Ст627 коап рф

Рубрики Публикации

Статья 626 ГК РФ. Договор проката (действующая редакция)

1. По договору проката арендодатель, осуществляющий сдачу имущества в аренду в качестве постоянной предпринимательской деятельности, обязуется предоставить арендатору движимое имущество за плату во временное владение и пользование.

Имущество, предоставленное по договору проката, используется для потребительских целей, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из существа обязательства.

2. Договор проката заключается в письменной форме.

3. Договор проката является публичным договором (статья 426).

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 626 ГК РФ

1. Договор проката — это разновидность договора аренды со следующими особенностями:

— арендодателем является лицо, основной вид деятельности которого сдача в аренду имущества как вид предпринимательской деятельности, то есть приносящая ему постоянный доход. Как правило, такими лицами являются юридические или физические лица, имеющие в собственности здания, в которых обеспечивается передача имущества в аренду (на прокат), в частности, свадебные салоны, магазины ювелирных изделий и т.п.;

— предметом договора проката является только движимое имущество, при этом таким имуществом может быть только имущество, потребительские свойства которого в результате потребления в целом сохраняются, а не уничтожаются. Так, например, предметом договора проката не могут быть продукты питания, косметические средства. Одним из самых распространенных предметов договора проката являются свадебные платья, ювелирные изделия, обувь, бытовая техника;

— цели использования имущества, переданного по договору проката, как правило, потребительские, то есть не связанные с предпринимательской деятельностью. В то же время в договоре проката могут быть предусмотрены и иные особые цели использования имущества. Так, например, если объектом договора проката является швейная машина, то, по общему правилу, она должна использоваться только для пошива одежды в личных целях, а не по договорам бытового подряда, то есть для иных лиц (клиентов арендатора), но в то же время в договоре проката может быть оговорено право арендатора использовать швейную машину для пошива одежды на заказ, то есть в целях предпринимательской деятельности;

— срок договора проката, то есть срок владения и пользования движимым имуществом, как правило, кратковременный (см. ст. 627).

Для договора проката предусмотрена простая письменная форма, то есть составление одного документа либо нескольких в зависимости от существа договора проката.

Арендодатель, заключающий договоры проката в качестве основного вида предпринимательской деятельности, не вправе отказать в заключении такого договора ни одному лицу, обратившемуся к нему за заключением такого договора без уважительных причин, поскольку договор проката является публичным.

2. Судебная практика:

— решение Арбитражного суда Чувашской Республики от 20.04.2007 N А79-1054/2007;

— Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 03.07.2007 N А79-1054/2007;

— Постановление ФАС Поволжского округа от 20.03.2012 N Ф06-12696/11 по делу N А06-1837/2011;

— Постановление ФАС Центрального округа от 24.04.2007 N А14-3044/2006/121/29;

— Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 25.05.2006 N Ф08-2234/2006-914А;

— Постановление ФАС Дальневосточного округа от 17.12.2002 N Ф03-А80/02-1/2472.

Статья 425 ГК РФ. Действие договора (действующая редакция)

1. Договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.

2. Стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора, если иное не установлено законом или не вытекает из существа соответствующих отношений.

3. Законом или договором может быть предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору.

Договор, в котором отсутствует такое условие, признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства.

4. Окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 425 ГК РФ

1. Положения п. 1 комментируемой статьи необходимо применять в совокупности с положением ст. 433 ГК РФ, определяющим момент, с которого договор признается заключенным.

Для договоров, в отношении которых предусмотрена государственная регистрация, действует особое правило: они считаются заключенными с момента такой государственной регистрации (например, п. 2 ст. 651, п. 2 ст. 658 ГК РФ).

2. Срок действия договора может быть соглашением сторон установлен истечением времени или конкретной датой. Также стороны вправе предусмотреть, что договор заключен на неопределенный срок.

3. Применительно к п. 3 комментируемой статьи необходимо обратить внимание на положения п. 3 ст. 367 ГК РФ (прекращение поручительства), а также ст. 627 ГК РФ (срок договора проката). Кроме того, согласно ст. 239 КТМ РФ в случае, если договор морского агентирования заключен на определенный срок, окончание срока действия такого договора влечет за собой его прекращение.

Требование о возмещении убытков, вызванных нарушением договора, может предъявляться в течение всего срока исковой давности вне зависимости от окончания срока действия договора.

4. Судебная практика:

— Постановление ФАС Московского округа от 08.07.2014 N Ф05-1002/2013 по делу N А40-3633/12-16-33;

— Постановление ФАС Московского округа от 02.07.2014 N Ф05-6528/2014 по делу N А40-92152/13-69-640;

— Постановление ФАС Московского округа от 02.07.2014 N Ф05-4793/2014 по делу N А40-1860/13-64-19;

— Постановление ФАС Московского округа от 02.07.2014 N Ф05-6124/2014 по делу N А40-120509/13-76-1078;

— Постановление ФАС Московского округа от 30.06.2014 N Ф05-5259/2014 по делу N А41-45301/13;

— Постановление ФАС Московского округа от 30.06.2014 N Ф05-4952/2014 по делу N А41-30579/13;

— Постановление ФАС Московского округа от 24.06.2014 N Ф05-4149/2014 по делу N А41-25689/13.

Ст627 коап рф

Административные процедуры в сфере административного принуждения

Разработка правовых основ, устанавливающих и регламентирующих административные процедуры, на сегодня является главнейшей задачей. Профессор Алматинской юридической академии А. Таранов считает, что авторы могут расходиться в классификации анализируемых ими процедур и нахождении их в структуре того или иного кодекса, закона, но, безусловно, едины в том, что в данном случае речь идет об административных процедурах.

Во всех последних публикациях, посвященных административно-юрисдикционной деятельности, делается акцент на применение особых правил, процедур. И если применительно разграничения управленческой и юрисдикционной деятельности сохраняются споры, то относительно соблюдения, исполнения и применения административных процедур подобных разночтений не возникает [1]. Отчасти это объясняется тем, что многие из форм судопроизводства связаны с рассмотрением конфликтов, споров. Не является исключением и административное судопроизводство. При этом важно отметить, что суды в Республике Казахстан рассматривают дела (административно-правового характера) посредством:

1) административного судопроизводства, которое используется для рассмотрения судьями, административными судами дел, связанных с применением мер административного принуждения (например, наложение административного взыскания в виде возмездного изъятия предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения; конфискации предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения, доходов, денег и ценных бумаг, полученных вследствие совершения административного правонарушения; лишения специального права; лишения лицензии, специального разрешения, квалификационного аттестата или приостановление ее (его) действия на определенный вид деятельности либо совершения определенных действий; иные меры административного взыскания, налагаемые в судебном порядке);

2) производства по делам об административных правонарушениях государственными органами (должностными лицами), уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях в соответствии с правилами Кодекса Республики Казахстан об административных правонарушениях (КоАП);

3) гражданского судопроизводства, что, по мнению Ю. Старилова, является терминологическим анахронизмом.

При этом все специалисты в сфере процессуального права отмечают, что любой процесс образуется из ряда процедур[2].

И именно поэтому разработка правовых основ, устанавливающих и регламентирующих административные процедуры, является главнейшей задачей. Авторы, анализирующие эти нормы, могут расходиться в классификации процедур и нахождении их в структуре того или иного кодекса, закона, но при этом все авторы единогласно соглашаются в том, что в данном случае речь идет об административных процедурах. Убедительным аргументом в пользу такого вывода может быть практика органов (должностных лиц), направленная на реализацию функций управления, разрешение индивидуально-конкретных дел, осуществление необходимых действий административно-процессуального характера (например, акты органов налоговой службы, меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях и др.) [3].

Целесообразность расширения перечня административных процедур будет способствовать не только обеспечению эффективности государственного управления, но и надлежащему рассмотрению дел об административных правонарушениях.

В настоящей статье остановимся на анализе административных процедур по обеспечению производства по делам об административных правонарушениях. Несмотря на то, что меры обеспечения (по версии КоАП 1984 г .) сохраняют принудительный характер, меняется и, очевидно, будет меняться их перечень. Так, такие меры как принудительный снос самовольно возводимого или возведенного строения и др., функционировали как меры пресечения, в новом КоАП они являются мерами взыскания (наказания). Подобные тенденции имеют свое объяснение, и нет оснований для беспокойства. Сохраняется перечень мер обеспечения производства, но есть вопросы к содержанию этих мер и порядку их применения. Например, многие из мер пресечения применяются и сегодня, но они регламентируются отдельными актами и не кодифицированы (проверка документов, применение физического воздействия, спецсредств и служебных собак)[4]. Можно и следует ли их объединить в одном кодексе – вопрос не риторический.

Логический анализ статьи 618 КоАП свидетельствует о том, что меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении связаны с разрешением конкретного дела, спора и имеют принудительный характер. Из этого следует, что данные меры применяются в соответствии с решением судьи, уполномоченного должностного лица и преследуют определенные цели. В этой связи специалистами отмечается возможность разграничения данных мер на две группы:

1) меры административно-процессуального принуждения, преследующие обеспечительные цели (получить доказательства и др.);

2) меры административно-процессуального принуждения, обеспечивающие цели пресечения правонарушения (привод, отстранение от управления и др.).

Подобный подход имеет конструктивный и консолидирующий смысл. В перспективе возможны иные редакции главы 36 КоАП и статьи 618 КоАП. Буквальное их толкование дает право утверждать, что меры должны быть связаны с производством (возбуждением и иными стадиями), но на практике возможны и иные случаи. Мера пресечения (задержание) может иметь продолжение процессуального завершения и наложение административного взыскания в виде административного ареста. Или отстранение от управления транспортным средством фактически сопряжено с процедурой освидетельствования. Но отстранение от управления может быть в условиях процессуального принуждения близко к краткосрочному ограничению специальному праву, что возможно на основании постановления судьи.

Статья 618 КоАП имеет и другие логические и функциональные погрешности. С точки зрения творческого воззрения можно понять смысл ч. 3 и ч. 4 ст. 618 КоАП. Согласно версии законодателя применение мер обеспечения производства может быть обжаловано по правилам ст. 633 КоАП. Но ч. 7 ст. 633 КоАП определяет положение о том, что вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц, подлежит возмещению в соответствии с правилами, установленными законодательством. Но должностное лицо несет ответственность за вред, причиненный незаконным применением мер обеспечения производства. В этой связи можно напомнить, что если действия должностного лица, на которое распространяется действие дисциплинарных уставов, то и ответственность наступает в соответствии с актами, регламентирующими порядок прохождения службы (см. ст. 35 КоАП). Логический контекст содержания ч. 3 ст. 618 КоАП содержит обязанность должностного лица нести ответственность за вред, причиненный незаконным применением мер обеспечения. Но должностное лицо (ст. 34, примечание) как представитель власти может отвечать за неисполнение или ненадлежащее исполнение им служебных обязанностей. Закон РК «Об административных процедурах» и другие акты определяют, что деятельность должностных лиц выражается в издании нормативных или индивидуальных актов. Но если данную статью рассматривать в целом, то данное лицо могло обеспечивать постановление судьи или уполномоченного должностного лица. Может возникнуть реальная ситуация? вред обусловлен незаконным постановлением либо незаконными действиями по исполнению (применению) данного постановления. Если это будет иметь место, то вред может быть возмещен по правилам ГПК. Думается, что подобная статья КоАП РФ содержит более удачную редакцию (ст. 4.7 «Возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных административным правонарушением» КоАП РФ). Но и в этом варианте могут возникнуть проблемы, так как по правилам ГПК государственное учреждение (служба) может быть ответчиком, если оно обладает статусом юридического лица.

Но если попытаться улучшить содержание ч. 3, ч. 4 ст. 618 КоАП, то вопрос о процедурах обжалования, опротестования, которые, увы, пока находятся в ГПК. Тем более что по смыслу данной статьи (ч. 3 и ч. 4 ст. 618 КоАП) речь, скорее, идет о незаконных действиях по применению мер обеспечения производства, закономерно напрашивается вопрос о возможности по привлечению к дисциплинарной ответственности.

И, наконец, специалистами отмечается расплывчатость категорий вреда, ущерба, тем более что при добровольном возмещении материального ущерба, или если лицо иным образом возместило причиненный ущерб, то возможно освобождение от административной ответственности по правилам статьи 67 КоАП.

Одной из мер обеспечения производства является доставление к месту составления протокола об административном правонарушении. Наименование данной меры обеспечения по существу и содержит ответ, для каких целей она применяется. Данная мера характеризуется принудительным препровождением физического лица в целях пресечения правонарушения, установления личности правонарушителя, а также составления протокола об административном правонарушении, если его составление является обязательным. Анализ статьи 619 КоАП дает основание полагать, что данная мера необходима: 1) для установления личности правонарушителя (при обнаружении должностным лицом факта совершения административного правонарушения); 2) составления протокола об административном правонарушении при невозможности составить его на месте (доставляется в уполномоченный орган за нарушение правил, указанных в статье 619 КоАП).

КоАП допускает возможность доставления правонарушителя, а им может быть как физическое, так и юридическое лицо. Поэтому если правонарушение совершено юридическим лицом, то доставляется законный представитель этого лица. И поскольку выдвигается версия о возможном привлечении к ответственности юридического лица, то нельзя упускать из поля зрения условия привлечения к административной ответственности юридических лиц (см. ст. 36 КоАП).

Среди мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении особое место занимает административное задержание.

Административное задержание законодателем рассматривается как временное лишение физического лица личной свободы, в частности, свободы действия и передвижения с принудительным содержанием в специальном помещении в течение определенного времени с целью пресечения его противоправных действий (статья 620 КоАП).

В литературе традиционно отмечается специалистами (М.И.Еропкин и др.), что административное задержание следует отличать от личного задержания лиц, подозреваемых в совершении правонарушений [5]. Имеет данная версия право на существование? Статус подозреваемого как участника производства в главе 34 производства КоАП не определен, но в ст. 618 указывается о применении пресечения административного правонарушения, установления личности подозреваемого в его совершении.

Законодателю следует быть последовательным, и если при составлении протокола об административном правонарушении констатируется правонарушение и определяется личность его совершившего, то это лицо может быть подозреваемым. Тем более что ведение производства по делам об административных правонарушениях может быть только в отношении определенных лиц, то есть тех, кто подозревается в совершении административного правонарушения [6].

По своей процессуальной природе административное задержание имеет сходство с административным арестом. Об этом свидетельствует содержание ч. 3 ст. 622 КоАП, в соответствии с которой данная мера обеспечения производства применяется в случаях, когда за совершение противоправного деяния может быть наложен административный арест.

Учитывая специфику меры обеспечения производства, законодатель данной мере уделяет особое внимание, регулируя порядок задержания и определения сроков, места и порядка содержания лиц, подвергнутых административному задержанию. То есть особое значение придается процедуре задержания.

Об административном задержании составляется протокол, что является обязательным условием в контексте требований КоАП. Кроме того, по просьбе лица, задержанного за совершение административного правонарушения, уведомляются законные представители, родственники, администрация по месту работы или учебы, а также защитник.

Следует отметить, что административное задержание как мера обеспечения производства может не применяться:

1) при малозначительности административного правонарушения и возможности ограничиться устным замечанием [7];

2) при возможности на месте совершения правонарушения установить личность нарушителя и обстоятельства данного происшествия;

3) при совершении правонарушения лицами, обладающими льготами, привилегиями.

В качестве одной из важнейших мер обеспечения производства может производиться привод. Привод необходим для обеспечения производства, и соответствующая статья 625 КоАП предусматривает возможность привода физического лица (ст. 584) либо законного представителя юридического лица, в отношении которых ведется производство по административному делу (ст. 587).

Поводом для привода может быть уклонение лиц от явки по вызову судьи, органа (должностного лица), рассматривающего дело об административном правонарушении, которое в соответствии с гл. 34 КоАП обеспечивает присутствие лица (ст. 584, 586 и др.).

Учитывая, что обеспечение данной меры возлагается на органы МВД, соответственно, и порядок привода физических лиц устанавливается данным органом Республики Казахстан. Подобный порядок позволяет судьям, органам (должностным лицам) возвратить протокол об административном правонарушении, другие материалы в орган должностному лицу в случаях, когда неоднократно принятыми мерами органа внутренних дел по исполнению определения о приводе местонахождение таких лиц установить не представляется возможным (п. 10 нормативного постановления Верховного суда РК от 26 ноября 2004 г . № 18).

КоАП и иные нормативные правовые акты, регулирующие порядок обеспечения привода, содержат расхождения. На наш взгляд, привод характеризуется принудительным доставлением определенных лиц в суд (см. также ст. 120 ГПК). И не должно быть принципиальных различий в приводе по правилам КоАП и ГПК. В этом контексте следует выделить несколько обстоятельств. Во-первых, в отличие от КоАП, нормативное постановление Верховного суда РК от 26 ноября 2004 года № 18 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об административных правонарушениях» уклонение без уважительных причин от явки в суд по повестке свидетеля может рассматриваться как проявление неуважения к суду и повлечь ответственность, предусмотренную ст. 513 КоАП. Во-вторых, по версии ГПК (ст. 120), привод – это принудительная доставка в суд ответчика, свидетеля, специалиста и переводчика в случае их злостного уклонения от явки в суд (А.Т.) [8].

В-третьих, следуя логике позитивного права, законодатель обязан найти общие процедурные правила (определение о приводе при уклонении без уважительных причин – злостное уклонение – признание данных обстоятельств в качестве оснований для привлечения к ответственности, предусмотренных статьей 513 КоАП). Кроме того, следует определиться, в отношении кого обязателен привод.

Мера обеспечения как личный досмотр и досмотр вещей, находящихся при физическом лице, была введена 19 марта 1971 года Указом Президиума Верховного Совета СССР «О внесении дополнений в Воздушный кодекс Союза ССР». В последующем данная мера введена в КоАП и действует по настоящее время.

Личный досмотр, досмотр вещей, по версии законодателя, производится в необходимых случаях в целях обнаружения орудий совершения либо непосредственных объектов административного правонарушения. По мнению специалистов, личный досмотр может производиться: а) в момент совершения административного правонарушения или непосредственно после его совершения; б) при наличии признаков правонарушения в виде следов на одежде гражданина или его вещах; в) на основании показаний технических средств контроля, показаний очевидцев, указывающих на конкретное лицо как на совершившее правонарушение.

Личный досмотр, досмотр вещей производится по определенным процессуальным правилам, которые перечислены в статье 626 КоАП. Досмотру предшествует предложение предъявить вещи, являющиеся орудием или непосредственным объектом правонарушения. Подобные требования могут регламентироваться отдельными правилами (Правила контроля, досмотра ручной клади, багажа, грузов, почты, бортпитания экипажа воздушного судна и личного досмотра пассажиров). Досмотр производится уполномоченными должностными лицами с участием понятых и физического лица, при котором могут быть обнаружены орудия совершения либо непосредственным объектом административного правонарушения. Следует отметить, что в протокол должны быть внесены все сведения, идентифицирующие признаки вещей (тип, модель, марка, калибр, серия, номер и иные признаки, например, оружия). Подобное объясняется необходимостью обеспечения производства способами обеспечения и закрепления доказательств, но при этом должна быть обеспечена конструктивная целостность вещей. Соответствующие процессуальные действия осуществляются с применением фото- и киносъемки, иных средств фиксации доказательств. Названные требования являются содержанием тех процедур, которые обеспечивают реализацию цели статьи 626 КоАП. Мало того, сбор фактических данных в качестве доказательств должен отвечать требованиям главы 33 КоАП (доказательства и доказывание) и исключать действия, направленные на унижение человеческого достоинства.

В соответствии с Законом РК от 09.12.2004 г. № 10-III внесены изменения и дополнения в КоАП, в результате появились новые меры обеспечения производства (см. ст.627-1 КоАП и др.).

Осмотр направлен на выявление следов административного правонарушения и иных доказательств, имеющих отношение к противоправному деянию и значение для составления протокола. Процедуры осмотра имеют свои особенности, и они заключаются в следующем:

1) осмотр может быть произведен на местности в отношении предметов, документов, живых лиц;

2) осмотр производится безотлагательно (для выявления следов);

3) осмотр производится с участием понятых (либо с применением технических средств фиксации), а при необходимости – с участием правонарушителя, потерпевшего, свидетелей, а также специалиста;

4) осмотр обнаруженных следов и иных материальных объектов осуществляется на месте совершения административного правонарушения;

5) меры, связанные с осмотром, могут быть зафиксированы в планах и схемах осматриваемых объектов. Осуществляется фотографирование объектов, о чем делается запись (отметка) в протоколе;

6) лица, участвующие в осмотре, вправе обращать внимание на все, что имеет отношение к выявлению следов правонарушения.

Досмотр транспортных средств, маломерных судов является мерой обеспечения производства и производится в целях обнаружения орудий совершения или непосредственных объектов административного правонарушения. При этом следует обратить внимание на несколько обстоятельств. Во-первых, данная мера в КоАП ( 1984 г .) отсутствовала, но само понятие и мера применялись в таможенной практике (как вид контроля). Во-вторых, по своему содержанию досмотр направлен на то, чтобы «добрать» доказательства по делу либо обнаружить орудие совершения правонарушения или непосредственный объект административного правонарушения. В-третьих, меры, точнее, процедуры досмотра подчинены общим требованиям. Но эти требования нуждаются в более тщательном правовом регулировании (досмотр связан с целями получения доказательств), а поэтому следует согласиться с авторами, предлагающими унифицировать подобные процедуры[9].

Так, учитывая особенности содержания части 1 ст. 627 КоАП, преследуемая цель – обнаружение орудий либо непосредственных объектов административного правонарушения, но часть 4 этой же статьи допускает возможность фиксации предметов, которые могут быть выявлены при досмотре транспортных средств. Это значит, что транспортное средство изначально рассматривается как возможный тайник, где можно укрыть (спрятать) орудие совершения правонарушения или иные следы, которые могут быть доказательствами [10]. Транспортное средство имеет свои конструктивные особенности, а поэтому досмотр может быть регламентирован с учетом этих особенностей. Например, на сегодняшний день имеются правила и примерный перечень мест и тайников хранения, которые могут быть использованы для перевозки веществ, ценностей, подлежащих контролю за оборотом либо исключенных из гражданского оборота. В этом контексте понятен смысл ч. 7 ст. 626 КоАП, которая предполагает проведение процедуры досмотра в случаях:

1) когда транспортное средство застигнуто в момент совершения административного правонарушения или непосредственно после его совершения;

2) при наличии определенных признаков правонарушения (например, отсутствие разрешительных документов и т.д.);

3) при наличии информации о фактах правонарушения;

4) когда имеются показания технических и иных средств контроля о фактах правонарушения;

5) когда досмотр прямо предусмотрен законодательством.

Процессуальным обеспечением проведения досмотра могут быть протокол и другие процессуальные документы.

Изъятие вещей и документов, находящихся при физическом лице, имеет свою специфику. С точки зрения практики применения данной меры, ее содержание состоит в принудительном лишении правонарушителя возможности пользоваться и распоряжаться противоправно добытым имуществом или поддельными документами [11]. Подобная версия сохраняет силу и в условиях действия нового КоАП.

И потому мы вправе рассматривать данную меру как:

— меру административно-процессуального воздействия, направленную на принудительное лишение правонарушителя возможности пользоваться и распоряжаться документами и вещами;

— меру изъятия орудия или объекта правонарушения, обнаруженного на месте совершения правонарушения;

— меру, применяемую только уполномоченными лицами, правомочными применять такие меры, как задержание, досмотр [12].

Так, изъятие вещей и документов, являющихся орудием или объектами правонарушения, осуществляется теми должностными лицами, которые осуществляют задержание, личный досмотр или досмотр вещей.

Изъятые вещи и документы хранятся в местах, определяемых уполномоченными органами (органами внутренних дел, пограничной охраны и др.). Изъятые вещи и документы могут быть конфискованы либо возвращены, реализованы, уничтожены в установленном порядке [13]. Изъятие вещей и документов производится:

1) органами внутренних дел – огнестрельного оружия при нарушении правил приобретения и пользования им, иных случаях, установленных законодательством;

2) таможенными органами – предметов контрабанды, средств перемещения через границу;

3) органами пограничной охраны – морских и речных судов и документов при нарушении правил рыболовства;

4) иными органами (рыбоохраны, охотничьего хозяйства и т.д.).

Реализация соответствующей административной процедуры зависит от характера правонарушения, стадии ведения производства. Так, изъятие как мера обеспечения производства отличается от изъятия как меры исполнения конфискации. Для того чтобы уловить эту разницу, достаточно обратиться к порядку наложения и исполнения меры административного взыскания и конфискации. Кроме того, действующие правила учета, хранения, оценки и дальнейшего использования имущества, обращенного (поступившего) в собственность государства, по отдельным основаниям (26 июля 2002 г .) содержат процедуры учета, хранения, оценки и определения юридической «судьбы» вещей.

Обобщая изложенное, можно отметить, что все меры обеспечения характеризуются тем, что они образуют процедуры исполнения постановлений и полномочий должностных лиц, а также осуществления юридически значимых действий (в том числе и тех, которые могут ограничивать права и обязанности физических лиц).

Отстранение от управления транспортным средством, маломерным судном и освидетельствование на состояние опьянения традиционно рассматривается как мера обеспечения производства. Но правовая природа этих мер, образующих административную процедуру отстранения, нуждается в совершенствовании. В одних случаях подобные действия могут быть связаны с обеспечением безопасности на транспорте и поводом для отстранения конкретного водителя, судоводителя от управления. Подобная мера как способ обеспечения безопасности действительно необходима, но редакция ч. 1 ст. 629 КоАП нуждается в доработке.

Специалистами правильно отмечается (В. Тюрин), что действующим законодательством не всегда предусматривается применение блокирующих устройств, снятие номерных знаков, эвакуация транспортных средств.

Кроме того, различные поводы полагать, что водитель, судоводитель находятся в состоянии опьянения, устанавливаются по усмотрению уполномоченного лица. То есть с точки зрения формального права основанием может быть акт (протокол), а не усмотрение о том, что движущееся транспортное средство, возможно, управляется лицом (водителем, судоводителем), находящимся в состоянии опьянения.

Следует найти рациональные основания задержания, ареста транспортного средства. Если на транспортном средстве сохранились следы (доказательства) правонарушения, соответствующее задержание, арест транспортного средства возможны. А во всех иных случаях возможны вопросы, связанные с условиями ограничения специальных и имущественных прав. Следует признать, что мера пресечения может быть сопряжена с краткосрочным лишением специального права, но подобная перспектива не имеет пока процессуальных оснований осуществить это на месте происшествия (отстранения). И хотя ч. 2 ст. 629 КоАП содержит требование о необходимости фиксировать факт нарушения и принять меры по доставлению водителя и транспортного средства в ближайший орган внутренних дел, но с процессуальной точки зрения подобные меры применимы к другим случаям (ст.619 КоАП) [14].

Необходимо признать, что мера, предусмотренная ст. 629 КоАП, состоит из различных процессуальных действий (прекращение, ограничение движения, составление протокола об административном правонарушении, направление на освидетельствование и др.).

Статья 630 КоАП изложена в следующей редакции: «задержание, доставление и запрещение эксплуатации транспортного средства, маломерного судна». Особенность меры состоит в том, что уполномоченные лица вправе задерживать, доставлять и запрещать эксплуатацию указанных средств путем доставки их для временного хранения на специальные площадки или стоянки, или изъятия регистрационных номерных знаков до устранения причин задержания транспортных средств.

Анализ этой статьи позволяет сделать вывод о том, что под данными мерами следует понимать принудительное приостановление эксплуатации транспортных средств путем их доставки для временного хранения на специальные площади или стоянки или изъятие регистрационных номерных знаков до устранения причин задержания.

Нетрудно заметить, что могут возникнуть разночтения в оценке природы как задержания, доставления и запрещения, но так и в условиях хранения задержанных, доставленных транспортных средств.

Дело в том, что доставление и временное хранение на специальных площадках и стоянках не равнозначно нахождению транспортного средства на платной стоянке, в подобных случаях могут возникнуть противоречия между нормами КоАП и ГК [15]. Кроме того, доставление (эвакуация) фактически применяется в двух вариантах:

1) при отсутствии водителей и судоводителей;

2) в случаях, когда транспортные средства оставлены без присмотра, а местонахождение водителя установить невозможно.

Не возражая в целом в отношении данных мер обеспечения, отметим, что перечень эвакуации транспортных средств можно расширить. Но при этом следует корректно решить вопрос с оплатой за хранение.

Осмотр территории, помещений, товаров, иного имущества, принадлежащего юридическому лицу, а также соответствующих документов, как правило, болезненно воспринимается руководителями юридических лиц, а это значит, что процедура осмотра далеко не совершенна.

Данная статья даже не содержит четких целей, значит ли это, что при ее применении необходимо руководствоваться ст. 618 КоАП?

Осмотр территории, помещений, товаров с участием уполномоченных должностных лиц, представителя юридического лица, понятых – еще не гарантия законности применения мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях.

Законодательство может прямо указывать как на перечень органов, правомочных осматривать территории, так и устанавливать поводы для их осмотра. Так, прокуроры в пределах своей компетенции могут беспрепятственно входить в помещения независимо от форм собственности по вопросам проверки [16]. Но чтобы исключить злоупотребления со стороны должностных лиц, необходимо корректней использовать понятия. Мы не зря указали на возможность осуществления проверки. Но их суть не совпадает с осмотром или, точнее, может не совпадать. Например, согласно правилам, обеспечивающим санитарную охрану границы в случаях получения информации о заболеваниях, медицинский (санитарный досмотр) включает ряд осмотров (экипажей, пассажиров, транспортных средств, грузов [17].

Согласно требованиям статей 538 Налогового кодекса, 452 Таможенного кодекса соответствующие должностные лица, налогоплательщики могут отказать в праве осмотра. Но и в этих случаях могут действовать специальные правила, составляющие важнейшие элементы процедур (например, санкция прокурора и т.д.) [18].

Действующий КоАП дополнен статьей 632-1, предусматривающей такую меру обеспечения, как наложение ареста на товары, транспортные средства и иное имущество, принадлежащее юридическому лицу. Сразу необходимо отметить, что данная мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении характеризуется запретом пользоваться, распоряжаться товаром, транспортным средством, если они явились орудием совершения или непосредственным объектом правонарушения, и мера применяется в тех случаях, когда это имущество изъять невозможно либо их сохранность не может быть обеспечена на территории юридического лица.

На наш взгляд, арест имущества как мера обеспечения может быть произведен только с санкции судьи, в ведении которого находится дело.

Из смысла статьи 632-1 можно понять, что данное имущество стало орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения, и возможными перспективами применения мер взыскания могут быть возмездное изъятие либо конфискация. Фактически следует признать, что процессуальная природа данной меры обеспечения и указанных взысканий едина – принудительное отчуждение. И мера обеспечения может перерасти в меру административного взыскания. Во избежание нарушений законодательства и восстановления законности предусмотрены процедуры обжалования мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях.

Можно обратить внимание на то, что и административные процедуры обжалования, и применение мер обеспечения производства имеют много общего с порядком обжалования наложения мер взыскания или обращения граждан.

Во-первых, процедуры устанавливают возможность развития административного процесса с участием судьи, должностного лица, лиц, в отношении которых применены меры обеспечения, взыскания, и потерпевшие, их законные представители.

Во-вторых, законодательство допускает свободу обжалования процессуальных действий, что дает возможность обжаловать как в административном органе, так и в суде [19].

В контексте общих подходов обжалования мер обеспечения следует отметить, что обжалованию могут подлежать:

1) выбор меры обеспечения;

2) порядок применения меры обеспечения;

3) порядок процессуального закрепления мер обеспечения.

Законодатель не выделяет перечень оснований обжалования мер обеспечения производства. Сама статья содержит общее требование (обжалование мер обеспечения производства), да и ч. 1 ст. 633 КоАП ограничилась возможностью обжалования в течение десяти дней со дня применения мер. С одной стороны, статья находится в КоАП, а с другой – законодатель «понимает», что суть жалобы в конечном счете может быть сведена к требованиям о возмещении ущерба и вреда, которые при наличии спора могут быть удовлетворены по правилам ГПК.

Почему в одном случае подробно перечисляются условия оспаривания решений и действий (нормативное постановление Верховного суда РК от 19.12.2003 г. № 10), а в другом – создаются условия для «размывания» КоАП.

Существование проблем оспаривания означает, что государственные органы (должностные лица) не признают нарушений в процессе принятия постановлений и мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, что и исключает возможность возмещения имущественного ущерба по правилам ст. 64 КоАП. Мало того, если бы все вопросы обжалования, оспаривания решений и действий государственных органов (должностных лиц) находились в КоАП, то бремя доказывания в большей мере возлагалось бы на должностных лиц (они должны доказать законность актов и действий). В ГПК эти вопросы в равной мере возлагаются на участников сторон процесса, в этом варианте истец имеет уязвимые позиции (обоснование незаконности и др.).

О том, что обращение с жалобой в суд на действия (бездействия) должностных лиц не только налоговых органов, но и других нуждаются действительно в более тщательной регламентации [20]. В этой же связи можно отметить, что нормативное постановление Верховного суда от 26 ноября 2004 г . № 18 содержит ограничения при рассмотрении жалоб (например, не вправе обсуждать законность уведомления и др.). Но если исходить из того, что меры обеспечения могут применяться на основании решения судьи, должностного лица, то закономерно возникает вопрос: что необходимо обжаловать – решение или действия по реализации этого решения. Буквальное толкование статьи 633 КоАП, особенно ч. 7, то обжалованию должны подлежать вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц. Но эти действия предопределены решениями, в том числе и этими же должностными лицами.

На наш взгляд, статья 633 КоАП должна быть более развернутой. Например, меры обеспечения могут быть направлены на пресечение правонарушения, но и на собирание и обеспечение доказательств о правонарушении. Для рядового читателя очень трудно понять, в какой мере требования статей 9-27, 42, 43 КоАП относятся к мерам обеспечения. Если да, то применима ли в этом случае ст. 8 КоАП, когда нарушение принципов может повлечь признание этих мер недействительными, спорными, признание собранных при этом материалов, не имеющих силы доказательств?

Законодатель должен определиться в этом, в противном случае ошибки могут привести к неправомерному возбуждению дела, составлению протокола об административном правонарушении. Допускаем, что законодатель допускает возможность применения этих принципов не только к производству, но и мерам обеспечения. Но такая идея должна быть выражена в категории правового императива.

Статья 678 КоАП предусматривает право на возмещение вреда. Но характерно, что ч. 1 ст. 678 КоАП учитывает возможность возмещения вреда, причиненного в результате незаконного административного задержания, административного ареста, применения мер медицинского характера, независимо от вины судьи, органа (должностного лица), уполномоченного рассматривать дела об административных правонарушениях.

Но ч. 2 ст. 678 КоАП указывает, что возмещение вреда связано с незаконными действиями судьи, органа (должностного лица).

Если право на возмещение вреда возникает в результате незаконных действий, то разве судья, должностное лицо, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях, осуществляют задержание, арест?

Законодатель допустил ошибку и неточно сформулировал свою позицию, то есть нарушил требования к стилю изложения текста нормативного правового акта (ст. 18 Закона РК «О нормативных правовых актах»). Основной акцент в ч. 2 и ч. 1 ст. 678 КоАП сделан на незаконном применении действий, а они сопряжены с исполнительными органами (правоохранительными и др.)

Ни анализ нормативного материала, справочной литературы (см. действие закона и др.), ни самой практики не дают оснований утверждать, что именно судья, должностное лицо, уполномоченные рассматривать дело об административном правонарушении, применяют меры обеспечения и действуют при этом с нарушением закона [21].

Принятие решений по применению мер обеспечения и их применение – это не одно и то же.

Как бы мы ни пытались консолидировать меры принудительного воздействия (обеспечения, пресечения), необходимо различать их назначение и процессуальное оформление.

Меры разграничиваются на меры пресечения, и их применение сопряжено с правовым положением соответствующего органа.

Меры принуждения могут быть составляющей по обеспечению производства по делам об административных правонарушениях в соответствии с определением судьи, постановлением прокурора, иных установленных законом случаях.

И, наконец, меры принуждения могут быть направлены на обнаружение, закрепление и изъятие доказательств, т.е. осуществление процессуальных действий, которые направлены на обеспечение административного расследования.

[1] Бахрах Д.Н. Юридический процесс и административное судопроизводство. Журнал Российского права, 2000, № 9. С. 17.

[2] Рихтер И., Шупперт Г.Ф. Судебная практика по административному праву. М.: Юристъ, 2000. С. 194-317; Старилов Ю.Н. Административная юстиция. Теория, история, перспективы. М.: Норма, 2001, 50-51 и др.

[3] Якимов А.Ю. Административно-юрисдикционный процесс и административно-юрисдикционное производство. Государство и право, 1999, № 3. С. 5-10.

[4] Отдельные отраслевые кодексы соответствующие процедуры именуют в качестве форм и порядка проведения контроля (см. гл. 57 Таможенного кодекса РК): 1) проверка таможенной декларации; 2) устный опрос; 3) получение объяснений; 4) таможенный надзор; 5) осмотр товаров и транспортных средств; 6) таможенный досмотр товаров и транспортных средств; 7) личный досмотр; и др. Меры обеспечения производства, как правило, применяются в целях установления личности подозреваемого (ч. 1 ст. 619 КоАП), а меры взыскания применяются к лицам, в отношении которых ведется производство и налагается взыскание (ч. 1 ст. 584, ч. 1 ст. 650 КоАП).

[5] Методы и формы государственного управления. М.: Юр. лит. 1977, с. 115.

[6] Если обратиться к уголовно-процессуальному законодательству, то соответствующие признаки (возбуждение дела, задержание, применение мер пресечения) дают возможность отнести их к подозреваемому (ст. 68 УПК РК).

[7] Малозначительность административного правонарушения — это случай, когда наряду с другими обстоятельствами учитывается то, что санкция, предусмотренная в статьях Особенной части КоАП, превышает размер причиненного административным правонарушением вреда.

[8] Под злостным уклонением следует понимать повторную неявку этих лиц, надлежаще извещенных о времени и не явившихся без уважительных причин в суд. См.: п. 11 нормативного постановления Верховного суда РК от 19.12.2003 г. № 10.

[9] Тюрин В.А. О понятии мер пресечения в административном законодательстве. Государство и право, 2002, № 7, с. 28.

[10] Примерный перечень мест и тайников хранения наркотических веществ, оружия, похищенных вещей и ценностей (приложение № 9 к Правилам, утвержденным приказом МВД от 10 ноября 1999 г . № 588); Инструкция экипажам гражданских воздушных судов по действиям в чрезвычайных ситуациях (от 5 июня 2003 г . № 254 (приложение 1. Контрольный перечень мест специального досмотра).

[11] Комментарий к Кодексу РСФСР об административных правонарушениях издание второе, переработанное и дополненное. Под ред. М.И. Веремеенко, Н.Г. Салищевой, М.С. Студеникиной. М.:ПРОСПЕКТ, 1998, с.750.

[12] Изъятие как меру обеспечения производства следует отличать от изъятия как меры исполнения постановления.

[13] Согласно законодательству установлены процедуры определения юридической «судьбы» вещей (они могут быть изъяты, уничтожены, переданы собственнику). Правила учета, хранения, оценки и дальнейшего использования имущества, обращенного (поступившего) в собственность государства по отдельным основаниям. Утверждены постановлением Правительства РК от 26.07.2002. № 833. Официальная газета, № 33 от 17 августа 2002 г . ст.20 Закона РК «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия».

[14] В РФ пошли на ужесточение мер, так, уклонение от медицинского освидетельствования водителя может стать основанием лишения права на управление транспортом.

[15] Ганичев В.А. Правовые нюансы, возникающие при задержании транспортного средства. Закон и право, 2002. № 1, с. 34.

[16] Постановление Конституционного совета Республики Казахстан о соответствии Конституции Республики Казахстан Закону Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам прокурорского надзора» от 5 августа 2002 г . № 5.

[17] Санитарно-эпидемиологические правила и нормы «Санитарная охрана границы и территории Республики Казахстан». Утверждены приказом Министерства здравоохранения от 30 марта 2004 г . № 297.

[18] Ч. 2 ст. 452 Таможенного кодекса Республики Казахстан.

[19] Ст. 63 КоАП, ст. 655 КоАП, ст. 26, ст. 27 КоАП, Закон РК «Об административных процедурах» от 27 ноября 2000 г . № 107 (ст. 16, 17).

[20] У.А. Сулейсенова. Рассмотрение споров, вытекающих из налоговых правоотношений. Материалы республиканских семинаров. Алматы. 2002. С. 80; Отдельные нормативные правовые акты: Закон РК «Об административных процедурах», Таможенный кодекс содержат ряд положений, которые можно было бы ввести в КоАП (процедуры защиты, основания для отказа рассмотрения жалоб и др.).

[21] Большой юридический словарь. Под ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. М.: ИНФРА М., 1997, с. 148.

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Еще по теме: