Применение ст 333 гк рф в судах общей юрисдикции

Рубрики Новости

Уменьшение неустойки судом как способ защиты прав должника (Алексеев А.А.)

Дата размещения статьи: 31.05.2016

На протяжении многих лет в теории и практике гражданского права и процесса остается довольно спорным вопрос о правовой природе и порядке применения судами ст. 333 ГК РФ, согласно которой суд вправе уменьшить неустойку, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Основная проблема в данном случае вызвана тем, что в законе не оговариваются порядок и условия применения данной нормы, в связи с чем долгое время в этой области господствовало судебное усмотрение, которое также оценивается весьма неоднозначно.
Следует отметить, что неустойка является способом обеспечения исполнения обязательства (ч. 1 ст. 329 ГК РФ), который может устанавливаться законом или договором (ч. 1 ст. 330 ГК РФ) , исходя из чего мы и построим свои рассуждения.
———————————
См.: Долинская В.В. Договоры в предпринимательской деятельности: Учебное пособие. М., 2005.

Договорная неустойка. Как известно, размер договорной неустойки законом не ограничен, что в ряде случаев может привести к злоупотреблению правом более сильной стороной договора (банка, продавца и т.д.), в целях предотвращения которого и было введено рассматриваемое право суда. Тем не менее это же право суда представляет собой опасность чрезмерного воздействия государства на частные отношения равноправных субъектов, а также широкие возможности для недобросовестного поведения должников. Учитывая сказанное, судам следует рассматривать положения ст. 333 ГК РФ как исключительную меру, которую следует применять крайне осторожно .
———————————
См.: Бондаренко Н.А. Снижение неустойки судом: понятие и значение // Журнал российского права. 2013. N 11. С. 69 — 70.

Переходя к практике применения ст. 333 ГК РФ, следует указать на позиции ранее существовавшего Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ. Так, в 2011 г. ВАС РФ указал, что неустойка может быть снижена судом только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика, который должен представить доказательства явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, в частности, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки .
———————————
См.: пункт 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 г. N 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. 2012. N 2.

Если же обратиться к разъяснениям Верховного Суда РФ, то в ряде своих постановлений он отметил, что применение ст. 333 ГК РФ возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым . Другими словами, в качестве основания уменьшения размера неустойки Верховный Суд РФ считает лишь заявление ответчика.
———————————
См.: пункт 34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 9; п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» // http://www.vsrf.ru.

Таким образом, судебное усмотрение при уменьшении неустойки на основании ст. 333 ГК РФ Пленумами ВАС и ВС РФ было признано исключительной мерой и ограничено двумя основными условиями: ходатайством ответчика и наличием доказательств несоразмерности неустойки. При отсутствии данных условий суд не должен разрешать вопросов об уменьшении неустойки, однако на практике данные предписания судами общей юрисдикции достаточно часто не соблюдаются.
Так, в Апелляционном определении Курчатовского районного суда г. Челябинска от 7 октября 2014 г. в качестве оснований для уменьшения размера неустойки по ст. 333 ГК РФ указывается лишь наличие у суда данных, позволяющих установить явную несоразмерность неустойки . В ряде судебных актов можно найти и другие формулировки, обосновывающие применение рассматриваемых положений ГК РФ. Например, Арский районный суд Республики Татарстан в одном из своих решений указал следующее: «. учитывая, что подлежащий взысканию размер явно несоразмерен последствиям нарушения обязательства, на основании ст. 333 ГК РФ суд считает возможным уменьшить штраф. » .
———————————
См.: Апелляционное определение Курчатовского районного суда г. Челябинска от 7 октября 2014 г. по делу N 11-181/2014 // http://sudact.ru.
См.: решение Арского районного суда Республики Татарстан от 14 января 2015 по делу N 2-4/2015(2-542/2014;)-М-459/2014 // http://sudact.ru.

Немаловажным является и тот факт, что некоторые судьи все же следуют букве закона и предписаниям высших судебных инстанций, отражая в своих решениях правильную, на наш взгляд, позицию. Например, в одном из решений Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода было сказано следующее: «. исходя из смысла приведенных выше правовых норм и разъяснений, а также принципа осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации) размер неустойки и штрафа может быть снижен судом на основании ст. 333 ГК РФ только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика.
При этом ответчик должен представить доказательства явной несоразмерности неустойки и штрафа последствиям нарушения обязательства, в частности, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки и штрафа. Кредитор для опровержения такого заявления вправе представить доводы, подтверждающие соразмерность неустойки и штрафа последствиям нарушения обязательства.
Снижение размера неустойки и штрафа не должно вести к необоснованному освобождению должника от ответственности за просрочку исполнения обязательства и ответственности за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.
Учитывая, что со стороны ответчика не было заявлено о явной несоразмерности штрафа последствиям нарушения обязательства, в результате взыскания которого потребитель может неосновательно обогатиться, суд не находит оснований для его снижения и применения положений ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации. » .
———————————
Решение Нижегородского районного суда от 20 мая 2014 г. по делу N 2-5279/2014 // http://sudact.ru.

Таким образом, единства судебной практики в применении ст. 333 ГК РФ в судах общей юрисдикции на данный момент не существует. Кроме того, до сих пор в рассматриваемой сфере сохраняются такие проблемы, как отсутствие критериев определения несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, а также пределов уменьшения размера неустойки, в связи с чем судебное усмотрение все еще сохраняется на достаточно высоком уровне.
Следует отметить, что многие суды общей юрисдикции, обосновывая применение ст. 333 ГК РФ, ссылаются на Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2000 г. N 263-О, в котором говорилось: «. в части первой статьи 333 ГК Российской Федерации речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения. » . Отдельные суды общей юрисдикции пошли еще дальше и, не ссылаясь на вышеназванное Определение Конституционного Суда РФ, начали давать аналогичное толкование предписаний закона: «. часть первая статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации обязывает суд установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения. » . Как видно, в подобных случаях речь идет уже не о праве, а об обязанности суда уменьшить неустойку при ее несоразмерности, что в корне расходится с текстом применяемой нормы права.
———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2000 г. N 263-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Наговицына Юрия Александровича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» // http://base.garant.ru.
Решение Анапского городского суда Краснодарского края от 9 июня 2014 г. по делу N 2-1517/2014 // http://sudact.ru.

Еще более спорной представляется возможность суда уменьшать законную неустойку, которая закреплена в Постановлении Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 г. N 81 . Верховный Суд РФ подобных предписаний не издавал, однако суды общей юрисдикции поступают аналогичным образом по собственной инициативе. Так, Нижегородский районный суд г. Нижнего Новгорода в одном из своих решений указал, что, несмотря на обоснованность требований истца в части взыскания законной неустойки, ее размер следует уменьшить в связи с несоразмерностью . Аналогичным образом поступил и Невский районный суд г. Санкт-Петербурга . На наш взгляд, в подобных случаях закон закрепил именно минимальный размер неустойки, в связи с чем ее снижение судом представляется не вполне обоснованным.
———————————
См.: Пункт 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 г. N 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. 2012. N 2.
Решение Нижегородского районного суда от 19 августа 2014 г. по делу N 2-6670/2014 // http://sudact.ru.
См.: решение Невского районного суда г. Санкт-Петербурга от 4 февраля 2014 г. по делу N 2-749/2014 // http://sudact.ru.

Учитывая предписания закона и сложившуюся практику снижения судами неустойки, можно прийти к следующим выводам. Во-первых, отдельные суды по своему усмотрению уменьшают размер взыскиваемой неустойки даже в случаях, когда стороны не оспаривали ее размер и не доказывали ее несоразмерность. Во-вторых, подобное положение вещей ведет к нарушению не только принципов гражданского права (свободы договора, неприкосновенности договора и т.д.), но и принципов гражданского процесса (состязательности, равноправия сторон, беспристрастности суда т.д.), поскольку суд в подобных случаях содействует одной из сторон в ущерб другой. В-третьих, следует на законодательном уровне закрепить критерии применения правил ст. 333 ГК РФ, в частности: критерии несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, пределы уменьшения размера неустойки, обязательность ходатайства ответчика об уменьшении размера неустойки, наличие доказательств несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства.

1. Бондаренко Н.А. Снижение неустойки судом: понятие и значение // Журнал российского права. 2013. N 11.
2. Лозовская С.В. Соотношение судейского усмотрения и судейского правотворчества // Российский судья. 2012. N 9.
3. Чистякова О.П. Проблема активности суда в гражданском процессе РФ: Дис. . канд. юрид. наук. М., 1997.
4. Ярков В.В. Развитие цивилистического процесса в России: отдельные вопросы // Вестник гражданского процесса. 2011. N 1.

Основания снижения договорной неустойки судом в соответствии со ст. 333 ГК РФ

Проблема применения судами ст.333 Гражданского кодекса РФ

Зачастую арбитражные суды (а также суды общей юрисдикции), применяя ст.333 Гражданского кодекса РФ, по своей инициативе или ходатайству ответчиков снижают размер взыскиваемой неустойки. Понятно, что ответчиков устраивают такие действия суда. А как же интересы истцов? Ведь, заключая договор, сторона исходит из четко определенной по соглашению с другой стороной ответственности. Стороны, подписывая договор, оценивают предпринимательские риски, в том числе и риск нарушения договора другой стороной. На как можно с достоверностью оценить такой риск, если всегда присутствует возможность произвольного снижения размера неустойки судом со ссылкой на ст.333 Гражданского кодекса РФ? На самом деле, ст.333 ГК РФ крайне важна и необходима, так как ее применение позволяет защитить более слабую в договоре сторону от необоснованно высокой ответственности, навязанной другой, более сильной стороной. Вышесказанное относится к отношениям между банками и заемщиками- физическими лицами, потребительским и другим отношениям, в которых одна сторона изначально находится в более выгодном положении и диктует свои условия. Таким образом целью применения ст.333 ГК РФ является защита от злоупотребления правом, а не подмена свободы договора судом. Но проблема применения данной нормы существует. И связана она, прежде всего, с неверным действиями судей, которые применяют ст.333 ГК РФ полностью на свое усмотрение, без использования каких- либо критериев, в свободном режиме. Между тем, это приводит к тому, что страдают интересы лиц, чьи права нарушены. Так как же должны применять суды ст.333 ГК РФ, чем должны руководствоваться? Давайте попробуем разобраться.

Это достаточно длинная статья. Долго читать?

Оставьте свой номер телефона, и мы ответим на все интересующие Вас вопросы по основаниям снижения договорной неустойки судом. Решим вашу проблему в минимальные сроки!

Критерии снижения размера неустойки судом

Так, в тексте ст.333 ГК РФ четко указано, что основанием для ее применения может быть лишь явная несоразмерность размера неустойки последствиям нарушения обязательств. Таким образом, закон дал суду право на определение баланса интересов, на ограничение злоупотребления правом. При этом, суд должен иметь основания для применения ст.333 ГК РФ, а не применять ее произвольно, заменяя тем самым принцип свободы договора. Кроме того, Верховный суд РФ в Определении от 18.05.2010 года №10-В10-2 указал, что суд, при принятии решения, должен указать, в чем именно заключается явная несоразмерность размера неустойки последствиям нарушения. Каковы же критерии такой несоразмерности? Ответ на этот вопрос крайне важен, и найти его можно в актах, издаваемых высшими судебными инстанциями. Причем неважно, будет это Высший арбитражный суд или Верховный суд, так как Гражданский кодекс РФ един, и его применение должно соответствовать единообразию судебной практики. Так, например, в п.3 Информационного письма Президиума ВАС от 14.07.97 года №17 «Обзор практики применения арбитражными судами ст.333 ГК РФ» четко указано, что доказательства явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств представляются лицом, заявившим ходатайство об уменьшении неустойки. Таким образом, обозначено распределение бремени доказывания по делам, связанным с применением ст.333 ГК РФ. Ответчик должен доказать, что размер неустойки несоразмерен нарушению обязательства. А суд, в свою очередь, должен оценить, насколько убедительны доказательства ответчика. Хочется, при этом, отметить, что суду надлежит относиться к доказательствам, представленным ответчиком, с определенным уровнем критичности, так как ответчик, все-таки является стороной, нарушившей договор, и пытается в каком-то смысле уйти от ответственности, склонив суд к применению ст.333 ГК РФ.

Немаловажным является и тот факт, что в соответствии с Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 №17 при решении вопроса о применении ст.333 ГК РФ учитывается размер процентов, подлежащих уплате в соответствии с законодательством. Таким образом, суд не может снизить (или по крайней мере должен учесть) неустойку ниже уровня, установленного законодательством для подобных правоотношений. И это очень важный критерий, так как зачастую суды снижают неустойку в десятки раз по сравнению с законодательно установленным уровнем. Но законодатель, устанавливая законную неустойку, преследовал цель обозначить минимальный уровень ответственности за нарушение обязательств в той или иной сфере. Получается, что суд, снижая размер неустойки ниже установленного законодательством, фактически нарушает закон, идет против него, что недопустимо, так как судебные органы должны применять закон, а не изменять его.

В соответствии с Определением Конституционного суда от 07.10.1999 года №137-О «…гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, а право снижения размера неустойки предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств.» Таким образом, установлено, что неустойка обладает не только охранительной, но и обеспечительной функцией. Но данная функция будет работать лишь при значительности ответственности за нарушение условий договора. Если лицо будет знать, что за нарушением договора не последует сколько-нибудь серьезной ответственности, то и исполняться договор будет соответствующим образом. Размер неустойки должен стимулировать стороны к надлежащему исполнению договора. Это также является критерием применения судом ст.333 ГК РФ. Неустойка должна быть существенна для ответчика, он должен опасаться нарушить договор.

Какие же еще факты должен принимать к вниманию суд при применении ст.333 ГК РФ? Одним из наиболее важных моментов является тот факт, что обязательства по уплате неустойки не исполнялись должником в добровольном порядке. Данная позиция разъяснена в п.3 Обзора судебной практики Верховного суда «Некоторые вопросы судебной практики ВС по гражданским делам» (Бюллетень ВС №6 за 2003 год).

Кроме того, как указано в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 года №17 следует принимать во внимание также и соотношение суммы неустойки и стоимости договора и «…поскольку сумма заявленной обществом с ограниченной ответственностью неустойки по отношению к стоимости продукции незначительна (стоимость неоплаченной продукции 120 млн. рублей, сумма неустойки 9 млн. рублей), апелляционная инстанция правомерно пришла к выводу, что при изложенных обстоятельствах у суда первой инстанции не имелось оснований для уменьшения неустойки». Если срок сдачи объекта по договору нарушен, скажем на 30%, а неустойка составляет 10% от стоимости договора, то, в чем тут несоразмерность нарушения? Или, наоборот, заемщик задержал выплату кредита на несколько дней, что составляет 1% от общего срока договора, а неустойку ему насчитали за эти дни размером в 10% от общей суммы кредита. Здесь несоразмерность налицо.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что применение судами ст.333 ГК РФ свободно лишь условно. На самом деле высшими судебными инстанциями и судебной практикой определены довольно-таки четкие критерии и правила применения данной нормы. Установлены обстоятельства, которые должен выяснить суд для правильного применения ст. 333 ГК РФ. Это, с одной стороны, защищает сторону чьи права нарушены, а с другой стороны дает право суду оградить лиц, участвующих в деле, от злоупотребления правом.

Стимул для должников, или новая практика применения старых норм

вкл. 11 июня 2015 . Просмотров: 6068

Как известно, неустойка является наиболее распространённым и повсеместно применяемым способом обеспечения гражданско-правового обязательства. Её суть заключается в установлении обязанности должника, не исполнившего или ненадлежащим образом исполнившего обязательство, уплатить кредитору денежную сумму, установленную законом или договором. При этом вне зависимости от размера неустойки, предусмотренного законом или договором, суд вправе уменьшить размер неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Оценочный характер этой нормы очевиден, но и неизбежен, поскольку разумное и справедливое определение последствий ненадлежащего исполнения обязательства предполагает учёт всех обстоятельств рассматриваемого судом спора. Это обстоятельство и послужило основой для принятия Высшим Арбитражным Судом РФ и Верховным Судом РФ ряда рекомендаций, на практике применяемых судьями в качестве обязательных норм. Многие из таких разъяснений даны ещё в 90-е годы, в частности, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей»; Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»; Информационном письме Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 г. № 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации». И совсем недавно, 22.12.2011 г., появилось Постановление Пленума ВАС РФ № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации».

В этой статье на основе приведённых разъяснений мы попытаемся выяснить некоторые направления развития судебной практики применения правил о неустойке.

Является ли снижение размера неустойки правом или обязанностью суда? А если обязанностью, то необходимо ли для этого соответствующее ходатайство должника или суд должен снизить размер неустойки по собственной инициативе?

Отсутствие единообразного применения ст. 333 Гражданского кодекса РФ было связано с недостаточной ясностью в её формулировке: «Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку». Однако, как будет видно из приведённой далее позиции Конституционного Суда РФ, это «право» суда в контексте норм Конституции РФ надо понимать как обязанность.

Ни Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 г. № 7, ни совместное Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ № 6/8 от 01.07.1996 г. достаточной ясности в решение этого вопроса не внесли — они, фактически, просто повторяли статью закона. В середине 90-х годов существовала судебная практика взыскания несоразмерной неустойки при отсутствии соответствующего ходатайства ответчика, а снижение размера неустойки рассматривалось как субъективное право суда, которое он мог использовать по своему усмотрению.

Затем ситуация изменилась. В Обзоре практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, приложенном к Информационному письму Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 г. № 17, разъяснено, что для снижения размера неустойки заявление ходатайства должником в качестве обязательного условия не требуется, и снижение должно производиться судом по собственной инициативе. При этом решение о несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства в отсутствие ходатайства ответчика должно приниматься судом на основании имеющихся в деле материалов.

Свою позицию по вопросу применения ст. 333 Гражданского кодекса высказал и Конституционный Суд РФ. В Определениях от 21.12.2000 г. № 263-О, от 14.03.2001 г. № 80-О Конституционный Суд РФ указал: «…в части первой статьи 333 ГК Российской Федерации речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения…». Это послужило основанием для переосмысления содержания ст. 333 Гражданского кодекса РФ, в результате чего в её применении установилось относительное единообразие. Примерами могут служить Определения ВАС РФ от 15.07.2010 г. № ВАС-8191/10 по делу № А41-43356/09 и от 09.09.2010 г. № ВАС-12074/10 по делу № А06-3532/2009, Постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 13.04.2010 г. по делу № А53-12210/2009, от 28.02.2011 г. по делу № А32-14781/2010, от 16.02.2011 г. по делу № А63-4647/2010, от 23.11.2010 г. по делу № А32-55846/2009.

Но даже при наличии массовой судебной практики отдельные судебные акты высших судов по-прежнему исходили из обратного. Верховный Суд РФ в Определении от 13.03.2001 года № 93-впр01-1 указал: «Ссылка в протесте на ст. 333 ГК РФ, предусматривающую возможность уменьшения неустойки в случае явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательства, в силу вышеизложенного является неправомерной, тем более что и эта норма закона не обязывает суд к уменьшению неустойки». Особенно интересно, что такая же точка зрения выражена и в отдельных постановлениях Президиума ВАС РФ, хотя сам же Президиум в 1997 г. утвердил упомянутый обзор практики противоположного содержания. В частности, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 31.05.2005 г. № 16697/04 по делу № А09-3141/04-2 указано, что «положения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации предоставляют суду право уменьшить подлежащую уплате неустойку, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, но не обязывают его сделать это». Недавно в постановлении от 13.01.2011 г. № 11680/10 по делу № А41-13284/09 Президиум также указал, что не должно допускаться уменьшение неустойки судом в рамках своих полномочий. Та же позиция изложена в постановлениях Федерального арбитражного суда Центрального округа от 29.10.2010 г. № А14-411/2010-8/13 и Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.02.2011 г. № А56-12845/2010.

Такая позиция судов получила в 2009 г. определённое концептуальное основание. Так, Концепцией развития гражданского законодательства Российской Федерации, одобренной решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009 г., было предусмотрено, что уменьшение судом размера неустойки (статья 333 ГК) должно быть возможно только по ходатайству ответчика и при условии возложения на него бремени доказывания «явной» несоразмерности подлежащей уплате неустойки последствиям нарушения обязательства (п. 3.4.3). Да и до этого тезис об отсутствии обязанности суда уменьшать неустойку по своей инициативе уже достаточно давно высказывался в юридической литературе (см., монографию М.И.Брагинского и В.В.Витрянского «Договорное право. Общие положения. (3-е изд., стереотипное. М.: Статут, 2001. Кн. 1).

И вот, подтверждая эту позицию, очередную «точку» в рассматриваемом вопросе поставил Пленум ВАС РФ в Постановлении от 22.12.2011 г. № 81: «Исходя из принципа осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе, неустойка может быть снижена судом на основании статьи 333 Кодекса только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика». То есть теперь арбитражный суд по своей инициативе вновь не вправе снижать неустойку, сколь несоразмерной она бы ни оказалась. Итак, эта позиция Пленума радикально отличается от ранее высказанной в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 г. № 17, но что более интересно — она противоречит толкованию ст. 333 ГК Конституционным Судом РФ. Это не первый случай, когда намечается противостояние правовых подходов КС РФ и ВАС РФ к разрешению одних и тех же вопросов: самый яркий и находящийся на слуху пример сейчас — это вопрос о компетенции третейских судов. Вот и в случае с неустойкой ВАС РФ в очередной раз решил проявить определённую самостоятельность, если не сказать — «независимость от Конституции».

Что касается судов общей юрисдикции, то понятно, что по смыслу ст. 126, 127 Конституции РФ, ст. 9, 14 Федерального конституционного закона от 07.02.2011 г. № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» и ст. 9, 10, 13 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 г. № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» суды общей юрисдикции могут игнорировать любые разъяснения, приводимые Высшим Арбитражным Судом РФ — даже если это разъяснения одних и тех же норм права, то для разных ветвей судебной системы РФ. Более того, маловероятно, что Верховный Суд РФ поддержит позицию ВАС РФ, поскольку такой подход существенно нарушил бы интересы граждан-ответчиков, не знакомых с процессуальными тонкостями применения рассматриваемой нормы. Таким образом, не исключена ситуация, при которой арбитражные суды и суды общей юрисдикции при разрешении аналогичных споров и руководствуясь одной и той же нормой, но учитывая различные разъяснения, будут приходить к различным выводам.

В случае же представления интересов ответчика в процессе профессиональным юристом будет актуален не столько вопрос о праве или обязанности суда уменьшить неустойку — юрист, как правило, всё равно заявит ходатайство об этом, — сколько определение конкретных пределов снижения неустойки, критериев и ориентиров её соразмерности.

Чёткие критерии снижения неустойки законодателем не установлены, поэтому на практике пределы снижения зависят от общих разъяснений высших судов, а также от субъективного убеждения судьи. Поскольку внутреннее убеждение суда производно от множества психолого-физиологических факторов, эмоциональной оценки, стереотипности, опыта и пр., мы остановимся лишь на критериях, приведенных в разъяснениях и обычно применяемых судом при разрешении споров.

По смыслу ст. 333 Гражданского кодекса РФ сумма подлежащей уплате неустойки должна быть соразмерна последствиям нарушения обязательства. Таким образом, единственным обстоятельством, подлежащим исследованию при определении размера неустойки, является оценка последствий неисполнения обязательства должником. Но, напротив, п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 г. рекомендует судам принимать во внимание и обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг; сумма договора и т.п.).

В Информационном письме Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 г. № 17 в качестве таких критериев приведены: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки над суммой возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения обязательств; стоимость продукции и др.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 29.09.1994 г. № 7 указал, что судом должны быть приняты во внимание степень выполнения обязательства должником, имущественное положение истца, а также не только имущественный, но и всякий иной заслуживающий уважения интерес ответчика.

Как видно, все указанные в приведенных разъяснениях обстоятельства, подлежащие учёту при определении соразмерной неустойки, исходят из неоправданно широкого толкования ст. 333 Гражданского кодекса РФ. Так, обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства, а также и заслуживающий уважения интерес ответчика никак не связаны с последствиями неисполнения обязательства должником. Кроме того, разъяснения о необходимости учёта этих обстоятельств не предлагают суду какой-либо определённой модели поведения и чёткого критерия оценки соразмерности. Поэтому в качестве «эталона» соразмерной неустойки судами повсеместно применялась — видимо, стихийно — ставка рефинансирования Банка России. Примером тому служит многочисленная судебная практика Высшего Арбитражного Суда РФ. Так, в Постановлениях Президиума ВАС РФ от 11.04.2000 г. № 1048/99, от 14.03.2000 г. № 7446/99 и Определении ВАС РФ от 04.02.2011 г. № ВАС-557/11 по делу № А40-174652/09-74-904 судьи соотносили размер неустойки именно со ставкой рефинансирования. Согласно Постановлению Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 г. № 11680/10 по делу № А41-13284/09, «Указанная ставка рефинансирования, по существу, представляет собой наименьший размер платы за пользование денежными средствами в российской экономике, что является общеизвестным фактом. Поэтому уменьшение неустойки ниже ставки рефинансирования возможно только в чрезвычайных случаях, а по общему правилу не должно допускаться, поскольку такой размер неустойки не может являться явно несоразмерным последствиям просрочки уплаты денежных средств».

В ряде случаев начисленная неустойка соотносилась арбитражными судами не со ставкой рефинансирования, а с размером процентов по кредитам коммерческих банков. В частности, в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 31.08.2005 г. по делу № Ф08-3302/2005 указано, что именно проценты коммерческих банков по кредитам являются отражением минимального размера потерь, понесённых истцом в связи с неисполнением ответчиком договорных обязательств. В случае если ответчиком не исполняется именно денежное обязательство, такая практика представляется абсолютно обоснованной. Установленный государством механизм защиты нарушенных прав кредитора в такой ситуации должен учитывать реальные последствия для кредитора, в то время как ставка рефинансирования ЦБ РФ в несколько раз ниже процентов по краткосрочным кредитам, предлагаемым коммерческими банками.

Указанное обстоятельство было учтено Высшим Арбитражным Судом РФ при формулировании новейших рекомендаций. По смыслу Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 г. № 81 при определении размера неустойки при нарушении денежного обязательства суды могут исходить теперь уже из двукратной учетной ставки Банка России, существовавшей в период такого нарушения. Вместе с тем для обоснования иной величины неустойки, стороны вправе доказывать наличие иного размера платы по краткосрочным кредитам. Такой подход представляется абсолютно справедливым, однако он предлагает судам лишь критерии определения размера неустойки за нарушение денежных обязательств. Впрочем, на практике суды, возможно, станут руководствоваться этими критериями при рассмотрении не только денежных требований.

С учётом очевидного отсутствия стабильности в оценке высшими судами порядка снижения размера неустойки и критериев её соразмерности можно сказать, что очередная «точка» в вопросе разъяснения ст. 333 Гражданского кодекса РФ, поставленная Пленумом ВАС РФ в Постановлении от 22.12.2011 года № 81, больше походит на многоточие. Вряд ли разъяснениями Высшего Арбитражного Суда и Верховного Суда можно заменить нормативные критерии оценки соразмерности неустойки наступившему вреду. Впрочем, и в отсутствие таких норм права участники гражданского оборота, желающие и умеющие грамотно пользоваться предоставленными им правами, могут обеспечить эффективное применение института неустойки.

Агентство правовых технологий «Магистр» помогает своим Клиентам добиваться эффективной судебной защиты нарушенных прав с учетом разнообразной судебной практики разрешения сходных споров.

Директор Агентства правовых технологий «Магистр» Р. Шевяков

Уменьшение судами общей юрисдикции размера неустойки в потребительских спорах на основании ст. 333 ГК РФ: «бунт на корабле» или поиск справедливости?

Не секрет, что в последние годы происходит коренное изменение в понимании применения ст. 333 ГК РФ «Уменьшение неустойки», которое состоит в отказе от неограниченного судебного усмотрения при снижении неустойки, выработки критериев для такого уменьшения. В этой связи конечно, в первую очередь, вспоминается Постановление Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 N 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации». Однако почин ВАС РФ в некоторой части поддержал и Верховный суд РФ, который в последнее время существенно активизировался в деле разъяснения норм гражданского законодательства.

И здесь следует привести цитату из п. 34 широко известного Постановления от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»:

«применение ст. 333 ГК РФ по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым».

Казалось бы, это разъяснение — плохая новость для предпринимательского сообщества. Закон о защите прав потребителей предусматривает специальные санкции за нарушение прав потребителей, размер которых крайне существен:

— п. 1 ст. 23 Закона о защите прав потребителей: 1 процент от цены товара за каждый день просрочки;

— п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей: 3 процента от цены выполнения работ (оказания услуг) или от общей цены товара за каждый день просрочки.

И если исходить из буквального текста Постановления Пленума ВС РФ о защите прав потребителей нарушение обязательств в отношении потребителя становится крайне невыгодным.

Данное Постановление Пленума ВС РФ и соответствующее разъяснение о применении ст. 333 ГК РФ действует почти год. Это событие позволяет задать вопрос, как суды общей юрисдикции применяют столь строгое разъяснение высшей судебной инстанции. Заранее обозначу сложность ответа на поставленный вопрос, которая состоит не в обилии судебных актов СОЮ в справочно-правовых системах, а в том что в большинстве из них фактическая информация, в том числе информация о взысканиях, обезличена.

Однако тот материал, который имеет место, позволяет привести следующую информацию и примеры из практики судов общей юрисдикции по снижению неустойки.

Так, если использовать СПС «КонсультантПлюс» поиск по значку и «I» к п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей и уточнить поиск, вбив в строку поиска «ст. 333 ГК РФ», то в информационном банке «Суды общей юрисдикции» из 2208 актов в уточненном поиске будет указано 1246 судебных актов (на 21.06.2013).

Если вместо «ст. 333 ГК РФ» уточнить поиск фразой «суд снизил неустойку», то результат будет 846 актов. Если фразу «суд уменьшил неустойку» – 954.

Данные результаты конечно не отличаются точностью, но из них явно следует, что снижение размера неустойки судом общей юрисдикции на основании ст. 333 ГК РФ не является «исключительным» явлением. Более того, его можно охарактеризовать как распространенную практику.

Теперь можно обратиться непосредственно к примерам снижения неустоек. Они следующие.

Споры в отношении потребительского кредита:

Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 17.12.2012 по делу N 33-10954/2012 (снижение неустойки с 375 703 руб. до 61 090 руб., то есть в 6,15 раза).

Споры о непередаче квартиры потребителю или передаче квартиры ненадлежащего качества:

Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 14.08.2012 по делу N 33-7717 (неустойка 92100 руб. – снижена до 5000 руб., то есть в 18,42 раза).

Апелляционное определение Ростовского областного суда от 15.10.2012 по делу N 33-12106 (неустойка 450 000 руб. – снижена до 50 000 рублей, то есть в 9 раз).

Определение Приморского краевого суда от 28.08.2012 по делу N 33-7597: (неустойка 298 943 руб. – снижена до 100 000 рублей, то есть в 2,99 раза).

Споры, связанные с продажей автомобиля ненадлежащего качества:

Определение Пермского краевого суда от 01.10.2012 по делу N 33-8803 (неустойка в размере 2 129 249 руб. 60 коп. — снижена до 50 000 руб., то есть в 42,58 раза).

Споры о нарушении сроков ремонта автомобиля по договору страхования (ремонт как форма страхового возмещения):

Апелляционное определение Московского областного суда от 13.11.2012 по делу N 33-22586 (неустойка в размере 224406 руб. — снижение до 10000 руб., то есть в 22,44 раза).

Споры о взыскании страхового возмещения:

Апелляционное определение Московского городского суда от 30.04.2013 по делу N 11-17851 (неустойка в размере 597 348 руб. 30 коп – снижена до 50 000 руб., то есть в 11,95 раза).

Из изложенных примеров следует, что снижение неустойки в потребительских спорах очень существенно и суды общей юрисдикции снижают размеры неустоек подчас в десятки раз, доводя их до минимума.

Возникает вопрос, как квалифицировать такое поведение судов общей юрисдикции.

Представляется, что здесь возможны следующие варианты.

1. Нижестоящие суды общей юрисдикции игнорируют разъяснения Пленума Верховного суда РФ.

2. Нижестоящие суды общей юрисдикции считают исключительным любой случай начисления неустойки на сумму от примерно 100 000 руб.

3. Нижестоящие суды общей юрисдикции, возможно имплицитно, считают существующие правовые средства потребительской защиты избыточными и, по сути, своим правоприменением корректируют Закон о защите прав потребителей.

Последний тезис, как представляется, имеет право на жизнь по той причине, что Закон о защите прав потребителей (вкупе с разъяснениями Пленума Верховного суда РФ) и без обозначенных выше неустоек предоставляет потребителю существенные средства правовой защиты. Например, это штраф в размере 50 % от суммы всего взысканного в пользу потребителя за неисполнение продавцом (подрядчиком, исполнителем) законного требования потребителя в добровольном порядке (п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, п. 46 Постановления N 17).

  • 22328
  • рейтинг 6

Юридические семинары для профессионалов

Применение закона о закупках № 223-ФЗ

Подписка на журналы для юристов

Похожие материалы

Комментарии (13)

Попалась на глаза позиция Конституционного Суда (Определение Конституционного Суда РФ от 22.04.2004 N 154-О):

«Положение абзаца первого пункта 1 статьи 23 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», устанавливающее размер неустойки за каждый день просрочки, но не содержащее условий, ограничивающих общий размер неустойки, само по себе имеет целью побудить изготовителя или продавца товара как профессионального участника рынка надлежащим образом исполнять свои обязательства, направлено на защиту прав потребителя как менее защищенной стороны договора, а потому не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя.
Кроме того, данное нормативное положение применяется в системной взаимосвязи с частью первой статьи 333 ГК Российской Федерации, которая закрепляет право суда уменьшить размер подлежащей взысканию неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства и, по существу, предписывает суду устанавливать баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и размером действительного ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения.»

КС, таким образом, в 2004 году прямо высказался об обязанности суда «устанавливать баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и размером действительного ущерба» в том числе и в потребительских спорах.
Как с этим согласуется упомянутое мнение ВС о возможности снижения только «в исключительных случаях и по заявлению ответчика» — любопытный вопрос.

Несколько странный у Вас довод.

Я вопрошал не о формальной «непреодолимости» мнения КС для ВС, а о том, как эти позиции могут быть согласованы — хотя бы с точки зрения приземленной юридической практики на уровне правоприменения конкретного районного суда или подготовки иска конкретным потребителем.

Суды всегда очень чутко относились к позициям КС независимо от вида решения, появление ч. 5 ст. 79 ФКЗ в 2010 г. — констатация уже сложившейся практики повсеместного обращения судов к любым решениям КС по сходным вопросам.

Можно вспомнить навскидку что-нибудь известное — хотя бы, например, позицию КС по деловой репутации и моральному вреду у юр. лица, выраженную в обычном отказном Определении (Определение Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 N 508-О), и те последствия в толковании ст. 152 ГК и судебной практике, которые эта позиция, «не являющаяся конституционным толкованием нормы», тем не менее вызвала.

Применительно к Определению от 22.04.2004 N 154-О, которое я указывал выше, только Консультант выдает 446 так или иначе ссылающихся на него решений судов на всех уровнях.
Речь идет о неком диссонансе судебного толкования, который, на мой взгляд, здесь очевиден. Именно на это я обратил внимание в своем комментарии.

Конституционный суд запретил судам самовольно снижать неустойку.

Конституционный Суд РФ подтвердил, что неустойка может быть снижена судом по мотиву ее несоразмерности только по заявлению ответчика.
В соответствии с ГК РФ суд вправе уменьшить подлежащую уплате неустойку, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.
По мнению заявителя, данная норма неконституционна, поскольку позволяет суду неограниченно снижать размер взыскиваемых процентов за пользование чужими денежными средствами.
Конституционный Суд РФ не принял жалобу к рассмотрению, разъяснив при этом следующее.
Одно из основных начал гражданского законодательства — свобода договора. Его частным проявлением является возможность сторон договора предусмотреть неустойку на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства.
Положения ГК РФ о неустойке не содержат каких-либо ограничений для определения ее размера сторонами. Вместе с тем суд вправе уменьшить неустойку, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Это направлено против злоупотребления правом свободно определять ее размер.
В части снижения неустойки суд не обладает абсолютной инициативой. Исходя из принципа осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе неустойка может быть уменьшена судом при наличии соответствующего волеизъявления со стороны ответчика. В противном случае суд фактически выступал бы с позиции одной из сторон спора, принимая за нее решение о реализации права и освобождая от обязанности доказывать несоразмерность неустойки.
Данную точку зрения разделяет и Верховный Суд РФ. Он, в частности, указал, что неустойка может быть снижена в исключительных случаях и по заявлению ответчика. Причем истец-кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков. Доказывать несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства должен ответчик, заявивший о ее уменьшении.
Таким образом, оспариваемая норма не допускает решение судом вопроса о снижении неустойки без представления ответчиками доказательств, подтверждающих ее несоразмерность, без предоставления им возможности подготовить и обосновать свои доводы и без обсуждения этого вопроса в судебном заседании.
Отметим, что в 2011 г. Пленум ВАС РФ дал разъяснения по применению оспариваемой нормы. Он также указал, что неустойка может быть снижена судом только при наличии заявления со стороны ответчика.

В опубликованных «отказных» определениях по жалобам Александра Паршина и Татьяны Рычковой КС фактически дал новое толкование статье 333 Гражданского кодекса (ГК).

Определение Конституционного Суда РФ от 15 января 2015 г. № 6-О

Определение Конституционного Суда РФ от 15 января 2015 г. N 7-О

Определения по жалобам на статью 333 КС выносил с 1999 года около 40 раз, но его позиция была прямо противоположной.

Но c тех пор высшие суды изменили свою позицию без согласования с КС. ВАС в постановлении пленума от 22 декабря 2011 года указал, что «соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства предполагается», а суды могут снизить ее по статье 333 ГК только при наличии заявления ответчика.

«Ответчик должен представить доказательства явной несоразмерности неустойки, в частности, что возможный размер убытков кредитора вследствие нарушения обязательства значительно ниже начисленной неустойки»,— отмечал ВАС. При снижении арбитражным судам рекомендовалось исходить из двукратной учетной ставки ЦБ, а взыскание более низкой неустойки допускалось «в исключительных случаях», но, как правило, не ниже ставки рефинансирования.

Таким образом, если раньше КС защищал должников от взыскания с них лишних процентов, то теперь он защищает кредитора от взыскания меньших процентов, чем полагаются ему по договору (закону)

Еще по теме:

  • Как взыскать неустойку по договору поставки Как взыскать неустойку по договору поставки Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры […]
  • Ответственность за невыполнение сроков договора Как рассчитать и произвести взыскание законной неустойки или пени по договору подряда? Каковы особенности действия для авансового платежа? Заказчик обязан выплатить подрядчику […]
  • Ст 330 гк рф 2018 Статья 330. Понятие неустойки 1. Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения […]
  • Основания отмены или изменения решения суда первой инстанции Статья 369. Основания отмены или изменения приговора суда первой инстанции 1. Основаниями отмены или изменения приговора суда первой инстанции и постановления нового приговора являются: 1) […]
  • Протокол заседания совета по питанию в лпу Совет по лечебному питанию Основной орган, координирующий лечебное питание в ЛПУ. Его деятельность описана в приложении № 3 приказа № 330 М3 РФ от 05.08.2003 г. 1. Совет по лечебному […]