Судебная практика 261 тк

Рубрики Публикации

Судебная практика 261 тк

Наталья Бацвин, доцент кафедры административного и финансового права, Санкт-Петербургский университет управления и экономики

Количество трудовых споров, рассматриваемых судами Российской Федерации, зависит от ситуации в экономике страны в целом и на рынке занятости в частности. В период с 2005 по 2008 год количество обращений россиян в суды с исками по категории трудовых споров снижалось ежегодно примерно на 30 %. Но в период обострения кризиса число жалоб возросло в два раза. В кризисные, 2008–2009 годы в судах было рассмотрено 1,1 млн жалоб россиян на сокращение или невыплату заработной платы, а также на необоснованные увольнения1. В 2011 году число трудовых споров сократилось на 17 %. В своем докладе Председатель Верховного Суда В. М. Лебедев указывает на то, что роль судов заключается в защите и восстановлении прав работников на труд и достойную оплату труда, на безопасные условия труда, на повышение уровня социальной защиты как работающих граждан, так и пенсионеров. Вместе с тем, по мнению В. М. Лебедева, одна из причин возникновения трудовых споров — недостаточное правовое обеспечение трудовых отношений и оплаты труда2.

Из общего числа рассмотренных трудовых споров представляется интересным обратить внимание на судебные дела, связанные с нарушением трудовых прав женщин. Анализ судебной практики показывает, что большинство дел связано с нарушением прав беременных женщин и женщин, имеющих детей.

Казалось бы, данная категория лиц — участниц трудовых отношений, достаточно защищена государством: законодательство о труде четко регламентирует порядок предоставления гарантий при заключении и расторжении трудового договора, право на необходимые отпуска, рабочее время, переводы на другую работу. Подобная детальная регламентация труда женщин, преследующая в первую очередь превентивные цели — недопущение возникновения разночтений в норме трудового законодательства в будущем, на сегодняшний день порождает спорные ситуации, что приводит к обращению женщин в суд с целью отстоять свои трудовые права.

По сути заявленных и рассмотренных споров, связанных с нарушением прав женщин, выявлены следующие характерные спорные моменты и практика их разрешения. Основное количество спорных ситуаций вызывают статьи законодательства о труде, в частности ТК РФ, связанные с процедурой увольнения беременной работницы.

Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что статья 261 Трудового кодекса РФ (далее — ТК РФ) носит гарантийный характер и не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявительницы (Конституционный Суд РФ, определение от 13 октября 2009 г. № 1072-О-О).

Согласно ч. 1 ст. 261 ТК РФ расторжения трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами не допускается, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем. Истица в своем заявлении настаивала на том, что данное положение закона содержит неопределенность относительно периода предоставления гарантий защиты от увольнения. На что Конституционный Суд РФ в своем определении обратил внимание, указав, что вопрос об установлении факта беременности и момента, начиная с которого работнице должны предоставляться гарантии, закрепленные данной нормой, связан с исследованием фактических обстоятельств конкретного дела. Помимо этого, оспариваемое положение ТК РФ не ограничивает полностью в правах работодателя, желающего уволить недобросовестную работницу, даже если в отношении нее установлен факт беременности.

Конституционный Суд Российской Федерации признал, что интересы работодателя не нарушаются запретом, установленным ст. 261 ТК РФ, так как действие запрета существенно ограничено по времени и работодатель, реализуя свою компетенцию по принятию кадровых решений, вправе применить к беременной женщине иные, помимо увольнения, дисциплинарные взыскания в случае совершения женщиной дисциплинарного проступка (Конституционный Суд РФ, определение от 4 ноября 2004 г. № 343 О).

Гражданка обратилась в суд с иском о восстановлении на работе и выплате заработной платы за время вынужденного прогула, так как, будучи беременной, была уволена с работы. Суд установил, что истица отсутствовала на работе в течение пяти дней без предоставления работодателю больничного листа и вследствие этого была уволена за прогул. Повышенная защита законодателем беременных женщин направлена прежде всего на предупреждение совершения дискриминационных действий со стороны недобросовестных работодателей, стремящихся избежать предоставления отпусков по беременности и родам, отпусков по уходу за ребенком. Конституция Российской Федерации, гарантируя свободу экономической деятельности, предоставляет работодателю полномочия по управлению своим имуществом и принятию необходимых кадровых решений. Соответственно, работодатель может по своему усмотрению применять дисциплинарные взыскания к беременной женщине, совершившей дисциплинарный проступок, и норма, содержащаяся в ч. 1 ст. 261 ТК РФ, не может рассматриваться как устанавливающая несоразмерное ограничение прав работодателей, гарантированных Конституцией РФ.

Предоставляя определенные гарантии, трудовые льготы беременным женщинам, законодатель требует соблюдать общеправовой принцип недопустимости злоупотребления своими правами со стороны работников. Например, если женщина скрыла от работодателя факт беременности и работодатель при увольнении добросовестно заблуждался относительно состояния работницы, то вполне возможно признание увольнения законным.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации определяет, что при рассмотрении дел о восстановлении на работе следует иметь в виду, что при реализации гарантий, предоставляемых трудовым законодательством, в случае расторжения трудового договора должен соблюдаться принцип недопустимости злоупотребления правом (Пленум Верховного Суда РФ, постановление от 17 марта 2004 г. № 2 (в ред. от 28 сентября 2010 г. № 22).

В частности, в п. 27 постановления злоупотребление правом определяется как сокрытие работником временной нетрудоспособности на момент увольнения с работы либо того обстоятельства, что работник является членом профессионального союза или руководителем (его заместителем) выборного профсоюзного коллегиального органа организации, структурных подразделений организации (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденным от основной работы, когда решение вопроса об увольнении должно производиться с соблюдением процедуры учета мотивированного мнения выборного профсоюзного органа организации либо, соответственно, с предварительного согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа.

При установлении судом факта злоупотребления работником правом — в удовлетворении иска о восстановлении на работе может быть отказано, поскольку работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий работника.

Этим же постановлением разъясняется вопрос увольнения женщины, беременность которой на период рассмотрения дела в суде не сохранилась. Ранее, исходя из существовавшей судебной практики, иск о восстановлении на работе женщины, трудовой договор с которой был расторгнут по инициативе администрации в период, когда эта женщина была беременна, подлежал удовлетворению независимо от того, было ли работодателю известно о беременности и сохранилась ли беременность на время рассмотрения дела (Постановление Пленума ВС РСФСР от 25 декабря 1990 г. № 6 «О некоторых вопросах, возникающих при применении судами законодательства, регулирующего труд женщин»). Статья 261 ТК РФ предусматривает, что в случае истечения срочного трудового договора в период беременности женщины работодатель обязан по письменному заявлению женщины и при представлении медицинской справки, подтверждающей факт беременности, продлить срок действия трудового договора до родов.

В пункте 60 постановления Пленума Верховного Суда РФ, действующего в настоящее время, указывается, что, если работник, с которым заключен срочный трудовой договор, был незаконно уволен с работы до истечения срока договора, суд восстанавливает работника на прежней работе. Если же на день рассмотрения спора судом срок трудового договора уже истек, суд признает увольнение незаконным, изменяет дату увольнения и формулировку основания увольнения на увольнение по истечении срока трудового договора. Таким образом, в компетенцию суда в данной ситуации входит лишь изменение даты увольнения. Когда у работницы возникает право на отпуск по беременности и родам, следует только корректировать дату увольнения, а если данное право еще не возникло, то возлагать на работодателя обязанность одновременно с восстановлением на работе продлить действие срока договора до наступления данного права.

Допуская увольнение беременной работницы по инициативе работодателя только при ликвидации организации (прекращении статуса индивидуального предпринимателя), законодательство о труде обязывает работодателя соблюдать в отношении уволенной действие всех гарантий и компенсаций. В частности, работодатель обязан выплатить беременной женщине выходное пособие в размере среднего месячного заработка, а также сохранить за работницей средний месячный заработок на период трудоустройства, но не свыше двух месяцев со дня увольнения (с зачетом выходного пособия).

Решением Фрунзенского районного суда города Санкт-Петербурга были удовлетворены требования истицы о взыскании пособия по беременности и родам, ежемесячное пособие по уходу за ребенком до полутора лет.

Истица обратилась в суд с иском о взыскании пособия по беременности и родам, а также ежемесячного пособия по уходу за ребенком до полутора лет, указав, что работодатель был уведомлен о предоставлении истице отпуска по беременности и родам, в доказательство чего приложила листок временной нетрудоспособности. Однако ответа на заявление от работодателя не последовало, пособие не выплачивалось. Во избежание утраты листка истица забрала его из бухгалтерии, так как он оставался там без движения. В ходе проведенной прокурорской проверки было установлено, что истица не уволена с занимаемой должности. Согласно п. 2 ст. 12 ФЗ «Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию» № 255-ФЗ от 29.12.2006 пособие по беременности и родам назначается, если обращение за пособием последовало не позднее шести месяцев со дня окончания отпуска беременности и родам. Данный срок был пропущен, но истицей представлены доказательства того, что она пыталась своевременно в соответствии с действующим законодательством обратиться к ответчику с заявлением о предоставлении ей отпуска и назначении пособия по беременности и родам, однако по независящим от истицы причинам данные документы не были приняты ответчиком.

Также истица повторно направила ответчику заявление о предоставлении отпуска по беременности и родам и заявление о предоставлении отпуска по уходу за ребенком до полутора лет, в связи с чем суд нашел причины пропуска шестимесячного срока для обращения за пособием уважительными, а требования истицы подлежащими удовлетворению.

Судебная практика по трудовому праву

Несмотря на то, что гражданин являлся единственным учредителем ЗАО и, в силу положений ст. 273 Трудового кодекса Российской Федерации, на него не распространяется действие главы 43 Трудового кодекса Российской Федерации, данное обстоятельство не позволяет отнести возникший спор к подведомственности арбитражного суда.

По мнению фонда, согласно положениям статьи 262 Трудового кодекса Российской Федерации право на предоставление четырех дополнительных оплачиваемых выходных дней для ухода за детьми-инвалидами имеют только родители, опекуны и попечители.

Согласно ч. 4 ст. 261 ТК РФ расторжение трудового договора с женщиной, в частности имеющей ребенка в возрасте до трех лет, по инициативе работодателя не допускается.

К числу гарантий, предоставляемых лицам с семейными обязанностями, статья 259 Трудового кодекса Российской Федерации относит, в частности, ограничение возможности направления их в служебные командировки, привлечения к сверхурочной работе, к работе в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни.

В силу статьи 256 Трудового кодекса Российской Федерации по заявлению женщины ей предоставляется отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

Отпуска по беременности и родам в силу статьи 255 Трудового кодекса Российской Федерации предоставляются женщинам по их заявлению и на основании выданного в установленном порядке листка нетрудоспособности продолжительностью 70 календарных дней до родов и 70 календарных дней после родов с выплатой пособия по государственному социальному страхованию в установленном федеральными законами размере.

Части первая и третья статьи 253 Трудового кодекса Российской Федерации ограничивают использование труда женщин на тяжелых работах, работах с вредными и (или) опасными условиями труда, а также на подземных работах, т.е. в условиях, оказывающих неблагоприятное влияние на женский организм, и имеют целью оградить репродуктивное здоровье женщины от воздействия вредных производственных факторов.

В соответствии со ст. 251 Трудового кодекса РФ особенности регулирования труда это нормы, частично ограничивающие применение общих правил по тем же вопросам либо предусматривающие для отдельных категорий работников дополнительные правила.

Таким образом, статья 249 Трудового кодекса Российской Федерации также не может расцениваться как нарушающая права заявительницы.

Согласно ч. 4 ст. 248 ТК РФ в случае увольнения работника, давшего письменное обязательство о добровольном возмещении ущерба, но отказавшегося возместить указанный ущерб, непогашенная задолженность взыскивается в судебном порядке.

При этом в силу статьи 247 ТК РФ до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения.

В соответствии со статьей 245 Трудового кодекса Российской Федерации материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в перечисленных в данной статье случаях.

Правовая природа договора о полной материальной ответственности, как следует из статей 244 и 245 Трудового кодекса Российской Федерации, предполагает, что работники, заключившие такой договор, должны обеспечить сохранность вверенного им имущества.

Предусмотренных статьей 243 Трудового кодекса Российской Федерации оснований для возложения на гражданина материальной ответственности в полном размере при рассмотрении дела судом не установлено.

Согласно ст. 242 Трудового кодекса РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Трудовые споры с участием беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет

Автор: Наталья Лешукова

юрист на аутсорсинге.

В категории «трудовые споры с беременными женщинами и женщинами, имеющими детей в возрасте до трех лет» наиболее часто возникают споры о восстановлении на работе.

Со стороны работодателей это связано с ошибками в применении ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ), устанавливающей гарантии беременным женщинам и лицам с семейными обязанностями при расторжении трудового договора, а именно: запреты на расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременной женщиной, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем; а также с женщиной, имеющей ребенка в возрасте до трех лет, за исключением случаев увольнения по вине женщины.

Указанные нормы являются специальными, то есть подлежащими первоочередному применению, по отношению к другим положениям, связанным с расторжением трудового договора по инициативе работодателя.

Работодателю при принятии решений об увольнении беременных женщин и женщин, имеющих детей до трех лет, во избежание ошибок необходимо иметь четкое представление о случаях, когда такое увольнение по инициативе работодателя в ТК РФ допускается, а когда законодатель устанавливает запрет на расторжение трудового договора. Наиболее распространенной ошибкой на практике являются случаи прекращения срочного трудового договора в связи с его истечением в период беременности женщин.

Рассмотрим нижеприведенную судебную практику.

Запрет на расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами распространяется на случаи окончания срочного трудового договора в период беременности женщины.

Г.М. обратилась в суд с иском к ОАО «МОЭК» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, мотивируя свои требования тем, что осуществляла трудовую деятельность в организации ответчика с определенной даты в должности ведущего экономиста. Приказом по организации уволена по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ в связи с истечением срока трудового договора. Полагала, что увольнение является незаконным, при увольнении нарушено трудовое законодательство РФ, работодатель не учел при расторжении трудового договора факт беременности истицы. Согласно справке, выданной ЦРБ МУ г. Балашиха по состоянию на дату увольнения, Г.М. диагностирована беременность 6 недель. Хамовнический районный суд г. Москвы решением от 06 августа 2014 года отказал в удовлетворении исковых требований Г.М., посчитав, что увольнение по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ не является увольнением по инициативе работодателя, кроме того, работодатель на дату увольнения не имел сведений о беременности Г.М. Однако судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, рассмотрев апелляционную жалобу истицы, нашла вышеуказанные выводы суда первой инстанции ошибочными, основанными на выборочном, избирательном толковании норм материального права, противоречащими установленным обстоятельствам дела. Согласно разъяснениям, данным Верховным Судом РФ в пункте 27 Постановления Пленума от 28.01.2014 № 1 «О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних», в силу части второй статьи 261 ТК РФ срочный трудовой договор не может быть расторгнут до окончания беременности. На основании всех этих обстоятельств, Московский городской суд принял новое решение: признать незаконным увольнение Г.М. по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ; изменить дату увольнения Г.М., а также взыскать с ОАО МОЭК в пользу Г.М. средний заработок за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда.

Таким образом, в данном случае работодатель не учел, что обязанность по продлению срока действия срочного трудового договора до окончания беременности женщины прямо предусмотрена трудовым законодательством.

Срочный трудовой договор продлевается до окончания беременности женщины независимо от причины окончания беременности (рождение ребенка, самопроизвольный выкидыш, аборт по медицинским показаниям и др.). В случае рождения ребенка увольнение женщины в связи с окончанием срочного трудового договора производится в день окончания отпуска по беременности и родам. В иных случаях женщина может быть уволена в течение недели со дня, когда работодатель узнал или должен был узнать о факте окончания беременности. Беременная женщина, трудовой договор с которой расторгнут по инициативе работодателя, подлежит восстановлению на работе и в том случае, если к моменту рассмотрения в суде ее иска о восстановлении на работе беременность не сохранилась (Извлечение из разъяснений Пленума ВС РФ).

Работодателям следует также обратить внимание: ст. 261 ТК РФ, помимо случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем, устанавливает еще одно исключение для прекращения срочного трудового договора с женщиной в период ее беременности: если трудовой договор был заключен на время исполнения обязанностей отсутствующего работника. Однако в случае, если работодателем не будут предоставлены в качестве доказательств зафиксированные в письменном виде отказы женщины от перевода до окончания беременности на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации женщины, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую женщина может выполнять с учетом ее состояния здоровья, суд может восстановить уволенную женщину на работе (как это было в приведенном Примере 1). Во избежание негативного результата в случае возникновения спорной ситуации работодателю необходимо запастись доказательствами и документально, в письменном виде, фиксировать каждый факт предложения вакантных должностей и отказы увольняемой женщины.

По своей сути положения ч. 2 ст. 261 ТК РФ являются трудовой льготой, поэтому реализация положений ст. 261 ТК РФ не зависит от осведомленности работодателя о факте беременности на момент принятия решения об увольнении.

Вместе с тем, из анализа положений ст. 261 ТК РФ следует, что данные правила не запрещают прекращение срочного трудового договора с женщинами, имеющими детей в возрасте до трех лет, в том числе находящимися в отпуске по уходу за ребенком. Это подтверждает и судебная практика.

У. обратилась в суд с иском к ООО «Бизнес-Мониторинг» о восстановлении на работе, взыскании компенсации морального вреда. В обоснование иска ссылается на то, что уволена по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ по истечению срока трудового договора, увольнение считает незаконным, поскольку на момент увольнения она находилась в оплачиваемом отпуске по уходу за ребенком. Головинский районный суд г. Москвы решением от 14 октября 2013 года отказал истице в удовлетворении исковых требований, и судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда апелляционным определением от 28 февраля 2014 года по делу № 33-4554 оставила решение районного суда без изменения. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд пришел к выводу о законности увольнения У. по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, поскольку положения Трудового кодекса РФ, устанавливающие порядок прекращения срочного трудового договора, а также гарантии женщинам, имеющим детей, не устанавливают каких-либо ограничений для увольнения указанной категории работников в связи с истечением срока действия срочного трудового договора.

Таким образом, если истекает срок трудового договора с женщиной, находящейся в состоянии беременности, работодателю следует продлить его до окончания беременности. В дальнейшем работодатель вправе уволить женщину в связи с прекращением срочного трудового договора в день окончания отпуска по беременности и родам, а в иных случаях окончания беременности — в течение недели со дня, когда работодатель узнал или должен был узнать о факте окончания беременности.

Действие части 1 статьи 261 ТК РФ распространяется на женщин, проходящих государственную гражданскую и муниципальную службу

N . обратилась в суд с иском к следственному управлению Следственного комитета РФ по Чеченской Республике о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. Свои требования мотивировала тем, что приказом руководителя следственного управления она была принята на федеральную гражданскую службу, с ней заключен служебный контракт на неопределенный срок. Приказом была уволена с гражданской службы по п. 6 ч. 1 ст. 33 Федерального закона от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» — отказ гражданского служащего от предложенной для замещения иной должности гражданской службы либо от профессиональной переподготовки или повышения квалификации в связи с сокращением должностей гражданской службы, а также при не предоставлении ему в таких случаях иной должности гражданской службы (ч. 4 ст. 31 Федерального закона). Решением Старопромысловского районного суда г. Грозного от 28 июня 2012 года в удовлетворении исковых требований N. отказано. Однако Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики не согласилась с этим решением, справедливо применив положения статьи 73 Федерального закона от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», согласно которой Трудовой кодекс РФ, другие федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, а также законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, содержащие нормы трудового права, могут применяться к отношениям, связанным с гражданской службой, в части, не урегулированной вышеуказанным федеральным законом. В результате Верховным судом Чеченской республики было принято новое решение о восстановлении N . в должности, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, а также компенсации морального вреда.

Обращаю внимание, что в п. 4 Постановления Пленума от 28.01.2014 № 1 «О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних» разъяснено, что действие положений ст. 261 ТК РФ распространяется на государственных гражданских служащих, на муниципальных служащих, на сотрудников государственных органов, служб и учреждений, в которых предусмотрена правоохранительная служба, в той части, которая не урегулирована специальными федеральными законами или с учетом особенностей, установленных данными специальными законами.

Таким образом, запрет на расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами (за исключением случаев, установленных законодательством), распространяется на женщин, проходящих государственную гражданскую и муниципальную службу, а также на сотрудников государственных органов, служб и учреждений, в которых предусмотрена правоохранительная служба.

В данном случае работодателям нужно помнить о приоритете положений ст. 261 ТК РФ над иными правовыми нормами, регулирующими увольнение с гражданской государственной службы или муниципальной службы и т.п., если увольняемое лицо — беременная женщина.

Правило, предусматривающее увольнение лица, работающего по совместительству, по ст. 288 ТК РФ в случае приема на работу работника, для которого эта работа основная, не применяется, если уволенное лицо — женщина, имеющая ребенка в возрасте до трех лет.

Г.А. обратилась в суд с иском к ОАО «Агрофирма «Первомайская» о восстановлении на работе, ссылаясь на трудовые отношения с ответчиком, где она занимала должность по совместительству с основным местом работы. Г.А. была уволена на основании статьи 288 ТК РФ (в связи с приемом на работу сотрудника, для которого эта работа является основной), однако посчитала увольнение незаконным, так как имеет ребенка в возрасте до трех лет. Правобережный районный суд г. Липецка решением от 09 августа 2013 года постановил восстановить Г.А. в ранее замещаемой должности в ОАО «Агрофирма «Первомайская», взыскать с ответчика в пользу Г.А. средний заработок за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда, расходы на оплату услуг представителя. Судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда апелляционным определением от 9 октября 2013 года по делу № 33-2698/2013 оставила решение районного суда без изменения. Удовлетворяя исковые требования истицы о восстановлении на работе и взыскании сопутствующих сумм, суд руководствовался положениями статьи 287 ТК РФ, предусматривающей предоставление гарантий и компенсаций лицам, работающим по совместительству, в полном объеме, за исключением гарантий и компенсаций лицам, совмещающим работу с получением образования, а также лицам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, которые предоставляются работникам только по основному месту работы; и правилами ст. 261 ТК РФ, согласно которым расторжение трудового договора с женщинами, имеющими детей в возрасте до трех лет по инициативе работодателя не допускается (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5 — 8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 Трудового Кодекса РФ).

В данном случае работодатель допустил ошибку, посчитав положения ст. 288 ТК РФ приоритетными по отношению к положениям ст. 261 ТК РФ. В этом случае специальными являются положения ст. 261 ТК РФ, устанавливающие гарантии женщине, имеющей на иждивении ребенка до трех лет.

Рассмотрев судебную практику по данной категории трудовых споров, прихожу к выводу, что часть 1 статьи 261 ТК РФ, запрещающая увольнение по инициативе работодателя беременных женщин (кроме случаев, установленных ТК РФ), относится к числу специальных норм, предоставляющих беременным женщинам повышенные гарантии по сравнению с другими нормами ТК РФ, регламентирующими вопросы расторжения трудового договора, — как общими, так и предусматривающими особенности регулирования труда женщин и лиц с семейными обязанностями. По своей сути она является трудовой льготой. При этом указанная трудовая льгота не предоставляется женщинам после окончания их беременности. Для женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, установлена иная льгота — запрет на их увольнение по инициативе работодателя, если в этом нет вины женщины (часть 4 статьи 261 ТК РФ).

Наиболее часто встречающаяся на практике ошибка работодателей — неправильное применение специальных норм, устанавливающих трудовые льготы женщинам.

Таким образом, четкое представление о приоритете специальных норм, устанавливающих трудовые льготы беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет, позволит работодателям осуществлять правильное их применение в каждом конкретном случае и избегать ошибок при увольнении указанной категории лиц, а в дальнейшем — соответствующих судебных разбирательств со всеми вытекающими из них правовыми последствиями.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19 января 2015 г. N 18-КГ14-148 Суд отменил судебные акты об отказе в признании незаконным увольнения, восстановлении в должности, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и иных выплат и направил дело на новое рассмотрение, поскольку не допускается увольнение по инициативе работодателя беременных женщин, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Фролкиной С.В.,

судей Гуляевой Г.А., Кириллова B.C.

рассмотрела в открытом судебном заседании 19 января 2015 г. гражданское дело по иску Нестеренко (Стародубцевой) В.В. к ООО «АТП-2 КВС» о признании незаконным увольнения, восстановлении в должности, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и иных выплат, обязании восстановить трудовую книжку

по кассационной жалобе Нестеренко В.В. на решение Октябрьского районного суда г. Краснодара от 8 октября 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 11 февраля 2014 г., которыми в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В., выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей доводы жалобы обоснованными, а судебные постановления подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Нестеренко (Стародубцева) Вера Владимировна обратилась в суд с иском к ООО «АТП-2 КВС» о признании незаконным увольнения, восстановлении в должности, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и иных выплат, обязании восстановить трудовую книжку. В обоснование заявленных требований истец ссылалась на то, что работала у ответчика с 1 ноября 2008 г. в различных должностях, с 30 января 2012 г. занимала должность . общества. 27 июля 2012 г. она была поставлена на учёт в женской консультации в связи с беременностью, о чём 30 июля 2012 г. известила директора предприятия. 1 августа 2012 г. истец обратилась в поликлинику с целью осмотра и сдачи анализов. В период со 2 по 10 августа 2012 г. Нестеренко (Стародубцева) В.В. была временно нетрудоспособна. Листок нетрудоспособности она представила работодателю. Впоследствии истцу также неоднократно выдавались листки нетрудоспособности, которые она направляла по почте в адрес работодателя. 12 апреля 2013 г. из письма подписанного директором ООО «АТП-2 КВС» Зубцовым В.В., ей стало известно об увольнении с работы за прогул. Увольнение с работы истец считала незаконным, поскольку оно произведено в нарушение положений статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации, устанавливающей запрет на увольнение беременной женщины по инициативе работодателя.

Уточнив исковые требования, Нестеренко (Стародубцева) В.В. просила суд признать незаконным её увольнение с должности . ООО «АТП-2 КВС» с 11 сентября 2012 г., восстановить в ранее занимаемой должности с 11 сентября 2012 г., обязать ответчика восстановить её трудовую книжку, взыскать с ответчика в её пользу заработную плату за время вынужденного прогула в общей сумме . руб. . коп., в том числе компенсацию морального вреда в размере . руб.

Представитель ответчика исковые требования не признал, просил отказать в их удовлетворении за необоснованностью.

Решением Октябрьского районного суда г. Краснодара от 8 октября 2013 г. Нестеренко (Стародубцевой) В.В. отказано в удовлетворении исковых требований к ООО «АТП-2 КВС» о признании незаконным увольнения, восстановлении в ранее занимаемой должности с 11 сентября 2012 г., взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Определением Октябрьского районного суда г. Краснодара от 8 октября 2013 г. иск в части требования Нестеренко (Стародубцевой) В.В. о восстановлении трудовой книжки оставлен без рассмотрения.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 11 февраля 2014 г. указанные выше решение и определение Октябрьского районного суда г. Краснодара оставлены без изменения.

В кассационной жалобе Нестеренко В.В. ставится вопрос об отмене решения Октябрьского районного суда г. Краснодара от 8 октября 2013 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам

Краснодарского краевого суда от 11 февраля 2014 г., как незаконных, и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 26 августа 2014 г. судьёй Верховного Суда Российской Федерации Кирилловым B.C. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В. от 5 декабря 2014 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещённые о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, о причинах неявки не сообщили. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ), считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены судебных постановлений в кассационном порядке.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций, которые выразились в следующем.

Как следует из материалов дела и установлено судом, Нестеренко (Стародубцева) В.В. работала в ООО «АТП-2 КВС» с 1 ноября 2008 г. в различных должностях (л.д. 29). С 30 января 2012 г. она назначена на должность .

Согласно приказу директора ООО «АТП-2 КВС» от 10 сентября 2012 г. № . истец была уволена с работы по подпункту «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей — прогул. Основанием для издания данного приказа явился приказ о применении дисциплинарного взыскания в виде увольнения от 7 сентября 2012 г. № 29-1.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что истец не представила доказательств уважительности причин своего отсутствия на работе. Суд также посчитал, что со стороны истца, не поставившей в известность работодателя о факте своей беременности и временной нетрудоспособности, имело место злоупотребление своим правом, в связи с чем ответчик был вправе применить к ней дисциплинарное взыскание в виде увольнения с работы за прогул.

С этими выводами суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что приведённые выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на неправильном толковании и применении норм материального права к спорным отношениям сторон.

Пункт 4 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации в качестве общего основания прекращения трудового договора указывает его расторжение по инициативе работодателя.

Перечень оснований расторжения трудового договора по инициативе работодателя установлен в статье 81 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно подпункту «а» пункта 6 части первой которой трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей — прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (её) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте.

Таким образом, увольнение работника по указанному выше основанию отнесено трудовым законодательством к увольнению по инициативе работодателя.

Согласно Конвенции Международной организации труда № 183 «О пересмотре Конвенции (пересмотренной) 1952 года об охране материнства» (заключена в г. Женеве 15 июня 2000 г.) защита беременности, в том числе путём установления гарантий для беременных женщин в сфере труда, является общей обязанностью правительств и общества (преамбула).

В Трудовом кодексе Российской Федерации содержатся нормы, закрепляющие для беременных женщин повышенные гарантии по сравнению с другими нормами Трудового кодекса Российской Федерации, регламентирующими расторжение трудового договора. Так, в соответствии с частью первой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации запрещается расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.

Эта норма, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 6 декабря 2012 г. № 31-П, является трудовой льготой, обеспечивающей стабильность положения беременных женщин как работников и их защиту от резкого снижения уровня материального благосостояния, обусловленного тем обстоятельством, что поиск новой работы для них в период беременности затруднителен. Названная норма, предоставляющая женщинам, которые стремятся сочетать трудовую деятельность с выполнением материнских функций, действительно равные с другими гражданами возможности для реализации прав и свобод в сфере труда, направлена на обеспечение поддержки материнства и детства в соответствии со статьями 7 (часть 2) и 38 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

При этом Конституционным Судом Российской Федерации в указанном выше постановлении констатировано, что и в случае однократного грубого нарушения беременной женщиной своих обязанностей она может быть привлечена к дисциплинарной ответственности с применением иных дисциплинарных взысканий, помимо увольнения.

Таким образом, из буквального толкования части первой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что законом установлен запрет на увольнение по инициативе работодателя беременных женщин, кроме единственного исключения — ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем. При этом названная норма не ставит возможность увольнения беременной женщины в зависимость от того, был ли поставлен работодатель в известность о её беременности и сообщила ли она ему об этом, поскольку это обстоятельство не должно влиять на соблюдение гарантий, предусмотренных трудовым законодательством для беременных женщин при увольнении по инициативе работодателя. В таком случае правовое значение имеет лишь сам факт беременности на день увольнения женщины по инициативе работодателя.

Данное толкование приведённых нормативных положений согласуется с разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 января 2014 г. № 1 «О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних», в пункте 25 которого обращено внимание судов на то, что, поскольку увольнение беременной женщины по инициативе работодателя запрещается, отсутствие у работодателя сведений о её беременности не является основанием для отказа в удовлетворении иска о восстановлении на работе.

Отказав Нестеренко (Стародубцевой) В.В. в удовлетворении иска о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, суд первой инстанции не применил перечисленные нормы Конституции Российской Федерации, международного и трудового права в их взаимосвязи, а также не учёл позицию по этому вопросу Конституционного Суда Российской Федерации и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, что привело к лишению истца установленных для беременных женщин гарантий при расторжении трудового договора по инициативе работодателя.

Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда, проверяя законность и обоснованность решения суда первой инстанции по апелляционной жалобе Нестеренко В.В., не исполнила установленные статьями 327.1, 328, 330 ГПК РФ требования гражданского процессуального закона и не устранила допущенные судом нарушения в применении норм материального права.

В связи с изложенным решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, нельзя признать законными, они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов истца Нестеренко (Стародубцевой) В.В., что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить исковые требования Нестеренко В.В. в соответствии с законом и установленными обстоятельствами.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Октябрьского районного суда г. Краснодара от 8 октября 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 11 февраля 2014 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Еще по теме:

  • Курсовая работа усыновление удочерение ребенка Усыновление (2) Главная > Реферат >Государство и право Актуальность темы исследования. Согласно ч. 1 ст. 17 Конституции Российской Федерации (далее - Конституция РФ) права и свободы […]
  • Законы о жилье для детей инвалидов Статья 17. Обеспечение инвалидов жильем Информация об изменениях: Статья 17 изменена с 1 января 2019 г. - Федеральный закон от 29 июля 2017 г. N 217-ФЗ Статья 17 изменена с 10 ноября 2017 […]
  • 44 фз обязательный аудит Письмо Минфина России и Федеральной антимонопольной службы от 24 января 2018 г. № 24-04-06/3691 / РП/4072/18 “О позиции Минфина России и ФАС России по вопросам применения Федеральных […]
  • Государственная регистрация юр лиц фз Статья 23. Отказ в государственной регистрации Статья 23. Отказ в государственной регистрации См. Энциклопедии и другие комментарии к статье 23 настоящего Федерального закона 1. Отказ в […]
  • Усыновление вопросы и ответы УСЫНОВЛЕНИЕ В РОССИИ Вопросы по усыновлению, опеке и приемной семье Вопросы по усыновлению Вопросы по опеке Вопросы по приемной семье Новости Минобрнауки 14.03.2018 г. Число детей-сирот в […]