Развод ссср

Рубрики Новости

Разводы в России — история одной семьи

В одном из своих интервью известная французская актриса Катрин Денев сказала: « Пока существуют разводы – в браке нет смысла ». Меня зацепило данное утверждение. Оно заставило задуматься о том, зачем действительно тогда нужно выходить замуж или жениться, если в любой момент можно пойти в тот же ЗАГС и развестись? В чем смысл добавочного паспортного штампа, если его легко и просто можно перечеркнуть или вовсе стереть, оформив новый документ?

Согласитесь, что наличие бракоразводного процесса отчасти и правда дискредитирует понятие супружества. В сегодняшней статье я хочу поговорить о так называемом «лекарстве» от брака – разводе. О том, как обстоят дела с разводами в России, почему люди расходятся, кто от этого больше всего страдает и что будет, если запретить нашим гражданам расторгать брак? Здесь я обращусь также к своей личной истории, к особенностям отношения к браку и разводу старшего поколения, на примере своей семьи.

Но начнем, как водится, с определения рассматриваемого вопроса. Согласно данным Википедии, разводом является формальнее прекращение действующего брака между живыми супругами.

Дотошно изучив статистику, я не без удивления для себя обнаружила, что с процессом развода в России в 2013 году познакомилось более 80% когда-либо вступавших в брак соотечественников . Объясню в чем суть этих цифр. В 2013 году в период с января по май было заключено 335,4 браков, и за тот же период было расторгнуто — 267,4. В коэффициенте из расчета на тысячу россиян это 5,7% браков и 4,5% разводов, что, в общем-то, и приводит нас к числу 80%, свидетельствующему о расторжении заключенных ранее брачных союзов.

Далее, выясняется, что Россия занимает первенство среди других государств мира по числу разводов на тысячу человек . Этот факт, как вы понимаете, вряд ли может порадовать тех, кто заинтересован в процветании института семьи и развитии нашей страны. Однако если посмотреть на ситуацию с позиции честности и осознанности россиянина как личности, способности выбирать для себя что хорошо, а что плохо и вовремя избавляться от худшего, то осмелюсь заявить, что статистика разводов в России кричащая об их зашкаливающей частоте – говорит лишь о том, что граждане нашей страны учатся принимать решения и отказываться от них самостоятельно, невзирая на традиционные уклады, общественное мнение, религию и влияние политиков.

Последнее особенно актуально было при Советской власти. Вообще, разводы в России до развала «совка» никогда не поощрялись . Что при царе развестись можно было только доказав прелюбодеяние, став преступником, исчезнув лет на пять или уйдя в монашество, да и то потом не иметь возможности вновь жениться или выйти замуж.

Что при Советской власти развод чаще всего приравнивался к всеобщему позору – необходимо было публично оповестить весь Союз о том, что собираешься расторгнуть брак. В результате за то, что гражданин СССР становился как бы бессемейным — ему изрядно перемывали «кости» в партии, а то и вовсе исключали из нее. Вообщем, карьеру в КПСС после развода строить было бессмысленно, а точнее – невозможно. Если вы забыли, то спешу напомнить – в СССР может и не было секса (правда от чего-то росла рождаемость), но личная жизнь и проблемы каждой семьи были выставлены обычно на всеобщее обозрение. И чтобы «люди плохо не сказали», те, кому в браке туго жилось — тащили свой «крест» до конца дней. Являлись ли эти люди счастливцами — я не знаю.

Всё, что я знаю, это то, что моя бабушка прожила такую жизнь. И советовала моей маме повторить сие «счастье».

С этого я, пожалуй, и начну свою историю, которая по мне так весьма двоякая, и до сих пор не приведшая меня к пониманию того, зачем нужен брак, если существует развод .

Мои родители разошлись, когда мне было 7 лет, я только пошла в первый класс. Сказать о том, что я страдала – мягко говоря, ничего не сказать. Я до сих пор помню свои истерики на тему «верните папу — он хороший».

Как объяснить семилетнему ребенку, росшему в среднестатистической российской семье, со слегка деспотичной мамой и временами уходящим в загул папой, что семья может оставаться семьей и без того, кто каждые выходные зимой лихо катается с тобой на санках с высоких горок? Как объяснить семилетнему ребенку, что удаляешь его папу из привычной жизни, только потому что он любит выпить? Как объяснить семилетнему ребенку, что с папой можно общаться лишь на выходных? На каких основаниях меня, ту семилетнюю девочку лишили простого детского счастья? Я не знаю до сих пор, кто из них был тогда прав. В итоге я росла без отца. Точнее – «с папой по выходным», или раз в месяц, или раз в полгода. Вообщем, как папе приходило в голову появиться, так и встречались.

Повлияло ли это на моё отношение к заключению брака? – очевидно, очень. Я совершенно не вижу смысла в данной процедуре. То есть смысл в браке — есть, но только в том случае, если заключается он раз и навсегда и никаких там разводов. При этом я категорически против браков ради сохранения видимости семьи, ради детей, ради привычки и так далее. Именно поэтому сейчас я точно могу сказать, что мамин выбор – разойтись с папой для нее как для личности был правильным. Пусть это было эгоистично по отношению к детям, к существующим правилам, семейным отношениям и прочим системным доктринам, однако это была её позиция, которую она отстояла до конца, пусть и не всегда победного.

Развод родителей привел к естественному расколу в некогда единой и большой семье. Родственники папы объявили временный бойкот маме и её родным, нас – детей тоже стали будто бы воспринимать иначе, как не совсем родных. Это было больно, но продолжалось не долго. До тех пор, пока и папин брат не развелся с женой, после чего все остальные «защитники» неразрывных союзов, наконец, осознали, что расторгать браки в России больше не стыдно, и со временем это дело даже становится нормой.

И тут резонно задаться вопросом – с чего это вдруг россияне стали подавать признаки личностного мышления? Куда пропало коллективное советсткое принятие решений? Почему именно после распада СССР в новой России участились разводы?

Очевидно, что самым главным фактором, побудившим в массах вседозволенность относительно разводов явилось то, что на институт брака после «перестройки» стало наплевать как церкви, так и государству. В 90-е, если вы помните, в стране царил такой хаос, что люди, кажется, уже не знали что бы еще такое предпринять, чтобы в конец довести себя до изнеможения.

Одни яростно отстаивали позиции прошлого – бесконечно повествуя о том, что СССР дал нам всё, что разводиться — позорно, а занимаются бизнесом только ворюги. Другие дорвавшись таки до долгожданной свободы принялись и тут и там стремиться к независимости, самостоятельности и соответственно, к личностному росту, отсечению несоответствующих своим новым представлениям старых обуз, куда отнесли чуть ли не в первую очередь брак. Развалившийся «совок» привел к тому, что помимо отпочковывающихся стран СССР, внутри России началось гражданское, семейное разделение.

Ошеломляющее число разводов пришло к нам из начала 90-ых . Сейчас можно с уверенностью сказать, что именно частые разводы неумолимо ведут наше госудраство в демографическую яму. И именно расторжение браков влечет за собой то, что всё чаще и больше детей, рожденных изначально в полноценной семье, но переживших родительский развод, в будущем предпочтут не заводить семейных отношений, опираясь на свой болезненный детский опыт.

Но вернемся к причинам расторжения брака и имеющейся статистике. Согласно последним данным, полученным ВЦИОМ в 2013 годуопрошенные россияне в большинстве своем в разводах обвинили супружеские измены и денежную недостаточность . В первом случае супружеской неверностью недовольно 24% опрошенных, во втором – на бедность ссылается 21%. Невозможность договориться, понять и принять друг другами такими какие есть является причиной для развода 19% россиян. Далее следует группа тех, кто считает пьянство и наркоманию веским поводом к расторжению брака – это 16% голосов. Бытовые проблемы приводят к распаду семей по мнению 8% россиян, а угасающая страсть и любовь в браке делают невозможным его продолжение для 5% опрошенных.

Интересно то, что в 2007 году мнение соотечественников о причинах разводов на первое место выводило несовместимость характеров – 33%, на второе место ставило алкоголизм и наркоманию — 13,5%, и лишь на третье измену — всего 8%. Как видите, ситуация с оценками населения относительно распада брака преобразуется. Однако, при этом и число разводов расти не прекращает. Даже демографический ежегодник ООН от 2012 года приводит в статистике разводимости Россию как самую богатую на данные «процедуры». В этом списке с нашей страной как ни странно соседствуют Белоруссия и Украина. А вот США, почти в два раза превышающие численность населения России, занимают лишь шестую строчку бракоразводного «хит-парада».

Но давайте наконец, оторвемся от статистики, от прав брачующихся разводиться и от мысли о том, что порядка четырехсот тысяч детей в нашей стране каждый год лишаются полноценного воспитания, в связи с уходом отцов из семей по причине разводов . И вернемся к вопросу, а что было бы, если бы у нас забрали возможность расторгать брак по собственому желанию? Что станет с институтом брака, если действительно он будет позволен лишь раз и на всю жизнь? Что если разводы наглухо запретят?

На самом деле, чтобы найти ответ на этот вопрос – далеко ходить не надо. Достаточно взглянуть на недавнюю историю с Советским Союзом или посмотреть чуть глубже в Имперскую Россию. Но я вернусь тут к личному опыту, точнее опыту моей бабушки, той, что довольно критично отзывалась о моей маме, соизволившей расторгуть брак с папой.

Суть в том, что, как наверное, многие наши бабушки, моя вышла замуж в молодости, родила нескольких детей, работала с утра до ночи по хозяйству, плюс с детьми, плюс, когда дети чуть подрастали — в разных учреждениях. Дед, как водится, пил, буянил, имел скверный характер. А бабушка была терпеливой, покладистой, работящей и — с детьми. И сколько бы крови ей дед не выпил – мыслей о разводе по её словам, не возникало. Не было понятия такого как развод в сознании бабушки.

Прожила она с дедом до самой его смерти, даже золотую свадьбу сыграть успели. Из очевидных плюсов с моей точки восприятия в их браке была мудрость бабушки и напористость дедушки. Вытекающие из их длительного союза несколько детей, на порядок больше внуков и даже пара-тройка правнуков привели меня к устойчивому пониманию, что большая семья это всегда праздник, хорошее настроение, регулярная поддержка, взаимовыручка и вообще – то, к чему нужно стремиться.

Однако вопрос – какой ценой им удалось сохранить брак , если отвечать на него объективно, не впечатляет также безропотно, как последствия этого непростого союза. Терпимость, самоотречение, мудрость – на мой взгляд именно эти качества позволили бабушке оставить в моей памяти жирный отпечаток о том, что семья – это главное. Правда, после смерти деда она не раз еще сокрушалась, что растратила всю свою жизнь на удовлетворение его капризов и переваривание его же недовольств, «а ведь могла бы пожить для себя!» — мечтательно говорила бабуля. Именно это недоразумение впоследствие образовало очевидный дисбаланс в моем отношении к браку и разводам.

Ведь ясно как белый день, что даже если расторгать браки запретят, люди не перестанут также бездумно жениться или выходить замуж. Всё повториться вновь, как встарь. Не любящие друг друга люди будут выращивать обреченных на случайные брачные узы своих не очень желанных детей. И лишь через поколение, возможно, уже их внуки будут довольствоваться иллюзией крепкой семьи, моралями о ценности брака и зарождающимся из-за исторической закольцованности духом «свободы», открывающей «новым россиянам» шансы на осмысленное пребывание в браке или же отказ от него.

На личном примере я могу говорить о том, что как расторжение брака, так и сохранение семьи несмотря ни на что – в обоих вариантах имеет свои плюсы и минусы. В первом случае, и он практикуется в нашей стране всё чаще, речь идет о личном выборе человека, о том, что и как хорошо для конкретного индивида, ведь если женатые люди разводятся значит они этого действительно хотят. Невозможно жениться или развестись без осмысленного согласия и намерения.

Во втором случае, то бишь, если говорить о сохранении брака, в той лишь ситуации, когда он обоюдно превращается в каторгу и бессмысленное сожительство ради призрачных обстоятельств, выиграть могут лишь дети, ради которых чаще всего супруги решают не разводиться. Однако и данная альтернатива весьма иллюзорна и может пойти на пользу детям только при определенных условиях, которые всегда индивидуальны.

В целом, на мой взгляд, институт брака в России испытывает кризис не только из-за вседозволенности разводов, но и из-за явной пропаганды свободного образа жизни . Взять хотя бы популярность гражданских браков среди населения. Сколько таких пар на сегодня проживает в России – неизвестно ни одной статистике, а сколько расходится – и подавно не узнать. Ясно одно – жить в гражданском браке в наше время может любой желающий. Общество из «совкового» товарищества всё стремительнее перерождается в «раскрепощенное» и обесценивающее «устарелые» традиции. Поэтому, чтобы не возиться с разводами люди всё чаще просто занимаются сожительством, без узаконивания союзов.

Плохо это или хорошо – сложно сказать однозначно. Для демографии и будущего страны очевидно, развал института брака является проблемой. Для формирования анти-коллективного мышления, коим грешил СССР, возможность расторжения, ставшего негодным брака – определенно играет положительную роль. Но вот есть ли вообще тогда смысл в браке, при наличии возможности его аннулировать? На этот счет, упомянутая в начале статьи, Катрин Денев высказалась, как уже известно, резко отрицательно. А что думаете вы?

Как вы относитесь к разводам? И что, по-вашему, будет, если их запретить?

Развод ссср

Как при Сталине боролись с разводами

В 1944 году в СССР был принят закон о существенном усложнении процедуры разводов – разрешение на них давали суды, а в сложных случаях – прокуратура. По всему СССР количество разводов снизилось от 198 тысяч в 1940 году до 6600 в 1945 году. В большинстве случаев суды вставили на сторону женщин, защищая их право на брак.

После свободы 1920-х годов в СССР в 1930-е наступило ужесточение гендерного законодательства: уголовное преследование за гомосексуализм, запрет абортов, усложнение процедуры разводов. Семья объявлялась «ячейкой общества», чья «деятельность» должна была регулироваться государством.

Процедура разводов была прописана законом от 1936 года. Ещё труднее стало получить его после указа от 8 июля 1944 года, который в соответствии с заявленной целью «укрепления советской семьи и брака» впервые после революции потребовал рассматривать дела о разводе в суде и повысил плату за него до 500-2000 рублей (по закону 1936 года – 100-200 рублей). Судей инструктировали не удовлетворять «безответственные» заявления о разводе и пытаться по возможности добиться примирения сторон. Ужесточенная процедура развода приобрела ещё более устрашающий характер вследствие того, что прокуроры, которые в народном сознании ассоциировались с уголовными (и политическими), а не гражданскими делами, теперь должны были принимать участие в бракоразводных процессах при наличии у сторон имущественных споров и маленьких детей, допрашивая обоих супругов и их свидетелей.

Новый закон оказал поразительное влияние на число разводов. В Москве перед войной ежегодно разводились 10-12 тысяч пар. Во время войны это количество сократилось до 4 тысяч в год в 1943 и 1944 годах, а в 1945 году, после введения в действие нового закона, стремительно упало до 679 (менее 6% от цифры 1940 года). В 1949-1950 годах эта цифра выросла до 7-8 тысяч, но только в 1960-е годы их число сравнялось с показателями за 1940 год. По всему СССР количество разводов снизилось от 198.400 в 1940 году до 6600 (около 3%) в 1945 году и к 1948 году возросло до 41 тысячи.

После войны в большинстве случаев подавали на развод мужчины (часто потому, что нашли другую партнершу), сопротивлялись разводу, как правило, женщины. Это впечатление подтверждается тендерной классификацией заявителей, ходатайствующих о разводе, в делах, которые рассматривались коллегией Верховного суда СССР по гражданским делам в 1947 году: из 103 заявителей, чью половую принадлежность оказалось возможным установить, 89 человек (86%) – мужчины.

Одна из особенностей закона 1944 года заключалась в том, что, требуя от лица, добивающегося развода, серьёзных обоснований своей просьбы, чтобы суд мог её удовлетворить, он не пояснял, какие именно основания считаются достаточно вескими. В подавляющем большинстве случаев, когда на развод подавал мужчина, настоящей причиной служило желание жениться на другой женщине (с которой заявитель чаще всего уже сожительствовал и имел ребенка). Но иногда заявители ссылались на разнузданное поведение жены (которая, к примеру, «оскорбляла и угрожала застрелить» мужа) или ее неверность, а также «некультурность».

Я вращаюсь в культурном обществе, — писал в заявлении о разводе некто Ф. — Мои друзья — инженеры, шахматисты — часто бывают у меня дома. Я шахматист-любитель. Моя жена — отсталая, некультурная личность. Она работает поварихой. Она не только художественную литературу не читает, но даже газеты читает очень редко. Она не умеет играть на пианино, понятия не имеет о шахматах и не интересуется ими. Мне стыдно перед товарищами за такую жену. Прошу расторгнуть наш брак».

В последнем случае суду было сравнительно легко принять решение: он отказал инженеру Ф. в разводе – разница в культурном развитии не считалась тогда доводом для развода. Но другие дела могли быть очень сложными, и особенно потому, что закон не конкретизировал основания для расторжения брака. Экспертные заключения юристов в 1946-1947 годах рекомендовали развод, если брак явно и окончательно распался или если он был заключен формально, но не повлёк за собой подлинных супружеских отношений (в том числе половой жизни).

Супружеская измена сама по себе не считалась основанием для расторжения брака, но, если неверный партнер фактически вступал в новый гражданский брак и у него рождался ребёнок, развод ему обычно давали.

В 1946-1947 годах Верховный суд рассматривал апелляцию по одному делу, касавшемуся высокопоставленной персоны (генерала и члена Академии наук). Суд низшей инстанции не удовлетворил его заявление о разводе, потому что этому противилась жена и в семье был ребёнок (для заявителя — приёмный). Однако Верховный суд пересмотрел это решение на том основании, что жена стремилась сохранить не столько брак, сколько права на имущество мужа, супруги не имели общих детей, а от нового («счастливого») союза генерала уже появился на свет один ребёнок и ожидался второй.

Положение осложнилось в 1949 году, когда Верховный суд СССР решил, что суды низшей инстанции чересчур либеральны в вопросе о разводе. Это совпало с общей реакцией и «заморозкой» в последние годы сталинской власти.

Число разводов действительно стало резко расти, хотя всё еще не достигало довоенного уровня: в 1949 году в Москве совершилось разводов на 63% больше, чем в 1948-м. Верховный суд вознамерился изменить ситуацию. Суды, объявил он, ошибаются, если полагают, будто «желание супругов расторгнуть брак» — достаточная причина, чтобы их развести. И не следует думать, что вступление мужа во внебрачную связь с другой женщиной само по себе является основанием для расторжения законного брака. Народные суды недостаточно серьезно относятся к возложенной на них задаче примирения супругов. Они должны помнить, что самое главное для них — «укрепление советской семьи и брака» (в интерпретации Верховного суда на тот момент это означало сохранение уже легально существующих браков).

О серьёзности намерений Верховного суда свидетельствует вердикт по делу, которое прошло несколько судебных инстанций. Тридцатидвухлетний брак П. «прекратился» в 1940 году. Во время войны жена П. была в эвакуации, местопребывание мужа, по-видимому, высокопоставленного руководителя, неизвестно: вероятно, в силу возраста он не ушёл на фронт, а оставался в Москве, в квартире, полученной им от своего ведомства. В конце войны П. перевёз туда другую женщину, а когда его жена, ставшая инвалидом первой группы, вернулась из эвакуации, отказался её прописывать и не позволил опять вселиться в квартиру, попытавшись вместо этого сдать её в психиатрическую лечебницу. Верховный суд охарактеризовал его поведение как «преступное» и подтвердил право жены жить в квартире мужа и получать от него материальную помощь.

Новая директива Верховного суда произвела определённый эффект, но не переломила тенденцию роста числа разводов (в Москве, например, оно в 1950-м увеличилось на 7% по сравнению с 1949 годом, хотя, конечно, это куда меньше, чем 63-процентный рост в предыдущем году). К примеру, в Латвии республиканский Верховный суд вынес отрицательные решения по 39% бракоразводных дел, поступивших к нему по апелляции в сентябре-ноябре 1949 году.

При Хрущёве, при либерализме в других сферах, бракоразводный процесс оставался сталинистским. В органы власти шли сотни тысяч писем трудящихся, в которых описывался весь ужас семейной жизни. Основная жалоба была на высокую пошлину при разводе (1-2 тысячи рублей, при средних зарплатах в 400-700 рублей). Вот некоторые из таких писем:

«Исаева М.Р. из г. Москвы пишет:

«В 1938 году я вышла замуж за гражданина Исаева С.Е. В 1941 году он с заводом №32 эвакуировался в Киров и в 1942 году женился вторично. У меня осталась дочь, ей сейчас 16 лет, алименты он платит аккуратно. Я жила одна и развода мне не требовалось. Два года тому назад встретилась с хорошим человеком, вместе живём, хотим расписаться, но тут-то всё и началось. Первый муж не хочет брать развод, т.к. у него нет денег, а семья большая. Я зарабатываю 410 рублей, тоже не могу взять развод. В домоуправлении все знают, что я живу одна без мужа, и только маленькая печать на паспорте свидетельствует о браке, она — эта печать не имеет никакого значения, а губит 4 жизни».

Николаева из г. Севастополя пишет:

«Мне кажется, настало время изменить кодекс закона о браке. В 1948 году я вышла замуж, прожив с мужем короткое время — полтора года, мы разошлись. На это были веские причины. Мой бывший муж, не расторгнув со мной брака, женился вторично и у него уже ребенок. Нужно как-то урегулировать вопрос о разводах. Ведь не каждый может заплатить такую огромную сумму за развод».

Иванова Е.И. из г. Ступино Московской области пишет:

«Я прожила с мужем 9 лет, было у нас четверо детей, он испугался такой семьи и ушёл от нас. Пока я решала вопрос в судебных органах об алиментах, двое детей умерли, а на двух я получала алименты с большими перебоями, т.к. муж постоянно скрывался. В 1950 г. Он упросил меня с ним сойтись, и он вновь прописался на мою площадь. Прожив четыре месяца, он вновь ушёл от меня, оставив меня беременной. В 1951 году я родила ребёнка при кесаревом сечении. Райсобес г. Ступино не даёт мне пособия, т.к. я не разведена с мужем, а мне за развод нечем платить. Вот уже на протяжении пяти лет я воспитываю детей одна на свою зарплату — 260 руб. Прошу отменить закон о взимании платы за развод и установить мне государственное пособие на воспитание детей».

(Цитируется по записке «О письмах трудящихся, поступивших в ЦК КПСС по вопросам: о пособии одиноким матерям, о порядке регистрации детей и о законе о расторжении брака, 26.09.1956»)

Бракоразводный процесс упростился с юридической точки зрения только при Брежневе. 10 декабря 1965 года принимается Указ Президиума Верховного Совета СССР, который существенно упростил порядок расторжения брака в судах. Этим указом отменялись сложная двухступенчатая процедура развода и необходимость публикации в газетах объявлений о предстоящем разбирательстве в суде. Насколько перемены в законодательстве были своевременны, показывает рост числа зарегистрированных разводов после того. Их количество увеличилось с 360 тысяч в 1965 году до 646 тысяч в 1966-м. Ясно, что в следующем году после упрощения процедуры развода было зарегистрировано прекращение многих фактически давно распавшихся браков. Дальнейшая либерализация законодательства о разводах произошла в 1968–1969 годах: при отсутствии общих детей и споров между супругами об имуществе развод теперь мог сразу оформляться ими непосредственно в ЗАГСе.

Развод ссср

Интересная статья из советского журнала 1970 года, показывающая — уже в 1960х традиционная схема «вступать в брак — один раз и навсегда» начала рушиться:

Статистика разводов в СССР

(статья из журнала Наука и Техника, от июня 1970 г.

Латвийские демографы, изучив совместно с юристами и работниками загса республики статистику разводов, пришли к выводу: три основных обстоятельства способствуют распаду семей — алкоголь, супружеская неверность и легкомысленное отношение к браку и семейным обязанностям.

В Латвийской ССР самый высокий уровень разводов среди союзных республик. Это «первенство» наша республика держит уже несколько лет, если не считать ряда областей РСФСР (Московской, Магаданской и др.) В 1968 году на 1000 человек населения Латвии приходилось 4,3 развода. Довольно много разводов в городах, особенно в Риге, на долю которой приходится половина общего числа разводящихся в республике. Увеличение числа разводов в сельской местности идет еще более быстрыми темпами. В начале пятидесятых годов в сельской местности развод был редким случаем: один на 10 000 человек. В конце шестидесятых годов этот показатель увеличился более чем в 20 раз.

За последнее время ежегодно на 100 зарегистрированных браков в республике приходится более 40 расторгнутых, а в Риге — более 50. Если учесть, что эти показатели неслучайны, то можно сделать вывод: вероятность расторжения браков у нас выше 40 процентов. Но значительная часть брачных союзов распадается также из-за смерти одного из супругов — значит, фактически эта вероятность еще выше.

Что же предопределило этот бум разводов? Определенное влияние здесь оказал закон от 1965 года, облегчающий процедуру расторжения брака. Число разводов в 1966 году по сравнению с 1965 годом увеличилось почти в 2 раза. Это было как бы разрешением ранее накопившихся конфликтов. И в последующие годы число разводов осталось почти на том же уровне. Кроме всего прочего, произошло уравновешивание численности молодых женщин и мужчин. В случае развода женщины знают, что вступить в новый брак уже не слишком трудно.

Правовой развод

Ни для кого не секрет, что Советский союз «прекратил» свое существование после «Беловежского сговора», на котором было заявлено о прекращении существования СССР. Почему это соглашение является неправомерным, и даже преступным, мы постараемся разобраться в этой статье.

Нужно отметить, что во всех конституциях СССР, начиная с 1924 года, присутствует статья: «За каждой союзной республикой сохраняется право свободного выхода из СССР». Однако в Конституции 1924 года имелась формулировка: «…для изменения, ограничения или отмены статьи 4 (право свободного выхода, — А.А.) требуется согласие всех республик, входящих в Союз Советских Социалистических Республик.

Т.е. предусматривалась возможность отмены этой статьи в будущем. Если бы это произошло, например, в сталинской версии Конституции, развал страны значительно бы осложнился. Но произошло прямо противоположное: в Конституции 1936 года, возможность ограничить статью о выходе из состава СССР отсутствовала. Руководство страны подчеркивало добровольное объединение народов.

В последней Конституции 1977 года дано определение Союзной республики: «Союзная республика — суверенное советское социалистическое государство, которое объединилось с другими советскими республиками в Союз Советских Социалистических Республик». Каждая республика суверенна во всех аспектах, не принадлежащих к ведению органов власти СССР, имеет свою Конституцию и органы власти. Согласно Конституции СССР 1977 года, «Союз Советских Социалистических Республик — единое союзное многонациональное государство, образованное на основе принципа социалистического федерализма, в результате свободного самоопределения наций и добровольного объединения Равноправных Советских Социалистических Республик.
СССР олицетворяет государственное единство советского народа, сплачивает все нации и народности в целях совместного строительства коммунизма».

Таким образом, СССР – это не монолитное государство, добровольный союз суверенных государств, строящих коммунизм.
Это, безусловно, означает право республик на выход из СССР. Другой вопрос, как это сделать. Можно провести республиканский референдум и действовать в соответствии с волей народа, а можно договориться тайно между собой, на закрытой даче, наплевав на все, кроме своих интересов.

Когда в ходе перестройки ударили по коммунизму как конституционно закрепленному связующему смыслу, СССР начал распадаться. В активную фазу это перешло к 1990 г. В связи с начавшимся процессом отделения республик Верховный совет СССР принял закон от 3 апреля 1990 г. «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР».

В законе была четко прописана процедура выхода. Этот вопрос можно было решать только на республиканском референдуме.
Решение о выходе союзной республики из СССР принимается свободным волеизъявлением народов союзной республики путем референдума (народного голосования). Решение о проведении референдума принимается Верховным Советом союзной республики по собственной инициативе или по требованию, подписанному одной десятой частью граждан СССР, постоянно проживающих на территории республики и имеющих право голоса согласно законодательству Союза ССР. Решение о выходе считается принятым, если за него проголосовало не менее 2/3 процентов населения. Итоги референдума рассматривает Верховный совет республики.

За народами автономных республик и автономных образований сохранялось право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе ССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно-правовом статусе.
Верховный Совет союзной республики представляет Верховному Совету СССР итоги референдума. Если будет установлено, что референдум проведен в соответствии с законом, Верховный Совет СССР вносит вопрос на рассмотрение Съезда народных депутатов СССР.
В случае, если по итогам референдума не принято решение о выходе союзной республики из СССР, новый референдум по этому вопросу может быть проведен не ранее чем через десять лет с момента проведения предыдущего референдума.

Съезд народных депутатов СССР принимает решение, подтверждающее завершение процесса выхода республики из состава СССР. С момента принятия такого решения Съездом народных депутатов СССР выход союзной республики из СССР считается состоявшимся, а народные депутаты СССР от вышедшей республики утрачивают свои полномочия.

Согласно статье 5 конституции РСФСР, наиболее важные вопросы государственной жизни выносятся на всенародное обсуждение, а также ставятся на всенародное голосование (референдум).

Исходя из Конституции СССР, РСФСР, закона СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР», выход республики из состава СССР возможен и легитимен только после республиканского референдума.

На этих законодательных основаниях должен был происходить «правовой развод» республик СССР.

И именно этому вопросу был посвящен референдум 17 марта 1991 года, который получил название «Всесоюзный референдум о сохранении СССР».

Его формулировка была такова: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности».

Давайте отметим несколько моментов:
— вопрос стоял именно сохранение и именно СССР, а не других безгосударственных образований (СНГ, например);
— по Конституции СССР республики уже были суверенными государствами, т.е. в этой части ничего не поменялось;
— предполагалось перезаключение Союзного договора и создание новой Конституции СССР, что дало отправную точку «новоогаревского процесса». Но это тема отдельного исследования.

Рассмотрим результаты референдума в целом и по каждой республике отдельно.
В референдуме из 185,6 миллиона (80%) граждан СССР с правом голоса приняли участие 148,5 миллиона (79,5%); из них 113,5 миллиона (76,43%) ответив «Да», высказались за сохранение обновлённого СССР. В том числе: РСФСР – 71,3%, Украинская ССР – 70,2%, Белорусская ССР – 82,7%. По республикам Средней Азии средний процент, проголосовавших «за» — более 90.

Отдельно отметим, что, несмотря на то, что органами власти ряда республик (Грузия, Литва, Молдова, Латвия, Армения, Эстония) не были выполнены решения Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР о проведении референдума, более двух миллионов граждан СССР, проживающих в этих республиках, выразили свою волю и сказали «да» Союзу ССР.

Таким образом, подавляющее большинство населения проголосовало за сохранение СССР. Такое решение имело высший правовой статус, не могло пересматриваться никак, кроме проведения нового референдума по этому вопросу.

Теперь перейдем к главному, что такое с правовой точки зрения Беловежский договор от 8 декабря 1991 года.

Для начала, вчитаемся в текст договора:
Мы, Республика Беларусь, Российская Федерация (РСФСР), Украина как государства — учредители Союза ССР, подписавшие Союзный Договор 1922 года, далее именуемые Высокими Договаривающимися Сторонами, констатируем, что Союз ССР, как субъект международного права и геополитическая реальность, прекращает свое существование. Высокие Договаривающиеся Стороны образуют Содружество Независимых Государств. С момента подписания настоящего Соглашения на территориях подписавших его государств не допускается применение норм третьих государств, в том числе бывшего Союза ССР. Подписано Президентом РСФСР Борисом Ельциным и Государственным секретарем РСФСР Геннадием Бурбулисом, Председателем Верховного Совета Беларуси Станиславом Шушкевичем и Председателем Совета Министров БССР Вячеславом Кебичем, Президентом Украины Леонидом Кравчуком и премьер-министром Украины Витольдом Фокиным.

Возникает вопрос, имели ли эти чиновники право подписывать документ?

Согласно Конституции СССР 1977 года в случае расхождения закона союзной республики с общесоюзным законом действует закон СССР. Ведению СССР в лице его высших органов государственной власти и управления (согласно 73 ст. конституции СССР 1977 г.) подлежали: определение государственной границы СССР и утверждение изменений границ между союзными республиками; обеспечение единства законодательного регулирования на всей территории СССР, установление основ законодательства Союза ССР и союзных республик. Более того, в Конституции РСФСР подчёркивалось: РСФСР обеспечивает за Союзом ССР в лице его высших органов государственной власти и управления права, определенные статьей 73 Конституции СССР. Государственные и общественные организации, должностные лица обязаны соблюдать Конституцию СССР, Конституцию РСФСР и советские законы.

Это означает, что разрыв Союзного договора находится в ведении общесоюзных органов власти, а не представители отдельных республик.

Но если даже не брать во внимание законодательство СССР, у «Высокого представительства» все равно не было полномочий на ликвидацию СССР.

Согласно закону РСФСР от 24 апреля 1991 года «О Президенте РСФСР»: Полномочия Президента РСФСР не могут быть использованы для изменения национально-государственного устройства РСФСР, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти.

Согласно п. 1 и 3 ст. 104 конституции РСФСР ратификация данного соглашения находилась в компетенции Съезда народных депутатов РСФСР, поскольку оно затрагивало государственное устройство и влекло за собой изменения в конституцию:
К исключительному ведению Съезда народных депутатов РСФСР относится:
— принятие Конституции РСФСР, внесение в нее изменений и дополнений;
— определение порядка решения вопросов административно-территориального устройства РСФСР.
Кроме того, согласно Союзному договору 1922 года (на который ссылаются «Высокие договаривающиеся стороны») утверждение, изменение и дополнение Союзного договора подлежат исключительному ведению съезда Советов СССР, т.е. съезда народных депутатов СССР.

Таким образом, руководство республик, превысив свои полномочия, пошло против мнения народа проголосовавшего на референдуме за полгода до этого за сохранения СССР. Более того, оно совершило акт национальной измены (согласно 64 статьи УК РСФСР): Измена Родине, то есть деяние, умышленно совершенное гражданином СССР в ущерб суверенитету, территориальной неприкосновенности или государственной безопасности и обороноспособности СССР: переход на сторону врага, шпионаж, выдача государственной или военной тайны иностранному государству, бегство за границу или отказ возвратиться из-за границы в СССР, оказание иностранному государству помощи в проведении враждебной деятельности против СССР, а равно заговор с целью захвата власти.

При подготовке к уничтожению СССР Ельцин издал ряд указов, выходящих за пределы его конституционных полномочий и направленных на неправомерное присвоение союзной власти, в том числе Указы о переподчинении союзных органов республиканским, о передаче союзных средств массовой информации в ведение Министерства печати и массовой информации РСФСР, о передаче всех видов правительственной связи СССР в ведение КГБ РСФСР, а также банков, почты, телеграфа СССР в ведение РСФСР.

Впоследствии Съезд народных депутатов трижды отказался ратифицировать соглашение и исключить из текста конституции РСФСР упоминания о конституции и законах СССР, что впоследствии стало одной из причин противостояния Cъезда народных депутатов с президентом Ельциным и в дальнейшем привело к разгону Верховного Совета России в 1993 году.

Таким образом, данное соглашение не вступило в силу. И, несмотря на прекращение существования СССР де-факто, де-юре он существуют.

Другой вопрос, почему никто не вышел защищать СССР в 1991 году, и почему так легко удалось убедить народ в неизбежности данного решения.

Еще по теме: