Статья 85 гк

Рубрики Новости

Статья 85. Право на алименты нетрудоспособных совершеннолетних детей

1. Родители обязаны содержать своих нетрудоспособных совершеннолетних детей, нуждающихся в помощи.

2. При отсутствии соглашения об уплате алиментов размер алиментов на нетрудоспособных совершеннолетних детей определяется судом в твердой денежной сумме, подлежащей уплате ежемесячно, исходя из материального и семейного положения и других заслуживающих внимания интересов сторон.

Комментарий к Ст. 85 СК РФ

1. При наличии определенных условий право на получение алиментов от родителей принадлежит и совершеннолетним, т.е. детям, достигшим 18-летнего возраста. Такими условиями, согласно закону, являются нетрудоспособность и нуждаемость совершеннолетнего ребенка.

Круг лиц, относящихся к числу нетрудоспособных, определен Федеральным законом от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (в ред. Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 227-ФЗ), ст. 9 которого содержит исчерпывающий перечень таких лиц. Нетрудоспособными считаются, в частности, мужчины и женщины, если они достигли возраста соответственно 60 и 55 лет либо являются инвалидами, имеющими ограничение способности к трудовой деятельности. Правила признания лица инвалидом утверждены Постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 г. N 95 (в ред. Постановления Правительства РФ от 30 декабря 2009 г. N 1121).
———————————
СЗ РФ. 2001. N 52 (ч. 1). Ст. 4920.

Условиями признания гражданина инвалидом являются:

а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами;

б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью);

в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию.

Наличие лишь одного из указанных условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом.

В соответствии с п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 9 «О применении судами Семейного кодекса РФ при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» иски о взыскании алиментов на нетрудоспособных совершеннолетних детей, нуждающихся в помощи, могут быть предъявлены самими совершеннолетними, а если они в установленном законом порядке признаны недееспособными — лицами, назначенными их опекунами. Представляется, что таким правом может быть наделен и прокурор (ст. 45 ГПК).

Алименты с родителей на совершеннолетних детей не могут взыскиваться на основании судебного приказа, поскольку необходима проверка наличия либо отсутствия оснований для взыскания алиментов: нетрудоспособности совершеннолетних детей, их нуждаемости в помощи и т.п.

Безусловным правом на получение алиментов от своих родителей пользуются совершеннолетние дети, если они признаны инвалидами I или II группы. Совершеннолетние дети с III группой инвалидности вправе рассчитывать на получение алиментов в зависимости от установления и исследования конкретных обстоятельств дела судом.

Основанием для выплаты алиментов совершеннолетним детям, являющимся инвалидами III группы, является, как правило, объективная невозможность их трудоустройства.

К числу нетрудоспособных по общему правилу относятся также женщины и мужчины, достигшие возраста соответственно 55 и 60 лет.

Следовательно, правом получения алиментов наделены и дети, достигшие этого возраста, хотя на практике случаи обращения лиц этой возрастной категории за взысканием алиментов вряд ли имеют место.

Нуждаемость — второе обязательное условие, дающее совершеннолетнему ребенку право требовать получения алиментов от своих родителей. Законодательство не раскрывает содержание понятия «нуждаемость», однако при решении в каждом конкретном случае вопроса о правомерности требования о взыскании алиментов ориентиром служит прожиточный минимум, определяемый для места жительства взыскателя. Величина прожиточного минимума определяется ежеквартально на основании потребительской корзины и данных федерального органа исполнительной власти по статистике об уровне потребительских цен на продукты питания, непродовольственные товары и услуги и расходов по обязательным платежам и сборам (ст. 4 Федерального закона от 24 октября 1997 г. N 134-ФЗ «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» (в ред. Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 213-ФЗ)). Поэтому в том случае, когда совершеннолетний нетрудоспособный ребенок имеет, например, заработок либо иной доход ниже установленного прожиточного минимума, он вправе требовать выплаты родителями алиментов на свое содержание. При этом следует иметь в виду, что недостаточность средств к существованию у совершеннолетнего нетрудоспособного ребенка, имеющего, к примеру, трудоспособного супруга либо совершеннолетних детей, не может служить основанием для постановки вопроса о взыскании алиментов с родителей, поскольку алиментные обязательства детей по отношению к нетрудоспособным нуждающимся родителям, а также алиментные обязательства супругов имеют по сравнению с аналогичными обязательствами родителей приоритетное значение.
———————————
СЗ РФ. 1997. N 43. Ст. 4904.

2. В п. 2 комментируемой статьи предусмотрено, что, если между нетрудоспособным совершеннолетним ребенком и его родителями не было заключено соглашение об уплате ему алиментов, размер их определяется судом в твердой денежной сумме и зависит от материального, а также семейного положения сторон и других заслуживающих внимания интересов. Такие алименты подлежат ежемесячной уплате.

Указание на материальное положение сторон как на одно из обстоятельств, которому придается значение при решении вопроса о назначении и выплате алиментов в пользу совершеннолетнего ребенка, не допускает, однако, полного отказа в их назначении, даже если алиментообязанное лицо (родитель) само не имеет достаточных средств к существованию. В этом случае речь может идти о назначении их в самом минимальном размере.

Не освобождает от уплаты алиментов в пользу совершеннолетнего нуждающегося ребенка нетрудоспособность родителя, наличие у него несовершеннолетних детей, которым он обязан доставлять содержание, других иждивенцев и т.д.

Между тем законодатель допускает возможность отказа во взыскании алиментов совершеннолетнему дееспособному лицу, если судом будет установлено, что оно совершило в отношении алиментообязанного лица умышленное преступление либо недостойно вело себя в семье (п. 2 ст. 119 СК).

Злостное уклонение родителя от уплаты по решению суда средств на содержание нетрудоспособных детей, достигших 18-летнего возраста, преследуется в уголовном порядке (п. 1 ст. 157 УК).

Статья 85. Права и обязанности вкладчика товарищества на вере

1. Вкладчик товарищества на вере обязан внести вклад в складочный капитал. Внесение вклада удостоверяется свидетельством об участии, выдаваемым вкладчику товариществом.

2. Вкладчик товарищества на вере имеет право:

1) получать часть прибыли товарищества, причитающуюся на его долю в складочном капитале, в порядке, предусмотренном учредительным договором;

2) знакомиться с годовыми отчетами и балансами товарищества;

3) по окончании финансового года выйти из товарищества и получить свой вклад в порядке, предусмотренном учредительным договором;

4) передать свою долю в складочном капитале или ее часть другому вкладчику или третьему лицу. Вкладчики пользуются преимущественным перед третьими лицами правом покупки доли (ее части) применительно к условиям и порядку, предусмотренным пунктом 2 статьи 93 настоящего Кодекса. Передача всей доли иному лицу вкладчиком прекращает его участие в товариществе.

Учредительным договором товарищества на вере могут предусматриваться и иные права вкладчика.

Комментарий к Ст. 85 ГК РФ

1. Обязанность коммандитиста внести вклад основана на договоре товарищества и коммандитиста. Этим договором определяется размер и состав вклада, сроки и порядок внесения вклада и т.д.

Договор товарищества и коммандитиста должен соответствовать (не противоречить) условиям учредительного договора товарищества на вере.

2. Наличие у вкладчика свидетельства об участии, выданного товариществом, с одной стороны, свидетельствует об исполнении им своей обязанности по внесению вклада в складочный капитал, а с другой — о наличии у него субъективных прав, перечисленных в п. 2 комментируемой статьи. Перечень прав неисчерпывающий. Иные права могут предусматриваться учредительным договором товарищества. В этом случае вкладчик имеет эти (иные) права независимо от того, воспроизведены они в договоре вкладчика и товарищества или нет. Объем и содержание этих (иных) прав предопределяется существом товарищества на вере. Так, у вкладчика не может быть прав, уравнивающих его с полными товарищами.

3. Обращает на себя внимание императивность указаний (п. 2 комментируемой статьи) о правах вкладчика. Ни учредительным договором, ни договором товарищества и вкладчика нельзя вкладчика лишить этих прав или ограничить, обусловить их осуществление какими-либо обстоятельствами и т.п. Другое дело, что учредительным договором должен быть определен порядок получения вкладчиком части прибыли и порядок получения им своего вклада в случае выхода из товарищества (подп. 1, 3 п. 2 комментируемой статьи). Учредительным договором и договором товарищества и вкладчика может предусматриваться порядок ознакомления с годовыми отчетами и балансами товарищества и т.д.

Если вкладчик хочет произвести отчуждение принадлежащей ему доли в складочном капитале, то в первую очередь ее могут приобрести другие вкладчики (см. ст. 93 ГК и комментарий к ней).

Статья 85. Права и обязанности вкладчика товарищества на вере

Гражданский кодекс (ГК РФ)

  • проверено сегодня
  • кодекс от 01.09.2018
  • вступила в силу 01.01.1995

Ст. 85 ГК РФ ч. 1 в последней действующей редакции от 1 января 1995 года.

Новые не вступившие в силу редакции статьи отсутствуют.

Гражданский кодекс РФ часть 1 (ГК РФ ч. 1)

Раздел I. Общие положения

Подраздел 2. Лица

Глава 4. Юридические лица

§ 2. Коммерческие корпоративные организации

3. Товарищество на вере

Статья 85. Права и обязанности вкладчика товарищества на вере

1. Вкладчик товарищества на вере обязан внести вклад в складочный капитал. Внесение вклада удостоверяется свидетельством об участии, выдаваемым вкладчику товариществом.

2. Вкладчик товарищества на вере имеет право:

  • 1) получать часть прибыли товарищества, причитающуюся на его долю в складочном капитале, в порядке, предусмотренном учредительным договором;
  • 2) знакомиться с годовыми отчетами и балансами товарищества;
  • 3) по окончании финансового года выйти из товарищества и получить свой вклад в порядке, предусмотренном учредительным договором;
  • 4) передать свою долю в складочном капитале или её часть другому вкладчику или третьему лицу. Вкладчики пользуются преимущественным перед третьими лицами правом покупки доли (ее части) применительно к условиям и порядку, предусмотренным пунктом 2 статьи 93 настоящего Кодекса. Передача всей доли иному лицу вкладчиком прекращает его участие в товариществе.

Учредительным договором товарищества на вере могут предусматриваться и иные права вкладчика.

Статья 85 ГК РФ. Права и обязанности вкладчика товарищества на вере

Новая редакция Ст. 85 ГК РФ

1. Вкладчик товарищества на вере обязан внести вклад в складочный капитал. Внесение вклада удостоверяется свидетельством об участии, выдаваемым вкладчику товариществом.

2. Вкладчик товарищества на вере имеет право:

1) получать часть прибыли товарищества, причитающуюся на его долю в складочном капитале, в порядке, предусмотренном учредительным договором;

2) знакомиться с годовыми отчетами и балансами товарищества;

3) по окончании финансового года выйти из товарищества и получить свой вклад в порядке, предусмотренном учредительным договором;

4) передать свою долю в складочном капитале или ее часть другому вкладчику или третьему лицу. Вкладчики пользуются преимущественным перед третьими лицами правом покупки доли (ее части) применительно к условиям и порядку, предусмотренным пунктом 2 статьи 93 настоящего Кодекса. Передача всей доли иному лицу вкладчиком прекращает его участие в товариществе.

Учредительным договором товарищества на вере могут предусматриваться и иные права вкладчика.

Комментарий к Ст. 85 ГК РФ

Анализ статей, регулирующих деятельность товарищества на вере, позволяет выявить еще ряд особенностей правового положения вкладчиков (коммандитистов). Во-первых, вкладчики не подписывают учредительный договор; в нем не содержатся их персональные данные. Единственные данные, относящиеся к вкладчикам, которые обязательно должны указываться в учредительном договоре, — это совокупный размер вкладов коммандитистов.

Во-вторых, доказательством того, что вкладчик исполнил свою обязанность по внесению вклада, является свидетельство об участии (свидетельство не является ценной бумагой). При этом право вкладчика передать свою долю или ее часть в складочном капитале другому вкладчику или третьему лицу указывает на то, что права вкладчика могут быть подтверждены не только свидетельством об участии, но и договором о внесении вкладов или о передаче доли в складочном капитале.

И наконец, в-третьих, вкладчик может рассчитывать на доход от участия в товариществе только в размере распределенной прибыли, причитающейся на его долю в складочном капитале. В случае если коммандитист примет решение о выходе из товарищества, он получит обратно свой вклад в том размере, в каком он был внесен. В отличие от полных товарищей вкладчик не вправе претендовать на стоимость части имущества товарищества соразмерно его доле в складочном капитале.

Другой комментарий к Ст. 85 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Основная обязанность вкладчика — внесение вклада в складочный капитал. На вкладчиков товарищества на вере распространяются положения п. 2 ст. 67 ГК о правах и обязанностях участников хозяйственных товариществ и обществ. В этой статье, помимо обязанности по внесению вклада, предусмотрена также обязанность по сохранению конфиденциальной информации о деятельности организации. Перечень обязанностей вкладчика является исчерпывающим и не может быть изменен учредительным договором, так как вкладчики в нем не участвуют.

2. Перечень прав коммандитистов в Законе не ограничен. Он может быть расширен учредительным договором. Помимо указанных в п. 2 комментируемой статьи прав, вкладчики имеют право получить в случае ликвидации товарищества или общества часть имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимость. Причем вкладчики обладают преимущественным перед полными товарищами правом на получение стоимости вкладов из имущества товарищества, оставшегося после удовлетворения требований его кредиторов (ст. 86 ГК РФ).

Статья 85. Права и обязанности вкладчика товарищества на вере

1. Вкладчик товарищества на вере обязан внести вклад в складочный капитал. Внесение вклада удостоверяется свидетельством об участии, выдаваемым вкладчику товариществом.

2. Вкладчик товарищества на вере имеет право:

1) получать часть прибыли товарищества, причитающуюся на его долю в складочном капитале, в порядке, предусмотренном учредительным договором;

2) знакомиться с годовыми отчетами и балансами товарищества;

3) по окончании финансового года выйти из товарищества и получить свой вклад в порядке, предусмотренном учредительным договором;

4) передать свою долю в складочном капитале или ее часть другому вкладчику или третьему лицу. Вкладчики пользуются преимущественным перед третьими лицами правом покупки доли (ее части) применительно к условиям и порядку, предусмотренным пунктом 2 статьи 93 настоящего Кодекса. Передача всей доли иному лицу вкладчиком прекращает его участие в товариществе.

Учредительным договором товарищества на вере могут предусматриваться и иные права вкладчика.

Комментарий к статье 85 Гражданского Кодекса РФ

1. Комментируемая статья посвящена обязанностям и правам вкладчиков. В п. 1 установлена единственная обязанность вкладчика — внести вклад в складочный капитал коммандиты. Закон не предъявляет никаких требований к соотношению в складочном капитале коммандиты вкладов полных товарищей и вкладчиков и отдает этот вопрос на усмотрение полных товарищей. Это позволяет им (и создаваемой коммандите) привлекать значительный капитал вкладчиков (коммандитный капитал). Закон не предъявляет никаких требований и к величине складочного капитала коммандиты, так как права кредиторов здесь (как и в полном товариществе) обеспечивает ответственность ее полных товарищей (а не складочный капитал), и все же внесение вкладов полными товарищами и вкладчиками ГК признает не правом, а именно обязанностью (п. 2 ст. 83, п. 1 ст. 85). Наконец, закон не предусматривает и специальной формулы накопления складочного капитала коммандиты.

Что касается полных товарищей, каждый из них должен внести не менее половины своего вклада к моменту регистрации коммандиты (п. 2 ст. 73 в связи с п. 2 ст. 82 ГК). Применительно к вкладчикам закон ограничивается требованием, чтобы учредительный договор коммандиты определял совокупный размер вкладов, вносимых вкладчиками (п. 2 ст. 83 ГК). Коммандита не может существовать без участия вкладчика (вкладчиков) (п. 1 ст. 82, см. также абз. 1 п. 1 ст. 86 ГК), однако необходимость участия вкладчиков в коммандите не означает необходимости их участия в момент ее создания (регистрации).

Поскольку вкладчики не являются участниками учредительного договора коммандиты, а внесение вклада удостоверяется свидетельством об участии, выдаваемым вкладчику коммандитой (п. 1 ст. 85), очевидно следующее: а) вкладчики становятся участниками самой коммандиты, приобретая членство в ней по самостоятельному правовому основанию — договору об участии (поэтому следует исключить конструкцию договора присоединения вкладчиков к учредительному договору — ст. 428 ГК); б) отношения по внесению вкладов вкладчики выстраивают с самой коммандитой (а не с полными товарищами), а значит, к моменту внесения вкладов коммандита должна существовать как ЮЛ, а вкладчики вносят свои вклады после ее создания (регистрации); в) вкладчики вносят свои вклады всегда после того, как все полные товарищи внесли по крайней мере половину своего вклада; г) все правила п. 2 ст. 73 ГК распространяются только на полных товарищей и не касаются вкладчиков.

Итак, после создания коммандиты и во исполнение учредительного договора в части установленного им совокупного размера вкладов (коммандитного капитала) коммандита заключает с каждым вкладчиком договор об участии, который и является основанием для привлечения конкретного вклада. Договор об участии, как и учредительный договор, является каузальным, консенсуальным и взаимным (обязанности коммандиты по предоставлению членства в ней здесь корреспондирует обязанность вкладчика по внесению вклада в ее складочный капитал — п. 1 ст. 85), но в отличие от учредительного договора он не соответствует модели многосторонней сделки (поскольку заключается коммандитой с каждым конкретным вкладчиком), является договором непоименованным и возмездным (на вклад платится дивиденд — ст. 423 ГК), к тому же он не является договором фидуциарным (если, конечно, личность вкладчика не выступит в качестве субъективно существенного условия данного договора).

Выдаваемое вкладчику свидетельство об участии (п. 1 ст. 85) не является ценной бумагой (так как не отнесено к их числу законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке — ст. 143 ГК). Оба договора — первоначальный учредительный и последующий об участии — связаны между собой: первый фиксирует базовые принципы участия в коммандите вкладчиков, второй реализует соответствующие положения учредительного договора применительно к конкретному вкладчику. Так, в силу прямого указания закона именно учредительный договор должен устанавливать порядок получения вкладчиком части прибыли коммандиты и вклада при выходе (подп. 1, 3 п. 2 ст. 85), он также может содержать и другие правила, имеющие прямое отношение к вкладчику (например, предусматривать дополнительные права согласно последнему предложению ст. 85, устанавливать непропорциональный порядок распределения между всеми участниками коммандиты ликвидационной квоты, причем не обязательно в пользу вкладчика — абз. 2 п. 2 ст. 86 ГК).

Поэтому всякий договор об участии должен соответствовать учредительному договору, при этом согласование вкладчиками условий учредительного договора должно происходить не в рамках учредительного договора, к которому вкладчик никакого отношения не имеет, а в рамках договора об участии, стороной которого он является; соответствие этих договоров друг другу, а также адекватное отражение в договоре об участии всех условий учредительного договора, касающихся вкладчика, должна обеспечивать коммандита, которая одновременно выступает в качестве правосубъектного продукта (результата) учредительного договора и стороны договора об участии.

Из связанности между собой двух договоров (учредительного и об участии) возникает практически важный вопрос: вправе ли полные товарищи менять положения учредительного договора в части, касающейся вкладчиков, без учета мнения вкладчиков (и, соответственно, вправе ли вкладчики блокировать такие изменения)? Решение данного вопроса покоится на трех известных положениях закона: а) обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве стороны (для третьих лиц), оно может создавать для третьих лиц только права и только в случаях, предусмотренных законодательством или соглашением сторон (п. 3 ст. 308 ГК); б) односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий по общему правилу не допускается (ст. 310 ГК); в) изменение и расторжение договора возможны по общему правилу по соглашению сторон (п. 1 ст. 450 ГК).

Поэтому: а) полные товарищи могут вносить любые изменения в заключенный ими учредительный договор по взаимному согласию; б) изменения учредительного договора не создают правовых последствий для вкладчиков (которые участвуют в другом договоре — договоре об участии), а также для их правопреемников (которые приобретают долю вкладчика в складочном капитале коммандиты на тех же самых условиях) без отражения соответствующих изменений в договоре об участии; в) приведение договора об участии в соответствие с изменениями учредительного договора может быть по согласованию между коммандитой и вкладчиком (его правопреемником) или (при наличии в договоре об участии соответствующей оговорки) коммандитой в одностороннем порядке; г) изменения учредительного договора рассчитаны на будущих вкладчиков и будут иметь для них правовое значение в рамках будущих договоров об участии, приведенных коммандитой в соответствие с происшедшими изменениями в ее учредительном договоре (документе). Именно поэтому условия разных договоров об участии могут отличаться друг от друга, а значит, в коммандите могут быть разные вкладчики (с неодинаковыми условиями их членства в коммандите).

Несмотря на то что п. 1 ст. 85 закрепляет единственную обязанность вкладчиков, а последнее предложение ст. 85 не говорит о том, что учредительный договор может предусматривать иные обязанности вкладчиков, последние возможны в силу более общего правила абз. 4 п. 2 ст. 67 ГК. К тому же они вытекают из других норм о коммандите. Так, вкладчики должны нести риск убытков, связанных с деятельностью коммандиты, в пределах сумм внесенных ими вкладов (п. 1 ст. 82 ГК), а также ответственность (в частности, перед самой коммандитой — п. 3 ст. 53 с учетом п. 2 ст. 84 ГК, если допустить, что вкладчик вызвал банкротство коммандиты и привлекается к субсидиарной ответственности по ее обязательствам — абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК, если в фирму коммандиты включено имя вкладчика, в результате чего он становится полным товарищем, — абз. 2 п. 4 ст. 82 ГК).

2. В п. 2 ст. 85 закреплен перечень из четырех прав вкладчиков, которые можно признать основными; помимо них учредительный договор может предусматривать и иные права вкладчиков (последнее предложение ст. 85). Во-первых, вкладчик вправе получать часть прибыли коммандиты, причитающуюся на его долю в складочном капитале, т.е. во всяком случае пропорционально данной доле (подп. 1 п. 2 ст. 85, ср. с п. 1 ст. 74 и с абз. 2 п. 2 ст. 86 ГК). Во-вторых, вкладчик вправе получать информацию о деятельности коммандиты — знакомиться с ее годовыми отчетами и балансами; это право он может реализовать как в отношении самой коммандиты в лице ее полных товарищей, так и путем обращения в компетентные госорганы (подп. 2 п. 2 ст. 85). В-третьих, вкладчик вправе выйти из коммандиты по окончании финансового года и получить свой вклад в порядке, предусмотренном учредительным договором коммандиты (подп. 3 п. 2 ст. 85). Закон не уточняет, имеется ли в виду возврат вклада в натуре или его денежного эквивалента — это должен решать учредительный договор в рамках порядка возврата вклада. Однако если вкладом были деньги или другие родовые и юридически заменимые вещи, вопрос о характере выплаты вклада не возникает, но вернуть в натуре индивидуально-определенную вещь можно только в том случае, если в складочный капитал коммандиты вкладчик передал не ее, а право пользования ею. Наконец, в-четвертых, вкладчик вправе передать свою долю (ее часть) в складочном капитале другому вкладчику или третьему лицу.

При передаче вкладчиком доли (ее части) посредством ее продажи другие вкладчики (разумеется, при наличии таковых) имеют преимущественное перед третьими лицами право ее покупки; действие данного правила следует распространять на все возмездные сделки (например, мены доли или ее части), а под третьими лицами понимать не только посторонних лиц, не являющихся участниками коммандиты, но также и ее полных товарищей, решивших приобрести долю (ее часть) у вкладчика. Передача вкладчиком всей его доли другому лицу прекращает его участие в коммандите, а передача части доли — сокращает его присутствие в ней (подп. 4 п. 2 ст. 85).

Поскольку подп. 4 п. 2 ст. 85 не предусматривает собственного механизма (условий и порядка) реализации вкладчиками преимущественного права и отсылает к п. 2 ст. 93 ГК, надлежит иметь в виду следующее: а) правила п. 2 ст. 93 ГК также не регулируют эти вопросы по существу и, в свою очередь, отсылают к Закону об обществах с ограниченной ответственностью, поэтому для регулирования данных вопросов (включая порядок и срок осуществления вкладчиками преимущественного права) надлежит обращаться к ст. 21 данного Закона, а также к соответствующим положениям учредительного договора; б) учредительный договор может предусматривать преимущественное право на приобретение доли (ее части) за самой коммандитой в том случае, если данное право не реализовали ее вкладчики. Поскольку основные права вкладчиков сформулированы в п. 2 ст. 85 императивно, они не могут быть изменены или отменены договором (п. 1 ст. 422 ГК), однако могут быть дополнены договором, что, кстати, и подтверждает последнее предложение ст. 85.

Так, договор не может исключить право вкладчика знакомиться с годовыми отчетами и балансами коммандиты, в то же время возможности вкладчика по контролю за коммандитой могут быть значительно расширены (например, вкладчику может быть предоставлена возможность знакомиться не только с годовыми отчетами и балансами коммандиты, но и с текущими результатами ее деятельности, при этом его контрольные возможности вполне могут стать сопоставимы с аналогичными возможностями полных товарищей); впрочем, пределы расширения контрольных прав вкладчиков ограничивает сам закон, запрещая вкладчикам оспаривать действия полных товарищей по управлению и ведению дел коммандиты (п. 2 ст. 84 ГК). Помимо основных прав вкладчиков, предусмотренных п. 2 ст. 85, а также дополнительных, которые могут устанавливаться учредительным договором, вкладчики имеют и иные права, закрепленные ГК (например, право представлять коммандиту по доверенности — п. 2 ст. 84 ГК, право оспаривать действия полных товарищей по вопросам, не связанным с управлением и ведением дел коммандиты, — п. 2 ст. 84 ГК, права в связи с ликвидацией коммандиты — п. 2 ст. 86 ГК).

3. Итак, вкладчик в коммандите — одновременно вкладчик свободных средств (инвестор) и участник коммандиты. Именно поэтому он отличается и от участвующего в коммандите полного товарища, и от обычного кредитора (заимодавца коммандиты). Во-первых, вкладчик и полный товарищ вносят свои вклады в складочный капитал коммандиты, будучи участниками коммандиты, они имеют право на дивиденд, который выплачивается в порядке, предусмотренном учредительным договором (подп. 1 п. 2 ст. 85), а поскольку это право зависит от прибыльности деятельности коммандиты, величина дивиденда не может быть известной заранее и фиксированной. Напротив, имущество обычного кредитора, переданное коммандите, не направляется в ее складочный капитал, при этом сам кредитор имеет право на процент от его использования, величина которого изначально известна и не зависит от успешности дел должника (коммандиты).

Во-вторых, вкладчик вправе выйти из коммандиты по окончании финансового года и получить свой вклад в порядке, предусмотренном учредительным договором коммандиты (подп. 3 п. 2 ст. 85); напротив, полный товарищ вправе выйти из товарищества в любой момент, заявив об этом не менее чем за 6 месяцев до фактического выхода (правда, досрочный отказ от участия в срочной коммандите возможен только по уважительной причине (ст. 77 в связи с п. 2 ст. 82 ГК)), и получить при этом не вклад, а пропорциональную вкладу долю во всем имуществе коммандиты, если иное не предусмотрено учредительным договором (абз. 1 п. 1 ст. 78 в связи с п. 2 ст. 82 ГК).

Кроме того, вкладчики и полные товарищи имеют право на отчуждение своей доли (ее части) в складочном капитале коммандиты с той разницей, что совершение такой сделки вкладчиком с третьим лицом сопряжено с необходимостью соблюдения преимущественного права других вкладчиков (подп. 4 п. 2 ст. 85), тогда как ее совершение полным товарищем — только с необходимостью ее санкционирования другими полными товарищами, которые при этом по закону не имеют права преимущественного приобретения отчуждаемой доли или ее части (ст. 79 в связи с п. 2 ст. 82 ГК).

Наконец, кредиторы вкладчика могут обратить взыскание на его долю в складочном капитале коммандиты, тогда как кредиторы полного товарища не могут обратить взыскание на саму долю: они вправе потребовать от коммандиты выдела части имущества коммандиты, соответствующей доле должника в складочном капитале, с целью обращения взыскания на это имущество (ст. 80 в связи с п. 2 ст. 82 ГК). Понятно, что все сказанное не касается и не может касаться обычных кредиторов, которые в отношении должника имеют только право на возврат имущества согласно условиям соответствующего договора. Наконец, в-третьих, различия между вкладчиками, полными товарищами и кредиторами коммандиты очевидны и в рамках п. 2 ст. 86 ГК.

Еще по теме:

  • Статья 33 федерального закона от 27072004 КИ - что это? Добрый день. Есть ли какой-нибудь документ, устанавливающий в явном виде, что является конфиденциальной информацией? Например, ПДн, скорее всего таковыми являются, […]
  • Мировой суд советский район самара Мировой судебный участок №51 Советского района г. Самары понедельник-четверг: с 9-00 до 18-00 пятница: с 9-00 до 17-00 понедельник-четверг: с 9-00 до 18-00 пятница: с 9-00 до 17-00 г.о. […]
  • Годинцово транспортный проезд д3 Складской комплекс «Одинцово» Местонахождение Местонахождение Одинцово г.Минское ш., 11 км от МКАД Складской комплекс «Одинцово» расположен в г. Одинцово Московской области по адресу: […]
  • Воинская часть 64120 кстово адрес 210-й межвидовой региональный учебный центр (в/ч 64120) 210 Гвардейский Ковельский Краснознамённый межвидовой региональный учебный центр инженерных войск Министерства обороны РФ (МРУЦ) – […]
  • Курсовая работа усыновление удочерение ребенка Усыновление (2) Главная > Реферат >Государство и право Актуальность темы исследования. Согласно ч. 1 ст. 17 Конституции Российской Федерации (далее - Конституция РФ) права и свободы […]