ордеров для участия адвоката в судебном разбирательстве его фактическая выдача стажеру не может нарушить какую-либо норму права, исключает его статус официального документа в предусмотренном ч. 1 ст. 327 УК РФ смысле, т.к. официальным документом считается документ, выданный с соблюдением требований установленной нормативной процедуры. Поэтому имевшая место по конкретному делу выдача ордера стажеру адвоката исключает возможность установления признаков состава преступления, предусмотренного диспозициями частей 1 и 2 ст. 327 УК РФ (В.П.Кашепов «Право и экономика» № 4, 2003 год).

Статья 325 УК РФ не предусматривает ответственности за уничтожение важного личного документа гражданина.

«Действия Броило, связанные с уничтожением военного билета, суд квалифицировал по ч. 1 ст. 325 УК РФ, а действия Зезюли, подстрекавшего к уничтожению этого документа, — по ч. 4 ст. 33 и ч. 1 ст. 325 УК РФ, т.е. как уничтожение и подстрекательство к уничтожению официального документа, совершенные из иной личной заинтересованности.

В описательной части приговора суд указал, что Броило по подстрекательству Зезюли «уничтожил военный билет на имя 3., являющийся важным личным документом», но квалифицировал содеянное как уничтожение и подстрекательство к уничтожению официального документа.

Суд ошибочно признал военный билет, являющийся важным личным документом, официальным документом и не учел, что уголовная ответственность по ч. 1 ст. 325 УК РФ наступает за похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов, штампов, печатей, к которым военный билет не относится.

По смыслу уголовного закона (ч. 1 ст. 325 УК РФ) уголовная ответственность наступает за уничтожение не всяких документов, а лишь официальных, определяющих какие-либо полномочия учреждений, организаций, объединений, а не частных лиц.

Таким образом, в действиях Броило, уничтожившего военный билет, отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 325 УК РФ, а в действиях Зезюли, подстрекавшего Броило к совершению этих действий, — состав преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 33 и ч. 1 ст. 325 УК РФ (Постановление Президиума Верховного Суда РФ № 364пО2пр по делу Броило и Зезюли. Обзор судебной практики ВС РФ от 04.12.2002. — КонсультантПлюс.)

Для правильности квалификации приведем примеры из практики Президиума Нижегородского областного суда:

Изменен приговор Выксунского городского суда от 11.05.2001 в отношении Сангалова М.Ю., осужденного по п. «в» ч. 3 ст. 158, п. «г» ч. 3 ст. 162, ч. 1 ст. 325 и ч.1 ст. 327 УК РФ.

Из материалов дела усматривается, что похищенный Сангаловым М.Ю. личный пропуск работника Выксунского пассажирского автотранспортного предприятия № 1059 является важным личным документом, официальным документом не является. Поскольку достоверно установлено, что Сангалов путём переклеивания фотографии похищенный пропуск использовал для бесплатного проезда в транспорте, то его действия необходимо переквалифицировать с ч.1 ст.325 УК РФ на ч.2 ст.325 УК РФ — похищение у гражданина важного личного документа; с ч.1 ст.327 УК РФ на ч.3 ст. 327 УК РФ — использование заведомо подложного документа. (Постановление от 05.06.2003).

Изменен приговор Приокского районного суда от 26.02.2001 и определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 10.04.2001 в отношении Барбашова Д.С., осужденного по ст.ст. 161 ч.2 п. «б,в,г,д», 159 ч.2 п. «б,г», 325 ч.2, 327 ч.1, 162 ч.2 п. «б,в,г» УК РФ.

По одному из эпизодов действия Барбашова квалифицированы по ст.327 ч.1 УК РФ, предусматривающей ответственность за подделку удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права.

Указанной статьей УК РФ квалифицированы действия осужденного, выразившиеся в подделке им бланка расходного ордера Сбербанка РФ, с использованием которого совершено хищение денег с расчетного счета Бехтерева.

Однако по смыслу ст. 327 УК РФ официальным документом признается документ, находящийся в обороте государственных (муниципальных) органов, учреждений, организаций и предприятий, отвечающий определенным требованиям и исходящий от данных органов (организаций).

Бланк расходного ордера Сбербанка РФ, как регламентирующий финансовые взаимоотношения банка с частными кредиторами, где последние в установленной банком форме предъявляют требование о возврате ранее внесенных на счет денежных средств, — не является официальным документом и предметом преступления, предусмотренного ст. 327 УК РФ. При таких обстоятельствах приговор в части осуждения Барбашова по ст. 327 ч. 1 УК РФ отменен за отсутствием в содеянном состава преступления. (Постановление от 24.04.2003).

Поскольку в практике районных транспортных прокуратур нередко предметами преступлений являются миграционные карты и различные свидетельства, касающиеся конкретного лица, нет нормативно установленного порядка их выдачи и принятия от имени органов законодательной, исполнительной и судебной власти, а также они не носят законодательного, иного нормативного, директивного или информационного характера в обороте государственных (муниципальных) органов, учреждений, организаций и предприятий), уголовная ответственность может наступить только за их использование как заведомо подложных документов – по ч. 3 ст. 327 УК РФ или за их похищение (как важных личных документов) у гражданина – по ч. 2 ст. 325 УК РФ. Сами же: подделка этих предметов в целях использования либо их сбыт, а также похищение, уничтожение, повреждение или их сокрытие, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности не влекут уголовную ответственность по ст. 327 ч. ч. 1 и 2 и по ст. 325 ч. 1 УК РФ.

Конференция ЮрКлуба

Будет ли состав ст. 327 УК РФ?

адмирал 03 Авг 2005

Rak 04 Авг 2005

Черный плащ 04 Авг 2005

-ENERGY- 04 Авг 2005

Как практик отвечу, если оттиски песатей экспертиза признает не соответствующим настоящим оттискам печатей — итог обвинительный приговор и скорее всего штраф.

+1.
Именно так и бывает.
Только потом практика показывает кассацию и отмену приговора МГС. Такие случаи были. Кстати, именно по медкнижкам.

З.Ы.
Цель (использование документа) имеет значение, но не в рамках 327. Т.е. если, скажем, документ использовался для совершения к-л. иного преступления (напр, незаконного получения кредита), то такие действия следует квалифицировать не по 327, а именно по др. статье.

гражданка России, приехавшая из другого города в Москву и имеющая легальную медицинскую книжку столкнулась с необходимостью для оформления на работу (салон красоты — косметолог) получить книжку выданную ЦГСЭН по г. Москве.

Нет такого состава преступления — незаконное устройство на работу! Так шта, то, что выше.
______________
ENERGY

адмирал 05 Авг 2005

sergdov1 10 Авг 2005

Серхио 02 Янв 2007

Регистратор 02 Янв 2007

Использование заведомо подложного документа —

и ничего не говорит о том, кто этот документ подделал, но руководство надо слушать
Сообщение отредактировал Регистратор: 02 Январь 2007 — 02:20

scorpion 02 Янв 2007

Выясняется, что справки помог подделать гр-н М., который все знал заранее. Руководство настаивает на ч.5 ст.33, ч.3 ст.327 УК в отношении М.

А не проще ч.1 ст. 327 без 33? Или принципиально глухарь на СО повесить?

Регистратор 02 Янв 2007

Подделка удостоверения или иного официального документа

справка о зарплата не является иным официальным документом

scorpion777 02 Янв 2007

надо слушать руководство, особенно если это прокуратура

угумц. и ни в коем случае не читать Конфу )))

scorpion 02 Янв 2007

справка о зарплата не является иным официальным документом

Похоже, что в отдельных местностях таки является

Регистратор 02 Янв 2007

ч.5 ст.33, ч.3 ст.327 УК

то все может быть

Швецова 04 Янв 2007

Регистратор 04 Янв 2007

то в таком случае в отношении него нужно прекращать уголовное преследование в части ч.1 ст.327 УК РФ по п.2. ч.1 ст.24 УПК РФ, поскольку предметом ч.1 ст.327 УК РФ справка о заработной плате не является.

прекращение по 24-2 в начале года.

scorpion 04 Янв 2007

прекращение по 24-2 в начале года.

Ничего страшного, до 5-го июля еще далеко

Швецова 04 Янв 2007

Регистратор 04 Янв 2007

Ничего страшного, до 5-го июля еще далеко

это всегда кажется, что далеко, а потом выходит, как всегда

Швецова 04 Янв 2007

Какие мнения.
Согласно Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за IV квартал 2000 года, утвержденного постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 11 апреля 2001 г., постановление № 1003 п 2000 по делу Крохина и Чегоровой: «Похищение таких документов, как военный билет, водительское удостоверение, доверенность на право управления автомашиной, технический паспорт на автомашину, страховой медицинский полис, медицинская санитарная книжка, квалифицируется по ч. 2 ст. 325 УК РФ, и дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 325 УК РФ не требуется.
Указанные документы являются важными личными документами граждан и не относятся к официальным, которые предусмотрены ч. 1 ст. 325 УК РФ. В связи с этим осуждение по ч. 1 ст. 325 УК РФ исключено из приговора.»

Одновременно в разъяснениях, данных кафедрой уголовного права и криминологии Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации в сентябре 2004 г. в адрес Управления по надзору за процессуальной деятельностью органов внутренних дел и юстиции прокуратуры Санкт-Петербурга «личная медицинская книжка, новая форма которой и порядок выдачи, утверждены в соответствии с Федеральным законом от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения (с изменениями) приказом Минздрава РФ от 14 апреля 2000 г. № 122 «О личной медицинской книжке и санитаном паспорте на транспортные средства для перевозки пищевых продуктов» может быть отнесена к разряду официальных документов, являющихся предметом преступлений, предусмотренных ст.327 УК РФ. » При этом одним из оснований такого вывода приведено именно вышеуказанное постановление: «В Бюллетене Верховного Суда № 8 за 2001 г. имеется извлечение из постановления № 1003 п 2000 по делу Крохиной и Чегорова, которое связано с применением ст.325 УК РФ, где медицинская санитарная книжка отнесена к разряду важных личных документов, что соотвественно лечёт её причисление к официальным документам.»
Сообщение отредактировал Швецова: 04 Январь 2007 — 20:05

Findirector 07 Июн 2007

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 октября 2006 г. № 44-О06-111
Судом установлено, что с целью получения кредита для последующей передачи денег в качестве взятки Г.И.И. оформила неработающей М.О.З. справку о заработной плате, в которой указала, что она работает в Адвокатском кабинете «Гасымовой И.И.» бухгалтером, размер заработной платы, заверила справку своей подписью и печатью адвокатского кабинета.

Согласно «Порядку заключения договоров и выдачи «доступного кредита» физическим лицам — клиентам Пермского филиала ОАО «Уралвнешторгбанк» справка о заработной плате является обязательным документом, предъявляемым клиентом для получения кредита.

Поэтому справка, удостоверяющая место работы физического лица и размер его заработной платы, в данном случае обоснованно признана официальным документом, уголовная ответственность за подделку которого предусмотрена ст. 327 ч. 1 УК РФ.

Для квалификации действий виновного лица по ст. 327 ч. 1 УК РФ не имеет значения, кем выдан официальный документ: государственным либо общественным учреждением или юридическим и физическим лицом.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 2017 г. № 12 “О судебной практике по делам о контрабанде”

В целях обеспечения единообразного применения судами норм уголовного закона об ответственности за контрабанду (статьи 200.1, 200.2, 226.1 и 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ), а также в связи с вопросами, возникшими у судов, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать следующие разъяснения:

1. При рассмотрении уголовных дел о контрабанде судам необходимо учитывать, что правовое регулирование таможенных отношений в Российской Федерации осуществляется в соответствии с международными договорами и законодательством Российской Федерации о таможенном деле.

К числу международных договоров, в частности, относится Договор о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года (далее — Договор и Союз соответственно), а также иные международные договоры, заключенные Российской Федерацией с государствами — членами Союза, другими государствами (например, Соглашение о единых принципах и правилах обращения лекарственных средств в рамках Евразийского экономического союза от 23 декабря 2014 года).

Обратить внимание судов на то, что в соответствии с пунктом 1 статьи 101 Договора до вступления в силу Таможенного кодекса Евразийского экономического союза таможенное регулирование в Союзе осуществляется в соответствии с Договором о Таможенном кодексе Таможенного союза от 27 ноября 2009 года (далее — ТК ТС) и иными международными договорами государств-членов, регулирующими таможенные правоотношения, заключенными в рамках формирования договорно-правовой базы Таможенного союза (например, Соглашение о порядке перемещения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров по таможенной территории Таможенного союза от 24 октября 2013 года).

С учетом положений пункта 2 статьи 101 Договора под используемыми в статьях 200.1, 200.2, 226.1 и 229.1 УК РФ терминами «таможенная граница Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС» («таможенная граница Таможенного союза»), «Государственная граница Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС» следует понимать соответственно «таможенная граница Евразийского экономического союза» (далее — таможенная граница), «Государственная граница Российской Федерации с государствами — членами Евразийского экономического союза» (далее — государственная граница).

2. Судам следует принимать во внимание, что порядок перемещения через таможенную границу или государственную границу товаров и иных предметов, а также связанные с таким перемещением запреты и (или) ограничения наряду с законодательством Российской Федерации (о таможенном деле, о Государственной границе Российской Федерации, о валютном регулировании и валютном контроле, об экспортном контроле и другим) устанавливаются правом Союза (статьи 6 и 32 Договора).

К праву Союза в том числе относятся решения и распоряжения постоянно действующего регулирующего органа Союза — Евразийской экономической комиссии, принятые в рамках ее полномочий (например, решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 21 апреля 2015 года № 30 «О мерах нетарифного регулирования»).

При рассмотрении дел о контрабанде культурных ценностей судам надлежит учитывать, что перечень культурных ценностей, в отношении которых установлен разрешительный порядок вывоза с таможенной территории Союза, правила их вывоза из Российской Федерации в другие государства, не являющиеся государствами — членами Союза, определяются решениями Коллегии Евразийской экономической комиссии.

3. При решении вопроса о наличии в действиях лица признаков составов преступлений, предусмотренных статьями 200.1, 200.2, 226.1 и 229.1 УК РФ, судам необходимо устанавливать принадлежность незаконно перемещенных товаров или иных предметов к перечисленным в этих статьях предметам контрабанды.

Если при установлении принадлежности незаконно перемещенных товаров или иных предметов к предметам контрабанды требуются специальные познания, то суды должны располагать соответствующими заключениями экспертов или специалистов.

4. При определении размера стоимости незаконно перемещенных через таможенную границу либо государственную границу предметов контрабанды судам следует исходить из государственных регулируемых цен, если таковые установлены; в остальных случаях размер указанной стоимости определяется на основании рыночной стоимости товаров, за исключением перемещенных физическим лицом через таможенную границу товаров для личного пользования, в отношении которых используется таможенная стоимость, определяемая в соответствии с главой 49 ТК ТС. При этом необходимо принимать во внимание правовые нормы, позволяющие не учитывать ту часть стоимости незаконно перемещенных товаров, которая разрешена к перемещению без декларирования и (или) была задекларирована (например, примечание 3 к статье 200.1, примечание 2 к статье 200.2 УК РФ).

При отсутствии сведений о цене товара его стоимость определяется на основании заключения эксперта или специалиста.

5. Перемещение через таможенную границу или государственную границу товаров и иных предметов заключается в совершении действий по ввозу соответственно на таможенную территорию Союза или территорию Российской Федерации или вывозу с этих территорий товаров или иных предметов любым способом.

Под незаконным перемещением товаров или иных предметов через таможенную границу следует понимать перемещение товаров или иных предметов вне установленных мест или в неустановленное время работы таможенных органов в этих местах, либо с сокрытием от таможенного контроля, либо с недостоверным декларированием или недекларированием товаров, либо с использованием документов, содержащих недостоверные сведения о товарах или иных предметах, и (или) с использованием поддельных либо относящихся к другим товарам или иным предметам средств идентификации.

При установлении факта незаконного перемещения товаров или иных предметов через государственную границу судам необходимо учитывать, что правовое регулирование ввоза или вывоза товаров и иных предметов с территории одного государства — члена Союза на территорию другого государства — члена Союза имеет свои особенности.

В частности, несмотря на то, что в Союзе обеспечивается свобода движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, пункт 3 статьи 29 Договора допускает возможность ограничения оборота отдельных категорий товаров по основаниям, указанным в пункте 1 данной статьи Договора. При этом порядок перемещения или обращения таких товаров на таможенной территории Союза определяется в соответствии с Договором, а также международными договорами в рамках этого Союза.

Кроме того, на территории Российской Федерации, исходя из положений пункта 2 статьи 129 Гражданского кодекса Российской Федерации, законом или в установленном законом порядке могут вводиться меры правового регулирования, ограничивающие свободный оборот отдельных веществ или предметов, в частности, представляющих угрозу общественной безопасности.

6. Незаконное перемещение товаров или иных предметов через таможенную границу при контрабанде может совершаться посредством сокрытия от таможенного контроля товаров или иных предметов, то есть путем совершения любых действий, направленных на то, чтобы затруднить обнаружение таких товаров (предметов) либо утаить их подлинные свойства или количество, в том числе придание одним товарам (предметам) вида других, использование тайников, специально изготовленных или приспособленных для контрабанды в предметах багажа, одежды или оборудованных на транспортных средствах, используемых для перемещения товаров или иных предметов через таможенную границу.

7. Недекларирование как возможный способ совершения контрабанды заключается в невыполнении лицом требований права Союза и законодательства Российской Федерации о таможенном деле по декларированию товаров, то есть таможенному органу не заявляется весь товар либо его часть (не заявляется часть однородного товара, либо при декларировании товарной партии, состоящей из нескольких товаров, в таможенной декларации сообщаются сведения только об одном товаре, либо таможенному органу представляется товар, отличный от того, сведения о котором были заявлены в таможенной декларации).

Если декларантом либо таможенным представителем в таможенной декларации заявлены не соответствующие действительности (недостоверные) сведения о качественных характеристиках товара, необходимые для таможенных целей (например, сведения о наименовании, описании, классификационном коде по единой Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Союза, о стране происхождения, о таможенной стоимости), то указанные действия следует рассматривать как недостоверное декларирование товаров.

При этом следует учитывать, что сведениями, необходимыми для таможенных целей, являются сведения, представляемые таможенным органам для принятия решения о выпуске товаров, помещения их под избранную таможенную процедуру, исчисления и взимания таможенных платежей, либо сведения, влияющие на применение к товарам запретов или ограничений.

8. Судам следует иметь в виду, что при контрабанде, совершенной путем использования документов, содержащих недостоверные сведения о товарах или иных предметах, таможенному органу в качестве оснований или условий для перемещения (помещения под таможенную процедуру) товаров или иных предметов, указанных в статьях 200.1, 200.2, 226.1, 229.1 УК РФ, могут представляться документы, содержащие недостоверные сведения, в частности, о наименовании, описании, классификационном коде по единой Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза, о стране происхождения, отправления, о таможенной стоимости, об описании упаковки (количество, вид, маркировка и порядковые номера).

Использованием поддельных либо относящихся к другим товарам средств идентификации при контрабанде является использование поддельных таможенных пломб, печатей, иных средств идентификации или подлинных средств идентификации, относящихся к другим товарам.

Незаконное перемещение товаров или иных предметов, совершенное с использованием изготовленного другим лицом поддельных официального документа, печати, полностью охватывается составом контрабанды и не требует дополнительной квалификации по статье 327 УК РФ.

Если лицо использует подделанный им же официальный документ или печать, содеянное квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных статьей 327 УК РФ и статьями 200.1, 200.2, 226.1 и 229.1 УК РФ.

9. Контрабанда, совершенная при ввозе на таможенную территорию Союза или вывозе с этой территории товаров или иных предметов вне установленных мест (пунктов пропуска через таможенную границу) или в неустановленное время работы таможенных органов в этих местах, является оконченным преступлением с момента фактического пересечения товарами или иными предметами таможенной границы.

В тех случаях когда при контрабанде применяются иные способы незаконного перемещения товаров или иных предметов, например, недостоверное декларирование или использование документов, содержащих недостоверные сведения о товарах или иных предметах, контрабанда признается оконченной с момента представления таможенному органу таможенной декларации либо иного документа, допускающего ввоз на таможенную территорию Союза или вывоз с этой территории товаров или иных предметов, в целях их незаконного перемещения через таможенную границу.

10. По уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 226.1 и 229.1 УК РФ, в тех случаях, когда незаконное перемещение предмета контрабанды осуществлено не только через таможенную границу, но и через государственную границу, содеянное следует рассматривать как одно преступление при наличии единого умысла лица на совершение перечисленных действий. Если у лица, совершившего контрабанду предметов, указанных в статьях 226.1 и 229.1 УК РФ, через таможенную границу, в дальнейшем возник умысел на перемещение этих же предметов через государственную границу, содеянное образует совокупность преступлений.

11. Обратить внимание судов, что в соответствии с примечанием 4 к статье 200.1 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если им добровольно были сданы денежные средства и (или) денежные инструменты и если в его действиях не содержится иного состава преступления. По смыслу закона, добровольная сдача означает выдачу наличных денежных средств и (или) денежных инструментов представителям правоохранительных органов по своей воле, несмотря на реальную возможность распорядиться ими.

Если лицо наряду с контрабандой наличных денежных средств и (или) денежных инструментов обвиняется в совершении иных преступлений, оно освобождается от ответственности по статье 200.1 УК РФ независимо от привлечения его к ответственности за совершение иных преступлений.

12. Если лицо наряду с незаконным перемещением через таможенную границу либо через государственную границу предметов, перечисленных в статьях 226.1 и 229.1 УК РФ, совершает умышленное противоправное деяние, связанное с незаконным оборотом этих предметов, в том числе их перевозку, то содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 226.1 и (или) 229.1 УК РФ и соответствующими статьями Уголовного кодекса Российской Федерации (в частности, статьями 218, 220, 222, 222.1, 228, 228.1, 228.2, 228.3, 228.4, 234, 355 УК РФ).

13. В случае признания контрабанды совершенной организованной группой действия всех ее членов, принимавших участие в подготовке или в совершении этого преступления, независимо от их фактической роли следует квалифицировать по части третьей статьи 200.2, части третьей статьи 226.1, пункту «а» части четвертой статьи 229.1 УК РФ без ссылки на статью 33 УК РФ (например, одни участники организованной группы приобретали товар или иные предметы, другие — незаконно их перемещали через таможенную границу, третьи — руководили указанными действиями).

14. Если лицо, владеющее товарами или иными предметами, осуществило их незаконное перемещение через таможенную границу либо государственную границу, использовав в этих целях другое лицо, которое при этом не осознавало незаконности такого перемещения, оно подлежит ответственности по статье 200.1, 200.2, 226.1 и (или) 229.1 УК РФ как исполнитель данных преступлений. В этих случаях действия лица, не осознававшего факта совершения им контрабанды, не являются уголовно наказуемыми.

15. Получатель международного почтового отправления, содержащего предметы контрабанды, если он, в частности, приискал, осуществил заказ, оплатил, предоставил свои персональные данные, адрес, предусмотрел способы получения и (или) сокрытия заказанного товара, подлежит ответственности как исполнитель контрабанды.

16. При решении вопроса о территориальной подсудности уголовного дела о преступлениях, предусмотренных статьями 200.1, 200.2, 226.1 и 229.1 УК РФ, судам следует исходить из положений статьи 32 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) и при этом учитывать пункт 1 статьи 5 Договора об особенностях уголовной и административной ответственности за нарушения таможенного законодательства Таможенного союза и государств — членов Таможенного союза, согласно положениям которого уголовное дело возбуждается и расследуется по месту совершения преступления, а в случае невозможности определения места совершения преступления — по месту обнаружения преступления.

В частности, если предмет контрабанды перемещается на таможенную территорию под видом товара посредством регистрируемого международного почтового отправления (заказным письмом, бандеролью, мелким пакетом), местом совершения такого преступления является место, по которому с таким товаром совершаются операции, связанные с его выпуском (место международного почтового обмена).

Если указанный предмет контрабанды перемещается на таможенную территорию простым (нерегистрируемым) международным почтовым отправлением и установить точное место перемещения через таможенную границу либо государственную границу такого почтового отправления невозможно, то местом совершения преступления следует считать: почтовый адрес получателя — в случае, когда почтовое отправление получено адресатом; адрес почтовой организации — в случае, когда почтовое отправление вручено получателю в почтовой организации или изъято в ней сотрудниками правоохранительных органов.

17. Обратить внимание судов на необходимость применения положений главы 15.1 УК РФ о конфискации предметов незаконного перемещения через таможенную границу либо государственную границу, ответственность за которое установлена статьями 200.1, 200.2, 226.1 и (или) 229.1 УК РФ, и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу.

Если владельцем предметов контрабанды является лицо, признанное виновным в их незаконном перемещении, то такие предметы контрабанды подлежат конфискации.

18. В соответствии с частью третьей статьи 81 УПК РФ при вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела суд должен разрешить вопрос о признанных вещественными доказательствами предметах контрабанды и транспортных средствах, использовавшихся для незаконного перемещения товаров или иных предметов через таможенную границу либо государственную границу.

Если принадлежащее виновному транспортное средство было оборудовано специальными хранилищами для сокрытия товаров или иных предметов при перемещении их через таможенную границу или государственную границу (тайниками, изготовленными в целях сокрытия товаров, а также оборудованными и приспособленными на транспортных средствах в этих же целях конструктивными емкостями и предметами, предварительно подвергшимися разборке и монтажу), то оно рассматривается в качестве орудия преступления и подлежит конфискации в соответствии с пунктом 1 части третьей статьи 81 УПК РФ.

При прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям лицу должны быть разъяснены юридические последствия такого прекращения, в том числе о возможности конфискации принадлежащего ему имущества, признанного вещественным доказательством.

В случае неустановления законных владельцев предметы контрабанды должны быть обращены по решению суда в собственность государства в установленном законом порядке.

Споры о принадлежности предметов контрабанды, признанных вещественными доказательствами, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Предметы контрабанды, запрещенные к обращению (наркотические средства, психотропные вещества, их аналоги, оружие и т.п.), согласно пункту 2 части третьей статьи 81 УПК РФ подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются.

19. Признать не действующим на территории Российской Федерации постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 февраля 1978 года № 2 «О судебной практике по делам о контрабанде».

Признать утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 сентября 2010 года № 23 «О внесении изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 2008 года № 6 «О судебной практике по делам о контрабанде».

Еще по теме:

  • Заявление на возврат пфр 23 Приложение N 5. Заявление о возврате сумм излишне уплаченных страховых взносов, пеней и штрафов (форма 23-ПФР) См. форму заявления о возврате сумм излишне уплаченных страховых взносов, […]
  • Ч 3 ст 66 закона n 44-фз Отказ в допуске к участию в электронном аукционе Причина отклонения: Несоответствие информации, предусмотренной частью 3 статьи 66 Федерального закона № 44-ФЗ, требованиям документации об […]
  • Ст 204 коап рф кто рассматривает Прокуроры об актуальном в законодательстве Полномочия прокурора в арбитражном судопроизводстве по делам об административных правонарушениях Разъясняет начальник управления по обеспечению […]
  • Внесение изменений в правила дорожного движения 2018 Постановление Правительства РФ от 13 февраля 2018 г. № 156 “О внесении изменения в Правила дорожного движения Российской Федерации” (не вступило в силу) Правительство Российской Федерации […]
  • Доп соглашение утратило силу Дополнительное соглашение к Региональному соглашению о минимальной заработной плате в Омской области от 23 декабря 2015 г. N 106-РС между Правительством Омской области, Омским областным […]