Судебный контроль орд

Рубрики Новости

Понятие судебного контроля над оперативно-розыскной деятельностью и его субъектов. Предмет судебного контроля

Сущность судебного контроля над ОРД. В соответствии со ст. 9 ФЗ об ОРД судья рассматривает материалы об ограничении конституционных прав граждан при проведении ОРМ (на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища). Это специально делается внешним, независимым от оперативно-розыскных интересов «контролером» — судьей в интересах, с одной стороны, соблюдения прав и свобод человека и гражданина в ОРД и объективности принятия решения о законности и обоснованности их ограничения, а с другой — соблюдения интересов общества и государства.

Конституционный Суд РФ разъяснил, что судебная процедура, в частности ограничение права на тайну телефонных переговоров, имеет целью обеспечить интересы общества и государства, составляющих в единстве с интересами личности совокупность национальных интересов России. Наделение суда полномочием осуществлять независимую оценку действий правоохранительных органов, связанных с ограничением конституционных прав граждан, создает дополнительные условия защиты этих прав. Полнота использования этого полномочия является важнейшей предпосылкой упрочения норм жизни правового государства (см. определение Конституционного Суда РФ от 2 октября 2003 г. № 345-о).

Таким образом, судебный контроль над ОРД — ее обязательный аспект, «узаконенный» в современных условиях. Одновременно контроль есть обязательный этап осуществления ОРМ, влекущих ограничение конституционных прав граждан. Судья как должностное лицо, которое проводит судебный контроль над ОРД. Судья — лицо, наделенное в соответствии с Конституцией и Федеральным конституционным законом о судебной системе полномочиями осуществлять правосудие и исполняющее свои обязанности на профессиональной основе (ч. 1 ст. 11). Судья — должностное лицо государства, являющееся носителем судебной власти в России (гражданин России, достигший 25 лет, имеющий высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет). В ФЗ об ОРД нет прямого указания на то, какой судья и какого суда может проводить судебный контроль над ОРД (исключая «мертвую» норму об уполномоченном судье). Однако Конституционный Суд РФ еще в 1998 г. дал разъяснение, что рассматривать оперативно-служебные материалы полномочен любой судья, так как согласно ст. 21 Закона о гостайне судьи на период исполнения ими полномочий допускаются к сведениям, составляющим государственную тайну, без проведения проверочных мероприятий (См.: Определение Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г. № 86-о).

Хотя рассматривать оперативно-служебные материалы по решению Конституционного Суда РФ полномочен любой судья, тем не менее практически этим не занимаются судьи многих судов. Так, из смысла предписаний ст. 9 ФЗ об ОРД следует, что не проводят судебный контроль над ОРД, касающийся санкционирования ОРМ, судьи: Конституционного Суда РФ, арбитражных судов, конституционных (уставных) судов субъектов Федерации, мировые.

Кроме того, в ч. 7 ст. 16 Закона о статусе судей предусмотрено изъятие из общего правила судебного санкционирования ОРМ, согласно которому санкцию на проведение ОРМ в отношении судьи дает не один судья, а коллегия судей.

Таким образом, именно судья является субъектом (должностным лицом), осуществляющим судебный контроль над ОРД. Практически это делают: руководители судов. В районном (городском) суде поступившие из оперативно-розыскного органа оперативно-служебные документы рассматривает, как правило, председатель суда, а в случае его отсутствия (отпуск и др.) — заместитель председателя либо определенный судья; специально выделенные для этого судьи. В каждом суде выделяют не менее двух судей (основного и запасного). Не исключено рассмотрение материалов дежурным судьей.

Предмет судебного контроля над ОРД и его ограничения.

В предмет судебного контроля над ОРД входит:

рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав каждого при проведении ОРМ (ч. 2 и 3 ст. 8 и ч. 1 ст. 9 ФЗ об ОРД);

последующая проверка законности решений и действий оперативно-розыскного органа и его должностных лиц (ч. 3 и 4 ст. 8);

рассмотрение жалоб на оперативно-розыскной орган (ч. 2 и 3 ст. 5); разрешение споров между судьей нижестоящего суда и оперативно-розыскным органом в связи с отказом судьи дать разрешение на проведение ОРМ (ч. 6 ст. 9).

Ограничения предмета судебного контроля над ОРД.

В соответствии с ФЗ об ОРД судья не вправе требовать от оперативно-розыскного органа представления данных о (об):

лицах, внедренных в организованные преступные группы; штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих ОРД;

лицах, оказывающих содействие оперативно-розыскному органу на конфиденциальной основе;

организации и тактике проведения ОРМ (ч. 3 ст. 9).

Судебный контроль осуществляется при рассмотрении судами уголовных дел и дел об административных правонарушениях, поступивших из органов внутренних дел.

Здесь достаточно последующего судебного контроля. Но судебное решение совершенно необходимо в ситуациях, когда намерены проникнуть в жилище дознаватель, следователь.

Процедура судебной проверки четко определена законом. В результате такой проверки судья выносит одно из следующих постановлений: 1).

Судебный контроль в сопоставлении с другими видами контроля носит значительно более узкий характер, так как строится исключительно на правовых аргументах.

Система контроля и надзора за оперативно-розыскной деятельностью. Судебный контроль. Контроль президента РФ

Система наблюдения за исполнением закона органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, включает в себя:

а) судебный контроль;
б) контроль (общий контроль) за оперативно-розыскной деятельностью, осуществляемый в пределах определяемых Конституцией РФ, федеральными конституционными законами и федеральными законами полномочий Президентом РФ, Федеральным Собранием РФ, Правительством РФ;
в) ведомственный контроль, осуществляемый руководителями органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и уполномоченными ими должностными лицами;
г) прокурорский надзор, осуществляемый Генеральным прокурором РФ и уполномоченными им прокурорами.

Судебный контроль осуществляется соответствующим судом (судьей) в пределах своих полномочий в оперативно-розыскной деятельности.

Президент РФ реализует свои полномочия как непосредственно, так и через Администрацию Президента РФ, которая в соответствии с Положением о ней содействует Президенту РФ в решении вопросов, касающихся обеспечения прав и свобод человека и гражданина, а также осуществляет контроль за исполнением федеральных законов, указов, других решений Президента РФ.

В структуре Администрации на правах самостоятельного подразделения существует Контрольное управление (далее – Управление) Президента РФ, основными задачами которого в соответствии с Положением о нем (Указ Президента РФ от 8 июня 2004 г. № 729) являются контроль и проверка исполнения федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов РФ, а также организациями федеральных законов (в части, касающейся полномочий Президента РФ, в том числе по обеспечению прав и свобод человека и гражданина), указов, распоряжений и иных решений Президента РФ.

Основные функции Управления: организация и проведение проверок и иных мероприятий по контролю; участие в предупреждении и устранении выявленных нарушений; изучение опыта работы контролирующих органов зарубежных стран.

Управление (применительно к контролю за осуществлением оперативно-розыскной деятельности) имеет право:

  1. создавать комиссии с привлечением в установленном порядке федеральных органов исполнительной власти, сотрудников правоохранительных и контролирующих органов;
  2. направлять работников Управления на заседания коллегий федеральных органов исполнительной власти, а также на совещания по вопросам контроля, проводимые федеральными органами исполнительной власти;
  3. вносить в установленном порядке предложения Президенту РФ, в Правительство РФ, руководителям федеральных органов исполнительной власти о привлечении к дисциплинарной ответственностигосударственных служащих за неисполнение или ненадлежащее исполнение федеральных законов, указов, распоряжений и иных решений Президента РФ, а также о временном отстранении государственных служащих, допустивших должностной проступок, от исполнения должностных обязанностей;
  4. запрашивать и получать в установленном порядке необходимые материалы от федеральных органов государственной власти, а также от организаций и должностных лиц и др.
  • Контроль правительства РФ оперативно-розыскной деятельности
  • Контроль федерального собрания РФ за оперативно-розыскной деятельностью
  • Ведомственный контроль за оперативно-розыскной деятельностью

§ 6. Судебный контроль и прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью

Оперативно-розыскной порядок действий, ограничивающих право на частную жизнь граждан, был введен Законом РФ “Об опе­ративно-розыскной деятельности в Российской Федерации”, при­нятым Верховным Советом РФ 13 марта 1992 г., а также Законом РФ “О федеральных органах государственной безопасности”, при­нятым Верховным Советом РФ 8 июня 1992 г. В дальнейшем право проведения оперативно-розыскных мероприятий получили в пре­делах своей компетенции Служба внешней разведки, Налоговая по­лиция, Федеральная служба правительственной связи и информа­ции (ФАПСИ), Федеральная пограничная служба, Главное управле­ние охраны РФ, Служба безопасности Президента РФ. В результате принятия этих законов была легализована негласная оперативно­розыскная деятельность (ОРД). Резко возросло число органов госу­дарства, правомочных проводить такую деятельность. Судебный

контроль за органами ОРД отсутствовал. Прокурорский надзор об­ладал ограниченными возможностями, поскольку прокурору не предоставлялись сведения об агентах и информаторах, тактике, средствах и методах оперативной работы.

В декабре 1993 г. была принята новая российская Конституция, провозгласившая право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, в частности тайну переписки, телефон­ных и иных сообщений, неприкосновенность жилища (ст. 23-25). В соответствии с Конституцией эти права могут быть ограничены в установленных федеральным законом случаях на основании су­дебных решений. Таким образом, сфера всех этих правоограниче­ний, необходимых в основном для раскрытия преступлений, факти­чески определяется не Конституцией, а федеральным законода­тельством. С учетом положений Конституции были приняты Феде­ральные законы: от 5 июля 1995 г. ”06 оперативно-розыскной деятельности”, от 3 июля 1995 г. “Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации” и некоторые другие. Эти законы сохранили возможность ограничений прав граждан, уста­новленных предыдущими законами. По-прежнему допускается оперативно-розыскная деятельность до возбуждения уголовного дела при отсутствии признаков преступления (ст. 2,8 Закона об ОРД 1995 г.).

В гл. VI Закона об ОРД, именуемой “Контроль и надзор за опера­тивно-розыскной деятельностью”, говорится, что ОРД подкон­трольна Президенту РФ, Федеральному Собранию РФ и Правитель­ству РФ в пределах, определяемых Конституцией и федеральными законами (ст. 20), и поднадзорна Генеральному прокурору РФ и уполномоченным им прокурорам (ст. 21). О судебном контроле в этой главе ничего не сказано, но в тексте Закона содержатся тре­бования о необходимости получения судебных решений на право проведения некоторых оперативно-розыскных действий, ограни­чивающих конституционные права граждан, и допускается воз­можность обжалования в суд решений и действий органов ОРД.

Контроль за деятельностью органов ОРД со стороны Президента, Федерального Собрания и Правительства законом не регламенти­рован, но, надо полагать, он может выражаться в предоставлении информации о работе органов ОРД и достигнутых результатах, о вы­явленных фактах, могущих представлять интерес для упомянутых органов и должностных лиц, отчетах руководителей органов ОРД и кадровых перемещениях.

Прокурорский надзор за ОРД претерпел некоторые изменения в связи с принятием Федерального закона от 5 января 1999 г.

“О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об опе­ративно-розыскной деятельности»”. Конкретизирован и расширен перечень объектов прокурюрского надзора. По требованию прокуро­ра соответствующие руководители органов ОРД должны представ­лять оперативно-служебные документы, включая дела оперативно­го учета, материалы о прюведении оперативно-розыскных действий с применением технических средств, а также учетно-регистра­ционную документацию и ведомственные нормативные правовые акты, регламентирующие порядок прюведения оперативно-розыск­ных мерюприятий. Как правило, эти правовые акты имеют гриф “секретно”. По этой причине надзор за законностью в ОРД осущест­вляют не любые, а специально уполномоченные прокуроры. Пара­доксально, что материалы для допуска прокурора к секретному су­допроизводству собирают как раз те самые органы, за которыми он будет надзирать.

Раньше (по закону об ОРД 1995 г.) прокуроры могли потребовать для проверки необходимые материалы в связи с информацией и об­ращением граждан относительно нарушения законов при проведе­нии ОРД. Теперь это ограничение снято, и прокуроры получили пра­во проводить проверки независимо от обращений граждан. Провер­ки проводятся в обычном общенадзорном порядке. Выявленные прокурором нарушения устраняются путем принесения протеста или направления представления в соответствующий орган ОРД (ст. 23, 24 Федерального закона от 17 ноября 1995 г. “О внесении из­менений и дополнений в Закон Российской Федерации «О прокура­туре Российской Федерации»”).

Федеральный закон 1999 г. “О внесении изменений и дополне­ний в Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельно­сти»” установил: сведения о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов ОРД, а также о лицах, оказывающих содействие этим органам на конфиденциальной основе, представляются прокурору только с письменного согласия перечисленных лиц. Но это лишает проку­рора возможности ознакомиться с теми оперативно-розыскными материалами, в которых указаны не псевдонимы, а подлинные име­на упомянутых лиц. По своей инициативе или под давлением на­чальства эти лица могут возражать против сообщения их имен про­курору, а это существенно сужает сферу прокурорского надзора и принижает роль прокурора, которому, видите ли, не все положено знать. С другой стороны, упомянутый Закон расширил возможно­сти прокурора, исключив из сведений, не представляемых прокуро­ру, данные об организации, тактике, методах и средствах осуществ­ления оперативно-розыскной деятельности (ч. 3 ст. 21 Закона об ОРД в редакции 1995 г.). Такие данные просто невозможно

скрыть от прокурора, если он осуществляет реальный, а не фиктив­ный надзор за законностью в ОРД.

Прокурору адресуются также жалобы, подаваемые лицами, кото­рые считают, что в ходе ОРД были нарушены их права (ч. 2 ст. 5 За­кона). Жалобы могут быть поданы в вышестоящий орган ОРД. а так­же в суд. Такая альтернативность позволяет органам государства снимать с себя ответственность за своевременное и правильное раз­решение жалоб. Поэтому их рассмотрение следовало бы отнести к исключительной компетенции суда. Одним из оснований проведе­ния оперативно-розыскных мероприятий являются указания про­курора, обязательные для органов ОРД (ч. 3 ст. 7 Закона об ОРД).

Прокурорский надзор за ОРД носит последующий характер, т. е. распространяется на случаи, когда то или иное оперативное меро­приятие или группа мероприятий уже проведены. Прокурор лично не принимает в них участия и не санкционирует их.

Правом санкционирования ряда оперативно-розыскных меро­приятий обладает суд. Его контроль над законностью ОРД носит уп­реждающий характер. Закон об ОРД предусматривает необходи­мость получения судебной санкции (судебного решения), разре­шающих ограничение конституционных прав граждан на тайну пе­реписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой свя­зи, а также на неприкосновенность жилища (ст. 9 Закона об ОРД). На основании судебного решения органы ОРД вправе подвергать за­держанию и осмотру все виды почтовых отправлений и снимать с них копии. Допустимы перехват и звукозапись не только телефон­ных, но и иных переговоров (сообщений), передаваемых с помощью современных технических средств (телекс, факс, радиотелефон и т. п.). Обследование жилищ возможно для обнаружения предметов и сведений, способствующих выявлению и раскрытию преступле­ний, а также для установки прослушивающих устройств.

Закон об ОРД не определяет, чью переписку и чьи телефонные (иные) переговоры допускается контролировать, а также не содержит определения жилища и приравненных к нему помещении (гараж, са­лон и багажник автомобиля, надверные постройки и т. п.) и не указы­вает круг лиц, в жилища которых допускается входить. Для проведе­ния указанных действий достаточно возникшего у спецслужб подоз­рения, что именно таким образом они обнаружат признаки преступ­ления. Представляется, что этого недостаточно для проведения ОРД на законных основаниях.

Придя к выводу, что возникла необходимость проведения одного из указанных оперативных действий, соответствующий оператив­ный работник составляет постановление, утверждаемое руководи­телем спецслужбы, которое он передает для санкционирования су­дье. Закон не требует, чтобы перед передачей постановления в суд оно санкционировалось прокурором. Практика складывается таким образом, что прокуроры далеко не всегда оповещаются об обраще­ниях спецслужб в суд за получением разрешения на контроль за пе­репиской, телефонными переговорами и на проникновение в жили­ще и нс участвуют в рассмотрении таких обращений судом. В этом они усматривают нарушение своего права надзора за законностью в сфере ОРД. Конечно, можно понять их озабоченность, но вводить еще одно звено в систему получения санкций на проведение опера­тивных мероприятий, видимо, не имеет смысла. Достаточно после­дующего надзора прокуратуры за законностью в деятельности опе­ративных органов.

Представляется, что обращения оперативных органов в суд должны именоваться не постановлениями (постановляет суд, а не оперативный работник), а ходатайствами, которые должны быть надлежащим образом мотивированы. Закон об ОРД предусматрива­ет, что по требованию судьи ему могут представляться иные мате­риалы, касающиеся оснований проведения оперативно-розыскного мероприятия (ч. 3 ст. 9). С этим невозможно согласиться — такие ма­териалы должны представляться судье во всех случаях, а иначе принимаемое им решение нельзя считать обоснованным. Следует предусмотреть проверку такого рода материалов в официальном су­дебном заседании, которое должно быть закрытым. В нем должен участвовать и давать объяснения представитель органа, заявивше­го ходатайство.

Судебное решение должно содержать указание, в отношении ка­ких лиц разрешено проведение оперативного мероприятия и в тече­ние какого срока действует это решение. Закон об ОРД установил предельный срок действия судебного решения — шесть месяцев, если иное не указано в самом этом решении. Кроме того, допускает­ся возможность продления срока судом (ч. 5 ст. 9). Таким образом, продолжительность применения оперативно-розыскных мер прак­тически не ограничена, с чем также никак нельзя согласиться. Ор­ган ОРД вправе обратиться в вышестоящий суд при отказе судьи первой инстанции удовлетворить ходатайство о проведении опера­тивного мероприятия. Но неясно, в каком порядке это надо делать. Подается ли кассационная жалоба или производство в вышестоя­щем суде начинается как бы заново?

Процедура рассмотрения ходатайств о проведении оперативных действий в сущности не установлена, суды практически не отказывают в санкционировании таких действий, нс вникая в их существо. Судьям, как и прокурорам, не предоставляются сведения о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных не­гласных сотрудниках органов ОРД. лицах, оказывающих им содей­ствие на конфиденциальной основе, а также об организации и так­тике проведения оперативно-розыскных мероприятий. В этом ус­матривается некоторое недоверие к судьям, хотя разрешения на проведение ОРД выдают специально предназначенные для этого су­дьи, имеющие допуск к секретным данным.

Закон об ОРД 1995 г. предусматривает выдачу судебных решений на право проведения указанных выше оперативных действий лишь при условии, что имеются признаки подготавливаемого, совершае­мого или совершенного противоправного деяния, по которому про­изводство предварительного следствия обязательно (п. 1 ч. 2 ст. 8).

Если лицо, в отношении которого уголовное дело не было возбуж­дено или было прекращено по реабилитирующему основанию, счи­тает, что оперативно-розыскные мероприятия проводились неза­конно, оно вправе истребовать от органов ОРД сведения о характере полученной о нем информации. Но подавляющее большинство дел прекращается по нереабилитирующим основаниям, и в этих случа­ях заинтересованные лица не вправе получать информацию о про­слушанных переговорах и других оперативно-розыскных меро­приятиях. Решение органа ОРД об отказе в предоставлении инфор­мации может быть обжаловано в суд. Но в какой суд и при соблюде­нии какой процедуры? На эти вопросы Закон не отвечает.

В ч. 3 ст. 8 Закона об ОРД установлено, что в случаях, не терпя­щих отлагательства и могущих привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действи­ях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ, оперативно-розыскное меро­приятие может бьггь проведено без санкции прокурора и суда на ос­новании одного лишь мотивированного постановления руководите­ля органа, осуществляющего ОРД. О проведении такого мероприя­тия в течение 24 часов должен быть уведомлен суд (судья). В течение 48 часов с начала проведения оперативно-розыскного мероприятия должно быть получено судебное решение, санкционирующее это мероприятие или обязывающее его прекратить (ст. 8).

Приведенная формулировка позволяет бесконтрольно осущест­вить практически любое оперативно-розыскное мероприятие. Во-первых, что такое случаи, не терпящие отлагательства? В Зако­не они не определены, и всякий оперативный сотрудник может

понимать их по-своему. Во-вторых, любой оперативник может ска­зать, что существовала угроза совершения именно тяжкого престу­пления. В-третьих, нельзя дать однозначное толкование понятий государственной, военной, экономической, экологической безопас­ности (они слишком широки). В-четвертых, зачем получать судеб­ное решение о проведении оперативного мероприятия, если оно уже проведено? Лучше сказать: суд проверяет законность проведенного мероприятия и может признать полученные данные недопустимы­ми, если возникнет вопрос об их использовании в качестве доказа­тельств в уголовном процессе.

Судебное решение на право проведения оперативно-розыскного мероприятия и материалы, послужившие основанием для его при­нятия, хранятся только в органах, осуществляющих оперативно­розыскную деятельность (ст. 12). Какое неуважение к суду! Он не вправе хранить у себя даже свои собственные решения.

Закон об ОРД допускает проведение оперативно-розыскных ме­роприятий по определению суда (ч. 3 ст. 7) и использование их ре­зультатов для подготовки и осуществления судебных действий (ст. 11). С этим вряд ли можно согласиться. Оперативные данные, как правило, используются для подкрепления позиций обвинения. Но суд в состязательном процессе не вправе становиться на эти позиции, поскольку выполняемая им функция разрешения дела не­совместима с функцией обвинения. После начала судебного разби­рательства ни оперативно-розыскная, ни следственная работа по переданному в суд делу не должна проводиться. Суд — учреждение открытое, а оперативно-розыскная деятельность, как правило, ве­дется закрыто, тайно. У суда и ОРД нет ичего общего. Суд преступле­ний не раскрывает, а лишь контролирует, раскрыты ли они. —

Но в ходе судебного разбирательства может возникнуть потреб­ность в обнаружении и изъятии предметов и документов, имеющих доказательственное значение по делу. В этих случаях надо предос­тавить суду право давать органам расследования (а не ОРД) поруче­ния на производство процессуальных действий, которые самим су­дом проведены быть не могут (обыск, выемка, эксгумация и т. п.). Протоколы таких действий вместе с изъятыми предметами и доку­ментами должны быть представлены суду.

§ 4. Судебный контроль за оперативно-розыскной деятельностью

8). В ст. 9 ФЗ об ОРД законодатель определяет процедурный вопрос получения судебного решения, порядок представления материалов, являющихся основанием для судебного решения, закрепляет определенные ограничения при представлении таких материалов, действия субъектов ОРД в случае отказа в положительном решении вопроса о проведении ОРМ.
Такое рассмотрение материалов не является судебным разбирательством и подготовительными действиями к судебному заседанию. В данных правоотношениях еще нет сторон, что характерно для уголовного процесса. В процедуре, в которой испрашивается судебное разрешение на проведение ОРМ, объект мероприятия (проверяемое лицо) не является участником процесса и знать о нем не должен.
Предусмотренная в рассматриваемой норме процедура судебного рассмотрения и соответствующая процессуальная мера (санкция судьи) связаны с решением задач уголовно-правового характера. Наделение суда полномочием по осуществлению такой процедуры независимого одобрения ОРМ, связанных с ограничениями конституционных прав граждан, создает дополнительную гарантию их защиты (п. 6 Определения Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г. № 86-0 по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гражданки И.Г. Черновой).
Законодатель определяет сферу компетенции суда и обязательность судебного решения применительно к рассмотрению материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну пе
реписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых только по сетям электрической и почтовой связи, и на неприкосновенность жилища при проведении ОРМ.
Проведение таких OPM применительно к неофициальной переписке, телефонным переговорам, почтовым, телеграфным или иным сообщениям в случае их передачи не по сетям электрической и почтовой связи не требует судебного решения на их проведение. В частности, это может относиться к переписке посредством использования тайников, услуг частных лиц для передачи письменной информации, использования устройств для перемещения письменных текстов от одного лица к другому, общения посредством радиостанций или внутрипроизводственных, технологических или выделенных сетей связи, не имеющих выхода на сеть связи общего пользования либо организованных между отдельными лицами, и др.
Это связано с тем, что тайна связи рассматривается как тайна переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений, входящих в сферу деятельности операторов почтовой связи, не подлежащая разглашению без согласия пользователя услуг почтовой связи (ст. 2 ФЗ «О почтовой связи»). Если услуга связи не опосредована сферой деятельности операторов почтовой связи, то и соответствующая передача информации не образует такой услуги и, по мысли законодателя, не образует тайны связи и, соответственно, ее нарушения в целом или применительно к отдельным видам.
Рассмотрение материалов об ограничении указанных конституционных прав граждан при проведении OPM осуществляется су’ дом, как правило, по месту проведения таких OPM или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении.
К числу судов, которым рекомендовано принимать к своему рассмотрению материалы, подтверждающие необходимость ограничения права гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, отнесены верховные суды республик, краевые, областные суды, Московский и Санкт-Петербургский городские суды, суды автономной области и автономных округов, военные суды округов, групп войск, флотов и видов Вооруженных Сил РФ.
Районные (городские) народные суды, военные суды армий, флотилий, соединений и гарнизонов не могут отказать в рассмотрении таких материалов в случае представления их в эти суды (см. п. I Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1993 г. № 13 «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации»),
Порядок рассмотрения материалов указанными судами определяется в зависимости от того, впервые ли рассматривается материал об ограничении конституционных прав граждан при проведении OPM или после отказа судьей в проведении ОРМ.

Первичное рассмотрение материалов представляется на рассмотрение судов районного (городского) звена и приравненных к ним судов по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Однако это не исключает и первичного обращения в вышестоящие суды.
Следует отметить, что территориальность действия вышестоящих судов (областных, краевых и др.) гораздо ошре; соответственно, такие суды могут рассматриваться и как суды по месту нахождения ходатайствующего органа, и как суда по месту проведения ОРМ. В частности, областной суд, рассматривавший представленные материалы на ПТП и давший судебную санкцию, был признан судом по месту проведения OPM и судом по месту нахождения ходатайствующего органа (п. 6 Определения Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г. № 86-0).
На возможность обращения в вышестоящие суды, а также на избирательность рассмотрения материалов судами районного (городского) звена указывает фраза законодателя, что рассмотрение материалов осуществляется, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения соответствующего органа.
Это связано с тем, что место проведения OPM может не совпадать с территориальностью расположения ОРО, когда OPM проводятся на основании запросов других ОРО, но не наделенных правом проведения ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан, либо когда ходатайствующий о проведении OPM орган расположен на значительном удалении (в других населенном пункте, крае, области, республике) от места проведения ОРМ, либо когда уполномоченный судья отсутствует по месту проведения OPM или нахождения соответствующего органа.
Право рассмотрения указанных материалов законодатель представляет уполномоченному на то судье.
Положение об «уполномоченном судье» не означает, что рассматривать соответствующие материалы может только тот судья, который имеет специальный допуск к сведениям, составляющим государственную тайну, оформленный в соответствии с требованиями Закона РФ о гостайне. Положение ст. 9 ФЗ об ОРД об уполномоченном судье, означавшее необходимость распространения на него требований Закона РФ о гостайне как условия допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, более не действует и не может применяться судами, другими органами и должностными лицами (п. 6 Определения Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г. № 86-0). На судей распространяется действие ст. 21.1 Закона РФ о гостайне, согласно которой судьи на период исполнения ими своих полномочий допускаются к сведениям, составляющим государственную тайну, без проведения проверочных мероприятий, предусмотренных ст. 21 Закона РФ о гостайне.

Исходя из этого под уполномоченными судьями следует рассматривать судей, специально выделенных для рассмотрения материалов об ограничении права на неприкосновенность жилища, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Отнесение к компетенции уполномоченных судей рассмотрения указанных материалов направлено прежде всего на обеспечение законности, недопустимость дублирования функций судей, устранение возможности неоднократного обращения в один и тот же суд по одному и тому же вопросу, но к разным судьям. В то же время в отсутствие уполномоченного судьи такие материалы могут быть представлены на рассмотрение любому судье суда общей юрисдикции. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления. Это положение относится не только к судьям районного (городского) звена, но и к вышестоящим судам.
Судья обязан единолично и незамедлительно рассмотреть представленные материалы и принять соответствующее решение (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1993 г. № 13).
Под незамедлительным следует понимать рассмотрение материалов сразу же после их представления судье.
Осуществление судебного контроля единолично судьей при рассмотрении материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении OPM представляется допустимым и не является нарушением конституционных прав человека и гражданина.

Это связано с тем, что судебная власть в РФ может осуществляться и судьей единолично. Судья в этом случае действует как носитель именно судебных функций, т.е. выступает в качестве органа судебной власти.
В качестве основания для решения судьей вопроса о проведении ОРМ, ограничивающего конституционные права граждан, законодателем указано мотивированное постановление одного из руководителей ОРО. Перечень категорий таких руководителей устанавливается ведомственными нормативными правовыми актами.
Само по себе такое постановление является лишь основанием для рассмотрения вопроса о принятии соответствующего решения. Фактически же решение может быть принято при наличии оснований для проведения испрашиваемого ОРМ, закрепленных в ст. 7 ФЗ об ОРД, и наличии условий, предусмотренных в ст. 8 ФЗ об ОРД, а также требований ст. 1—3, 5 ФЗ об ОРД. Должностные лица, обратившиеся в суд за разрешением о проведении ОРМ, обязаны обосновать необходимость проведения OPM с точки зрения требований указанных норм.
Рассматривая поступившее к нему постановление руководителя ОРО, судья должен убедиться в обоснованности и законности проведения ОРМ, прийти к выводу о необходимости разрешить его проведение.

Если судья сочтет необходимым, он вправе потребовать от OPO любые материалы, касающиеся оснований для проведения ОРМ, за исключением данных о лицах, внедренных в ОПГ, о ШНС OPO и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и тактике проведения ОРМ.
Выражение «по требованию судьи ему могут представляться материалы» с учетом положения части первой этой же статьи «рассмотрение материалов осуществляется судом» означает также, что для обоснования своей позиции руководитель, испрашивающий разрешение на проведение ОРМ, связанного с ограничением конституционных прав граждан, может и самостоятельно представлять судье соответствующие материалы (п. 6 Определения Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г. № 86-0).
Под данными о лицах, внедренных в ОПГ, о ШНС органов, осуществляющих ОРД, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, следует понимать их установочные данные о личности, идентифицирующие конкретных лиц. Общие неперсонифициро- ванные сведения (данные, информация, содержащаяся в оперативных документах) о фактическом их наличии, в том числе в ОПГ, в штате органа, осуществляющего ОРД, об участии в OPM и результатах их деятельности не образуют рассматриваемого признака.
Под данными об организации и тактике проведения OPM следует рассматривать сведения, характеризующие меры, направленные на подготовку, обеспечение и проведение конкретных действий, наиболее эффективное применение оперативно-розыскных сил и средств, а также совокупность приемов и способов достижения намеченной цели при проведении конкретных ОРМ. Данные об организации OPM подразумевают также их сосредоточение в оперативно-служебных документах по планированию, контролю за проведением ОРМ.
Такие данные не представляются судье потому, что ни организация, ни тактика, ни данные о конфидентах (включая ШНС) объективно не составляют оснований для проведения ОРМ. Указанные сведения раскрывают суть конкретных проводимых ОРМ, их время, место, участников, объекты, сведения о которых составляют государственную тайну. Однако само по себе отнесение сведений к гостайне не является основанием для отказа в представлении судье материалов, обосновывающих проведение ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан. Это не относится лишь к сведениям о конфидентах, данные о которых могут быть рассекречены только с их письменного согласия.
Следует отметить, что судья по своему статусу наделен правом ознакомления с документами, содержащими сведения, составляющие государственную тайну, поэтому руководители судебных органов обязаны создавать условия, обеспечивающие защиту сведе
ний, которые содержатся в представляемых судье оперативно-служебных документах.
Судья не вправе отказать в рассмотрении материалов об ограничении конституционных прав граждан, но не обязан «автоматически» давать разрешение на проведение ОРМ. По результатам рассмотрения материалов судьей выносится мотивированное постановление о разрешении на проведение такого OPM либо об отказе в этом.
Однако в соответствии с требованиями ст. 9 ФЗ об ОРД не только постановление руководителя ОРО, представляющего в суд материалы для рассмотрения, но и само судебное постановление должны быть мотивированными. Соответственно, в случае отказа в проведении OPM судья должен вынести соответствующее решение с обоснованием отказа в проведении OPM и, как представляется, со ссылкой на нормы права, прежде всего с обоснованием отсутствия оснований и условий для проведения испрашиваемого ОРМ, и указанием иных аргументов, подтверждающих незаконность ОРМ.
В качестве основания для отказа в проведении ОРМ, ограничивающего конституционные права граждан, могут служить также недостаточная мотивированность постановления, неполнота представленных данных, на основе которых невозможно или затруднительно принять решение о проведении ОРМ, что объективно не способствует определению законности и обоснованности их проведения.
В то же время непредставление данных о лицах, внедренных в ОПГ, о LUHC OPO и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и тактике проведения OPM не может служить основанием для отказа в проведении ОРМ.
При отказе судьи в проведении ОРМ, которое ограничивает конституционные права граждан, OPO вправе обратиться по этому же вопросу в вышестоящий суд, которому представляются мотивированное постановление руководителя OPO и иные материалы, касающиеся оснований для проведения ОРМ. По
требованию суда может представляться и мотивированное постановление нижестоящего суда об отказе в проведении испрашиваемого ОРМ.
Следует отметить, что обращение в вышестоящий суд является новым обращением о рассмотрении материалов об ограничении конституционных прав граждан, а не обжалованием решения ни- хlt;естоящего суда. На это указывает формулировка законодателя, согласно которой OPO вправе обратиться в вышестоящий суд «по этому же вопросу», а также то, что суд не отменяет решение нижестоящего суда, а принимает самостоятельное решение, которое должно соответствовать тем же требованиям, т.е. быть обоснованным и мотивированным. Исходя из этого в вышестоящий суд могут представ
ляться как документы, которые предъявлялись ранее судье, так и новые данные, подтверждающие обоснованность намечаемого проведения ОРМ.
Постановление судьи как об отказе в проведении ОРМ, так и о разрешении на его проведение заверяется печатью и выдается инициатору проведения OPM одновременно с возвращением представленных им материалов.
Отказ судьи в проведении OPM не исключает его проведения без судебного решения в случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ, атакже иных условий, предусмотренных ФЗ об ОРД (ст. 8).
В этом случае в течение 24 часов уведомляется вышестоящий суд, где орган, осуществляющий ОРД, обязан получить судебное решение о проведении OPM либо прекратить его в случае отказа в проведении не позднее 48 часов после начала.
Законодатель ограничивает срок действия вынесенного судьей постановления о проведении OPM и устанавливает его продолжительность, не превышающую шести месяцев. Постановление действует в течение этого срока при условии, что судья в самом постановлении не указал иного срока, который не может превышать шести месяцев, но может быть ограничен судьей исходя из конкретных обстоятельств и условий проведения ОРМ.
Течение срока не прерывается вне зависимости оттого, проводилось ли OPM в указанный судьей период или нет, а также выпадает ли его окончание на выходные или праздничные дни. При необходимости продления срока действия постановления OPO должен своевременно обратиться за получением судебного решения. Судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов, обосновывающих проведение испрашиваемого OPM (постановление руководителя OPO и иные материалы).
Началом исчисления срока является день его вынесения, который засчитывается в течение срока действия постановления. Срок действия постановления истекает в 12 часов ночи последних суток.

Еще по теме:

  • Статья 265 ук рф и УК РФ Статья 265 Оставление места дорожно-транспортного происшествия Статья 265 УК РФ. Оставление места дорожно-транспортного происшествия (СТАТЬЯ УТРАТИЛА СИЛУ) Оставление места […]
  • Статья ук для бухгалтера Уголовный кодекс изменился. Что ждет бухгалтера? 8 декабря 2003 года Президент РФ подписал поправки в Уголовный кодекс. Редакция статей о налоговых преступлениях существенно изменилась. К […]
  • 264 статья уголовного кодекса рф часть 2 Статья 264. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств Статья 264. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств О судебной практике […]
  • Обжалование в суд действий и решений нарушающих права и свободы граждан ЗАКОН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 27 апреля 1993 года №4866-1 Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан (по состоянию на 9 февраля 2009 года) Статья 1. Право […]
  • Ст 199 ук рф примечание Статья 199. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации Информация об изменениях: Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ наименование статьи 199 изложено в новой […]