Равноценное встречное исполнение обязательств это

Рубрики Новости

Что такое встречное исполнение обязательств согласно ГК РФ?

Встречное исполнение обязательств ГК РФ определяет как исполнение, находящееся в зависимости от осуществления обязанности второй стороной. Основные правила встречного исполнения обязательств ГК РФ раскрывает в ст. 328. Подробнее о том, что они собой представляют, рассказывается в этой статье.

Обусловленное исполнение обязательств

Под исполнением обязательства, как правило, понимается осуществление одним участником обязательства (должником) конкретных действий или намеренное воздержание от них в отношении второго участника (кредитора) (ст. 307 Гражданского кодекса, далее — ГК РФ). В том случае, если один участник обязательства имеет только обязанности, а другой — права требования, обязательство считается односторонним (например, завещание как односторонняя сделка, ст. 1118 ГК РФ).

Вместе с тем на практике распространены ситуации, когда оба участника обязательства имеют и права, и обязанности по отношению друг к другу, что, таким образом, делает каждого участника кредитором в том, что он вправе потребовать, и должником в том, что лично должен сделать в пользу другого. Тогда идет речь о взаимных (двусторонних) обязательствах.

В зависимости от характера исполнения обязательства различают безусловные и обусловленные обязательства:

  • В безусловных обязательствах исполнение не зависит от действий противоположной стороны (например, обязательства векселедателя заплатить долг по векселю, ст. 815 ГК РФ).
  • Что касается обусловленных обязательств, к ним можно отнести такие, когда реализация обязанностей, а также прав или изменение и завершение последних могут быть поставлены в зависимость (обусловлены) от осуществления или неосуществления одним из участников конкретной деятельности или возникновения прочих условий, установленных соглашением участников, включая подчиняющиеся воли участников (новая редакция ст. 327.1 ГК РФ).

Встречным признается такое исполнение обязательства, которое…

В связи с введением с 01.06.2015 в ГК РФ ст. 327.1 понятие встречного исполнения стало признаваться отдельным (частным) случаем обусловленного исполнения обязательства, согласно которому осуществление действий одним участником по выполнению им своих обязанностей ставится в зависимость от действий со стороны другого.

Законом или соглашением может быть предусмотрено одновременное или последовательное совершение сторонами исполнения. При этом отсутствие в договоре прямого указания на очередность исполнения сторонами их обязанностей не означает невозможность применения правил о встречном исполнении обязательства (п. 57 постановления Пленума Верховного суда РФ «О некоторых вопросах применения…» от 22.11.2016 № 54).

ВАЖНО! До принятия закона от 08.03.2015 № 42-ФЗ ст. 328 ГК РФ указывала, что встречное исполнение должно быть предусмотрено соглашением сторон. В последней редакции данной статьи исключена прямая ссылка на соглашение. Таким образом, обусловленное исполнение участником своих обязательств может быть установлено как договором, так и нормативным правовым актом (далее — НПА).

Правила встречного исполнения

ГК РФ устанавливает 2 важных правила, вытекающих из встречности обязательства, благодаря которым стороны могут отстаивать свои права при нарушении обязательств противоположной стороной:

  1. Одна из сторон может прекратить на определенное время исполнение обязательства или полностью воздержаться от его реализации и заявить требование о компенсации понесенных в связи с этим убытков (при неисполнении своего обязательства другой стороной или выявлении условий, указывающих на невозможность его своевременного исполнения).
  2. При осуществлении исполнения одним участником в недостаточном размере второй может как временно прекратить исполнение своего обязательства, так и осуществить исполнение только в части, отвечающей предоставленному первым участником.

ВАЖНО! При реализации данных положений следует соблюдать общие принципы разумности, соразмерности и добросовестности. В связи с чем приостановление или прекращение исполнения обязательства требует предварительного извещения нарушившей стороны (п. 57 постановления № 54). В противном случае такие действия могут свидетельствовать о злоупотреблении правом.

Применение данных правил позволяет добросовестному участнику обязательства избежать ответственности за просрочку своего исполнения, ему не начисляется неустойка, так как его действия правомерны (ст. 9 ГК РФ).

Вместе с тем, если один участник не выполнил свою часть обязательств, он не может принудить второго участника исполнить его обязанности в судебном порядке.

ВАЖНО! НПА или соглашением участников обязательств может быть предусмотрено отступление от вышеуказанных правил, в том числе о понуждении к исполнению без исполнения встречной обязанности (п. 3 ст. 328 ГК РФ).

Примеры встречных обязательств

Итак, какие же обязательства можно отнести к встречным? Приведем несколько примеров:

  • обязательства арендатора по уплате ежемесячных платежей, обусловленные передачей арендодателем ему имущества (см., например, апелляционное определение Московского городского суда от 02.12.2014 по делу № 33-45673/2014);
  • обязательства покупателя внести за нужный ему товар всю или часть суммы до его получения от продавца в установленный в договоре купли-продажи период (см., например, апелляционное определение Московского городского суда от 24.08.2016 № 33-33136/2016);
  • обязательства участников по договору мены в случае неодновременного предоставления обмениваемого имущества (п. 10 Обзора практики разрешения споров, связанных с договором мены, утв. информационным письмом президиума ВАС РФ от 24.09.2002 № 69);
  • обязательства лизингополучателя по уплате лизинговых взносов после предоставления или уступки лизингодателем страховой компенсации в случае гибели застрахованного имущества (п. 7 постановления Пленума ВАС РФ «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» от 14.03.2014 № 17);
  • обязательства подрядчика по осуществлению работ после получения от заказчика требуемых документов (см., например, апелляционное определение Томского областного суда от 08.08.2014 по делу № 33-2290/2014).

Итак, исполнение признается встречным, если оно находится в зависимости от реализации действий со стороны другого участника обязательства. Применение таких правил встречности обязательств, как возможность временно приостановить или полностью воздержаться (прекратить) от осуществления исполнения, является защитным механизмом прав и интересов участника обязательства в случае нарушения своих встречных обязанностей противоположной стороной.

ВСТРЕЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

Большой юридический словарь. — М.: Инфра-М . А. Я. Сухарев, В. Е. Крутских, А.Я. Сухарева . 2003 .

Смотреть что такое «ВСТРЕЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ» в других словарях:

ВСТРЕЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ — в гражданском праве исполнение обязательства одной из сторон, обусловленное в соответствии с договором исполнением своих обязательств другой стороной. В соответствии со ст. 328 ГК РФ в случае непредставления обязанной стороной обусловленного… … Юридическая энциклопедия

Встречное исполнение обязательств — (англ. counter execution of obligations) исполнение обязательства одной из сторон, которое в соответствии с договором обусловлено исполнением своих обязательств др. стороной. Согласно ст. 328 ГК РФ* в случае непредоставления обязанной стороной … Энциклопедия права

Встречное исполнение обязательств — – исполнение обязательства одной из сторон, которое в соответствии с договором обусловлено исполнением своих обязательств другой стороной. В случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия … Коммерческая электроэнергетика. Словарь-справочник

встречное исполнение обязательств — в гражданском праве исполнение обязательства Одной из сторон, которое в соответствии с договором обусловлено исполнением своих обязательств другой стороной. В соответствии со ст. 328 ГК РФ в случае непредоставления обязанной стороной… … Большой юридический словарь

ВСТРЕЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ — в гражданском праве исполнение обязательства одной из сторон, обусловленное в соответствии с договором исполнением своих обязательств другой стороной. В соответствии со ст. 328 ГК РФ в случае непредставления обязанной стороной обусловленного… … Энциклопедический словарь экономики и права

ВСТРЕЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ — исполнение обязательства одной из сторон договора, которое обусловлено исполнением своих обязательств другой стороной (ст. 328 ГК РФ). Сторона договора, на которую возложено В.и.о., имеет право приостановить его исполнение либо отказаться от… … Энциклопедия юриста

Встречное исполнение обязательств — Встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое в соответствии с договором обусловлено исполнением своих обязательств другой стороной. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.94 N 51 ФЗ, ст.328 … Словарь юридических понятий

ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ВСТРЕЧНОЕ — ВСТРЕЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ … Юридическая энциклопедия

ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ — совершение действий, составляющих соде ржание обязательства. Любое обязательство предполагает достижение определенного результата, например приобрести, продать, изготовить и т.д. какую либо вещь. Исполняя возложенную на него обязанность. должник… … Энциклопедия юриста

ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ — в соответствии со ст. 290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований в соответствии с обычно предъявляемыми… … Юридический словарь современного гражданского права

Встречное исполнение обязательства

Обязательства, правовой природой которых являются взаимообязанности и соответствующая им ответственность.

О порядке, условиях и правовом положении встречных обязательств указывается в ст. 328 Кодекса. Далее рассмотрим более подробно, что такое встречные обязательства, их альтернативные наименования, правила осуществления, возможность приостановления, и многие другие нюансы.

Понятие и особенности двусторонних обязывающих обязательств

Ст. 328 Кодекса описывает правовое положение и некоторые особенности данных видов обязательств.

Существуют также и альтернативные наименования таковых обязательств:

Большая часть заключаемых договоров гражданско-правового характера – это обязательства, правовой природой которых являются взаимообязанности и соответствующая им ответственность.

Пример № 1. Положения договора купли-продажи предусматривают выполнение обязательств как одной стороны сделки, так и другой. Продавец обязан осуществить передачу товара надлежащего качества покупателю в установленный срок, а последний, в свою очередь, должен уплатить продавцу стоимость товара в полном размере путем заранее оговоренного сторонами способа расчета.

Пример № 2. Нормы договора подряда предусматривают взаимные обязательства между подрядчиком и заказчиком. Так, подрядчик обязан произвести обусловленные по договору работы в срок и осуществить передачу готового результата заказчику, а последний, в свою очередь, должен проверить качество исполнения, соблюдение подрядчиком условий договора и, при удовлетворении всех требований сделки, принять работу и оплатить ее в соответствующем порядке.

Понятие и нормы о встречном исполнении

Ст. 328 Кодекса регламентирует определение: встречное исполнение обязательств – это такое исполнение одной стороной процесса, которое вытекает из выполнения контрагентом собственных обязательств.

Так, нормы в отношении встречных обязательств могут применяться к гражданским правоотношениям, вытекающим из договоров мены. Из обязательства одной стороны, передавшей имущество в собственность другой стороне, вытекает обязательство контрагента, выраженное в предоставлении эквивалентного по стоимости и характеристикам объекта имущества.

Любая из сторон процесса, по которому предусматривается встречное исполнение обязательств, не имеет правовой возможности требовать исполнения с другой стороны, в том числе и в порядке судебного разбирательства, не предоставив, в свою очередь, исполнение собственного обязательства в соответствующие сроки.

Возможность приостановить исполнение обязательства

Законный отказ от исполнения можно выразить только при наличии обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 328 Кодекса, то есть при непредоставлении или при неравноценном предоставлении в срок другой стороной надлежащего исполнения.

Возможность приостановить или полностью отказаться от выполнения предусмотренных обязательств – субъективное право стороны процесса.

Другими словами, участник гражданских правоотношений может воспользоваться предоставленной законодательством возможностью, а может и не воспользоваться.

Обстоятельства, позволяющие приостановить исполнение обязательств

Существуют следующие обстоятельства касательно встречного выполнения обязательств, при которых соответствующая сторона вправе приостановить или вовсе отказаться от выполнения обязательства:

  • если одна из сторон не предоставила в установленные сроки исполнение, либо существуют основания для предположения о непредоставлении таковой исполнения в срок, контрагент, уполномоченный на осуществление встречного исполнения, может:
    -o полностью приостановить выполнение обязательства;
    -o отказаться от выполнения в принципе, при этом потребовав компенсации понесенных в связи с этим убытков.
  • если одна из сторон по обязательству предоставила исполнение не полностью, противоположная сторона сделки вправе приостановить исполнение или вовсе отказаться от такового, но только в той части, которая соответствует неисполнению обязательства со стороны другого контрагента.

Все вышеуказанные правовые положения действуют только в случае, если иные нормы не обозначены в законе или соглашении между участниками процедуры.

Пример № 3. В договоре купли-продажи содержится условие о передаче продавцом товара в определенные сроки, например, 5 сентября. Также прописано положение об обязанности покупателя оплатить имущество в течение определенного срока, например, 5 дней.

При возникновении ситуации, когда продавец допускает просрочку передачи имущества, у покупателя возникают вышеуказанные права о приостановке выполнения обязательств (не производить оплату до момента передачи имущества) или права об отказе выполнения обязательств. При этом действует возможность выставления контрагенту по сделке требования о компенсации причиненных убытков.

Пример № 4. Продавец по договору купли-продажи надлежащим образом уведомил покупателя о невозможности осуществить передачу имущества в установленные договором сроки. Покупатель, так же, как и в предыдущем случае, получает права на приостановку или прекращение обязательств, а также право на истребование от продавца средств в качестве компенсации за понесенные убытки в связи со сложившимися обстоятельствами, независящими от покупателя.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа: Постановление № А65-715/2014 от 23.10.2014

Резолютивная часть постановления объявлена 16 октября 2014 года.

Полный текст постановления изготовлен 23 октября 2014 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Савкиной М.А.,

судей Аглиуллиной Ф.Г., Богдановой Е.В.,

при участии представителей:

конкурсного управляющего ООО «Торговый Дом «АвтоСнабЦентр» Валеева А.И. — Кожановой К.А., доверенность от 25.04.2014,

Акционерного коммерческого банка «БТА-Казань» (ОАО) — Раковой Г.В., доверенность от 08.09.2014, Асхадуллина Т.Х., доверенность от 08.10.2014,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Акционерного коммерческого банка «БТА-Казань» (открытое акционерное общество)

на определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 11.06.2014 (судья Камалетдинов М.М.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.08.2014 (председательствующий судья Селиверстова Н.А., судьи Липкинд Е.Я., Радушева О.Н.)

по делу N А65-715/2014

по исковому заявлению конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью «Торговый Дом «АвтоСнабЦентр» к обществу с ограниченной ответственностью «Бизнес-Логистик» о признании сделки по отчуждению недвижимого имущества недействительной и применении последствий недействительности сделки, с участием Акционерного коммерческого банка «БТА-Казань» (открытое акционерное общество),

установил:

решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 12.03.2014 общество с ограниченной ответственностью «Торговый Дом АвтоСнабЦентр» (далее — ООО «ТД АвтоСнабЦентр», должник) признано несостоятельным (банкротом) и в отношении него открыто конкурсное производство сроком на шесть месяцев, конкурсным управляющим должника утвержден Валеев Айдын Ильдусович.

В Арбитражный суд Республики Татарстан поступило заявление конкурсного управляющего ООО «ТД АвтоСнабЦентр» о признании сделки по отчуждению недвижимого имущества по договору купли-продажи недвижимого имущества от 22.10.2012 недействительной и применении последствия недействительности сделки.

Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 10.04.2014 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, привлечен Акционерный коммерческий банк «БТА-Казань» (открытое акционерное общество) (далее — АКБ «БТА-Казань»).

Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 29.04.2014 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, привлечен Платонов Иван Александрович.

Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 11.06.2014, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.08.2014, сделка — договор купли-продажи недвижимого имущества от 22.10.2012, заключенная между ООО «ТД АвтоСнабЦентр» и обществом с ограниченной ответственностью «Бизнес-Логистик» (далее — ООО «Бизнес-Логистик») признана недействительной и применены последствия недействительной сделки в виде возврата в конкурсную массу должника недвижимого имущества.

В кассационной жалобе АКБ «БТА-Казань» ставит вопрос об отмене определения Арбитражного суда Республики Татарстан от 11.06.2014 и постановления Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.08.2014, указывая, что отсутствуют основания для оспаривания договора купли-продажи от 22.10.2012 в порядке пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, поскольку сделка совершена за пределами периода подозрительности (один год три месяца); представленный кредитором отчет об оценке от 24.03.2012 является недостоверным доказательством для признания договора от 22.10.2012 недействительным, так как составлен на 01.03.2013 и без учета обременения недвижимого имущества залогом (ипотекой); применяя реституцию арбитражный суд не учел, что оно обременено залогом Банка и возврат имущества должен был быть произведен с сохранением обременения в виде залога (ипотеки), и принять по делу новое решение.

В заседании суда кассационной инстанции в соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) был объявлен перерыв до 16.10.2014 10 часов 20 минут.

Законность определения Арбитражного суда Республики Татарстан от 11.06.2014 и постановления Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.08.2014 проверена в порядке статьи 286 АПК РФ кассационной инстанцией, которая приходит к выводу об их отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в связи с неполным исследованием всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения обособленного спора в силу следующего.

Как установлено арбитражным судом и следует из материалов дела, 22.10.2012 между ООО «Торговый Дом АвтоСнабЦентр» (продавец) и ООО «Бизнес-Логистик» (покупатель) был заключен договор купли-продажи недвижимого имущества б/н, в соответствии с условиями которого продавец продал и передал, а покупатель — купил и принял в собственность следующее имущество:

1. Нежилое строение — АБК, общей площадью 686,9 кв. м, инв. N 1691, кадастровый номер: 16:52:090106:0110:0105, расположенный по адресу: РТ, г. Набережные Челны, Промкомзона;

2. Не завершенный строительством объект — производственный склад общей площадью 3050 кв. м, кадастровый номер: 16:52:090106:0110:0103, расположенный по адресу: РТ, г. Набережные Челны, Промкомзона;

3. Не завершенный строительством объект — АБК, площадь застройки 316,8 кв. м, кадастровый номер: 16:52:090106:0110:0123, расположенный по адресу: РТ, г. Набережные Челны, Промкомзона;

4. Нежилое здание — КПП, общей площадью 25,8 кв. м, кадастровый номер: 16:52:090106:0110:0110, расположенный по адресу: РТ, г. Набережные Челны, Промкомзона;

5. Нежилое строение — склад, общей площадью 912 кв. м, кадастровый номер: 16:52:090106:0110:0108, расположенный по адресу: РТ, г. Набережные Челны, Промкомзона;

6. Нежилое строение — АБК, общей площадью 191,2 кв. м, кадастровый номер: 16:52:090106:0110:0112, расположенный по адресу: РТ, г. Набережные Челны, Промкомзона;

7. Нежилое строение — склад, общей площадью 571,4 кв. м, кадастровый номер: 16:52:090106:0110:0109, расположенный по адресу: РТ, г. Набережные Челны, Промкомзона;

8. Нежилое строение — холодный склад, общей площадью 594,1 кв. м, кадастровый номер: 16:52:090106:0110:0111, расположенный по адресу: РТ, г. Набережные Челны, Промкомзона;

9. Право аренды на земельный участок общей площадью 13 645 кв. м, кадастровый номер: 16:52:090106:110, расположенный по адресу: РТ, г. Набережные Челны район Промкомзоны.

Согласно пункту 2.1 указанного договора общая стоимость отчуждаемых объектов недвижимости согласована сторонами в размере 56 178 545 руб. 08 коп., в том числе НДС 8 569 608 руб. 57 коп.

В соответствии с положениями пунктов 2.1 договора покупателем стоимость приобретаемого имущества производится в срок не позднее 06.12.2012, путем перечисления денежных средств на расчетный счет.

В тот же день (22.10.2012) спорное имущество по передаточному акту было передано от продавца покупателю.

Государственная регистрация перехода права собственности на объекты недвижимости произведена 25.03.2013, о чем в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним внесены соответствующие записи.

Полагая, что сделка по продаже объектов недвижимости, принадлежащих должнику, оформленная договором купли-продажи недвижимого имущества от 22.10.2012 не предусматривает равноценное встречное исполнение обязательств со стороны покупателя, конкурсный управляющий должника Валеев А.И. обратился в арбитражный суд в рамках дела о банкротстве ООО «ТД АвтоСнабЦентр» с заявлением о признании указанной сделки недействительной.

Удовлетворяя заявленные требования, суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу, что цена продажи объектов недвижимости по спорному договору является заниженной, поскольку из отчета об оценке рыночной стоимости от 24.03.2014, произведенного обществом с ограниченной ответственностью «Ди энд Эл оценка», усматривается, что по прошествии более одного года после заключения оспариваемого договора общая рыночная стоимость спорных объектов недвижимости уже составляла 128 562 287 руб., при этом доказательства проведения неотделимых улучшений по реконструкции и капитальному ремонту спорных объектов недвижимости в материалах дела отсутствуют.

Также заниженная стоимость спорного имущества должника подтверждается договором о залоге и дополнительным соглашением от 27.06.2013 N 4 к договору о последующем залоге недвижимости N ДОКВЮ/0096/11-8 от 28.06.2011, заключенным между АКБ «БТА-Казань» и ООО «Бизнес-Логистик» согласно которому, вышеуказанное недвижимое имущество должника на момент заключения настоящего договора по оценке сторон составляет (цена предмета залога) 91 873 600 руб.

В этой связи, соотнеся дату совершения оспариваемой сделки (22.10.2012) с датой принятия судом заявления о признании должника банкротом (31.01.2014) и установив заключение сделки в период подозрительности, суд первой инстанции посчитал спорный договор купли-продажи недействительным по основанию, предусмотренному пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Суд апелляционной инстанции согласился с данным выводом суда первой инстанции.

Между тем судебными инстанциями не учтено следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

В случае, если продажа имущества, выполнение работы, оказание услуги осуществляются по государственным регулируемым ценам (тарифам), установленным в соответствии с законодательством Российской Федерации, в целях настоящей статьи при определении соответствующей цены применяются указанные цены (тарифы).

При этом согласно разъяснениям, данным в пунктах 8, 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.I Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» Пункт 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве предусматривает возможность признания недействительной сделки при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки.

Для признания сделки недействительной на основании указанной нормы не требуется, чтобы она уже была исполнена обеими или одной из сторон сделки, поэтому неравноценность встречного исполнения обязательств может устанавливаться исходя из условий сделки.

В соответствии с абзацем первым пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки имеет место, в частности, в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

При сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота.

На основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве может быть оспорена также сделка, условия которой формально предусматривают равноценное встречное исполнение, однако должнику на момент ее заключения было известно, что у контрагента по сделке нет и не будет имущества, достаточного для осуществления им встречного исполнения.

Судам необходимо учитывать, что по правилам упомянутой нормы могут оспариваться только сделки, в принципе или обычно предусматривающие встречное исполнение; сделки же, в предмет которых в принципе не входит встречное исполнение (например, договор дарения) или обычно его не предусматривающие (например, договор поручительства или залога), не могут оспариваться на основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, но могут оспариваться на основании пункта 2 этой статьи.

При определении соотношения пунктов 1 и 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве судам надлежит исходить из следующего.

Если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее чем за три года, но не ранее чем за один год до принятия заявления о признании банкротом, то она может быть признана недействительной только на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве при наличии предусмотренных им обстоятельств (с учетом пункта 6 настоящего Постановления).

В соответствии с пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

В пункте 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» разъяснено, что для признания сделки недействительной на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве необходима совокупность следующих условий:

а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;

в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

На основании абзацев 2 — 5 пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условий:

— на момент совершения сделки должник отвечает признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества;

— имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами 2 — 5 пункта 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и в силу абзаца 1 пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 названного Закона), либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Как следует из материалов дела, оспариваемый договор купли-продажи недвижимого имущества был заключен 22.10.2012. Заявление о признании должника банкротом в рамках настоящего дела принято определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 31.01.2014.

Таким образом, оспариваемая по настоящему обособленному спору сделка совершена за один год и три месяца до подачи заявления о признании должника банкротом.

В этой связи круг обстоятельств, подлежащих доказыванию, судебными инстанциями должен был быть определен в соответствии с пунктами 7 — 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Однако неправильно установив период подозрительности совершенной сделки — в пределах одного года до подачи заявления о признании должника банкротом, судебные инстанции ошибочно признали недействительным договор купли-продажи по основаниям, предусмотренным пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Далее согласно пункту 1.6 договора продавец уведомляет покупателя о наличии обременения относительно недвижимого имущества указанного в пункте 1.1. настоящего договора в пользу АКБ «БТА-Казань» по договору купли-продажи недвижимого имущества от 21.12.2010 N ДОКРЮ/0082/10-1 влекущего возникновение ипотеки в силу закона и по договору о последующем залоге имущества от 28.06.2011 N ДОКВЮ/0096/11-8 с учетом всех дополнительных соглашений к нему.

Пункт 1.7 договора предусматривает, что в соответствии со статьей 353 ГК РФ ипотека в силу закона, возникшая по договору купли-продажи недвижимого имущества от 21.12.2010 N ДОКРЮ/0082/10-1 влекущего возникновение ипотеки в силу закона и по договору о последующем залоге имущества от 28.06.2011 N ДОКВЮ/0096/11-8 с учетом всех дополнительных соглашений к нему при переходе права собственности по настоящему договору сохраняется.

Исследуя вопрос о неравноценности встречного исполнения обязательств по договору от 22.10.2012 и придя к выводу о занижении цены продажи объектов недвижимости, судебные инстанции приняли во внимание отчет об оценке рыночной стоимости от 24.03.2014, произведенного ООО «Ди Энд Эл оценки», где общая рыночная стоимость по прошествии одного года после заключения оспариваемого договора составила 128 562 287 руб. Отчет представлен конкурсным кредитором ООО «Спектр-М».

Однако в силу статьи 68 АПК РФ указанный отчет от 24.03.2014 не может являться допустимым доказательством по делу, так как дата оценки в нем указана по состоянию на 01.03.2013, тогда как оспариваемая сделка совершена ранее, 22.10.2012.

Кроме того, представленный отчет от 24.03.2014 не содержит информации, что оценка недвижимости и установление рыночной стоимости имущества произведено с учетом пунктов 1.6, 1.7 договора от 22.10.2012, то есть обременением залогом (ипотекой).

Вопрос совершения аналогичных сделок в данный период времени при определении признака неравноценности встречного исполнения также судебными инстанциями остался без исследования.

Более того, судебные инстанции необоснованно приняли во внимание, что продажа спорного имущества должника по заниженной цене (цена предмета залога 91 873 600 руб.) также подтверждается договором о залоге и дополнительным соглашением от 27.06.2013 N 4 к договору о последующем залоге недвижимости от 28.06.2011 N ДОКВЮ/0096/11-8, заключенным между АКБ «БТА-Казань» и ООО «Бизнес-Логистик».

Из указанных залоговых сделок следует, а также в заседании суда кассационной инстанции представители АКБ «БТА-Казань» пояснили, что ООО «Бизнес-Логистик» представляло в залог спорное недвижимое имущество только по своим обязательствам, не обремененное правами третьих лиц.

Кроме того, при применении последствий недействительности сделки судебные инстанции не приняли во внимание правовую позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенную в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.07.2011 N 2763/11, согласно которой залогодержатель недвижимого имущества сохраняет право залога даже в случае, если право собственности залогодержателя будет оспорено и договор признан недействительным.

Как следует из условий договора купли-продажи от 22.10.2012, недвижимое имущество было обременено залогом (ипотекой) в пользу АКБ «БТА-Казань».

Таким образом, возврат недвижимого имущества должен производиться с сохранением права залога. Однако данным обстоятельствам дела с учетом правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.07.2011 N 2763/11, судебные инстанции не дали правовой оценки.

С учетом изложенного, принятые по делу судебные акты подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение, при котором следует учесть изложенное и вопрос о признании спорной сделки недействительной разрешить после исследования указанных обстоятельств.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 286 — 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 11.06.2014 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.08.2014 по делу N А65-715/2014 отменить, дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Татарстан.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Встречное исполнение обязательств: комментарий к новой редакции ст.328 ГК РФ

Продолжаю выкладывать по понедельникам для публичного обсуждения комментарии к очередной новой статье ГК РФ. На этот раз это комментарий к новой редакции ст. 328 ГК о встречном исполнении обязательств.

Статья эта в целом была всегда достаточно проблематичной, так как в ней находили закрепление различные правовые институты, которые в современных кодификациях и актах унификации договорного права принято регулировать отдельно. Ситуация в рамках нового ГК не изменилась. Тут и приостановление встречного исполнения при нарушении, и отказ от договора при нарушении, и пропорциональное расторжении при частичном исполнении, и превентивные приостановление или отказ при предвидимом нарушении, и запрет на истребование в натуре исполнения при неосуществлении своего встречного исполнения кредитором).

Как обычно, напоминаю, что этот мой текст предварительный и не окончательный. Он еще будет дорабатываться, в том числе с учетом Ваших замечаний и предложений. Так что буду очень благодарен за любые отзывы. Напомню, что эти периодически выкладываемые на Закон.ру комментарии — часть готовящегося мною в соавторстве с рядом коллег (Р. Бевзенко, В. Байбак, А. Павлов и М. Церковников) большого постатейного комментария к нормам недавно обновленной общей части обязательственного права ГК РФ. Публикация этого комментария намечена на конец зимы — начало весны 2016 г.

Статья 328. Встречное исполнение обязательства

1. Встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое обусловлено исполнением другой стороной своих обязательств.

2. В случае непредоставления обязанной стороной предусмотренного договором исполнения обязательства либо при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков.

Если предусмотренное договором исполнение обязательства произведено не в полном объеме, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от исполнения в части, соответствующей непредоставленному исполнению.

3. Ни одна из сторон обязательства, по условиям которого предусмотрено встречное исполнение, не вправе требовать по суду исполнения, не предоставив причитающегося с нее по обязательству другой стороне.

4. Правила, предусмотренные пунктами 2 и 3 настоящей статьи, применяются, если законом или договором не предусмотрено иное.

Комментарий:

1. Из смысла п.1 ст.328 ГК следует, что в двусторонних синаллагматических (то есть обуславливающих обмен встречными предоставлениями) договорах исполнение каждой из сторон рассматривается как встречное исполнение.

Суды не всегда следовали этой логике. Так в 90-е годы встречались абсурдные решения судов, которые не признавали встречность исполнений даже в тех случаях, когда в договоре было прямо предусмотрено, что одна сторона исполняет свое обязательство после осуществления исполнения другой стороной. Суды в таких случаях, видимо, считали, что необходимо прямое указание в договоре на встречность обязательств (Постановлении Президиума ВАС РФ от 16 декабря 1997 г. N 4897/97). Также иногда встречается такое толкование п.1 ст.328 ГК, из которого вытекает, что встречным исполнением является исполнение договора той стороной, которая должна осуществить исполнение второй по очереди при условии получения исполнения от контрагента. Такая интерпретация также в корне неверна.

Оба этих неверных подхода выводились из толкования прежней редакции п.1 ст.328 ГК, согласно которой «встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое в соответствии с договором обусловлено исполнением своих обязательств другой стороной». Некоторые суды считали, что фраза «в соответствии с договором» означает, что встречность должна быть прямо зафиксирована в контракте.

На самом деле в двусторонних синаллагматических договорах исполнение каждой из сторон обусловлено исполнением договора контрагентом. Предоплата уплачивается с условием, что затем воспоследует поставка, а товар с условием об отсрочке платежа поставляется с условием, что затем будем осуществлена оплата. В равной степени являются встречными оба основных взаимных обязательства сторон договора аренды (предоставление вещи во владение и пользование и внесение арендных платежей). На то, что в двусторонних синаллагматических договорах оба взаимных исполнения являются встречными, справедливо в последнее время указывается в судебной практике (п.10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. N 66, а также Постановления Президиума ВАС РФ от 9 апреля 2013 г. N 13689/12, от 25 декабря 2012 г. N 9924/11). В целях окончательного закрепления этой правильной точки зрения в новой редакции п.1 ст.328 ГК, вступившей в силу с 1 июня 2015 года, фразу «в соответствии с договором» из данной нормы изъяли.

При этом многие договоры возлагают на стороны не одно, а целый ряд обязательств. Среди них следует выделить те, которые находятся в прямой синаллагматической связи, то есть обуславливают встречный обмен основными имущественными предоставлениями, входящими в предмет договора (например, обязанность по оплате и встречная обязанность по поставке). Кроме того, следует выделить различные дополнительные обязанности, которые могут вытекать из договора и в широком смысле также являются элементами взаимного обмена и отражаются в цене договора (например, информировать, представить отчет, осуществлять гарантийный ремонт, уплатить неустойку в случае нарушения и т.п.). Как будет ниже показано, механизм применения положений п.2 ст.328 ГК может несколько отличаться в зависимости от того, о каких обязательствах идет речь.

2. Пункт 2 ст.328 ГК признает две санкции, применение которых возможно в случае неосуществления оговоренного в договоре исполнения. Первая из них – это право на отказ от осуществления своего встречного исполнения. Вторая – право приостановить свое встречное исполнение.

Условием для реализации таких правомочий согласно п.2 ст.328 ГК является непредоставление стороной предусмотренного договором исполнения. Из смысла этой формулировки следует, что право на отказ от встречного исполнения или приостановление встречного исполнения возникает не только в случае просрочки, но и при осуществлении ненадлежащего исполнения. Такое решение находит поддержку в судебной практике. Так, в одном из судебных решений суд признал обоснованным приостановление внесения арендной платы при передаче арендатору помещения, непригодного для использования по назначению (Постановление Президиума ВАС РФ от 2 марта 1999 г. N 6435/98).

При этом из применения п.3 ст.1, ст.10 и п.2 ст.450 ГК вытекает, что в случае ненадлежащего исполнения дефект, допущенный должником при осуществлении исполнения, должен быть достаточно существенным, чтобы оправдать применение таких санкций. При этом для обоснования права на отказ от встречного исполнения дефект должен быть более существенным, чем для обоснования права на приостановление встречного исполнения, так как отказ от встречного исполнения является более радикальным и жестким вариантом защиты прав контрагента. Такое гибкое решение диктуется принципом соразмерности применения гражданско-правовых санкций: чем жестче санкция, тем более серьезным должно быть нарушение, чтобы оправдать применение такой санкции.

2.1. Положение п.2 ст.328 ГК о праве на отказ от осуществления встречного исполнения означает ни что иное как указание на право на отказ от договора. Отказываясь осуществлять свое встречное исполнение, пострадавший от нарушения договора контрагент тем самым заявляет о прекращении договорной связи (то есть расторжении договора в форме одностороннего отказа). На это указывает п.1 Постановления Пленума ВАС от 6 июня 2014 г. N 35.

Фактически данное положение п.2 ст.328 ГК является одним из тех случаев, когда в силу прямого указания в законе допускается право на отказ от договора. Соответственно, если одна из сторон двустороннего синаллагматического договора не осуществила согласованное исполнение и это нарушение является существенным, другая сторона вправе отказаться от договора в одностороннем порядке. Подробнее см. комментарий к ст.450.1 ГК.

2.2. Положение п.2 ст.328 ГК о право приостановить встречное исполнение при неполучении согласованного исполнения от контрагента закрепляет важный способ защиты, известный практически всем правопорядкам мира и актам международной унификации договорного права (см. ст. 7.1.3 Принципов УНИДРУА, ст.III.-3:401 Модельных правил европейского частного права). Если одна из сторон двустороннего синаллагматического договора не осуществляет оговоренное исполнение, другая сторона может правомерно задержать свое встречное исполнение.

а) Приостановление исполнение всегда возможно в тех случаях, когда нарушенное и встречное обязательство находятся в прямой синаллагматической связи, то есть опосредуют встречный обмен основными имущественными предоставлениями, входящими в предмет договора. Так, например, если арендодатель блокирует арендатору доступ в арендованное помещение, нарушая тем самым свое основное обязательство по обеспечению возможности владеть и пользоваться арендуемым помещением, арендатор вправе приостановить внесение арендных платежей на весь срок, в течение которого у него не было возможности реализовать свои договорные права (Постановление Президиума ВАС РФ от 9 апреля 2013 г. N 13689/12). Другой пример: если покупатель уклонился от исполнения своего обязательства по открытию аккредитива для осуществления расчетов по договору, продавец вправе приостановить передачу вещи (Постановление Президиума ВАС РФ от 25 декабря 2012 г. N 9924/11).

При этом право приостановить исполнение востребовано в первую очередь в тех случаях, когда в договоре или законе не предусмотрено, что одна из сторон осуществляет свое исполнение (последующее исполнение) при условии предварительного осуществления исполнения другой стороной (предшествующее исполнение). Если, как это часто бывает, в договоре установлено, что одна сторона исполняет свое встречное обязательство в течение определенного срока после получения исполнения от другой стороны, в приостановлении исполнения как некоем способе защиты договорных прав нет никакой нужды, так как в таком случае встречное исполнение не должно осуществляться в силу ненаступления срока. Соответствующее встречное обязательство просто не будет считаться созревшим. В тех же случаях, когда осуществление последующего исполнения при условии осуществления контрагентом предшествующего исполнения в синаллагматическом договоре или законе прямо не предписана и сроки исполнения встречных обязательства друг от друга не зависят, и оказывается востребовано право приостановить встречное исполнение.

Сторона, обязанная осуществить исполнение второй по очереди, в случае неосуществления контрагентом своего предшествующего исполнения вправе отсрочить свое встречное исполнение на то количество дней, на которое просрочил свое исполнение контрагент. Так, например, если покупатель не внес предоплату, которую он должен был внести до 1 февраля, вовремя, а внес ее лишь 15 февраля, то продавец, чье встречное обязательство по поставке должно было быть исполнено до 1 марта, вправе соразмерно отодвинуть срок поставки на 15 дней.

б) Если просроченным исполнением и подлежащим приостановлению встречным исполнением являются исполнения, не находящиеся в прямой синаллагматической связи, приостановление исполнения возможно только если это соответствует принципу разумности, соразмерности и добросовестности. Это не закреплено прямо в ст.328 ГК, но со всей очевидностью вытекает из п.3 ст.1 ГК и ст.10 ГК. Например, внесение арендатором арендных платежей не находится в прямой синаллагматической связи с обязательством арендодателя обеспечить арендуемое помещение электроэнергией. Поэтому если арендатор задержал внесение арендной платы, право арендодателя приостановить подачу электроэнергии в арендуемое помещение следует оценить с точки зрения принципов добросовестности, разумности и соразмерности. Судебная практика нередко относится к таким случаям приостановления исполнения негативно (Постановление Президиума ВАС РФ от 6 апреля 2000 г. N 7349/99). В равной степени сомнительно право поставщика приостановить поставку товара в случае невнесения покупателем согласованной в договоре неустойки, начисленной за просрочку в оплате ранее поставленной по договору продукции.

В то же время право покупателя приостановить внесение промежуточных платежей в рамках графика рассрочки платежа в ответ на уклонение продавца от осуществления гарантийного ремонта поставленной ранее продукции представляется соответствующим принципам разумности, соразмерности и добросовестности. В равной степени в судебной практике признается допустимым приостановление лизингополучаталем внесения лизинговых платежей при отказе лизингодателя уступить ему право на получение страхового возмещения при гибели застрахованного в пользу лизингодателя предмета лизинга (п.7 Постановления Пленума ВАС от 14 марта 2014 г. N 17).

При этом в описанных выше случаях, когда приостанавливается встречное исполнение обязательства, не находящегося в прямой синаллагматической связи с нарушенным другой стороной обязательством, следует иметь в виду, что право на приостановление возникает только в том случае, если нарушенное обязательство не исполнено к моменту наступления срока встречного исполнения. Если нарушенное обязательство к этому сроку исполнено, контрагент должен осуществить свое встречное исполнение в согласованный срок. В этом наблюдается отличие приостановления исполнения в подобных случаях от приостановления исполнения по встречным обязательствам, находящимся в прямой синаллагматической связи: в последнем случае контрагент вправе отсрочить свое встречное исполнение на период, соразмерный периоду просрочки другой стороны.

в) Представляется важным также обратить внимание на то, что когда приостанавливается встречное исполнение, требуется направление соответствующего уведомления, так как предвидеть такую реакцию пострадавшего контрагента не всегда возможно. Например, покупатель просрочил внесение предоплаты на несколько недель. Как он узнает о том, что поставщик решил сдвинуть срок поставки на соразмерный период? А ведь это знание для покупателя необходимо, чтобы иметь представление о сроке, к которому он должен быть готов принять товар. Это требование направления уведомления вытекает из принципа добросовестности (п.3 ст.1 ГК и п.3 ст.307 ГК). В случае непредъявления такого уведомления соответствующая сторона должна быть обязана возместить убытки.

При этом стоит напомнить о том, что ситуация, когда в договоре срок исполнения встречного обязательства рассчитывается в качестве периода времени с момента осуществления предшествующего исполнения (например, внесения предоплаты), некорректно говорить о приостановлении исполнения, а следует говорить просто о ненаступлении срока. Соответственно, в такой ситуации направление какого-либо уведомления не требуется, так как момент осуществления встречного исполнения смещается ipso facto (то есть в силу самого факта просрочки в осуществлении предшествующего исполнения).

в) Важно также отметить, что в ситуации, когда просроченное обязательство одной из сторон и некое обязательство другой стороны вытекали из разных, но тесно связанных между собой договоров, структурирующих некую единую экономическую цель, приостановление исполнение также вполне возможно, если это соответствует принципам соразмерности, справедливости и добросовестности. Это особенно важно в условиях, когда нередко стороны оформляют по сути единую экономическую трансакцию комплексом взаимосвязанных договоров. Данное положение не предусмотрено в законе, но вытекает из принципов разумности, справедливости и добросовестности (ст.6 ГК). Тем более нет возражений против такого приостановления в случаях, когда на такую возможность прямо указывает условие того или иного договора.

2.3. Пункт 2 ст.328 ГК о приостановлении встречного исполнения не должен применяться в тех случаях, когда неисполненное контрагентом обязательство не находилось в обменной, синаллагматической связи с приостанавливаемым исполнением, а являлось условием, без соблюдения которого такое встречное исполнение было технически невозможным. В такой ситуации речь идет о неисполении контрагентом своей кредиторской обязанности (то есть обязанности совершить действия, до совершения которых другая сторона не может исполнить свое обязательство в принципе). Соответственно, здесь должна применяться ст.406 ГК о просрочке кредитора. В силу п.3 ст.405 ГК, пока течет просрочка кредитора, не начинает течь просрочка должника. Иначе говоря, не стоит говорить об использовании контрагентом своего права приостановить исполнение своего обязательства в ответ на нарушение. На самом деле в подобных ситуациях просто не созревают условия для исполнения соответствующего обязательства, и просрочка не наступает в силу положений закона ipso facto (в силу самого факта просрочки кредитора). Надо признать, что законодатель в ряде случаев игнорирует этот очевидный вывод. Так, представляется не вполне точным упоминание ссылки на ст.328 ГК в п.1 ст.719 ГК, в которой говорится о «праве» подрядчика «приостановить» выполнение работ в случае непередачи ему технической документации, материалов или вещи для переработки. Более корректным было бы использование в данной норме отсылки к ст.406 и п.3 ст.405 ГК.

2.4. Пункт 2 ст.328 ГК интересен еще и тем, что он устанавливает право на отказ от встречного исполнения (то есть отказ от договора) и приостановление встречного исполнения и в тех случаях, когда нарушение договора контрагентом еще не произошло, но предвидится (возникают обстоятельства, очевидно свидетельствующее о том, что такое встречное исполнение произведено не будет).

Право на отказ от договора и приостановление исполнения при предвидимом нарушении признается многими правопорядками и актами международной унификации договорного права (п.2 ст.III.-3:401 Модельных правил европейского частного права, ст.7.3.3-7.3.4 Принципов УНИДРУА, ст.71-72 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров). Таким правом обладает сторона, которая должна была осуществить свое исполнение первой по очереди, но к моменту наступления срока своего исполнения начинает обоснованно опасаться того, что встречное исполнение в будущем произведено не будет.

а) Условием реализации права на отказ от договора и приостановление при предвидимом нарушении является очевидность того, что встречное исполнение не состоится. Соответственно, возникшие обстоятельства должны создавать такую угрозу нарушения контрагентом в будущем своего встречного обязательства, что любое разумное лицо признало бы эти обстоятельства убедительными и заслуживающими внимания, а соответствующую редакцию в виде превентивного отказа или приостановления – соразмерной полученной информации. К таким обстоятельствам можно в частности отнести отзыв лицензии у контрагента, арест его счетов или основного оборудования, подлежащего использованию для выполнения работ по договору, возбуждение дела о банкротстве и т.п. Самая типичная ситуация использования таких средств защиты при предвидимом нарушении возникает тогда, когда покупатель, срок внесения предоплаты которым наступил, узнает о том, что у контрагента отозвали ключевую для исполнения данного договора лицензию, что ставит под большой вопрос его способность исполнить свои встречные обязательства в будущем, и в связи с этим решает отказаться от договора или приостановить внесение предоплаты превентивно.

б) Прежде чем воспользоваться своим правом на отказ от договора или приостановление исполнение при предвидимом нарушении сторона должна предупредить другую сторону и сообщить ей о возникших опасениях. Контрагент, получивший такое предупреждение, вправе развеять возникшие сомнения или предоставить достаточные дополнительные обеспечения своего встречного исполнения. Например, он может предложить поменять очередность исполнения и выразить готовность осуществить свое поставленное под сомнение исполнение первым по очереди, предоставить поручительство третьего лица или независимую гарантию. Если достаточные обеспечения предоставлены, право на отказ от договора или приостановление исполнения при предвидимом нарушении отпадает. Это положение не закреплено в ст.328 ГК, но очевидно вытекает из принципа добросовестности (п.3 ст.307 ГК и п.3 ст.1 ГК), а также предусмотрено в международных актах унификации договорного права (п.3 ст.71 и п.2 ст.72 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров, ст.7.3.4 Принципов УНИДРУА, п.2 ст.III.-3:401 Модельных правил европейского частного права).

в) Специальные нормы закона в ряде случаев уточняют или подтверждают положения п.2 ст.328 ГК о праве отказаться от договора при предвидимом нарушении. Например, в силу п.1 ст.821 ГК в договоре кредита «кредитор вправе отказаться от предоставления заемщику предусмотренного кредитным договором кредита полностью или частично при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок». Согласно п.2 ст.715 ГК «если подрядчик… выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков».

г) При этом положения п.2 ст.328 ГК в дополнение к праву на отказ от договора или приостановление исполнения при предвидимом нарушении предусматривает также и право на взыскание убытков. Это с точки зрения реальных правовых последствий и доступных санкций фактически приравнивает ситуацию возникновения реальной угрозы нарушения в будущем с фактическим нарушением договора.

2.5. Абзац 2 п.2 ст.328 ГК предусматривает механизм пропорционального отказа от договора или пропорционального приостановления исполнения в случае, если должник осуществил лишь часть причитающегося с него исполнения. В данном случае отказ от договора или приостановление исполнения осуществляются в части соразмерной неисполненной части обязательств другой стороны. Соответственно, если покупатель выплатил лишь 50% от предусмотренной договором предоплаты, поставщик вправе поставить 50% от объема поставки и приостановить поставку остальных 50% товара или отказаться от договора в части этой половины.

Из данной нормы при этом не следует, что контрагент, получивший лишь часть положенного предоставления, ограничен возможностью осуществить пропорциональное приостановление или пропорциональный отказ, и не может приостановить свое встречное исполнение или отказаться от договора в целом. Такая непропорциональная реакция вполне допустима в силу того, что согласно ст.311 ГК кредитор вправе не принимать исполнение по частям. Соответственно, если частичное неисполнение подрывает интерес кредитора в исполнении договора в целом, возможны непропорциональный отказ от договора или непропорциональное приостановление встречного исполнения. Такой подход находит поддержку и в судебной практике (Определение Верховного Суда РФ от 9 декабря 2014 г. по делу №305-ЭС14-3435; абз.1 п.5 Постановления Пленума ВАС от 6 июня 2014 г. №35). Соответственно, сторона, столкнувшаяся с нарушением контрагентом своих обязательств в форме частичного исполнения, вправе выбирать стратегию защиты и приостановить свое встречное исполнение или отказаться от него либо пропорционально, либо в целом. Данная альтернатива четко отражена в ст.III.-3:506 Модельных правил европейского частного права или в ст.51 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года.

3. Пункт 3 ст.328 ГК предусматривает правило, согласно которому в синаллагматическом двустороннем договоре ни одна из сторон не вправе требовать исполнения от другой стороны, не предоставив причитающееся с нее встречное исполнение. Эта норма имеет два правовых последствия.

а) Из данного положения следует, что, если в договоре или законе не определена очередность обмена или предусмотрено одновременное исполнение встречных обязательств и, соответственно, неясно, кто из сторон должен делать первый шаг (такая ситуация возникает в частности в случае заключения договора мены без условия об очередности обмена), каждая из сторон вправе легально не осуществлять свое исполнение, пока кто-то из них не решится осуществить исполнение первым. Такой подход ранее отражался в судебной практике (Постановление Президиума ВАС РФ от 6 марта 2001 г. №7601/00).

б) Также из данной нормы следует, что в случае наличия в договоре очередности взаимных исполнений сторона, которая должна была исполнить свое обязательство первой по очереди, не вправе, не осуществив положенное исполнение, требовать исполнения от другой стороны. В тех случаях, когда в договоре предусмотрено, что вторая сторона осуществляет свое исполнение только после осуществления предшествующего исполнения, такое требование будет преждевременным, так как основания для исполнения просто не наступили. В тех же случаях, когда в договоре исполнение одной из сторон прямо не указано как условие для осуществления встречного исполнения, из предусмотренного в данном пункте положения следует, что требование об осуществлении последующего исполнения также не имеет оснований. Впрочем, этот же вывод вытекает и из норм п.2 ст.328 ГК о праве приостановить встречное исполнение.

3.1. Из нормы п.3 ст.328 ГК может быть также выведен тезис о том, что в случаях, когда в договоре или законе закреплена четкая очередность обмена, от стороны, обязанной осуществить свое исполнение первой по очереди, контрагент не вправе требовать исполнения в судебном порядке, пока не решится осуществить свое встречное исполнение. При такой интерпретации в случае неполучения предшествующего исполнения сторона, обязанная осуществить последующее исполнение, может реализовать правомочия, предусмотренные в п.2 ст.328 ГК (приостановить свое встречное исполнение или отказаться от договора), а также требовать возмещения убытков или уплаты неустойки, но не может истребовать непредоставленное исполнение в судебном порядке. Ранее такой подход был отражен в судебной практике (Постановление Президиума ВАС РФ от 25 декабря 2012 г. N 9924/11). Если следовать такой интерпретации, в частности, по общему правилу невозможен иск о принудительном взыскании с покупателя (заказчика) предоплаты. С таким решением следует в целом согласиться. Если должник не желает исполнять договор, а кредитор еще не осуществил встречное исполнение и не готов осуществить свое исполнение досрочно, праву следует стимулировать кредитора расторгать договор, находить должнику замену (то есть того, кто заинтересован во взаимодействии с кредитором) и взыскивать с должника убытки. Но данное правило должно знать исключения, когда это предопределяется существом отношений. Так, например, иск о взыскании предоплаты следует признать допустимым, если у кредитора нет реальной возможности найти должнику замену, а также если расторжение договора и заключение альтернативного договора с другим контрагентом существенно затруднены. Так, например, в случае, когда покупатель (или заказчик по договору подряда) уклоняется от внесения предоплаты, а продавец (подрядчик) уже понес расходы на закупку заказанного покупателем товара, реализация которого третьим лицам затруднена, приобрел материалы или оборудование для выполнения работ или осуществил иные существенные инвестиции в подготовку исполнения именно по данному договору, иск о взыскании предоплаты должен судами поддерживаться. Близкое решение закреплено в ст.III.-3:301 Модельных правил европейского частного права.

3.2. Если сторона, обязанная осуществить последующее исполнение, решает осуществить свое исполнение первой, чтобы заслужить право истребовать встречное исполнение, она фактически предлагает изменить закрепленную в договоре или законе очередность исполнения. По общему правилу в силу ст.315 ГК досрочное исполнение в коммерческих отношениях невозможно. Соответственно, встает вопрос о том, как быть, если другая сторона отказывается давать свое согласие на принятие досрочного исполнения. Ответ на этот вопрос вытекает из п.4 ст.1 ГК, согласно которой никто не может извлекать выгоду из своего недобросовестного или неправомерного поведения. Сторона, отказывающаяся принимать досрочное встречное исполнение, до этого сама нарушила свое обязательство (например, не внесла предоплату), и теперь упорствует в своем нежелании реализовывать предусмотренный договором обмен, уклоняясь от предложенного ей досрочно встречного исполнения. Такое поведение никак нельзя назвать добросовестным. Соответственно, в случае уклонения от получения досрочно предложенного встречного исполнения эта сторона может быть принуждена к исполнению своего обязательства (например, принуждена по суду к уплате предоплаты). Таким образом для получения права истребовать исполнение необходимо, как минимум, предложить встречное исполнение.

Аналогичный подход должен применяться и тогда, когда речь идет о ситуации с отсутствием в законе или договоре очередности взаимных исполнений и одна из сторон желает выйти из тупика и получить право истребовать исполнение от контрагента, осуществив свое исполнение. В таком случае право требовать исполнения по суду открывается и тогда, когда лицо предложило свое исполнение первым по очереди, но столкнулось с нежеланием контрагента принять такое исполнение.

4. Согласно прямому указанию в п.4 ст.328 ГК предусмотренные в п.2 и 3 правила являются диспозитивными, и стороны вправе согласовать иное. В частности, они вправе исключить право на приостановление встречного исполнения в случае непредоставления обусловленного исполнения другой стороной, а также прямо оговорить, при нарушении каких обязательств должником кредитор вправе приостановить исполнение тех или иных своих встречных обязательств. Они также вправе оговорить запрет на превентивный отказ от договора или приостановление исполнения при предвидимом нарушении. Также нет причин блокировать условие договора, прямо допускающее взыскание предоплаты с покупателя (заказчика), уклоняющегося от ее внесения.

В то же время как предусмотрено в п.3 Постановления Пленума ВАС от 16 марта 2014 года №16, «если норма содержит прямое указание на возможность предусмотреть иное соглашением сторон, суд исходя из существа нормы и целей законодательного регулирования может истолковать такое указание ограничительно, то есть сделать вывод о том, что диспозитивность этой нормы ограничена определенными пределами, в рамках которых стороны договора свободны установить условие, отличное от содержащегося в ней правила». Поэтому некоторые варианты отклонения сторон договора от положений, предусмотренных в ст.328 ГК, суд может не признать, ограничив охват диспозитивной оговорки, содержащейся в п.4 ст.328 ГК. Нам очевидна, как минимум, одна такая ситуация. Договор может оговорить, что вместо права на отказ от осуществления встречного исполнения при неосуществлении своего исполнения другой стороной будет действовать режим судебного расторжения договора, но договор не может вовсе исключить право пострадавшей от нарушения договора стороны расторгнуть договор. Иное бы означало грубое попрание разумного баланса интересов сторон и не может быть допущено.

  • 20734
  • рейтинг 15

Юридические семинары для профессионалов

Наследство и наследственные споры

Подписка на журналы для юристов

Похожие материалы

Комментарии (16)

Артем Георгиевич, спасибо за комментарий! Как Вы считаете, можно ли использовать норму пункта 3 этой статьи в случае двусторонней реституции и поставить возврат имущества по недействительной сделке под условие первоначального возврата уплаченных за него денежных средств?

Если можно, то каким образом данную процедуру реализовать: на стадии принятия решения в резолютивной части суд должен прописать порядок возврата исполненного по сделке? Или на стадии исполнительного производства может быть решен вопрос о порядке исполнения судебного решения?

Абзац.2.5 я бы добавил положением о том, что пропорциональная оплате поставка не применима в случае, если товар неделим.

Комментарий великолепен, отдельное Вас спасибо

« Некоторые суды считали, что фраза «в соответствии с договором» означает, что встречность должна быть прямо зафиксирована в контракте.

На самом деле в двусторонних синаллагматических договорах исполнение каждой из сторон обусловлено исполнением договора контрагентом. Предоплата уплачивается с условием, что затем воспоследует поставка, а товар с условием об отсрочке платежа поставляется с условием, что затем будем осуществлена оплата. »
Артем Георгиевич, не считаете ли Вы, что изменение редакции п. 1 ст. 328 ГК РФ вызвано не столько желанием законодателя закрепить описанную Вами модель встречного исполнения обязательств, сколько стремлением распространить действие ст. 328 ГК РФ на внедоговорные обязательства (например, обязательства из односторонних сделок)? Может ли исполнение внедоговорного обязательства быть встречным?
И еще: если мы признаем, что в формуле «утром деньги — вечером стулья» исполнение каждой из сторон обусловлено исполнением договора контрагентом, то мы придем к абсурдному результату: тот, кто обязан совершить исполнение первым, может приостановить исполнение на основании п. 2 ст. 328 ГК РФ, поскольку имеет место непредоставление обязанной стороной предусмотренного договором исполнения. И к ответственности такую «первую» сторону привлечь будет нельзя.
Если же мы не допускаем описанную абсурдную ситуацию, то мы возвращаемся к прежней модели встречного исполнения обязательств:
« встречным исполнением является исполнение договора той стороной, которая должна осуществить исполнение второй по очереди при условии получения исполнения от контрагента »
В корне ли неверна такая интерпретация? И в чем заключается преимущество предлагаемого Вами подхода?

Артём Георгиевич, большое спасибо за Ваш комментарий.

Если это возможно, хотел бы Вас попросить пояснить пункт номер 3.2. Вашего комментария.

У меня складывается впечатление, что п. 3 ст. 328 ГК РФ применим все же только для случаев, в которых сторона, обязанная осуществить предшествующее исполнение, его не осуществляет, но при этом недобросовестно требует исполнения от другой стороны (как указано в подпункте «б» пункта 3 комментария). Особенно, учитывая указание в тексте нормы на «причитающееся исполнение».

Если же анализировать данный пункт с позиции, освещенной в Вашем комментарии, то получается, на мой взгляд, странная ситуация в случае, когда предшествующее исполнение не исполняется: сторона, которая уже имеет право требовать исполнения (предшествующего) у другой стороны в натуре, должна дополнительно осуществить исполнение со своей стороны, когда необходимость исполнения в принципе еще не возникла, так как она обусловлена получением предшествующего исполнения.

Мне кажется, данный проблема хорошо видна в примере с договором аренды, по которому арендатору не передается помещение. К примеру, договором предусмотрено, что обязанность арендатора по уплате арендной платы возникает после подписания акта приема-передачи помещения. Арендодатель отказывается передать помещение и, соответственно, акт не подписан. В соответствии с пунктом 3.2. комментария, арендатор для защиты своих прав и истребования исполнения должен начать вносить арендную плату за помещение, которое ему передано не было, при этом в тоже время он вправе требовать его передачи в соответствии со ст. 398 ГК РФ.

Или же указанный пример как раз является исключением и механизм изменения очередей исполнения в данном случае работать не будет?

Илья, ваша интерпретация п.3 ст.328 ГК также имеет право на существование. Более того, она ближе к тому, что задумывали разработчики новой нормы. См Проект Концепции совершенствования норм обязательственного права:

«Имеющиеся правила о встречном исполнении взаимных обязательств (ст. 328 ГК РФ) не разрешают вопроса о правомочиях кредитора в том случае, если последовательность действий сторон по предоставлению исполнения не установлена законом или договором. Это приводит к тому, что на практике одна сторона заявляет требование о взыскании, не произведя собственного предоставления. В результате другая сторона, хотя и не исполнившая своей обязанности, подвергается риску лишиться соответствующего объекта гражданского права, не получив его эквивалента, обусловленного договором. Такое положение вещей влечет деформацию отношений в синаллагматическом обязательстве, основанном на возмездно-эквивалентном принципе отношений».

Артём Георгиевич, большое спасибо за ответ! Поздравляю Вас с прошедшими праздниками, пусть это будет удачный год.)

Исходя из положений концепции, получается, что краеугольный камень всего вопроса — это возможность установить очередность исполнения, так?

В моем примере с арендой, такая очередность есть (привязка уплаты арендной платы к подписанию АПП) и, соответственно, арендатор не должен вносить арендную плату для получения права требовать исполнения обязательства арендодателя по передаче помещений, а должен использовать другие механизмы, предусмотренные ГК РФ.

В свою очередь, Ваша логика применима как раз в ситуациях, в которых данную очередность установить никак нельзя и, как следствие, в случае предъявления требования об исполнении обязательства в натуре, возникнет вопрос о очередности исполнения. И чтобы обойти данный проблему, должнику будет целесообразно осуществить исполнение со своей стороны, правильно ли я понимаю?

Артем Георгиевич, поделюсь своими мыслями.

Пункт 1 ст.328 ГК – введение понятия каузальности или Geschaftsgrundlage.

Абзац первый пункта 2 ст.328 ГК:

2. В случае непредоставления обязанной стороной предусмотренного договором исполнения обязательства либо при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков.

Из этого пункта следует, что любое из двух событий: (1) «непредоставления обязанной стороной», или (2) «обстоятельство, очевидно свидетельствующее» о будущем неисполнении, предоставляют другой стороне обязательства по ее выбору право (А) либо приостановить свое исполнение, либо (В) отказаться от исполнения.

Соответственно, установленные нормой связи презумпция – санкция, выглядят следующим образом (1) – (А), (1) – (В), (2) – (А), (2) – (В):

(1) – (А), «непредоставления обязанной стороной» является основанием для приостановления своего исполнения;

(1) – (В), «непредоставления обязанной стороной» является основанием для отказа от исполнения;

(2) – (А), «обстоятельство, очевидно свидетельствующее» о будущем неисполнении, является основанием приостановить свое исполнение;

(2) – (В) «обстоятельство, очевидно свидетельствующее» о будущем неисполнении, является основанием отказаться от исполнения.

Что могут означать термины «непредоставления обязанной стороной»; «обстоятельство, очевидно свидетельствующее» о будущем неисполнении; «отказаться от исполнения».

«Непредоставление обязанной стороной» предполагает, что обязательство созрело, то есть срок его срок исполнения наступил. То есть это нарушение принятого на себя такой стороной обязательства.

«Обстоятельство, очевидно свидетельствующее» о будущем неисполнении может быть: а) предвидимое нарушение (anticipatory breach) или б) отпадение каузы ex nunc (например, subsequent impossibility, frustration, etc). Про случай б) у Вас нет совсем ничего, хотя с учетом подчеркнутого Вами значения нормы, как вводящей синоллагму, ожидалось.

«Отказ от исполнения», я согласен, формирует отказ от договора.

«Фактически данное положение п.2 ст.328 ГК является одним из тех случаев, когда в силу прямого указания в законе допускается право на отказ от договора. Соответственно, если одна из сторон двустороннего синаллагматического договора не осуществила согласованное исполнение и это нарушение является существенным, другая сторона вправе отказаться от договора в одностороннем порядке. Подробнее см. комментарий к ст.450.1 ГК».

С одной стороны, как я понял, Вы считаете, что п.2 ст.328 ГК предусматривает право на односторонний отказ от договора. И я согласен, что так оно и должно быть, по идее. Но Вы здесь добавляете критерий существенности, которого нет в тексте п.2 ст.328 ГК. Будущий читатель, наверно, Вам этого не простит.

А теперь, если вернуться к матрице, где две презумпции альтернативно ведут к двум санкциям, Вы увидите, что отказ от договора по п.2 ст.328 ГК допускает не только для нарушения обязательства (нет там слова существенное), но и при наличии «обстоятельства, очевидно свидетельствующем» о будущем неисполнении ((2) – (В)). А это уже куда дальше, чем «существенное нарушение».

Посмотрим, что на этот счет написано в развитых кодифицированных правопорядках, возьмем немцев. Это параграф 321 BGB.

Сначала 321 BGB.

Защита от неопределенности.

(1) Лицо, которое обязано исполнить обязательство первым по взаимному договору, вправе приостановить свое исполнение, если после заключения контракта становится очевидным, что получение им встречного исполнения находится под угрозой вследствие невозможности другой стороной исполнить свое обязательство. Право на приостановление не подлежит применению, если исполнение уже предоставлено или его исполнение обеспечено.

(2) Лицо, которое обязано исполнить обязательство первым по взаимному договору, может указать разумный период времени, в течение которого другая стороны должна, по своему выбору либо предоставить свое исполнение или предоставить обеспечение его исполнения одновременно с исполнением указанного выше лица. Если указанный разумный период пройдет безрезультатно, лицо которое обязано исполнить обязательство первым вправе расторгнуть договор. В этом случае подлежит применению параграф 323, в части не противоречащей.

То есть, во-первых, немцы учитывают порядок (то есть рассуждение о порядке не такое уж и абсурдное), во-вторых, идут дальше, и говорят, что наделяют правом на приостановление лицо, которое обязано исполнить первым.

В-третьих, норма предоставляет возможность не исполнять свое обязательство лицу авансирующему, освобождает его от ответственности за дефолт, не дает права на расторжение непосредственно, а только через уведомление с предложением исполнить первым или предоставить обеспечение исполнения.

Только после приостановления и после уведомления лицо может заявлять об отказе от договора. Считать ли это правом на отказ от договора специально установленным или нет – дело будущей практики по ст.328 ГК РФ. Думаю, что не должны. Немцы отправляют в общий порядок расторжения. Думаю, Вы тоже сомневаетесь, поэтому и ввели критерий существенности (только вот ст.10 ГК сюда не надо, пожалуйста). Плюс, поскольку п.2 ст.328 ГК РФ говорит о нарушении договора, то эти нормы вступают в прямую конкуренцию с п.2 ст.450 ГК (и там и там нарушение).

И, конечно же, это только через суд. Кстати, немцы в 322 BGB на суд и ссылаются.

А поскольку любое из событий: и нарушение и «обстоятельство, свидетельствующее о будущем неисполнение» оба по ст.328 ГК дают право на отказ от договора непосредственно, какая уж тут существенность.

Случаев нарушения договора, на мой взгляд, совсем не должно быть в 328 ГК РФ. Этому должна быть посвящены нормы об ответственности за нарушение договора о правилах и порядке его расторжения. Здесь должен был быть проложен мостик к расторжению, через пристановление, как у немцев. А не повторение тех же самых положений, тем более вступающих в прямое противоречие (п.2 ст.450 ГК).

Повторюсь, связи (2) – (B) у немцев нет, есть только (2) – (А). А уже после приостановления – к расторжению. И у нас прямой связи не должно быть.

Теперь об абсурдности решений, трактовавших обусловленную договором встречность, как исключительно юридическую последовательность и учитывающих порядок исполнения.

Мое личное мнение, что комментарию, претендующему на серьезность обычно свойственна умеренность в оценках, что исключает радикальные заявления. Но это, мое личное мнение.

Здесь уместно привести положения статьи 7.1.3 PICC, на который Вы тоже ссылаетесь. Они, как Вы знаете они устанавливают, что по общему правилу любая из сторон вправе приостановить исполнение (пункт 1). Но если стороны установили порядок исполнения, правом приостановить исполнение наделено лишь лицо, которое исполняет вторым (2). Здесь очевидна роль порядка предоставления исполнения.

Article 7.1.3 (Withholding performance)
(1) Where the parties are to perform simultaneously, either party may withhold performance until the other party tenders its performance.

(2) Where the parties are to perform consecutively, the party that is to perform later may withhold its performance until the first party has performed.

Статья 7.1.3 (1) в принципе повторяет наш п.3 ст.328 ГК.

Статью 7.1.3 (2) Вы стараетесь вывести из п.3 ст.328 ГК, но его там, к сожалению, нет. И, наверно, не будет, если мы вслед за немцами право на приостановление исполнения будем предоставлять и авансирующей стороне. В этом смысле, как я понимаю, регулирование PICC жестче (чистый conditional promise).

Вот, что, собственно, я хотел сказать по поводу Вашего комментария. Надеюсь, какие-нибудь идеи Вам пригодятся.

27.06.2016 Евгения Буря
Уважаемый Артем Георгиевич, добрый день.
Благодарю за интересные комментарии.
Возвращаясь к теме предоставления права на отказ от исполнения стороне обязательства, которая должна исполнять первой, у нас такая ситуация:
Был заключен договор возмездного оказания услуг (охранных). соответственно оплата после оказания в определенный срок (5 дней). Заказчик просрочил оплату за два месяца полностью и еще частично за третий месяц. Применима ли в данной ситуации норма п. 2 ст. 328 ГК РФ для осуществления отказа от договора со стороны Исполнителя? суд при рассмотрении спора не учел моей ссылки на право предоставленное этой нормой и признал расторжение по 782 ч 2 ГК со ссылкой на ППВАС от 14.03.2014 № 16 «о свободе договора и ее пределах. Правда свою позицию о неприменении 328 не озвучил и не обосновал. сославшись так же на порядок уведомления, предусмотренный договором и ст 450.1.
АРБИТРАЖНЫЙ СУД СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ
620075 г. Екатеринбург, ул. Шарташская, д.4,
www.ekaterinburg.arbitr.ru e-mail: [email protected]
Именем Российской Федерации
РЕШЕНИЕ
г. Екатеринбург
06 июня 2016 года Дело № /2016

Резолютивная часть решения объявлена 30 мая 2016 года

Полный текст решения изготовлен 06 июня 2016 года.

Арбитражный суд Свердловской области в составе судьи
рассмотрел в судебном заседании дело

Еще по теме:

  • Заявление об открытие места наследства Заявление об установлении места открытия наследства В статье «Время и место открытия наследства» мы подробно рассматривали, как определяется место открытия наследства. Это может быть… […]
  • Юридическая консультация по недвижимости в воронеже Консультация юриста по недвижимости В Воронежском социально-правовом Центре «ЗаконЪ» жители Воронежа и Воронежской области имеют возможность получить бесплатную консультацию и качественную […]
  • Как заполнить декларацию на возврат налога при покупке квартиры Как заполнить декларацию (ндфл3) при покупке квартиры? НДФЛ-3 при покупке квартиры оформляется в соответствии с общими правилами заполнения и подачи деклараций в налоговую инспекцию. […]
  • Продавец производства обязанности Обязанности продавца-кассира (должностная инструкция, образец резюме) Обязанности продавца-кассира, как правило, весьма разнообразны. Требования бывают очень высоки, и это справедливо: […]
  • Продавец консультант требования обязанности Обязанности продавца-консультанта: должностная инструкция, образец резюме Обязанности продавца-консультанта — как правило, это обширный перечень функций, часть которых необязательно […]