Татары развод

Рубрики Публикации

Этноменталитет татар (Э. В. Никитина)

Татары (самоназвание — тат. «татар», «tatar») — тюркоязычный народ, живущий в центральных областях европейской части Российской Федерации, в Поволжье, Приуралье, в Сибири, Казахстане, Средней Азии и на Дальнем Востоке.

Численность в России составляет 5310,6 тыс. человек (по данным Всероссийской переписи населения 2010 г.) — 3,72% населения России. Являются вторым по численности народом в Российской Федерации после русских. Делятся на три основные этнотерриториальные группы: татары волго-уральские, сибирские и астраханские (иногда выделяют польско-литовских татар). Татары составляют более половины населения Республики Татарстан (53,15 %).

Татарский язык относится к кыпчакской подгруппе тюркской группы алтайской семьи языков и делится на три диалекта: западный (мишарский), казанский (средний) и восточный (сибирско-татарский).

По религиозному признаку татары в основном мусульмане-сунниты, есть православные.

Татары — представители одного из наиболее многочисленных этносов нашей страны. Волго-уральские, сибирские и астраханские татары — консолидированная и сплоченная в культурном отношении этническая общность, оформившаяся в XX в. в высокоразвитую, в том числе и экономически, нацию. В. Г. Крысько в учебном пособии «Этническая психология» (Крысько, 2002) отмечает, что всех их отличают сильная приверженность к национальной культуре, традициям, быту. Как правило, это люди гордые, обладающие высокоразвитым и ярко выраженным чувством национального самосознания и собственного достоинства, в проявлении которого тем не менее иногда присутствуют как самоуверенность, так и самолюбование. В профессиональной деятельности татары всегда настойчивы, сметливы, проявляют завидную старательность.

Представители татарского народа склонны образовывать в многонациональных коллективах микрогруппы по национальному признаку. Они иногда бывают резкими, категоричными в своих суждениях, во взаимоотношениях с представителями других народов могут проявлять вспыльчивость и обидчивость, однако впоследствии быстро улаживают возникшие конфликты. Волго-уральские, сибирские и казанские татары обладают большим опытом межнационального общения и взаимодействия, легко сходятся с представителями любых других этнических общностей на основе активного и продуктивного сотрудничества с ними в трудовой и общественной деятельности. В больших городах они образуют свои землячества (Крысько, 2002: 151).

Татары Поволжья и Приуралья — народ, впитавший в себя множество иноэтнических элементов. Татарская духовная культура имеет глубинные корни, берущие начала в языческой культуре, преломленной сквозь призму духовности древней Волжской Болгарии и исламского Востока. В её основе лежит сложное сочетание доисламских и исламских традиций. Доисламский культурный субстрат близок по своим мировоззренческим основаниям к ранним формам духовной культуры соседних народов — русских и мордвы (Салькаев, 2011: 9). Фундаментальной основой культуры татарского народа стал ислам (98,7% верующих татар — мусульмане-сунниты). Тем не менее современные татары по образу жизни скорее европейская нация и в этом отношении мало отличаются от других народов России; к тому же это один из самых урбанизированных этносов РФ.

Название «татары» среди российских этнонимов относится к числу наиболее запутанных, имеющих многовековую сложную историю. «Кого только не именовали «татарами», каких только отрицательных качеств и свойств не навешивали носителям этого имени! Со времен раннего средневековья вплоть почти до наших дней. И на Западе, и на Востоке» (Каримуллин, 1988: 4). Впервые этноним «татары» появился среди монгольских и татарских племен в VIII–IX вв. В XIII в. с монгольско-татарским нашествием он стал известен в Европе. Закрепился этот этноним в XVIII–XIX вв., когда в русских источниках татарами стали называть многие тюркоязычные и некоторые иные народности, жившие на окраинах Русского государства (ранее казанские татары, например, называли себя мусульманами, болгарами, бытовали и другие имена) (Матвеев, 2011: 190).

Фамилии многих российских ученых, писателей, государственных деятелей отмечены происхождением от «татар»: Державин, Плеханов, Тургенев, Кантемир, Тимирязев, Рахманинов, Карамзин, Грибоедов, Салтыков-Щедрин, Бунин, Куприн, Чаадаев, Потебня, Достоевский, Циолковский, Радищев, Дашкова, Милюков, Панаев, Кугушев, Еникеев, Утешев, Тенишев, Енгаличев, Шишков, Шаховский, Мещеринов, Урусов, Шереметьев, Строганов, Аракчеев, Давыдов, Жуковский, Ширинский-Шахматов и др. В дворянских родах, носящих польские фамилии, встречаются Базаревские, Соболевские, Кручинские, Халецкие, Сулькевичи, Бучацкие, Барановские, Юзифовичи, Адамовичи, Крючковские и др., т. е. те тюркские люди, которые оказались в России после присоединения Польши к царской России. Среди русских встречаются даже немецкие фамилии тех по происхождению тюрков, которые в Польше и Литве получили фон-баронские фамилии. Видимо, в выражении Наполеона «поскреби русского, выскребешь татарина» есть немалая доля истины (Каримуллин, 1988: 42).

Формирование татар делят на несколько этапов (см.: Татарская энциклопедия, 2002–2012; Татары, 2001; Исхаков, 2004).

1. Этап образования основных этнических компонентов (середина VI — середина XIII вв.). Отмечается важная роль Волжской Булгарии, Хазарского каганата и половцев в этногенезе татарского народа. На данном этапе произошло образование основных компонентов, объединившихся на следующем этапе. Велика роль Волжской Булгарии, заложившей исламскую традицию, городскую культуру и письменность на основе арабской графики (после Х в.), которая сменила более древнюю письменность — тюркскую рунику, а также половцев, заложивших основу языка. Этническое самосознание оставалось локальным.

2. Этап средневековой татарской этнополитической общности (середина XIII — первая четверть XV вв.). В это время произошла консолидация компонентов, сложившихся на первом этапе, в едином государстве — Золотой Орде; средневековые татары на основе традиций объединённых в одном государстве народов не только создали своё государство, но и выработали свою этнополитическую идеологию, культуру и символы своей общности. Всё это привело к этнокультурной консолидации золотоордынской аристократии, военно-служилых сословий, мусульманского духовенства и формированию к XIV в. татарской этнополитической общности. Этап характеризуется тем, что в Золотой Орде на основе кыпчакского языка происходило становление старотатарского языка, утверждение норм литературного языка. Этап завершился с распадом Золотой Орды (XV в.) в результате феодальной раздробленности. В образовавшихся татарских ханствах началось формирование новых субэтнических общностей, имевших локальные самоназвания: казанские татары, мишари, астраханские татары, сибирские татары и др.

3. Этап консолидации локальных этногрупп в составе Русского государства. После присоединения Поволжья, Приуралья и Сибири к Русскому государству усилились процессы миграции татар (известны массовые переселения с Оки на Закамскую и Самаро-Оренбургскую линии, с Кубани в Астраханскую и Оренбургскую губернии) и взаимодействия между различными его этнотерриториальными группами, способствовавшее их языковому и культурному сближению. Этому способствовало наличие единого литературного языка, общего культурного и религиозно-образовательного поля. Объединяющим в определённой степени являлось и отношение Русского государства и русского населения, не различавших этногруппы.

После того как народы Поволжья, в том числе татары, включились в более интенсивную и развитую экономическую жизнь России, ускорились процессы их социального развития, этнической консолидации, взаимосвязей и взаимовлияний во всех сферах жизнедеятельности. Среднее Поволжье оказалось регионом, в котором соперничали за сферы влияния две мировые религии — ислам, начавший здесь распространяться с X в., и христианство, пришедшее на несколько веков позднее. Миссионеры православной церкви, как и светские власти, усиленно внедряли среди народов Поволжья христианскую религию, строжайше запрещали их мусульманизацию.

Для сохранения основ традиционного общества после российского завоевания Поволжья татары использовали древний общественный институт джиен, роль которого заметно усилилась в XVI–XVIII вв. (Салькаев, 2011: 56). Джиен («большая семья», объединение нескольких родственных семей) — татарский народный праздник окончания весенних полевых работ, который празднуется обычно летом одновременно жителями нескольких деревень и представляет собой съезд родственников. Его происхождение связано с родовыми и племенными традициями степного скотоводческого населения, является отголоском курултая, характерного для многих тюркских народов. Джиены, будучи изначально формой древней родовой общины, постепенно превратились в сельские общины, во главе которых стояли старики-аксакалы, обладавшие большим жизненным опытом и пользовавшиеся авторитетом у населения. Решения совета старейшин являлись обязательными для всех членов общины.

Также стоит упомянуть татарский народный обычай взаимопомощи односельчан омэ, связанный с древним патриархально-родовым укладом татар, когда несколько родственных семей вели общее хозяйство, и выражающий экономическое единство родовых групп (Татары, 1967: 218). Этот обычай продолжал бытовать и после полного распада прежних родовых объединений. В прошлом татарские феодалы и духовенство под видом так называемой «родовой помощи» или «помощи единокровных родственников» широко использовали в своих интересах обычай коллективной помощи. Обычно омэ устраивали родственные семьи по очереди во время сенокосов, уборки урожая, строительства дома, для обработки заколотых гусей и во всех других случаях, когда работа была срочной или трудоемкой, не под силу одной семье. Иногда коллективную помощь оказывали неимущим людям, безлошадным, вдовам, сиротам, которые не в состоянии были самостоятельно справиться с хозяйственными работами. Омэ широко распространён среди татар и в настоящее время.

В работах представителей отечественной общественно-политической мысли XIX в. указывалось, что татары — народ, устойчивый в своих традициях (см.: Мифтахов, 2011: 22). Культурная устойчивость, по их мнению, проявлялась во всех сферах общества и позволяла не только сохранять своё национальное, но и распространять своё влияние на соседей, что в свою очередь выдвигало татар на передний план и выделяло среди других инородцев. Причины виделись в «силе» татарского народа в численном преобладании над другими инородцами или в их сплоченности, большей, чем у русского народа. Большинство авторов соглашались с тем, что эту «силу» татарам дарует мусульманская религия, формирующая образовательное и социокультурное пространство, в котором действует закон «один за всех и все за одного». Такой точке зрения благоприятствовала и уверенность авторов в характерных для татар религиозной замкнутости и религиозном фанатизме. Формированию и существованию у татар сильнейшего религиозного чувства способствовало наличие двух общественных институтов — муллы и мусульманская образовательная система, которые находились в теснейшем взаимодействии.

В исследованиях первой половины XIX в. преобладают положительные оценки нравственности татарского народа: в глазах ученых татары представали как мирный народ, любящий покой и всеми силами стремящийся к нему. Начиная со второй половины XIX в. наблюдается распространение негативных этностереотипов о татарском менталитете (хитрость, высокомерие, тщеславие, индивидуализм, воровство и др.) (Мифтахов, 2011: 23–24). С осложнением «национального вопроса» в Российской империи, ростом социальной активности этноконфессиональных меньшинств отрицательные описания менталитета татар усиливались. Нередко отмечался низкий уровень развития земледельческого хозяйства татар, авторы обращали внимание на развитие традиционных, привычных видов деятельности (отходничество) в ущерб сельскому хозяйству, преобладание торгового характера татар.

Ректор Казанской духовной академии, один из активных практиков и теоретиков антимусульманской обработки населения П. Знаменский, писал: «Татарин искренно гордится и своим происхождением, и образованием, и моральными качествами, и религией. Своим упорством против всех усилий миссионеров и властей татары навлекли на себя даже настоящее гонение, о бедствиях которых хранятся у них озлобленные предания даже доселе. Епископ Лука Канашевич насильно брал их детей в свои школы, ломал их мечети. разобрал остатки уважающихся татарами булгарских сооружений. Правительство со своей стороны, назначая для крещеных татар разные льготы, против ислама принимало разные репрессивные меры, запрещало строить новые мечети, ломало некоторые старые, отягощало упорных мусульман увеличением сборов и повинностями и переселением на другие места» (Знаменский, 1910: 36).

«Ревность татар по постройке мечетей общеизвестна. При каждой мечети целый штат мулл; имеются мусульманские школы. На каждые триста душ у татар приходится одна мечеть с 1 или 2 муллами и 1 или 2 муэдзинами», — записал в своих «Этнографических альбомах» (рубеж XIX–XX вв.) известный чувашский историк Н. В. Никольский (Никольский, 2009: 18). «Жителя Казани — татарина — трудно представить дома; даже в мусульманские праздники он непременно стоит около запертых дверей своей лавки или магазина и беседует с соседями и с проезжающими. Торговля у татар идет лучше, чем у русских» (там же: 20). «Татарин — деревенский торговец — торгует всякой мелочью. У него для деревенских покупателей имеются: полотно, ситец, бусы, ленты и пр., а также книги по мусульманству, газеты. При случае он разъяснит эту книгу, почитает из газеты, похвалит ислам; сумеет сказать приятное своему слушателю. Через это обеспечивает сбыт товара и хорошее усвоение мусульманских сказаний». (там же: 23). «Маклер из татар отличается особенным чутьем к добыче, при состязании с маклерами-русскими, чувашами, черемисами победителем оказывается татарин. Друг друга татары-маклеры поддерживают так, как никто из окружающих… Сплоченность у городских маклеров-татар поразительная. На аукцион они являются с готовым решением вопроса, кому из них стать обладателем той или иной вещи» (там же: 21).

Описывая старшину волости в Чистопольском уезде Казанской губернии, Н. В. Никольский отмечает: «Держит себя с достоинством. Он сумеет постоять и за себя, и за единоверцев. При дележе земли между мусульманами-татарами, крещеными татарами и др. инородцами лучшую часть получают татары-мусульмане. При спорах сторон волостной старшина будет держать сторону мусульман» (там же: 25). Рассказывая о чернорабочем Тетюшского уезда, пишет: «Он очень вынослив. Физическая сила у него большая, чем у русского и чуваша. При постройке домов, мостов и т. п. татарин при меньшей затрате энергии может сделать больше, чем чуваш, вотяк (удмурт), черемисин (мариец). Питается мусульманин всегда лучше, чем чуваш, вотяк-чернорабочий. Татарин лучше не принесет домой ни копейки, зато будет сыт и доволен». Комментируя фотографию с татарином-рабочим, добавляет, что заработная плата, которую получат рабочие артели, у татар уйдет на еду, у русских и чувашей — на еду и водку.

По наблюдениям Н. В. Никольского, «жнитво для татарина — самое неприятное занятие». Несколько утрируя, он пишет, что татарин «любит торговлю, извоз, но земледелием занимается, лишь уступая крайней необходимости. Полевая работа у татарина идёт хуже, чем у чувашей» (там же: 31). «Трудно представить татарина без чая. Пьёт он столько, сколько иному русскому даже и не снится. С чаем он употребляет белый хлеб, сыр и масло. За чаем он поговорит обо всём — и о торговле, и о религии, и о политике. Наиболее сведущие сообщают остальным любопытным новости татарских газет» (там же: 32).

Накрытый чайный стол до сих пор является выражением татарского гостеприимства и радушия. Чай в Татарстане — излюбленный национальный напиток, от которого не могут отказаться ни седобородый аксакал, ни молодежь. Редко какая беседа начинается у татар без ароматного чая — необходимого народного ритуала. С «иртэнгэ чэй» — утреннего чая начинают день в татарских семьях, завершая его за любимым напитком. Давний обычай «чэйгэ чакыру» — приглашать на чай, не выходит в народе из «моды» вот уже третий век подряд (Бушков, 1994: 4). «После чая — на душе лето», — гласит татарская пословица. Чай неизменно присутствует не только на семейных столах в будни, но и в праздники, сопровождает людей в путешествиях и никогда не надоедает. Татарское чаепитие и татарский чай нашли отражение во многих жанрах татарского народного творчества, произведениях татарских писателей и поэтов прошлого и настоящего.

Врач А. Спасский, проводивший историко-этнографическое обследование татар в татарских деревнях, также пишет, что татары «очень гостеприимны». «Самая лучшая черта их — гостеприимство», «грамотность среди татар сильнее, чем среди русских», «татары живут очень опрятно», «в их доме чистота, печи белят несколько раз в год, даже в развалившихся хижинах их женщины свое хозяйство ведут в большом порядке и чистоте», «для дойки коров татарки всегда одевают чистый фартук, вымя коров моют теплой водой и молоко покрывают чистым полотенцем» (Спасский, 1916: 16). Автор приходит к выводу, что по уровню своей культуры и быту татары «бесспорно должны быть поставлены на первое место из всех инородцев» (там же: 8, 28).

Историк и этнограф начала XIX в., профессор Казанского университета К. Фукс, специально изучавший быт и культуру татар, отмечал, что они «горды, честолюбивы, гостеприимны, сребролюбивы, чистоплотны, рождены для торговли, хвастливы, между собой дружелюбны, искательны, вкрадчивого свойства и довольно трудолюбивы. Каждый народ имеет свое хорошее и дурное. Равным образом и татары, этот уже более двух веков покоренный и рассеянный между русскими, народ так удивительно умел сохранить свои обычаи, точно как они жили отдельно» (Фукс, 1844: 21).

Таким образом, татарский менталитет — это менталитет торгового, работящего народа, для которого жизненным кредо является следование принципу «чем я хуже других». Характерными чертами менталитета татарского народа являются старательность, трудолюбие, серьёзное отношение к делу, радушие и гостеприимство, традиционная тяга к знаниям (см.: Файзрахманов: эл. ресурс). Философ Т. Х. Салькаев основными ценностями и добродетелями татаро-мишарской духовности, которые необходимо возрождать и в настоящее время, называет материнскую любовь, супружескую верность, трудолюбие, гостеприимство, уважение к старикам, терпимое отношение к другим нациям и религиям (Салькаев, 2011: 10). Более того, терпимость, по его мнению, уникальное свойство татарского религиозного сознания, заключающееся в самоотрицании человека как совершенного существа, употреблении им свободной воли на исполнение божественных исполнений (там же: 77).

За всю свою историю татары не были инициаторами ни одного конфликта на этнической и религиозной почве. Большинство исследователей убеждены в том, что толерантность является неизменной частью татарского национального характера. В этом отношении показателен опыт современного Татарстана, который являет собой образец мирного и плодотворного сосуществования и совместного развития представителей различных конфессий и наций (см.: Файзрахманов: эл. ресурс).

Об уникальности «татарской натуры» ярко высказался выдающийся балетмейстер и хореограф ХХ в. Рудольф Нуриев: «Я не могу точно определить, что значит для меня быть татарином, а не русским, но я ощущаю эту разницу. Наша татарская кровь течет как-то быстрее и готова вскипеть всегда. Мы — странная смесь нежности и грубости, сочетание, которое редко встречается у русских, вероятно именно потому я обнаружил такую близость со многими героями Достоевского… Татарин — хороший комплекс звериных черт, и это то, что есть я» (цит. по: Крысько, 2002: 151).

В 2003 г. в журнале «Татарский мир» была опубликована статья Елены Хабенской «Татарский национальный характер: какой он?», написанная по результатам исследования группы представителей татарского этнокультурного движения Саратова, Москвы и Казани (Хабенская, 2003). Автор пишет, что если попытаться синтезировать многообразие мнений в единый портрет, то «типичный» татарин предстанет перед нами как человек открытый, весёлый, жизнерадостный, гостеприимный, религиозный и бережливый. Согласно этому портрету, большинству татар присущи такие качества как целеустремлённость, настойчивость в достижении поставленной цели, предприимчивость, смекалка, находчивость, чувство взаимовыручки, преданность, обязательность и порядочность. Далее к этому списку добродетелей добавляются щедрость и простота, скромность и доброта, бескорыстная взаимовыручка и ещё весьма длинный перечень лучших человеческих качеств, повествующий о народе гордом, честном и сплочённом.

«Очевидно, эта красочная картинка не имеет ни малейшей этнической специфики и, соответственно, никакого отношения к «национальному характеру» (как татарскому, так и любому другому). Перечисленные добродетели могут быть в равной степени свойственны представителю любой этнической группы, так же как представитель любого этноса может быть их лишён», — отмечает Е. Хабенская. При попытке охарактеризовать национальные особенности «своего» этноса следует сопоставлять его с другими народами. «Татарский характер я бы обозначил так, в отличие от еврейского: еврей подумает, прежде чем сделает, а татарин, он эмоционален, он сначала может дров наломать, а потом будет жалеть — «ох, погорячился!». Это тюркская натура. Есть еврей, которого я за сто татар не променяю, и наоборот, может быть татарин, который только портит саму нацию, и мне стыдно за такого» — читаем в статье ответ респондента.

Другой респондент, описывая «национальный характер», настаивает на особом коллективизме, общинности «татарской натуры». («Во-первых, татары стремятся держаться общиной. Это заметно, когда проводятся, например, свадьбы — они масштабные, по 200–300 человек, все родственники. Затем, татары очень работоспособные. Возможно, они несколько приземлённые — не столько стремятся, скажем, к образованию, сколько заботятся о том, где и как заработать. Татары любят свою частную собственность»). Есть замечание, что «татарскому характеру свойственно делать всё основательно». Отождествляется понятие «татарский характер» с «крестьянским характером» («В характере большинства татар есть добротность и основательность. Я это связываю с крестьянскими корнями, крестьянин основательно жил на земле»).

В статье выделены положительные черты татар: трудолюбие, гордость, стремление хорошо выглядеть — хорошо одеваться, иметь добротное жильё, крепкую семью и т. п. Отрицательные черты: отсутствие единства, ревность, клановость в узком смысле; «терпеливость, трудолюбие, неприятие конфликтных ситуаций, молчаливость в сочетании с пассивностью»; «из положительных черт — трудолюбие, уважение к старшим, тесные родственные связи, чистоплотность; из отрицательных — самоуничижение»; «положительные — терпение, тактичность, скромность; отрицательные — продажность, манкуртство».

«Пожалуй, из всех перечисленных качеств чаще других татарам приписывалось трудолюбие и работоспособность («Терпение, быть может, излишнее, толерантность, трудолюбие, которое, конечно же, присуще не только татарам»; «Работоспособность»; «Это народ трудолюбивый прежде всего. Если бы он не был трудолюбивым, он бы давно исчез. Я считаю, что если бы татарам дали возможность проявить себя, они бы сделали это неплохо. На примере Татарстана это уже видно. Народ очень последовательный, упорный, настойчивый»)», — заключает Е. Хабенская (Хабенская, 2003).

Стоит отдельно отметить характерную черту семейного быта татар, ярко отразившуюся на татарском этноменталитете, — неравноправное положение женщины и младших членов семьи. «Бесправное положение женщины-татарки в семье и обществе неразрывно связано было с сохранившимися патриархальными пережитками. С ростом товарно-денежных отношений положение женщин стало еще более тяжелым. Так, еще во второй половине XIX в. источники довольно часто отмечают продажу татарок приезжавшим сюда восточным купцам. Еще более укрепился взгляд на женщину как на объект семейной собственности. Калым являлся важнейшим элементом брачных соглашений. Женщину продавали и покупали при заключении брака, в случае смерти мужа как семейную собственность ее оставляли в наследство братьям мужа. Бесправное положение женщины-татарки существовало вплоть до Октябрьской революции» (Татары, 1967: 219).

Хотя по предписаниям шариата (мусульманского обычного права) у татар допускалось многоженство, оно имело место лишь в кругах господствующего класса, а в бедных семьях было редким явлением. Вторую жену брали лишь в случае бездетности или болезненности первой. Строго соблюдалась взаимная изоляция юношей и девушек в целях соблюдения нравственности. Во многих семьях, особенно крестьянских, бытовал обычай избегания. Женщина не могла называть мужа по имени, не имела права разговаривать со свекром и другими старшими мужчинами — родственниками мужа, садиться в их присутствии. Развод по нормам шариата был легким, если он проводился по желанию мужчины, но очень трудным, если этого хотела женщина. Разведенную женщину, даже претерпевшую издевательства мужа, родная семья не всегда принимала обратно, при этом дети оставались у отца. Муж практически мог выгнать её из дома без всяких средств (Жуковская, Мокшин, 1998: 239).

Неполноправие младших членов семьи проявлялось и в бракосочетании. Вопрос об их женитьбе или замужестве, выборе невесты или жениха решался родителями, прежде всего отцом. Основной формой брака было сватовство с уплатой калыма за невесту. Размер калыма колебался в зависимости от имущественного положения родителей жениха от нескольких рублей до нескольких тысяч рублей. Умыкание (увод), побег практиковались сравнительно редко. «После ухода девушек невеста выходила из-за занавеси и здоровалась с женихом. Невеста подчас со страхом ожидала встречи с женихом, ибо случалось, что она прежде не видела будущего супруга, ничего о нем не знала. Нередко этот страх имел серьезное основание. Порой мужу было за 60 лет, тогда как девушке не больше восемнадцати. Ко всему этому девушка должна была совершить унизительный обряд раздевания мужа. При этом некоторые деспотичные женихи хлестали невесту плетью. Суть обычая раздевания жениха сводилась к демонстрации беспрекословной власти мужа над женой» (Татары, 1967: 240).

Семья всегда являлась ценностью для татар, однако «отношения между мужем и женой и вообще жизнь в татарской семье в прошлом непосредственно зависели от имущественного положения супругов и их отношений с родителями. Большинство супругов жило в добром согласии, заботясь друг о друге, о воспитании детей и совместно строило свою жизнь. Но, тем не менее, было заметно приниженное положение женщин. Муж фактически был хозяином над всей семьей, и жена должна была безропотно выполнять все его желания. Отрицательную роль здесь играла религия, веками проповедовавшая неравное положение женщины в семье, что всемерно поддерживалось господствующими классами татарского общества.

В прошлом с ранних лет девочка слышала о том, что надо быть покорной мужу, ибо повиновение ему равно повиновению богу, а мальчик знал, что ему предстоит быть господином над женой. Ислам всецело защищал права мужа. Коран, объявляя женщину неравноценной мужчине, прямо призывал мужей, если они сочтут необходимым, избивать своих жен (гл. 4, стих 38). То место, по которому муж ударит, в аду гореть не будет, — ‘утешали” женщину-татарку священные книги» (Татары, 1967: 259).

Учитывая, что традиционная татарская семья основана на патриархальных принципах, в современных семьях и сегодня прослеживается выраженный авторитет отца и патриархальный уклад с небольшим присутствием женского затворничества. «Хоть шесть дней голодай, но отца почитай», — говорят татары. Мать во многих случаях играет роль некоего связующего звена между отцом и детьми (Мустафина: эл. ресурс). Сохранился культ родителей и старшего человека вообще, особым уважением пользуются бабай и эби (дедушка и бабушка). Невеста и в настоящее время должна быть работящей и детородной; обращается внимание на происхождение, родословную, девственность девушки и исполнение обрядов мусульманской веры. Татарские жены, как и прежде, любят готовить блюда своей национальности и семья чтит татарскую кухню, которая кроме чаепития славится сладостями и выпечкой. Сохранились не только замечательные рецепты национальной кулинарии, но и радушное гостеприимство, так как оно означает не столько кормление гостя, сколько признак уважения к человеку.

Согласно татарской пословице, «привычка, вошедшая в характер с молоком, выйдет вместе с душой». Татары — удивительно сильный народ, сумевший сохранить свою самобытность и уникальность в условиях многовековой антитатарской политики русского царизма, православной церкви и шовинистической историографии, связанной с «золотоордынским прошлым» татар. Современные исследователи нередко цитируют этнолога Андрея Атаева: «Татарский менталитет характеризуется вербально-логическим способом постижения окружающего мира, иными словами, татарский этнос отличает доминантная апелляция к разуму, а не к чувствам. Именно эта особенность лежит в основе их законопослушности, чувстве уважения к власти, любви к порядку и стабильности. Попав в неблагоприятную ситуацию, татарин может проявить гибкость и принять невыгодные правила игры, так как не видит смысла идти против течения. Подобное умение (приспособляться, избирая нужную стратегию сообразно ситуации), очень помогает им в работе» (цит. по: Мустафина: эл. ресурс).

В целом, татарская нация, несмотря на ряд трагических страниц в истории, развивалась и развивается динамично. Татары видят своё будущее в дальнейшем национальном сплочении и единстве, основанном на уникальных культурных традициях и постепенном возрождении доисламских и исламских ценностей. «Татарская нация находится на перепутье. Нет, она не умрет, и последнему татарину не придется погибнуть под развалинами булгарского минарета. По крайней мере, вся наша богатая история говорит в пользу этого и оставляет надежду для оптимизма. За последние 455 лет мы не исчезли с лица земли, не канули в лету, хотя делалось все, чтобы этот процесс ускорился. И в самом деле, «мы можем» многое, но не можем одного — объединиться ради нашего же будущего, ради одной национальной идеи. И это самая большая проблема татарской нации. Если мы преодолеем ее, то не только выживем, но будем процветать и развиваться и дальше» (см.: Декабрьские тезисы…: эл. ресурс).

Бушков, Руслан. (1994) Казанское чаепитие. Казань: Панорама.

Декабрьские тезисы к Всемирному конгрессу татар // Tatarica. URL: http://tatarica.yuldash.com/society/article1379 (дата доступа: 15.06.2013).

Жуковская, Н. Л., Мокшин, Н. Ф. (1998) От Карелии до Урала: рассказы о народах России: книга для чтения по курсам «История родного края», «Народоведение». М.: Флинта: Наука.

Знаменский, П. (1910) Казанские татары. Казань.

Исхаков, Д. М. (2004) Татарская нация: история и современное развитие: научная публицистика. Казань.

Исхаков, Д. М. (2005) Татары: популярная этнография (этническая история татарского народа). Казань: Татар. кн. изд-во.

Исхаков, Д. М. (1993) Этнографические группы татар Волго-Уральского региона. Казань.

Каримуллин, А. Г. (1988) Татары: этнос и этноним. Казань: Татар. кн. изд-во.

Крысько, В. Г. (2002) Этническая психология. М.: Изд. центр «Академия».

Курашов, В. И. (1999) Философия и российская ментальность: Философская мысль России на пороге XXI века. Казань: КГТУ.

Матвеев, Г. Б. (2011) Татары казанские // Чувашская энциклопедия: в 4 т. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во. Т. 4: Се-Я. С. 190–191.

Мифтахов, Р. Г. (2011) Образ татар-мусульман Казанской губернии в трудах современников XIX — начала ХХ вв.: автореф. дис. … к. ист. н. Казань.

Мустафина, Э. Обычаи и традиции татарского народа глазами семейного терапевта // Институт Интегративной Семейной Терапии (Institute of Integrative Family Therapy). URL: http://www.familyland.ru/library/diplom/diplom_229.html (дата доступа: 10.06.2013).

Никольский, Н. В. (2009) Татары. Татары-кряшены // Никольский Н. В. Собр. соч. в 4 т. Т. IV. Этнографические альбомы. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во. С. 15–40.

Салькаев, Т. Х. (2011) Духовная культура татар-мишарей: традиции, трансформации, особенности (на материалах Среднего Поволжья): дис. … к. филос. н. Саранск.

Спасский, А. (1916) Казанские татары. Казань.

Татарская энциклопедия (2002–2012): в 6 т. / гл. ред. М. Х. Хасанов; отв. ред. Г. С. Сабирзянов. Казань: Ин-т Татарской энциклопедии АН РТ.

Татары Среднего Поволжья и Приуралья (1967) / отв. ред. Н. И. Воробьев, Г. М. Хисамутдинов. М.: Наука.

Татары (2001) Серия «Народы и культуры». М.: Наука.

Файзрахманов, А. Знакомство с татарским народом // Независимое информационное агентство Islamtat.ru. URL: http://www.islamtat.ru/index/znakomstvo_s_tatarskim_narodom/0-30 (дата доступа: 15.06.2013).

Фахрутдинов, Р. (1993) Золотая Орда и татары: что в душе у народа. Набережные Челны.

Фукс, К. (1844) Казанские татары в статистическом и этнографическом отношениях. Казань.

Хабенская, Елена. (2003) Татарский национальный характер: какой он? // Татарский мир. № 5. URL: http://www.tatworld.ru/article.shtml?article=211&section=0&heading=0 (дата доступа: 5.06.2013).

Халиков, А. Х. (1989) Татарский народ и его предки. Казань.

Подготовила Э. В. Никитина

© 2013 Электронная база данных

«Национальные менталитеты: их изучение в контексте глобализации и взаимодействия культур»

Семейные традиции у татар

Традиции татарской семьи развивались очень долго. Хотя к XVIII веку наметилась тенденция к уменьшению семей, взаимопомощь в хозяйстве никуда не делась и все тяготы и радости традиционно делятся на всех членов семьи. Также сохранился и традиционный патриархальный уклад, с небольшим присутствием женского затворничества.
Как и у других народов, у татар главными событиями в семье были рождения детей и свадьбы. На праздник, посвященный рождению ребенка, мужчины приглашались отдельно от женщин. Историк Каюм Насыри описывает обряд на рождение ребенка: когда все приглашенные соберутся, ребенка, лежащего на подушке, подносят мулле. Тот задает родителям вопрос об имени ребенка. После мулла располагает дитя ножками в сторону Каабы и читает молитву. После он трижды произносит фразу «Пусть твое драгоценное имя будет» и называет выбранное ребенку имя. Каждому гостю после подносят масло с медом. Беря угощение, гость кладет на поднос деньги – подарок. Время идет, сегодня в качестве подарка могут и купить автомобиль, но церемония остается неизменной.

Свадьбы в татарской традиции бывают трех видов: сватовство, уход девушки без благословления родителей и похищение невесты без ее согласия. Чаще всего молодые люди женились после сватовства. Невесту выбирали родители жениха, а потом посылали сватов. Обговорив все «детали», родственники невесты начинали приготовления к свадьбе. Накануне бракосочетания семья жениха отправляла семье невесты подарки и выкуп. Это самая «современная» часть ритуала – подарки и выкуп всегда соответствовали духу времени. Раньше ими были ковры или живность, а теперь в качестве калыма могут и купить автомобиль или квартиру. Во время самого сочетания и свадебного обеда жених и невеста традиционно не присутствуют – их представляют отцы. Традиционная свадьба заканчивается подачей щербета семье жениха, свидетельством принятия выкупа за невесту.
По сей день во многих семьях интересными и яркими остаются обряды на свадьбы. Это и выкуп невесты (калым), и получение приданного невесты (бирнэ), и религиозный обряд свадьбы (никах), и другие традиции.

Татарская свадьба

Несомненно, татарская свадьба сегодня претерпела значительные изменения, по сравнению с прошлыми веками. Свадьба наиболее полно характеризует миропонимание и эстетику этноса, однако, традиции имеют свойство забываться.
Свадьбы у татар справляются в ноябре. Связано это с тем, что оканчивается пора сельскохозяйственных работ. Молодоженам желают в основном красивой жизни и «скачке на коне счастья». Даже в этих словах проявляется кровная любовь татар к лошадям, хотя давно уже наступил век авто. В общих чертах татарская свадьба во многом похожа на русскую. Таинственный колорит татарской объясняется тем, что татары — мусульмане. Необычность татарской свадьбы сразу же выявляется — если у русских за невестой приезжает жених, то у татар родственники невесты приезжают и «забирают» жениха. После того, как они как бы уговорили жениха, жениха отвозят к невесте. Везут жениха не в дом невесты, а место, называемое кияу-киляэте. В этом помещении прячут невесту, а в дальнейшем в нем пройдет первая брачная ночь. Раньше кияу-киляэте делали в специальных сарайчиках, а сегодня же молодожены пользуются пару дней соседским домом. Естественно, возникает вопрос о жениховской калыме (плата). Для того, чтобы проникнуть в кияу-киляэте жениху придется потратить деньги на различные препятствия, учиненные подружками невесты. Но и у невесты напротив жениховской колыми должно быть приданое — одежда, постель, домашняя утварь и пр., которое называется бирне. На протяжении всей свадьбы нееста не должна ни есть, ни пить, ни разговаривать, ни улыбаться, вызывая сочувствие у стороннего наблюдателя. Во всем остальном татарская свадьба либо похожа на славянскую, либо довольно приемлема и без особых странностей.

Татарская семья — дело тонкое

Татары развод

ПИШИТЕ, ЯЗЫГЫЗ:

— содержание

— тех.вопросы

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
В РУССКО-ТАТАРСКИХ СЕМЬЯХ

Махортова Гузель Хасановна — кандидат, психологических наук.
Образование: факультет психологии МГУ им. М.В.Ломоносова 1983-1988;
2006 — защита кандидатской диссертации » Зависимость эмоционального развития детей старшего дошкольного и младшего школьных возрастов от характера внутрисемейных отношений».
2009 — 2011 — Московский институт аналитической психологии и психоанализа.
Замужем, двое детей, внук.

Проблемы межэтнических браков, в частности, где один из супругов представитель татарской нации, а другой – русской, в последнее время вызывают повышенный интерес. И в связи с тем, что в условиях мегаполиса всё трудней придерживаться традиций предков, масс-медиа популяризируют свободные отношения, свободу взглядов, и ценности традиционной татарской семьи размываются, ассимилируются в многоязычное, мультинациональное пространство. Всё труднее воспитывать подрастающее поколение так, чтобы оно придерживалось принципов национальной самоидентификации. Есть хорошая поговорка « если бы юность знала, если бы старость могла». Во второй половине жизни духовные ценности народа, религии, когда человек задумывается о смысле жизни и смерти, его память возвращается к истокам, особенности и специфика которого помогают справиться с тяготами и невзгодами в период, когда всё ближе закат.

Анализируя материал по заданной теме, пришла к следующим выводам.

Взаимоотношения в семье, где один из супругов – русский, а другой — татарин во многом зависят от традиций общения, участия супругов в ведении хозяйства, от типа семьи: многодетная, бездетная, кто главенствует, от личных качеств, характера родственников. Хотя русские и татары на протяжении многих веков жили рядом, всё же наблюдается достаточно значимая специфика, в первую очередь, на бытовом уровне, которая не может не сказаться на семейных взаимоотношениях, это:

  • ведение хозяйства, бюджет;
  • воспитание детей;
  • ответственность членов семьи за поведение ее членов в обществе, в различных сферах деятельности, это обязанность между супругами, родителями и детьми, старшего поколения за младшими;
  • духовное общение – духовное обогащение каждого члена семьи;
  • социально-статусные отношения — предоставление членам семьи определенного социального положения в обществе;
  • досуговые отношения – организация рационального досуга, развитие взаимного обогащения интересов каждого члена семьи;
  • эмоциональные отношения – осуществление психологической защиты каждого члена семьи, организация эмоциональной стабильности личности, психологической терапии.

Отмечается, что во внутрисемейных взаимоотношениях супруги нередко с опаской относятся к незнакомым обычаям, ценностям, образам поведения, что препятствует позитивному, принимающему и поддерживающему отношению к другому.

В.П. Левкович (Особенности супружеских взаимоотношений в разнонациональных семьях // Психологический журнал. 1990. № 2. С.25-35), исследуя взаимоотношения в разнонациональных семьях, предполагает, что источником деструктивных супружеских отношений в межэтнических семьях может быть противоречивость потребностей супругов, основанная на различиях их национальных культур, формирующих специфику национального сознания и самосознания супругов, которая особенно ярко проявляется в сфере семейно-бытовых обычаев и традиций. Следовательно, успешная адаптация супругов в разнонациональной семье зависит от того, насколько они способны преодолевать противоречия, обусловленные спецификой национальных культур брачных партнеров.

В этих условиях важно сохранять этическую терпимость, ориентированную на взаимоуважительные отношения, на сохранение этнического и культурного разнообразия.

Также важно насколько супруги идентифицируют себя с тем или иным этносом, например, русским или татарским, и насколько они повторяют поведение своих родителей в семьях, в которых выросли.

В работе А.М. Аминова (Татарская и русская народная культура. Казань, 1998) анализируются национально культурные традиции татарских и русских семей. В частности отмечается, что традиционно татарские семьи были довольно многочисленными. Почти половину составляли семьи из шести и более членов. Наиболее желательным в татарской семье было рождение мальчика. Сыновья с малых лет вынуждены были работать вместе с отцом и другими старшими мужчинами в семье, приобщались к мужскому труду. Дочери помогали матери. Большое влияние уделялось привитию нравственных качеств. Строго следили, чтобы ребенок не приучался пить, курить, играть в осужденные обществом игры. «Детей приучали жить законами шариата. В воспитании детей решающей была власть отца. Девочка с ранних лет слышала о том, что надо быть покорным мужу, «ибо повиновение ему равно повиновению богу», а мальчик знал, что ему предстоит быть господином над женой».

У татар, как и у многих других народов, главой семьи являлся муж. В руках главы семьи были сосредоточены земля, рабочий инвентарь, скот. Он являлся владельцем имущества всей семьи движимого и недвижимого, которым мог распоряжаться по своему усмотрению. Владея всей собственностью, глава семьи имел над остальными ее членами власть, на которой держался моральный авторитет семьи. Кроме того, власть усиливалась благодаря мусульманской традиции, которая всецело защищала права мужа, объявляя его фактическим хозяином всей семьи.

Основной формой заключения брака был брак по сватовству. На выбор супругов решающее влияние оказывали экономические или иные «деловые» соображения и воля родителей. Кроме брака по сватовству существовало еще бракосочетание посредством самовольного ухода девушки к своему избраннику. В таких случаях свадьба не проводилась.

Семья для русского человека всегда была сосредоточением его нравственной и хозяйственной деятельности, смыслом существования, опорой не только государственности, но и миропорядка. Иметь семью и детей так же было необходимо, так же естественно, как необходимо и естественно было трудиться. Семья скреплялась нравственным авторитетом. Таким авторитетом пользовался традиционный глава семьи. Доброта, терпимость, взаимное прощение обид переходили в хорошей семье во взаимную любовь. Сварливость и неуживчивость как свойства характера считались наказанием судьбы и вызывали жалость к их носителям. Надо было уметь уступить, забыть обиду, ответить добром или промолчать. Все руководство домашним хозяйством держала в руках жена. Хозяин, глава дома и семьи, был, прежде всего, посредником в отношениях подворья и земельного общества. Кстати, в добропорядочной семье любые важные дела решались на семейных советах, причем, открыто, при детях. Браки создавались по сватовству.

Татары и русские живут бок о бок уже многие столетия, и это многовековое проживание на одной территории, давние экономические, культурные связи, тесное общение в быту, в трудовой деятельности не могло не наложить отпечаток на характер межэтнических контактов. В республике Татарстан, по данным переписи населения 2002 года, количество браков между татарами и русскими составляет приблизительно 1/3 от общего числа браков, а из числа ориентированных на межнациональные браки русских предпочтение отдают бракам с татарами 34,9%, а татары с русскими – 42,5%.

Показателен в связи с этим тот факт, что многие супруги в русско-татарских семьях в бытовом общении не делают различий, кто татарин, а кто русский, что можно объяснить длительностью совместного проживания, широким распространением межнациональных браков, культурной и языковой близостью, двойственностью самосознания.

В межэтнических браках этническая идентичность имеет свои особенности. При смешанных браках русских и татар молодежь принимает преимущественно татарскую национальность, тогда как при смешанных браках русских с другими народами дети чаще избирают русскую национальность. По-видимому, здесь все-таки преувеличивается этническое влияние татар в смешанных браках, особенно в последние десятилетия. Тем не менее, при рассмотрении вопроса о смешанных браках татар и русских следует учитывать крайне важный аспект национальной принадлежности конкретно матери и отца. «Как представляется, в тех семьях, где мать – татарка, до половины детей становятся татарами, если же отец — татарин, то в большинстве случаев дети становятся русскими». Так в работе Городецкой И.М («Взаимоотношения супругов в моно- и полиэтнических браках русских и татар») отмечается, что удовлетворенность браком зависит от зон конфликтов по распределению ролей в семье. Например, в русских семьях ярко проявляющаяся себя зона конфликта – «сексуальный партнер», где удовлетворенность браком низкая. Зоны, где могут происходить конфликты в татарских семьях, достаточно много, но они не связаны с основными семейными ролями – воспитание детей, материальное обеспечение, «сексуальный партнер» и роль «хозяина», поэтому и удовлетворенность браком более высокая. В полиэтнических браках очень много зон конфликтов, как по основным ролям, так и по «второстепенным», в частности, «организация семейной субкультуры». Думается, что это и приводит к более низкой эмоциональной привлекательности супругов и соответственно к низкой удовлетворенности браком. В моноэтнических семьях зон конфликтов по основным ролям не существует. Можно предположить, что это также приводит к высокой удовлетворенности браком, то есть ролевое совпадение и ролевое ожидание приводит к высокой удовлетворенности браком. Русские и татары являются самыми многочисленными этносами в Российской Федерации. В их взаимоотношениях наблюдается толерантность и взаимное принятие. Однако невозможно говорить о полном отсутствии межэтнической напряженности между этими двумя этносами, что в поликультурном обществе было бы невозможно.

На примере статистики социологических исследований, проведённых в Татарстане, говорится, что почти треть браков заключается между людьми разной национальности. Социологи видят свои тонкости в этом вопросе. Одно из последних крупных исследований в этой области было проведено в 2010 году, тогда анализировался Тетюшский район республики — самый колоритный и многонациональный. В нем проживает примерно 24 тыс. человек: 11 тыс. — в городе, и 13 тыс. — на селе. Согласно исследованию «Этно-культурные традиции как основа укрепления семьи на примере Тетюшского района РТ» (авторы: Галиуллина Г.Р., Ильдарханова Ф.А., Галеева Г.И.), русскому человеку неважно, какой национальности его жена или муж. А вот татары наиболее избирательны в этом вопросе: они в 90% случаев женятся на человеке своей национальности.

Ученые изучали, какая национальность обычно доминирует в смешанном браке. Оказалось, дело в гендерном различии. Какую религию исповедует жена — такой религии придерживается и семья в целом. Причем праздники обычно отмечают либо и той, и другой традиции, либо, только традиции жены. Дети воспитываются по тому же принципу.

Причем за последние годы, отмечают исследователи, поменялось и отношение общества к смешанным бракам. Хотя молодые люди, вступая в брак, очень редко обращают внимание на мнение родственников и знакомых, общество стало терпимее к их предпочтениям. Изначально татарские браки более крепкие. Русские браки не столь продолжительные. Смешанные браки по продолжительности были в среднем длиннее, чем чисто русские, но короче, чем чисто татарские. Однако в последнее время, когда смешанных браков стало всё больше, статистика показала следующую картину: если дети, рожденные в смешанном браке, заводят чисто татарскую семью, то продолжительность такого брака меньше, чем у детей, рожденных в чисто татарском браке. Повлияла русская картина семьи. Она менее устойчивая.

В больших городах смешанные браки — нормальное явление. В деревнях всё-таки немного сложнее, там традиции ценятся больше. Да и деревни у нас в основном либо русские, либо татарские. Смешанных деревень мало. Если в татарскую деревню привезут русскую жену или приедет русский муж, то там будут на них косо смотреть, да и в плане межкультурных коммуникаций будет сложно привыкнуть. Город же универсален с этой точки зрения.

Так Амина, 38 лет говорит: «Татарский мужчина от русского отличается. Мне есть с чем сравнивать. Мой первый муж был абсолютно русский. Мужчина с татарскими корнями больше в дом смотрит, чем наружу. У него интересы концентрируются на семье, а у русского — на внешних интересах, хобби.»

У Татьяны и Ильдара другой, печальный опыт. Они живут в Казани и встречаются уже шесть лет. С первого года мама Ильдара была против их отношений, даже отрекалась от сына. «У него мама носит платочек, она верующая. Он мусульманин. Я для них не подхожу. До сих пор не общаемся с родителями. Пытаемся наладить отношения, Ильдар меня защищает, встает горой, за что я ему очень благодарна», — говорит Татьяна. У нее есть опасения, что с возрастом и Ильдару станет важнее религия. «Его папа, бабушка и сестра — светские люди, с ними нормальные отношения. И мама его до 40 лет была обычным человеком, а потом кардинально ушла в религию. Это остальным членам семьи очень мешает жить. У них кошмар дома творится. Им приходится иногда вечером, часов в 10, когда мама ложится спать, доставать из тайного шкафчика шашлык из свинины, колбасу, выпивать. Они так делают, чтобы маму не расстраивать. Но, с другой стороны, — это тоже не жизнь», — считает Татьяна.

Трудности на почве религии возникают и между влюбленными: относительно бракосочетания, религии будущих детей. Однако уверяет Татьяна, они всё стараются заранее обговорить. Пришли к согласию, что проведут никах, но без родителей. Обрезание сделают ребенку, только если это не будет наносить вреда его здоровью.

Её муж, Ильдар говорит: «Я бы рекомендовал людям жениться на человеке своей религии — будет проще найти общий язык. Просто у нас, несмотря на любовь, ощущаются какие-то разногласия, а это всё равно когда-либо перерастет в ссору. Я не советовал бы своим детям вступать в смешанный брак. Но если они полюбят человека другой национальности, я не буду против, главное — их счастье».

Вот, что говорит Зиннуров Рустем хазрат, имам-хатыйб мечети «Казан Нуры»: «Религия не против. В Коране прописано, что мусульманину-мужчине можно жениться на иудейке и христианке. Здесь всё зависит от мудрости молодых и родителей. На никахе девушка подтверждает, что она христианка или иудейка, парень — что он мусульманин. Мы и ему, и ей объясняем, что они должны своей веры придерживаться. Мы говорим невесте: читай Литургию, Новый завет, держи пост. Если они из уважения друг к другу ходят и в храм, и в мечеть, то это мудрость. Многие такие пары и в праздники поздравляют друг друга: она ему во время Уразы готовит кушать, он ей помогает во время Рождества и Пасхи. Советую не откладывать духовное воспитание детей. Некоторые говорят, что ребенок вырастет и сам определится. Но в 20 лет он уже совсем с другим определяется, к сожалению. И когда девушка-христианка замуж за мусульманина выходит, я ее прошу мудро подойти и не стараться тянуть на себя одеяло. Муж — как отец — сначала сам должен заняться духовным воспитанием детей. Он мужчина, глава семьи и за семью ответственен. Сколько лет я в Кул-Шарифе служил, у нас много было официальных делегаций, и все поражаются жизни в Казани. Конфронтаций у нас нет. В обществе к смешанным бракам относятся хорошо. На одном этаже 6 квартир — три татарских, три русских, и все дружно живут. Даже по миру уже нет такого ортодоксального отношения. Муж — араб, супруга — француженка, жена — швейцарка, муж — турок и так далее. Хорошо, что люди в таких семьях живут счастливо. Всё зависит только от нашей мудрости и цивилизованности. Бог — один, по-русски мы его называем Господь Бог, в Коране — Аллах» (см.примечание).

В последнее время ко мне как семейному психологу стали чаще обращаться женщины из семей, где муж и жена являются представителями разных наций. Женщины татарской национальности не являются исключением. Многие из них по молодости, в порыве чувств, подавшись эмоциям, выходят замуж по любви за представителя другой нации не татарина. В первое время всё представляется в радужном цвете, химия любви, но проходит месяц, другой, может быть и год. И лодка любви разбивается о быт, а точнее в различия бытовой культуры, семейных сценариев, привычек, склонностей, темпераментов, и конечно же вероисповедания, и вытекающих отсюда принципов воспитания детей.

Какие выводы из всего сказанного можно сделать. Национальный менталитет, специфика характера, культуры и вероисповедания, аккумулированные в бессознательном рода или генетической памяти семьи, рано или поздно, и, как правило, во второй половине жизни дают о себе знать. И тогда начинаются психологические проблемы в гармоничном проживании супругов в одном доме. Важно сохранять традиции и верность своему народу. И в этой связи мне хочется вспомнить, как будучи доцентом МПГУ я проводила исследования среди студентов филфака, на потоке училось 100 человек, 20 татар были выделены в отдельную группу. Задание теста было следующим необходимо было в десяти предложениях назвать «Кто Я». Студенты-татары в большинстве своём назвали в первых строках «Я — мусульманин», «Я — татарин», в то время как из оставшихся 80 студентов только один в первой позиции написал «Я -русский», «Я — православный».

То есть следование семейным ценностям наших предков, в которые, безусловно, современная жизнь вносит свои коррективы, является залогом счастья супругов.

Если у Вас есть проблемы во взаимопонимании в семье, воспитании детей, можете обращаться по телефону 8(903)255-7948.

Примечания от редакции.

1. К сказанному нужно добавить, что этническая идентичность смешанных семей в значительной степени зависит от ближайшего окружения. При этом нужно учитывать влияние СМИ, особенно телевидения, кино и Интернета, которые являются непременным атрибутом жизни современного человека. В татарской среде семья, скорее всего, будет придерживаться татарских обычаев и наоборот. Однако заметим, что на сегодня русскоязычная информационная среда доминирует над татарской даже в регионах, где большинство населения татары, что предопределяет неутешительные перспективы смешанных браков в сбережении татарской самобытности.

2. По поводу веры будущих супругов имеется иное религиозное толкование :

«Жених и невеста должны быть мусульманами. Что касается запрета на брак мусульманки и немусульманина, то на него указывает Коран: «И не сочетайтесь браком с язычниками, пока они не уверуют»(2:220). Хотя иудеи и христиане и не являются язычниками, о которых говорится в священном аяте, запрет мотивируется теми же соображениями: отрицанием постулатов ислама. Согласно аятам Корана, брак между мусульманином и христианкой или иудейкой не запрещен, однако, по мнению некоторых сподвижников Пророка, а также видных исламских богословов, он нежелателен. И эта нежелательность по силе может быть приравнена к запрету в тех государствах, где не главенствуют нормы шариата. Мотивируется это тем, что дети от подобного брака должны быть воспитаны в духе исламской традиции. А поскольку смотреть за детьми и воспитывать их чаще всего приходится матери, то они очень часто не получают должного религиозного воспитания. Более того, существует весьма высокая вероятность того, что и в питании будут присутствовать недозволенные исламом продукты, например, свинина и т.п. Также есть опасность того, что общество и законы неисламского государства будут оказывать порою негативное влияние на семью. Говоря о реалиях наших дней, можно заметить, что сегодня одно лишь бездоказательное обвинение в принадлежности к «радикальному исламу» способно оказать давление на власти и повлиять на решение светского суда в ряде спорных семейных ситуаций и при разводе. Что же касается исламских стран, то брак с иудейкой или христианкой возможен (поскольку гарантом неприкосновенности религии здесь является государство), но, опять-таки, нежелателен.»

Еще по теме:

  • Вечиркин конституционное право зарубежных стран учебник Вечиркин конституционное право зарубежных стран учебник Еще не зарегистрированы? Зарегистрируйтесь! Регистрация позволит получить доступ к специальным предложениям BGshop.ru и упростить […]
  • Освобождение по ст 145 Статья 145. Освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика Информация об изменениях: Федеральным законом от 22 июля 2005 г. N 119-ФЗ в статью 145 настоящего Кодекса внесены […]
  • Кучеренко сергей николаевич адвокат отзывы Кучеренко Сергей Николаевич 8-967-032-71-57 Кучеренко Сергей Николаевич - до получения статуса адвоката продолжительное время работал в органах внутренних дел: c 1982 по 2002 г. в […]
  • Материнский капитал на 2 ребенка на улучшение жилищных условий Направляем материнский капитал на улучшение жилищных условий Анна Мазухина, Эксперт Службы Правового консалтинга компании "Гарант" Право на федеральный материнский капитал имеет любая […]
  • Как сверить декларацию по ндс и по прибыли Проверка деклараций по НДС и налогу на прибыль ФНС России регулярно приводит контрольные соотношения к налоговым декларациям. Причем ранее налоговая служба делала это с пометкой для […]