Ст 318 ч 2 ук рф практика

Рубрики Публикации

Уголовное дело по ч. 2 ст. 318 УК РФ, ст. 319 УК РФ. Переквалификация на ч. 1 ст. 318 УК РФ с назначением наказания в виде штрафа

Уголовное дело по ч. 2 ст. 318 УК РФ, ст. 319 УК РФ. Переквалификация на ч. 1 ст. 318 УК РФ с назначением наказания в виде штрафа

В настоящей статье на примере конкретного дела из моей адвокатской практики будет рассмотрена организация защиты по уголовному делу по ч. 2 ст. 318 УК РФ – применение насилия, опасного для жизни и здоровья представителя власти, и ч. 1 ст. 319 УК РФ – оскорбление представителя власти.

Фабула дела.

Летом 2016 года мною было принято поручение на защиту доверителя по ч. 2 ст. 318 УК РФ, ст. 319 УК РФ. Доверителя, мне уже ранее приходилось защищать по аналогичному деянию, только по ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Предыдущее уголовное дело в отношении доверителя было прекращено в связи с примирением сторон по ст. 25 УПК РФ, а соответственно не влекло юридических последствий. Однако это только юридически, а фактически предыдущий факт привлечения к уголовной ответственности, да еще и по однородному преступлению, мог существенно влиять на дальнейший ход дела. Этим осложнялась защита.

Ознакомившись с материалами, которые мне могли быть предоставлены на стадии предварительного расследования, пообщавшись с подзащитным, обрисовывалась картина произошедшего и была она следующая. В один из дней подзащитный собирался к себе на дачу, вместе со знакомой они сидели на улице и ожидали такси. В этот момент к ним подошел сотрудник полиции и потребовал предоставить документы. Причиной для предъявления требования о предоставлении документов явилось то, что подзащитный находился в состоянии алкогольного опьянения и вел себя на улице шумно. У подзащитного с собой не было документов, что он и пояснил сотруднику полиции. Сотрудник полиции потребовал, чтобы подзащитный проехал с ним в отделение для установления личности. Последний стал ему объяснять, что скоро за ним приедет такси, и он уедет на дачу, что он не находиться в розыске и т.п.

Однако сотрудник полиции настойчиво продолжал требовать, чтобы подзащитный проследовал в отделение (как было установлено позднее, доставление в отделение полиции было связано с необходимостью составления административного материала, в связи с нахождением подзащитного в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения). Подзащитный решил покинуть место, где происходил разговор, на что сотрудник схватил его за руку и начал заталкивать в автомобиль. Сотрудник полиции надел на левую руку подзащитного браслет наручников и пытался надеть второй браслет на правую руку.

Подзащитный начал оказывать неповиновение относительно действий сотрудника полиции, на что последний применил в отношении подзащитного прием борьбы, от чего они совместно упали на асфальт. В результате падения подзащитный оказался снизу, а сотрудник сверху, после этого сотруднику полиции удалось надеть браслет на вторую руку подзащитного и доставить его в отделение полиции.

После прибытия в отделение полиции, сотрудник обратился за медицинской помощью, и у него был диагностирован перелом пятой пястной кости левой кисти. По версии сотрудника полиции данный перелом образовался от действий моего подзащитного, который, помимо прочего, в ходе произошедших событий оскорбил сотрудника полиции, что и послужило основанием для возбуждения уголовного дела по части 2 статьи 318 УК РФ и статьи 319 УК РФ.

Линия защиты.

В любом уголовном деле важно определить ключевой момент, отталкиваясь от которого необходимо выстраивать позицию защиты. В рассматриваемом уголовном деле таким ключевым моментом выступал умысел подзащитного на применение насилия в отношении представителя власти, точнее сказать его отсутствие.

С субъективной стороны ч. 1 и ч. 2 ст. 318 УК РФ характеризуется виной в форме прямого умысла, то есть лицо должно осознавать общественную опасность своих действий, предвидеть возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желать их наступления.

Даже если не рассматривать с точки зрения законности действия сотрудника полиции в описываемой ситуации и допустить, что они были правомерны, то максимум что делал подзащитный, это выражал неповиновение представителю власти. На асфальт подзащитный и сотрудник полиции упали совместно, при этом причиной падения послужили не действия подзащитного, а действия сотрудника полиции в виде применения приема борьбы.

По стечению обстоятельств рука сотрудника в результате применения приема борьбы и падения оказалась под телом подзащитного. Учитывая антропометрические данные подзащитного и сотрудника полиции, который был по комплекции и весу значительно больше, а также учитывая законы физики, следует, что тело, находящееся сверху, будет придавливать тело, находящееся снизу, а учитывая физические параметры участников события, вполне возможно причинение телесных повреждений сотруднику полиции. Только вот такие повреждения не могут состоять в причинно-следственной связи с действиями подзащитного, так как возникли по иной причине, не связанной с действиями подзащитного, а соответственно исключается его умысел на применение насилия. Данное обстоятельство являлось основополагающим элементом защиты в описываемом уголовном деле.

Что касается деяния по ст. 319 УК РФ, выразившегося в оскорблении представителя власти, в рассматриваемом уголовном деле, данное деяние могло иметь «техническое значение». Для лиц, неосведомленных в особенностях уголовного процесса, поясню, что полностью прекращать уголовные дела и оправдывать у нас не любят, такова реальная действительность. Деяние по ст. 319 УК РФ в данном случае позволяло полностью не прекращать возбужденное уголовное дело, а завершить его сугубо в рамках оскорбления, которое подзащитный не оспаривал, если причинение насилия не нашло бы своего подтверждения.

Изначально перелом пальца у потерпевшего подтверждался наличием медицинских документов, однако в ходе предварительного расследования была проведена судебно-медицинская экспертиза, которая не подтвердила наличие перелома. Так уголовное дело с ч. 2 ст. 318 УК РФ было переквалифицировано на ч. 1 ст. 318 УК РФ, что уже облегчало участь подзащитного, так как ч. 1 ст. 318 УК РФ относится к категории преступлений средней тяжести, тогда как часть вторая указанной статьи относится к категории тяжких преступлении.

Далее подзащитному было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 318 УК РФ, ст. 319 УК РФ. Обвинение, предъявленное одновременно по ч. 1 ст. 318 УК РФ и ст. 319 УК РФ, вызывало сомнения в его законности, так как инкриминируемое причинение насилия и оскорбление происходило по версии обвинения в одно и то же время, в одном месте, одно предшествовало другому. Оба инкриминируемых действий являются взаимосвязанными, соответственно все действия необходимо оценивать как единое преступление.

Такую позицию защиты я решил довести до следствия путем заявления соответствующих возражений. В возражениях была заложена мысль, относительно незаконности квалификации действий подзащитного одновременно по двум составам (ч. 1 ст. 318 УК РФ и ст. 319 УК РФ), с приведением вышеуказанных доводов об одномоментности совершения инкриминируемых деяний, а соответственно необходимости квалифицировать по наиболее тяжкому составу.

Цель таких возражений была направлена на то, чтобы прокурор, а впоследствии и суд, могли задуматься над изложенной мыслью, и в случае отведения иных доводов защиты исключить хотя бы обвинение по статье 319 УК РФ.

Следственные органы, как и ожидалось, не исключили обвинение по ст. 319 УК РФ и уголовное дело с обвинительным заключением ушло в суд в том же объеме обвинения.

Судебное рассмотрение.

Сложившаяся судебная практика по подобного рода преступлениям в Новосибирской области свидетельствует, что в последнее время осужденным назначается наказание в виде реального лишения свободы. Учитывая тот факт, что подзащитный по прошествии непродолжительного времени совершил аналогичное деяние, последнему в случае вынесения обвинительного приговора с большой долей вероятности могло быть назначено наказание, связанное с реальным лишением свободы.

Наказание по статье 319 УК РФ не предусматривает лишения свободы как такового, а предусмотренный санкцией указанной статьи штраф вполне устроил бы подзащитного. По согласованной с подзащитным позицией, последний не отрицал факта оскорбления, однако отрицал наличие умысла на причинение насилия сотруднику полиции.

В ходе судебного рассмотрения дела, умысел на применение насилия ничем не доказывался. Фактически было установлено все тоже, что и на следствии. Подсудимый и потерпевший вместе упали, рука полицейского оказалась под телом подсудимого. Потерпевший утверждал, что подсудимый руку силой придавливал к асфальту. Однако на уточняющие вопросы защиты потерпевший сказал, что не может однозначно утверждать умышлено или случайно подсудимый силой придавливал его руку. Прямых доказательств, наличия прямого умысла, а соответственно и субъективной стороны в действиях подсудимого на причинение насилия в отношении представителя власти в ходе судебного заседания установлено не было.

Наступило время прений. В ходе прений государственный обвинитель согласился с ранее изложенной мною позицией об одномоментности деяний, и попросил суд квалифицировать деяние, совершенное подсудимым по одной статье 318 УК РФ. Таким образом, результат, который я закладывал, писав ходатайство о необходимости изменения обвинения, был достигнут. Государственный обвинитель попросил назначить подсудимому наказание в виде штрафа в размере 30 000 рублей, то есть ровно в пределах санкции статьи 319 УК РФ.

Итог по делу.

Суд квалифицировал действия подсудимого по оскорблению представителя власти и причинения ему насилия по одной статье 318 УК РФ ввиду одномоментности совершения деяний и назначил наказание в виде штрафа 30 000 рублей. Такое наказание полностью устраивало сторону защиты, так как соответствовало санкции деяния по статье 319 УК РФ, вину, в совершении которого признавал подсудимый.

В конце рассмотрения настоящего дела хотелось бы отметить, что хоть в отношении подзащитного и был вынесен обвинительный приговор по ч. 1 ст. 318 УК РФ, фактически для него такой приговор стал некой «альтернативной реальностью» приговора оправдательного, так как назначенное наказание было ровно таким же, как если бы его назначили только за оскорбление по ст. 319 УК РФ. Главное, чего больше всего опасался подзащитный – реального лишения свободы, не произошло. Вынесенный судом приговор представлял собой «соломоново решение» по столь неоднозначной ситуации, обжаловать такой приговор не захотела ни сторона обвинения, ни сторона защиты.

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович.

Статья 318 УК РФ. Применение насилия в отношении представителя власти (действующая редакция)

1. Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

2. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи, —

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет.

Примечание. Представителем власти в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 318 УК РФ

1. Потерпевшим является представитель власти, понятие о котором содержится в примечании к комментируемой статье, и его близкие. Представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Понятие должностного лица дано в примечании 1 к ст. 285 УК.

Правоохранительными являются государственные органы, на которые законом возложена функция борьбы с правонарушениями и обеспечения законности. К ним относятся органы прокуратуры, внутренних дел, федеральной службы безопасности, пограничной службы РФ, Службы внешней разведки РФ, таможенные.

Система государственных органов, основной функцией которых является контроль за соблюдением законности, характеризуется как контролирующая. Она включает органы ветеринарного, государственного страхового, санитарно-эпидемиологического, иммиграционного надзора, государственной налоговой службы и др.

К иным лицам относятся должностные лица, осуществляющие законодательную или исполнительную власть, наделенные властными полномочиями принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, не находящимися у них в подчинении, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности (член Совета Федерации, депутат Государственной Думы, депутаты законодательных органов государственной власти субъектов РФ, члены Правительства РФ и органов исполнительной власти субъектов РФ, состоящие на государственной службе аудиторы и др.).

Содержание понятия «близких» аналогично такому же понятию в составе преступления, предусмотренного ст. 317 УК.

2. Объективная сторона характеризуется применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, и угрозой применения насилия.

О понятии насилия, не опасного для жизни и здоровья, см. комментарий к ст. 161 УК.

Содержание угрозы в комментируемой статье не конкретизировано, но может включать угрозу убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением имущества и т.д.; может быть высказана непосредственно потерпевшему или передана ему через третьих лиц.

Применение насилия или угроза его применения образуют состав рассматриваемого преступления только в том случае, если указанные деяния были совершены в связи с законной деятельностью представителя власти. Насилие, обусловленное незаконными действиями представителя власти, не образует состава рассматриваемого преступления.

3. Преступление считается оконченным с момента применения физического или психического насилия.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. В качестве ее обязательных признаков выступают:

— цель совершения преступления — воспрепятствовать исполнению представителем власти должностных обязанностей;

— мотив — месть за их исполнение.

5. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет. Лицо в возрасте от 14 до 16 лет в случае применения насилия в отношении представителя власти или его близких, в результате чего был причинен тяжкий или средней тяжести вред здоровью, несет ответственность по ст. ст. 111 и 112 УК.

6. О насилии, опасном для жизни и здоровья (ч. 2 ст. 318 УК), см. комментарий к ст. 162 УК.

Причинение вреда здоровью любой тяжести охватывается нормами ч. 2 ст. 318 УК, и дополнительной квалификации по статьям о преступлениях против личности не требует. Вместе с тем насилие, совершенное с особой жестокостью, издевательством или мучениями, в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, повлекшее тяжкий вред здоровью, образует совокупность преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 318 и ч. ч. 2 или 3 ст. 111 УК.

Приговор по статье 318 УК РФ (Применение насилия в отношении представителя власти)

Приговор Московского районного суда г. Рязани по части 1 статьи 318 УК РФ «Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей».

П Р И Г О В О Р

Именем Российской Федерации

г. Рязань ДД.ММ.ГГГГ

Московский районный суд г. Рязани в составе:

председательствующего судьи Х.Ю.В.,

с участием государственного обвинителя – помощника прокурора Московского района г. Рязани Р.Е.А.,

при секретаре Б.Л.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в зале суда уголовное дело по обвинению:

в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ

У С Т А Н О В И Л:

С.В.В. совершил применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, при следующих обстоятельствах:

Согласно ч.1 ст. 4 Федерального закона «О полиции» № 3-ФЗ от 07 февраля 2011 года, полиция является составной частью единой централизованной системы федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

В соответствии ч.1 ст. 25 Федерального закона «О полиции» № 3-ФЗ от 07 февраля 2011 года, сотрудником полиции является гражданин Российской Федерации, который осуществляет служебную деятельность на должности федеральной государственной службы в органах внутренних дел и которому в установленном порядке присвоено специальное звание.

Согласно п.п.1, 4 ч.3 ст. 28 Федерального закона «О полиции» № 3-ФЗ от 07 февраля 2011 года сотрудник полиции независимо от занимаемой должности, места нахождения и времени суток при выполнении своих обязанностей имеет право требовать от граждан и должностных лиц прекращения противоправных действий, требовать от лиц, подозреваемых в совершении административного правонарушения оставаться на месте до прибытия территориального органа или подразделения полиции либо представителей других правоохранительных органов, а также доставлять лиц, подозреваемых в совершении административного правонарушения,, в служебное помещение территориального органа или подразделения полиции, в иное служебное помещение.

Приказом Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по № л/с от ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 назначен на должность полицейского – кинолога отдельного батальона патрульно-постовой службы полиции УМВД России по и имеет специальное звание – сержант полиции. Согласно п.2 ч.1 ст. 12 Федерального закона «О полиции» № 3-ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ, на сотрудника полиции возложена обязанность пребывать незамедлительно на место административного правонарушения, пресекать противоправные деяния, документировать обстоятельства совершения административного правонарушения. На основании п.11 ч.1 ст. 12 Федерального закона «О полиции» № 3-ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ, сотрудник полиции обязан пресекать административные правонарушения.

В соответствии с п.п. 6,8 Должностного регламента по должности полицейского – кинолога ОБ ППСП УМВД России по , утвержденного начальником УМВД России по ДД.ММ.ГГГГ, сержант полиции ФИО1 обязан пресекать преступления и административные правонарушения, выявлять обстоятельства, способствующие их совершению, и в пределах своих прав принимать меры к устранению данных обстоятельств. Обеспечивать правопорядок на улицах, площадях, в парках, на транспортных магистралях, вокзалах и других общественных местах.

Таким образом, сержант полиции ФИО1, будучи назначенным на вышеуказанную должность полицейского – кинолога отдельного батальона патрульно-постовой службы полиции УМВД России по , в соответствии с Федеральным Законом «О полиции» № — ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ, а также должностным регламентом, утвержденным ДД.ММ.ГГГГ начальником УМВД России по , в установленном законом порядке наделен распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости, в связи с чем является представителем власти.

Приказом Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по № л/с от ДД.ММ.ГГГГ, ФИО2 назначен на должность полицейского отдельного батальона патрульно-постовой службы полиции УМВД России по городу Рязани и имеет специальное звание – сержант полиции. Согласно п.2 ч.1 ст. 12 Федерального закона «О полиции» № 3-ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ, на сотрудника полиции возложена обязанность пребывать незамедлительно на место административного правонарушения, пресекать противоправные деяния, документировать обстоятельства совершения административного правонарушения. На основании п.11 ч.1 ст. 12 Федерального закона «О полиции» № 3-ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ, сотрудник полиции обязан пресекать административные правонарушения.

В соответствии с п.п. 6,8 Должностного регламента по должности полицейского ОБ ППСП УМВД России по , утвержденного начальником УМВД России по ДД.ММ.ГГГГ, сержант полиции ФИО2 обязан пресекать преступления и административные правонарушения, выявлять обстоятельства, способствующие их совершению, и в пределах своих прав принимать меры к устранению данных обстоятельств. Обеспечивать правопорядок на улицах, площадях, в парках, на транспортных магистралях, вокзалах и других общественных местах.

Таким образом, сержант полиции ФИО2, будучи назначенным на вышеуказанную должность полицейского отдельного батальона патрульно-постовой службы полиции УМВД России по городу Рязани, в соответствии с Федеральным Законом «О полиции» № 3-ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ, а также должностным регламентом, утвержденным ДД.ММ.ГГГГ начальником УМВД России по , в установленном законом порядке наделен распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости, в связи с чем является представителем власти.

Согласно постовой ведомости расстановки нарядов по обеспечению правопорядка в общественных местах на ДД.ММ.ГГГГ, утвержденной начальником отдела полиции № (по обслуживанию ) УМВД России по , полицейский- кинолог ОБ ППСП УМВД России по ФИО1 и полицейский ОБ ППСП УМВД России по ФИО2 в период времени с ДД.ММ.ГГГГ в составе пешего патруля осуществляли охрану общественного порядка на , тем самым исполняли свои должностные обязанности, выполняли функции представителя власти, находились при этом в форменной одежде сотрудников полиции.

Около ДД.ММ.ГГГГ полицейский-кинолог ОБ ППСП УМВД России по ФИО1 и полицейский ОБ ППСП УМВД России по ФИО2 осуществляли охрану общественного порядка на . В это время около они увидели мужчину, находившегося в состоянии опьянения и выражавшегося нецензурной бранью. Как выяснилось позже им оказался С.В.В. Поскольку С.В.В. нецензурно выражался, сквернословил, в его действиях усматривались признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.1 КоАП РФ.

Исполняя свои должностные обязанности сотрудника полиции на основании п.2, п.11 ч.1 ст.12 Федерального Закона «О полиции» № 3-ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ, в том числе обязанность прибывать незамедлительно на место совершения административного правонарушения, пресекать административные правонарушения, ФИО1 и ФИО2 незамедлительно проследовали к нему, представились и попросили предъявить документы, удостоверяющие его личность. Однако Семенюк В.В., не желая быть привлеченным к административной ответственности стал убегать от сотрудников полиции ФИО1 и ФИО2 в направлении . ФИО1 и ФИО2 тут же догнали Семенюка В.В., остановили его и на основании п.1 ч.1 ст. 20 Федерального Закона «О полиции» № 3-ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ применили в отношении него физическую силу, заведя его руки за спину, а затем для предотвращения оказания им сопротивления, на основании п.2 ч.1 ст. 21 Федерального Закона «О полиции» № 3-ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ стали надевать на его руки специальные средства ограничения подвижности (наручники).

В это время у С.В.В., с целью воспрепятствования законным действиям сотрудников полиции, возник преступный умысел, направленный на применение насилия не опасного для жизни и здоровья в отношении представителей власти в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей. Реализуя задуманное, С.В.В., около ДД.ММ.ГГГГ, находясь около , повернулся лицом к сотруднику полиции ФИО2, который в тот момент застегивал на руках С.В.В. наручники и умышленно укусил его за запястье левой руки. Почувствовав боль, ФИО2 отдернул руку, после чего они совместно с ФИО1 предприняли попытку повалить С.В.В. на землю с целью предотвращения дальнейшего оказания им сопротивления.

В тот момент, когда сотрудники полиции ФИО1 и ФИО2 пытались повалить С.В.В. на землю, последний опустился на колени и с целью доведения своего преступного умысла до конца С.В.В., приблизившись к ФИО1 укусил его за нижнюю треть правого бедра.

Своими умышленными действиями С.В.В. причинил ФИО2 телесные повреждения: три мелкие ссадины на тыльной поверхности левого лучезапястного сустава, которые расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека.

Также своими умышленными действиями С.В.В. причинил ФИО1 телесные повреждения: две мелкие поверхностные раны на передневнутренней поверхности нижней трети правого бедра и ссадину на левом предплечье, которые как каждое отдельно взятое, так и в совокупности расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека.

Преступные действия С.В.В., выразившиеся в применении насилия не опасного для жизни и здоровья в отношении представителей власти – полицейского ОБ ППСП УМВД России по – сержанта полиции ФИО2 и полицейского-кинолога ОБ ППСП УМВД России по – сержанта полиции ФИО1 в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей, носили умышленный характер, поскольку С.В.В. осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность наступления общественно опасных последствий в виде причинения ФИО2 и ФИО1 телесных повреждений, и желал их наступления.

В судебном заседании подсудимый С.В.В. вину в совершенном преступлении признал полностью, пояснив, что при обстоятельствах, изложенных в обвинительном заключении, он совершил преступление, в котором его обвиняют, а именно: применил насилие, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителей власти (сотрудников полиции ФИО2, ФИО1) в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. В содеянном он раскаивается. От дачи дальнейших показаний С.В.В. отказался в соответствии со ст. 51 Конституции РФ.

Кроме полного признания своей вины, вина подсудимого С.В.В. в совершенном преступлении подтверждается совокупностью собранных и исследованных в суде доказательств:

Оглашенными показаниями потерпевшего ФИО2, из которых следует, что ДД.ММ.ГГГГ он совместно с полицейским кинологом ФИО1 нес службу на территории , в составе пешего патруля. Маршрут патрулирования проходил по . Службу несли в форменной одежде, у каждого имелся номерной жетон. Около того же дня, в районе они обратили внимание на мужчину, личность которого позже была установлена как С.В.В., ДД.ММ.ГГГГ года рождения. По внешним признакам (шаткая походка, грязная одежда) было видно, что он находился в состоянии опьянения. С. выражался нецензурной бранью, сквернословил. В его действиях усматривались признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.1 КоАП РФ. В связи с этим нами было принято решение о пресечении административного правонарушения, и привлечения виновного к административной ответственности. В это же время, то есть около ДД.ММ.ГГГГ они подошли к С.В.В., представились и попросили предъявить документы, удостоверяющие его личность. Внезапно С. побежал от них в сторону . Он и ФИО1 догнали его, остановили и стали пытаться завести его руки за спину, поскольку тот предпринял попытки скрыться. Однако С. стал оказывать нам активное сопротивление и пытался вырваться. При этом С. выражался нецензурными словами, угрожал неприятностями по службе. Также во время конфликта С. В.В. хватал его и ФИО1 за форменную одежду, пытался оттолкнуть. В итоге, в соответствии со ст. 20 ФЗ «О полиции» они, в целях пресечения противоправных действий С. применили к нему физическую силу, а именно произвели загиб обоих рук за спину. После этого, в соответствии со ст. 21 ч.1 ФЗ «О полиции» они стали надевать на руки С. наручники. Во время того, когда они надевали ему наручники, С. неожиданно развернулся и укусил его за запястье левой руки. От боли он отдернул руку и они стали предпринимать попытки повалить С.В.В. на газон, так как он оказывал сопротивление. Однако С.В.В. сопротивлялся. В итоге С. опустился на колени, потом резко приблизился к ФИО1 и укусил его за ногу, в область колена. После этого ими были остановлены прохожие, парень и девушка, которые проходили недалеко от места происшествия и видели все происходящее и которые впоследствии дали объяснения об обстоятельствах нанесения телесных повреждений С. сотрудникам полиции. После произошедшего он обратился в травматологический центр, где были зафиксировали телесные повреждения — укушенная ссадина левого лучезапястного сустава.

Оглашенными показаниями потерпевшего ФИО1, из которых следует, что ДД.ММ.ГГГГ он совместно с полицейским ФИО2 нес службу на территории , в составе пешего патруля. Маршрут патрулирования проходил по . Службу несли в форменной одежде, у каждого имелся номерной жетон. Около ДД.ММ.ГГГГ того же дня, в районе они обратили внимание на мужчину, личность которого позже была установлена как С.В.В., ДД.ММ.ГГГГ года рождения. По внешним признакам (шаткая походка, грязная одежда) было видно, что тот находился в состоянии опьянения. Он выражался нецензурной бранью, сквернословил. В действиях С.В.В. усматривались признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.1 КоАП РФ. В связи с этим ими было принято решение о пресечении административного правонарушения, и привлечения виновного лица к административной ответственности. В это же время, то есть около ДД.ММ.ГГГГ они подошли к С.В.В., представились и попросили предъявить документы, удостоверяющие его личность. Внезапно С. побежал от них в сторону . Он и ФИО 2 догнали его, остановили и стали пытаться завести его руки за спину, поскольку тот предпринял попытки скрыться. Однако С. стал оказывать им активное сопротивление и пытался вырваться. При этом он выражался нецензурными словами, угрожал неприятностями по службе. Также во время конфликта С.В.В. хватал его и напарника за форменную одежду, пытался оттолкнуть. Затем, в соответствии со ст. 20 ФЗ «О полиции» они, в целях пресечения противоправных действий С., применили к нему физическую силу, а именно произвели загиб обоих рук за спину. После этого они стали надевать на его руки наручники. В тот момент, когда они надевали С.В.В. наручники, он неожиданно развернулся и укусил ФИО2 за левое запястье. От боли тот отдернул руку. После этого они предприняли попытку повалить С.В.В. на газон, так как тот сопротивлялся. Однако С.В.В. не хотел ложиться на газон и поэтому также оказывал сопротивление. В итоге он опустился на колени, потом резко приблизился к нему (ФИО1) и укусил его за правую ногу, в область колена, с внутренней стороны. После этого ими были остановлены прохожие, парень и девушка, которые в тот момент проходили недалеко от места происшествия и видели все происходящее. Указанные молодые люди были опрошены об обстоятельствах произошедшего. После произошедшего он обратился в травматологический центр, где были зафиксировали телесные повреждения — укушенная ссадина области правого бедра, левого предплечья. С. за предплечье его не кусал, но в результате борьбы образовалась небольшая ссадина.

Оглашенными показаниями свидетеля ФИО 3, из которых следует, что ДД.ММ.ГГГГ он находился в микрорайоне по вместе со своей девушкой — ФИО 4 В это время он видел, что по шли два сотрудника полиции, которые были одеты в форму сотрудника полиции. Указанные сотрудники полиции, проходя мимо подошли к неизвестному ему мужчину, который, как было видно по его внешнему виду находился в состоянии алкогольного опьянения. Расстояние от него до сотрудников полиции и мужчины составляло примерно 30-40 метров, поэтому он не слышал, о чем между ним шел диалог, но по ситуации было ясно, что сотрудники полиции у него документы, удостоверяющие личность. Однако мужчина неожиданно побежал от сотрудников полиции в противоположную сторону. Сотрудники полиции тут же побежали за ним и догнали его примерно через 10 метров, около . Когда сотрудники полиции догнали мужчину, они стали пытаться завести руки мужчины за спину, чтобы тот не смог убежать, однако мужчина стал оказывать им сопротивление, то есть стал вырываться. Сотрудники полиции тем не менее продолжали удерживать его. Они (ФИО 4 и ФИО 3) в это время шли по направлению к сотрудникам полиции и соответственно все видели. Во время борьбы между мужчиной и сотрудниками полиции они видели, как мужчина хватал сотрудников полиции за форменную одежду. Затем сотрудники полиции стали надевать на руки мужчине наручники и в этот момент мужчина развернулся и укусил одного из сотрудников полиции за руку. Сотрудник полиции вскрикнул от боли. После этого сотрудники полиции стали пытаться повалить мужчина на землю. В это время мужчина опустился на колено, после чего лицом приблизился ко второму сотруднику полиции и укусил его в область колена. Затем сотрудники полиции одели на мужчину наручники. Один из сотрудников полиции подошел к ним и попросил дать объяснения по поводу произошедшего, на что он согласились и проследовали в ОП № 4. Находясь в ОП № 4, он видел, что у одного из сотрудников полиции на руке, какой именно не помнит, имелся сильный след от укуса в области большого пальца и были видны следы крови именно в том месте, где остались следы от зубов.

Оглашенными показаниями свидетеля ФИО 4, из которых следует, что ДД.ММ.ГГГГ она находилась в микрорайоне вместе со своим молодым человеком — ФИО 3 В это время она видела, что по шли два сотрудника полиции, которые были одеты в форму сотрудника полиции. Указанные сотрудники полиции, проходя мимо подошли к неизвестному ей мужчине, который находился в состоянии алкогольного опьянения. Он шел покачиваясь. Расстояние до сотрудников полиции и мужчины составляло примерно 30-40 метров, поэтому она не слышала, о чем между ними шел диалог, но по ситуации было ясно, что они спрашивали у него документы, удостоверяющие личность. Однако мужчина неожиданно побежал от сотрудников полиции в противоположную сторону. Сотрудники полиции тут же побежали за ним и догнали его примерно через 10 метров, около . Когда они его догнали, сотрудники полиции стали пытаться завести его руки за спину, чтобы тот не смог убежать, однако мужчина стал оказывать им сопротивление — он стал вырываться. Сотрудники полиции тем не менее продолжали удерживать его. Они (ФИО 4 и ФИ 3) в это время шли по направлению к сотрудникам полиции и видели все происходящее. Во время борьбы между сотрудниками полиции и мужчиной, последний хватал сотрудников полиции за форменную одежду. Затем сотрудники полиции стали надевать на его руки наручники и в этот момент мужчина развернулся и укусил одного из сотрудников полиции за руку. Сотрудник полиции вскрикнул от боли. После этого сотрудники полиции стали пытаться повалить мужчина на землю. В это время он опустился на колено, и она увидела, как мужчина лицом приблизился ко второму сотруднику полиции и укусил его в область колена. За какую именно ногу не помнит. Затем сотрудники полиции одели на мужчину наручники, после чего один из них подошел к ним и попросил дать объяснения по поводу произошедшего. Они согласились и проследовали в ОП № 4. Находясь в ОП № 4, она видела, что у одного из сотрудников полиции на руке, какой именно, не помнит, имелся сильный след укуса в области большого пальца и были видны следы крови в том месте, где остались следы от зубов.

Протоколом осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому был осмотрен участок местности, расположенный у , где С.В.В. причинил телесные повреждения сотрудникам полиции ФИО1 и ФИО2

Заключением эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому у ФИО1 имели место две мелкие поверхностные раны на передневнутренней поверхности нижней трети правого бедра; ссадина на левом предплечье. Указанные телесные повреждения как каждое отдельно взятое, так и в совокупности не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека.

Заключением эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому у ФИО2 имели место три мелкие ссадины на тыльной поверхности левого лучезапястного сустава. Указанные телесные повреждения не влекут кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека.

Копией постовой ведомости расстановки нарядов по обеспечению правопорядка в общественных метах на ДД.ММ.ГГГГ, согласно которой, в период времени ДД.ММ.ГГГГ полицейский ОБ ППСП УМВД России по – сержант полиции ФИО2 и полицейский-кинолог ОБ ППСП УМВД России по – сержант полиции ФИО1 несли службу в составе пешего патруля в районе ООТ « », в .

Должностным регламентом по должности полицейского – кинолога ОБ ППСП УМВД России по , утвержденного начальником УМВД России по ДД.ММ.ГГГГ. Согласно п.п. 6,8 указанного регламента, при исполнении своих должностных обязанностей, полицейский – кинолог ОБ ППСП УМВД России по , сержант полиции ФИО1 обязан пресекать преступления и административные правонарушения, выявлять обстоятельства, способствующие их совершению, и в пределах своих прав принимать меры к устранению данных обстоятельств. Обеспечивать правопорядок на улицах, площадях, в парках, на транспортных магистралях, вокзалах и других общественных местах.

Должностным регламентом по должности полицейского ОБ ППСП УМВД России по , утвержденный начальником УМВД России по ДД.ММ.ГГГГ. Согласно п.п. 6, 8 указанного должностного регламента, при исполнении своих должностных обязанностей полицейский ОБ ППСП УМВД России по , сержант полиции ФИО2 обязан пресекать преступления и административные правонарушения, выявлять обстоятельства, способствующие их совершению, и в пределах своих прав принимать меры к устранению данных обстоятельств. Обеспечивать правопорядок на улицах, площадях, в парках, на транспортных магистралях, вокзалах и других общественных местах.

Копией приказа № от ДД.ММ.ГГГГ г., согласно которому младший сержант полиции ФИО1 назначен на должность полицейского-кинолога ОБ ППСП УМВД России по .

Копией приказа № от ДД.ММ.ГГГГ г., согласно которому ФИО2 назначен на должность полицейского ОБ ППСП УМВД России по .

Анализируя все исследованные в суде доказательства, суд пришел к выводу о том, что данные доказательства взаимно согласуются друг с другом и взаимно дополняют друг друга, отвечают требованиям относимости и допустимости, получены без нарушения норм законодательства, являются достоверными и объективными. Суд кладет данные доказательства в основу приговора. Оценивая признательные показания подсудимого, суд пришел к выводу, что признательные показания подсудимого не являются самооговором, а подтверждены совокупностью исследованных в суде доказательств, признанных судом достоверными и объективными.

Исследовав все доказательства, и оценив их в совокупности, суд считает вину С.В.В. в совершении применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, полностью доказанной.

Суд квалифицирует действия подсудимого С.В.В. по ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Обсуждая вопрос о назначении наказания подсудимому, суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, личность подсудимого, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

С.В.В. — ранее судим, отбывал наказание в местах лишения свободы, имеет непогашенную судимость, что характеризует его как личность, склонную к повторным совершениям противоправных деяний, вину в совершенном преступлении полностью признал, раскаивается в содеянном, имеет малолетнего ребенка, по месту прежней работы в целом характеризуется удовлетворительно, по месту содержания под стражей характеризуется удовлетворительно, неоднократно привлекался к административной ответственности по ст. 20.21 КоАП РФ. Согласно справке, из МЧ-10 ФКУЗ МСЧ-62 ФСИН России от ДД.ММ.ГГГГ С.В.В. имеет удовлетворительное состояние здоровья, диагноз: практически здоров. С.В.В. на учете в психоневрологическом диспансере не состоит, в связи с чем и с учетом его поведения в ходе предварительного следствия и в суде у суда нет оснований сомневаться в психической полноценности подсудимого, поэтому в отношении содеянного суд признает С.В.В. вменяемым.

Согласно ч.1 ст. 18 УК РФ в действиях С.В.В. усматривается рецидив преступлений, так как он совершил умышленное преступление, средней тяжести, имея судимость за ранее совершенное умышленное преступление средней тяжести по приговору Московского районного суда от ДД.ММ.ГГГГ по которому отбывал реальное наказание в местах лишения свободы.

Обстоятельством, отягчающим наказание, суд признает рецидив преступлений – п. «а» ч.1 ст. 63 УК РФ.

Обстоятельствами, смягчающими наказание, суд признает признание С.В.В. своей вины, раскаяние в содеянном – ч.2 ст. 61 УК РФ, наличие малолетнего ребенка у виновного – п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ.

При назначении наказания судом учитывается также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Суд учитывает, что С.В.В. совершил умышленное преступление средней тяжести, ранее судим, в его действиях усматривается рецидив преступлений и считает, что с учетом личности С.В.В., характера и степени общественной опасности, совершенного преступления, в целях восстановления социальной справедливости, исправления подсудимого, предупреждения совершения новых преступлений С. В.В. необходимо назначить наказание, связанное с реальным лишением свободы и по указанным причинам невозможно назначить более мягкое наказание. Оснований для применения условий ст. 73 УК РФ, не имеется, т.к. исправление С.В.В., по мнению суда, возможно только в условиях изоляции его от общества. С учетом того, что имеются обстоятельства, смягчающие наказание, предусмотренные ст. 61 УК РФ, суд считает возможным назначить подсудимому наказание с применением ч.3 ст. 68 УК РФ, т.е. менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. В виду того, что исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, установлено не было, суд считает, что оснований для применения ст. 64 УК РФ не имеется. Оснований для применения ч.1 ст. 62 УК РФ также не имеется. С учетом фактических обстоятельств совершения преступления, и в виду наличия обстоятельства, отягчающего наказание, не имеется оснований и для применения ч.6 ст. 15 УК РФ, то есть изменения категории преступления на менее тяжкую. Оснований для прекращения уголовного дела и уголовного преследования в соответствие с гл. 11 УК РФ и гл. 4 УПК РФ также не имеется. Оснований для постановления приговора без назначения наказания или освобождения от наказания также не имеется. На основании п. «в» ч.1 ст. 58 УК РФ местом отбытия наказания С.В.В. необходимо назначить ИК строгого режима.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 303, 304, 307-309 УПК РФ

П Р И Г О В О Р И Л:

С. В. В. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 318 УК РФ и назначить наказание с учетом ч.3 ст. 68 УК РФ в виде 6 (шести) месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в ИК строгого режима.

Меру пресечения – заключения под стражу до вступления приговора в законную силу оставить без изменения.

Срок отбытия наказания С.В.В. исчислять с ДД.ММ.ГГГГ г., засчитав в срок отбытия наказания, время его содержания под стражей с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ включительно.

После вступления приговора в законную силу вещественное доказательство: бирка от одежды, подлежит уничтожению.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Рязанский областной суд через Московский районный суд г. Рязани суд в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, в тот же срок со дня вручения им копии приговора.

В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Еще по теме:

  • Продажа квартиры полученной по договору дарения налоги При продаже полученного в дар налог придется заплатить дважды ФНС России в своем письме от 27.07.2016 №БС-3-11/[email protected] дала разъяснения по вопросу расчета налога на доходы физических лиц при […]
  • Закон о коррупции для госслужащих Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ"О противодействии […]
  • Закон о сми 42 статья Федеральный закон от 29 июля 2017 г. № 239-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации» (не вступил в силу) Принят Государственной Думой 21 июля […]
  • Протокол общего собрания подъезда Образец протокола общего собрания 2018 (по новой форме) скачать - приказ Минстроя России от 25.12.2015 N 937/пр 15 Октябрь 2018 Мы актуализируем этот материал по мере выхода поправок или […]
  • Закон служба судебных приставов Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ"О судебных приставах" С изменениями и […]