Ук рф содержит преступления которые совершены

Рубрики Публикации

Статья 31. Добровольный отказ от преступления

1. Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца.

2. Лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца.

3. Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления.

4. Организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца. Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления.

5. Если действия организатора или подстрекателя, предусмотренные частью четвертой настоящей статьи, не привели к предотвращению совершения преступления исполнителем, то предпринятые ими меры могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания.

Комментарий к Ст. 31 УК РФ

1. Комментируемая статья содержит развернутую характеристику добровольного отказа от преступления: его понятие и признаки, условия ответственности при добровольном отказе всех соучастников. Показана органическая связь добровольного отказа и неоконченного преступления.

2. Добровольный отказ означает прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления (т.е. покушения на преступление) (ч. 1 комментируемой статьи) . Следовательно, добровольный отказ возможен только до окончания преступления. Прекращение приготовления к преступлению может быть осуществлено активными (уничтожил изготовленный для убийства нож) и пассивными (перестал наблюдать за намеченной жертвой) действиями. Прекращение покушения на преступление при неоконченном покушении также может быть осуществлено активными и пассивными действиями. При оконченном покушении добровольный отказ возможен только путем активных действий, которые могут предотвратить наступление преступных последствий.
———————————
Комментируемая статья содержит развернутую характеристику добровольного отказа от преступления: его понятие и признаки, условия ответственности при добровольном отказе всех соучастников. Показана органическая связь добровольного отказа и неоконченного преступления.

3. Отказ от доведения преступления до конца должен быть добровольным и окончательным (ч. 2 комментируемой статьи).

Добровольность отказа означает, что лицо прекратило дальнейшую преступную деятельность, осознавая возможность доведения ее до конца. Не может быть признан добровольным и, следовательно, устраняющим ответственность отказ, который вызван невозможностью дальнейшего продолжения преступных действий вследствие причин, возникших помимо воли виновного. Так, в действиях лица, проникшего в помещение бухгалтерии и пытавшегося в течение часа с помощью принесенного гвоздодера взломать замок сейфа с целью хищения, но понявшего невозможность доведения своего умысла на хищение до конца (дверь сейфа оказалась очень прочной) и скрывшегося с места происшествия, нет добровольного отказа.

Окончательность добровольного отказа означает полный отказ от продолжения совершения преступления, а не временное приостановление преступного поведения, чтобы в дальнейшем продолжить его.

4. С субъективной стороны добровольный отказ является умышленным деянием. В ч. 1 комментируемой статьи сказано, что лицо при добровольном отказе осознает возможность доведения преступления до конца и, несмотря на это, прекращает начатое преступление. Решение об отказе от совершения преступления лицо должно принять осознанно, без какого-либо принуждения, по своей воле.

Мотивы добровольного отказа разнообразны (боязнь разоблачения, жалость по отношению к жертве) и не имеют уголовно-правового значения.

5. При наличии всех названных признаков добровольного отказа лицо не подлежит уголовной ответственности (ч. 2 комментируемой статьи). Это основное правовое последствие данной нормы. Добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца лицо подлежит уголовной ответственности лишь в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления (ч. 3 комментируемой статьи).

6. В ст. 31 УК подробно регламентирована уголовная ответственность соучастников при их добровольном отказе (ч. ч. 4, 5 комментируемой статьи). Этот вопрос решается в отношении организатора и подстрекателя, а также пособника по-разному. Организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если они: а) своевременно сообщили о начатом преступлении органам власти или б) предприняли иные меры, в результате чего было предотвращено доведение преступления исполнителем до конца. Если предотвратить дальнейшее совершение исполнителем преступления не удалось, организатор или подстрекатель привлекаются к уголовной ответственности. Предпринятые ими меры могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания (ст. 61 УК). Пособник не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления (например, при пассивной форме отказа — не передает схему охранной сигнализации; при активной — сообщает потерпевшему о готовящемся на него покушении).

7. Добровольный отказ надо отграничивать от деятельного раскаяния. Если первый возможен на стадиях приготовления или покушения, то второе — после окончания преступления.

Деятельное раскаяние — обстоятельство, смягчающее наказание (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК). В ряде случаев и при наличии признаков, предусмотренных ст. 75 УК, деятельное раскаяние служит основанием для освобождения лица, впервые совершившего преступление, от уголовной ответственности не только за преступление небольшой или средней тяжести, но и за более тяжкие преступления, если это указано в примеч. к статьям Особенной части УК (ст. ст. 126, 127.1, 204, 205, 205.1, 206, 208, 210, 222, 223, 228, 275, 276, 278, 282.1, 282.2, 291, 307) .
———————————
БВС РФ. 1999. N 3. С. 20; 2004. N 9. С. 16 — 17.

Статья 31 УК РФ. Добровольный отказ от преступления (действующая редакция)

1. Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца.

2. Лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца.

3. Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления.

4. Организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца. Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления.

5. Если действия организатора или подстрекателя, предусмотренные частью четвертой настоящей статьи, не привели к предотвращению совершения преступления исполнителем, то предпринятые ими меры могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 31 УК РФ

1. При добровольном отказе имеет место прекращение приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления. Применительно к действию это означает его остановку, применительно же к бездействию прекращением будет признаваться начало совершения требуемого действия. Не может считаться прекращением временная остановка в совершении деяния, например в целях выжидания более благоприятных условий его продолжения. Прекращение преступления при добровольном отказе должно быть окончательным, т.е. без намерения его возобновления.

2. Отказ от доведения планируемого преступления до конца исключает уголовную ответственность за покушение на преступление, однако если уже совершенные фактически действия сами по себе содержат состав оконченного преступления, лицо не может быть освобождено от ответственности за это преступление. Так, лицо, начавшее физическое воздействие в целях лишения жизни потерпевшего, но отказавшееся от доведения его до конца, не подлежит ответственности за покушение на убийство, но должно отвечать за фактически завершенное причинение телесных повреждений.

3. Добровольность отказа от доведения преступления до конца означает, что лицо само, по своей воле, а не принудительно или вынужденно, прекращает преступление. Признак добровольности указывает на сознательный и волевой характер прекращения преступления.

4. Вынужденным, а не добровольным является прекращение преступления при реальной угрозе разоблачения в случае его продолжения, невозможности доведения преступления до конца без существенного вреда для здоровья посягающего, а тем более для его жизни. Наличие в этих случаях реальной угрозы подчиняет волю, что не соответствует понятию добровольности. В то же время мотив прекращения (жалость, нежелание подвергнуться ответственности, моральные принципы, вера и т.д.) не имеет значения для констатации добровольного отказа, поскольку не исключают свободы волеизъявления.

5. Добровольный отказ от доведения преступления до конца объективно возможен до его фактического окончания, а также до тех пор, пока лицо, совершающее преступление, не утратило контроля за приведенными им в движение силами. Нельзя отказаться от того, что уже совершено, поэтому всякие действия, направленные на устранение тех последствий, которые повлекли преступление, свидетельствуют о раскаянии лица, но не устраняют ответственности.

В случае утраты контроля за приведенными в движение силами при совершении преступления негативные изменения, внесенные лицом в общественные отношения, становятся свершившимся фактом, осуществленным результатом. Так, лицо, произведшее выстрел в целях лишения жизни, но промахнувшееся, не может ссылаться на то, что оно имело возможность повторным выстрелом осуществить задуманное. В этом случае лицо лишь не повторяет нового нападения, а не отказывается от первого.

6. Определение добровольности отказа от доведения преступления до конца осложняется при совершении преступления в соучастии, когда действуют несколько человек, воплощая общую волю при совершении одного преступления.

Ответственность соучастников хотя и базируется на общем основании, но имеет индивидуальный характер, поэтому отказ одного из соучастников от доведения преступления до конца не распространяется на других соучастников и не освобождает их от ответственности. Так, отказ исполнителя преступления довести его до конца не освобождает от ответственности соучастников на других ролях, вместе с тем делает объективно невозможным его окончание, вследствие чего другие соучастники будут отвечать за покушение на преступление.

7. Организатор и подстрекатель воздействуют на сознание других соучастников, формируя решимость совершить преступление, поэтому их отказ от доведения преступления до конца предполагает устранение из сознания вовлеченных ими в преступление лиц умысла на участие в преступлении. Исходя из этого они должны предотвратить совершение преступление и участие в нем этих лиц путем сообщения в государственные органы или иным способом. В противном случае ситуация должна оцениваться как утрата контроля за развитием преступления с их стороны, при которой отказ от доведения преступления до конца объективно невозможен.

8. Если предпринятые организатором и подстрекателем меры не привели к предотвращению преступления, то они подлежат ответственности, а предпринятые ими меры могут быть учтены как смягчающие обстоятельства при назначении наказания.

9. Роль пособника второстепенна в соучастии, в связи с этим закон требует от него принятия всех необходимых мер для предотвращения преступления. Прежде всего он должен устранить ту помощь, тот вклад, который вносит в преступление, например изъять те материальные средства, которые предоставлены им для совершения преступления.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2014 г. N 16 г. Москва «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности»

В связи с вопросами, возникающими у судов при применении норм главы 18 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также в целях формирования единообразной судебной практики Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 г. N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что к преступлениям, предусмотренным статьями 131 и 132 УК РФ, относятся половое сношение, мужеложство, лесбиянство и иные действия сексуального характера в отношении потерпевшего лица (потерпевшей или потерпевшего), которые совершены вопреки его воле и согласию и с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему лицу или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица. При этом мотив совершения указанных преступлений (удовлетворение половой потребности, месть, национальная или религиозная ненависть, желание унизить потерпевшее лицо и т.п.) для квалификации содеянного значения не имеет.

2. Под насилием в статьях 131 и 132 УК РФ следует понимать как опасное, так и неопасное для жизни или здоровья насилие, включая побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему лицу физической боли либо с ограничением его свободы.

Если при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера потерпевшему лицу был причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, содеянное охватывается диспозициями статей 131 и 132 УК РФ; умышленное причинение тяжкого вреда его здоровью требует дополнительной квалификации по соответствующей части статьи 111 УК РФ.

Действия лица, умышленно причинившего в процессе изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера тяжкий вред здоровью потерпевшего лица, что повлекло по неосторожности его смерть, при отсутствии других квалифицирующих признаков следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 131 или частью 1 статьи 132 УК РФ и частью 4 статьи 111 УК РФ.

Убийство в процессе совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера, а также совершенное по окончании этих преступлений по мотивам мести за оказанное сопротивление или с целью их сокрытия, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом «к» части 2 статьи 105 УК РФ и соответствующими частями статьи 131 или статьи 132 УК РФ.

3. Ответственность за изнасилование или совершение насильственных действий сексуального характера с угрозой применения насилия наступает лишь в случаях, если такая угроза явилась средством преодоления сопротивления потерпевшего лица и у него имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Под угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (пункт «б» части 2 статьи 131 и пункт «б» части 2 статьи 132 УК РФ) следует понимать не только прямые высказывания, в которых выражалось намерение применения физического насилия к потерпевшему лицу или к другим лицам, но и такие угрожающие действия виновного, как, например, демонстрация оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия.

Если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была выражена после изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера с той целью, например, чтобы потерпевшее лицо никому не сообщило о случившемся, такие деяния подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных статьей 119 УК РФ и, при отсутствии квалифицирующих признаков, по части 1 статьи 131 УК РФ либо части 1 статьи 132 УК РФ.

4. По смыслу статьи 17 УК РФ, если при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера в целях преодоления сопротивления потерпевшего лица применялось насилие или выражалась угроза применения насилия в отношении других лиц (к примеру, близкого родственника потерпевшей), такие действия требуют дополнительной квалификации по иным статьям Особенной части УК РФ.

5. Изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние), возраста (малолетнее или престарелое лицо) или иных обстоятельств не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному. При этом лицо, совершая изнасилование или насильственные действия сексуального характера, должно сознавать, что потерпевшее лицо находится в беспомощном состоянии.

6. При квалификации изнасилования и насильственных действий сексуального характера в отношении потерпевшего лица, которое находилось в состоянии опьянения, суды должны исходить из того, что беспомощным состоянием может быть признана лишь такая степень опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих (психоактивных) веществ, которая лишала это лицо возможности понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному лицу. При этом не имеет значения, было ли потерпевшее лицо приведено в такое состояние виновным или находилось в беспомощном состоянии независимо от его действий.

7. Изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует считать оконченными соответственно с момента начала полового сношения, мужеложства, лесбиянства и иных действий сексуального характера.

Если лицо осознавало возможность доведения преступных действий до конца, но добровольно и окончательно отказалось от совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера (но не вследствие причин, возникших помимо его воли), содеянное им независимо от мотивов отказа квалифицируется по фактически совершенным действиям при условии, что они содержат состав иного преступления.

Отказ от совершения изнасилования и насильственных действий сексуального характера возможен как на стадии приготовления к преступлению, так и на стадии покушения на него.

8. В тех случаях, когда несколько изнасилований либо несколько насильственных действий сексуального характера были совершены в течение непродолжительного времени в отношении одного и того же потерпевшего лица и обстоятельства их совершения свидетельствовали о едином умысле виновного на совершение указанных тождественных действий, содеянное следует рассматривать как единое продолжаемое преступление, подлежащее квалификации по соответствующим частям статьи 131 или статьи 132 УК РФ.

9. Если виновным было совершено в любой последовательности изнасилование и насильственные действия сексуального характера в отношении одной и той же потерпевшей, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ, независимо от того, был ли разрыв во времени между изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера.

10. Изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными группой лиц (группой лиц по предварительному сговору, организованной группой) не только в тех случаях, когда несколькими лицами подвергаются сексуальному насилию одно или несколько потерпевших лиц, но и тогда, когда виновные, действуя согласованно и применяя насилие или угрожая применением насилия в отношении нескольких лиц, затем совершают насильственное половое сношение либо насильственные действия сексуального характера с каждым или хотя бы с одним из них.

Изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера, совершенными группой лиц (группой лиц по предварительному сговору, организованной группой), должны признаваться не только действия лиц, непосредственно совершивших насильственное половое сношение или насильственные действия сексуального характера, но и действия лиц, содействовавших им путем применения физического или психического насилия к потерпевшему лицу или к другим лицам. При этом действия лиц, лично не совершавших насильственного полового сношения или насильственных действий сексуального характера, но путем применения насилия или угроз содействовавших другим лицам в совершении преступления, следует квалифицировать как соисполнительство в совершении изнасилования или насильственных действий сексуального характера.

Действия лица, непосредственно не вступавшего в половое сношение или не совершавшего действия сексуального характера с потерпевшим лицом и не применявшего к нему и к другим лицам физического или психического насилия при совершении указанных действий, а лишь содействовавшего совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации виновному либо устранением препятствий и т.п., надлежит квалифицировать по части 5 статьи 33 УК РФ и при отсутствии квалифицирующих признаков — по части 1 статьи 131 УК РФ или по части 1 статьи 132 УК РФ.

11. При квалификации содеянного по пункту «б» части 2 статьи 131 или пункту «б» части 2 статьи 132 УК РФ надлежит исходить из того, что понятие особой жестокости связывается как со способом совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости. При этом необходимо установить, что умыслом виновного охватывалось совершение таких преступлений с особой жестокостью.

Особая жестокость может выражаться, в частности, в пытках, истязании, глумлении над потерпевшим лицом, причинении ему особых страданий в процессе совершения изнасилования или иных действий сексуального характера, в совершении изнасилования или иных действий сексуального характера в присутствии его близких, а также в способе подавления сопротивления, вызывающем тяжелые физические либо нравственные страдания самого потерпевшего лица или других лиц.

12. Ответственность по пункту «в» части 2 статьи 131 УК РФ и (или) по пункту «в» части 2 статьи 132 УК РФ наступает в случаях, когда лицо, заразившее потерпевшее лицо венерическим заболеванием, знало о наличии у него этого заболевания, предвидело возможность или неизбежность заражения и желало или допускало такое заражение, а равно когда оно предвидело возможность заражения потерпевшего лица, но самонадеянно рассчитывало на предотвращение этого последствия. При этом дополнительной квалификации по статье 121 УК РФ не требуется.

Действия виновного подлежат квалификации по пункту «б» части 3 статьи 131 и (или) по пункту «б» части 3 статьи 132 УК РФ как при неосторожном, так и при умышленном заражении потерпевшего лица ВИЧ-инфекцией.

13. К иным тяжким последствиям изнасилования или насильственных действий сексуального характера, предусмотренным пунктом «б» части 3 статьи 131 и пунктом «б» части 3 статьи 132 УК РФ, следует относить, в частности, самоубийство или попытку самоубийства потерпевшего лица, беременность потерпевшей и т.п.

14. К имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего (часть 5 статьи 131 УК РФ, часть 5 статьи 132 УК РФ, часть 6 статьи 134 УК РФ, часть 5 статьи 135 УК РФ) относятся лица, имеющие непогашенную или не снятую в установленном порядке судимость за любое из совершенных в отношении несовершеннолетних преступлений, предусмотренных частями 3 — 5 статьи 131, частями 3 — 5 статьи 132, частью 2 статьи 133, статьями 134, 135 УК РФ. При этом также учитываются судимости за указанные преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет.

15. В отличие от изнасилования и насильственных действий сексуального характера при понуждении к действиям сексуального характера (статья 133 УК РФ) способами воздействия на потерпевшее лицо с целью получения от него вынужденного согласия на совершение указанных действий являются шантаж, угроза уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо использование материальной или иной зависимости потерпевшего лица.

Понуждение к действиям сексуального характера считается оконченным с момента выражения в любой форме соответствующего требования независимо от наличия согласия или отказа потерпевшего лица совершить такие действия либо их реального осуществления.

Не могут рассматриваться как понуждение к действиям сексуального характера или как иные преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности действия лица, добившегося согласия потерпевшей на вступление в половое сношение или совершение действий сексуального характера путем обмана или злоупотребления доверием (например, заведомо ложного обещания вступить в брак и т.п.).

16. Уголовная ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, достигшим двенадцатилетнего возраста, но не достигшим шестнадцатилетнего возраста, а равно за совершение в отношении указанных лиц развратных действий (статьи 134 и 135 УК РФ) наступает в случаях, когда половое сношение, мужеложство, лесбиянство или развратные действия были совершены без применения насилия или угрозы его применения и без использования беспомощного состояния потерпевшего лица.

По смыслу закона, уголовной ответственности за преступления, предусмотренные частями 1 — 6 статьи 134 УК РФ и частями 1 — 5 статьи 135 УК РФ, подлежат лица, достигшие ко времени совершения преступления восемнадцатилетнего возраста.

17. К развратным действиям в статье 135 УК РФ относятся любые действия, кроме полового сношения, мужеложства и лесбиянства, совершенные в отношении лиц, достигших двенадцатилетнего возраста, но не достигших шестнадцатилетнего возраста, которые были направлены на удовлетворение сексуального влечения виновного, или на вызывание сексуального возбуждения у потерпевшего лица, или на пробуждение у него интереса к сексуальным отношениям.

Развратными могут признаваться и такие действия, при которых непосредственный физический контакт с телом потерпевшего лица отсутствовал, включая действия, совершенные с использованием сети Интернет, иных информационно-телекоммуникационных сетей.

18. Преступления, предусмотренные статьями 134 и 135 УК РФ, следует считать оконченными соответственно с момента начала полового сношения, мужеложства, лесбиянства или развратных действий.

Если после начала полового сношения, мужеложства, лесбиянства или развратных действий к потерпевшему лицу с целью его понуждения к продолжению совершения таких действий применяется насилие или выражается угроза применения насилия, содеянное охватывается статьями 131 и 132 УК РФ и дополнительной квалификации по статьям 134 и 135 УК РФ не требует.

19. Половое сношение, мужеложство, лесбиянство или развратные действия, совершенные без применения насилия или угрозы его применения и без использования беспомощного состояния потерпевшего лица одновременно или в разное время в отношении двух или более лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста, в соответствии с положениями части 1 статьи 17 УК РФ не образуют совокупности преступлений и подлежат квалификации по части 4 статьи 134 или части 3 статьи 135 УК РФ при условии, что ни за одно из этих деяний виновный ранее не был осужден.

20. Судам следует иметь в виду, что уголовной ответственности за деяния, предусмотренные примечанием к статье 131 УК РФ, в соответствии с положениями части 2 статьи 20 УК РФ подлежат лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадцатилетнего возраста.

21. Разъяснить судам, что деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями 2 — 4 статьи 135 УК РФ, могут быть квалифицированы по пункту «б» части 4 статьи 132 УК РФ лишь при доказанности умысла на совершение развратных действий в отношении лица, не достигшего двенадцатилетнего возраста.

22. Применяя закон об уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных статьями 131 — 135 УК РФ, в отношении несовершеннолетних, судам следует исходить из того, что квалификация преступлений по соответствующим признакам (к примеру, по пункту «а» части 3 статьи 131 УК РФ) возможна лишь в случаях, когда виновный знал или допускал, что потерпевшим является лицо, не достигшее восемнадцати лет или иного возраста, специально указанного в диспозиции статьи Особенной части УК РФ.

23. Обратить внимание судов на запрет назначения осужденным за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста, условного осуждения (пункт «а» части 1 статьи 73 УК РФ), на особенности условно-досрочного освобождения от отбывания наказания таких лиц (пункты «г» и «д» части 3, часть 4[1] статьи 79 УК РФ), на особенности замены им неотбытой части наказания более мягким видом наказания (части 2 и 4 статьи 80 УК РФ) и отсрочки отбывания наказания (часть 1 статьи 82 УК РФ), на возможность назначения принудительных мер медицинского характера лицам, совершившим в возрасте старше восемнадцати лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, и страдающим расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости (пункт «д» части 1 статьи 97 УК РФ), а также на особенности назначения наказания лицам, совершившим половое сношение или развратные действия с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, то есть за преступления, предусмотренные частью 1 статьи 134 и частью 1 статьи 135 УК РФ, в случае, если разница в возрасте между потерпевшей (потерпевшим) и подсудимым (подсудимой) составляет менее четырех лет (примечание 2 к статье 134 УК РФ).

24. Рекомендовать судам, учитывая специфику дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности, при их рассмотрении устранять вопросы, не имеющие отношения к делу, своевременно пресекать нетактичное поведение участников судебного разбирательства, при изложении описательно-мотивировочной части судебного решения по возможности избегать излишней детализации способов совершения преступлений, соблюдая при этом общие требования уголовно-процессуального закона.

25. Принимая во внимание повышенную общественную опасность преступлений, предусмотренных статьями 131 — 135 УК РФ, совершенных в отношении несовершеннолетних, судам следует выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению таких преступлений, нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом. Согласно части 4 статьи 29 УПК РФ необходимо обращать внимание соответствующих организаций и должностных лиц на выявленные факты нарушений закона путем вынесения частных определений или постановлений.

26. В связи с принятием настоящего постановления признать утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» (с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 14 июня 2013 г. N 18).

Председатель Верховного Суда

Российской Федерации В. Лебедев

Секретарь Пленума, судья Верховного Суда

Ук рф содержит преступления которые совершены

Статья 35 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) посвящена формам соучастия в совершении преступления, которые отличаются между собой по степени сплоченности, внутренней организованности, степени согласованности участников и, соответственно, по степени общественной опасности.

Формы соучастий в структуре указанной нормы по степени общественной опасности располагаются от менее опасного к более опасному.

Законодательно выделены следующие формы соучастия: 1) группа лиц; 2) группа лиц по предварительному сговору; 3) организованная группа; 4) преступное сообщество (преступная организация). Рассмотрим подробнее первые две формы соучастия.

Так, согласно ч.ч. 1, 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора.

Чаще всего такое соисполнительство имеет место в ситуации, когда одно лицо начинает совершать преступление, а другое к нему присоединяется, такое соисполнительство чаще всего возникает спонтанно, сговор достигается в процессе совершения преступления.

Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Сговор следует понимать как согласование воли соучастников, направленной на совершение преступления. При этом сговор может быть выражен как в словесной форме, так и невербально, в том числе путем жестов и (или) молчаливого согласия. В данном случае сговор возникает всегда до совершения преступления.

Пример соисполнительства в форме группы лиц по предварительному сговору приведен в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.12.2002 № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Так, уголовная ответственность за кражу, грабеж или разбой, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством.

Преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору характеризуется сплоченностью, большей степенью согласованности действий участников, что указывает на повышенную степень общественной опасности по сравнению с преступлением, совершенным группой лиц без предварительного сговора.

Совершение преступления в соучастии влечет назначение более сурового наказания. В соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) является отягчающим наказание обстоятельством.

Кроме того, многие статьи особенной части УК РФ содержат квалифицирующий признак совершения преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества.

Например, кража, то есть тайное хищение чужого имущества, наказывается лишением свободы на срок до двух лет (ч. 1 ст. 158 УК РФ), в свою очередь, кража, совершенная с квалифицирующим признаком группы лиц по предварительному сговору наказывается лишением свободы на срок до пяти лет (п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ).

Таким образом, преступления, совершенные в соучастии, представляют при равных условиях повышенную общественную опасность по сравнению с преступлениями, совершенными в одиночку. Это объясняется тем, что при соучастии в конфликт с обществом вступают два и более лица, во многих случаях участие нескольких лиц облегчает совершение преступления, дает возможность причинить более существенный ущерб.

Указанные положения УК РФ позволяют адекватно реагировать на преступные посягательства, совершенные в соучастии, в целях защиты интересов общества и государства.

УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ СПОСОБА СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Способ совершения преступления как признак объективной стороны преступления имеет важное уголовно-правовое значение. Он выступает как признак основного состава преступления (т. е. как обязательный признак объективной стороны состава преступления), как квалифицирующий признак, а также учитывается при назначении наказания.

Еще Н. С. Таганцев обращал внимание на то, что способ действия может служить основанием для усиления уголовной ответственности, для классификации преступных действий и, хотя и в немногих случаях, основанием отграничения уголовно наказуемой и ненаказуемой неправды(1).

«Общественная опасность свойственна преступлению в целом и определяется всеми элементами состава преступления в их совокупности»(2).

Некоторые аспекты рассматриваемой проблемы находятся одновременно в поле зрения и уголовного, и уголовно-процессуального законодательства. Так, согласно ст. 73 УПК РФ событие преступления является одним из обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. К событию преступления уголовно-процессуальное законодательство относит время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления. Не углубляясь в уголовно-процессуальную проблематику, лишь заметим, что правоприменителю по каждому уголовному делу, помимо прочего, необходимо устанавливать способ совершения преступления, без чего невозможно принять законное и обоснованное решение по делу. В случае неустановления способа совершения преступления (или отсутствия его описания, конкретизации в обвинительном заключении) суд не имеет возможности вынести решение по делу, чему имеется немало примеров в судебной практике.

Так, в Постановлении Президиума Хабаровского краевого суда от 23 декабря 2013 г. № 44у-275/2013 указано, что «…в состоявшихся судебных решениях и предъявленном обвинении не отражено, какие действия, составляющие объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 1855 УК РФ, совершил К., чтобы воспрепятствовать правам акционеров, обладающих в совокупности 245 463 голосами, принять участие в голосовании.

Таким образом, в нарушение требований ст. 220 ч. 1 п. 3 УПК РФ орган предварительного следствия в обвинительном заключении не раскрыл существо обвинения, способ совершения преступления, что исключает возможность постановления приговора или вынесения иного судебного решения на основании данного заключения»(3).

Способ совершения преступления, независимо от его влияния на квалификацию содеянного, тем не менее в каждом конкретном случае должен быть в обязательном порядке установлен правоприменителем.

Любое преступление совершается каким-либо способом, иными словами, способ как неотъемлемая характеристика преступного деяния неразрывно с ним связан и существует всегда во всех составах преступлений. Подтверждением этому являются приведенные выше нормы УПК РФ.

Деяние, совершенное одним способом, может не иметь той степени

общественной опасности, какая была бы при его совершении другим способом.

Способ совершения преступления в зависимости от его влияния на квалификацию и характер и степень общественной опасности деяния имеет не одинаковое значение. Рассмотрим различные значения способа совершения преступления в уголовном праве.

1. Способ как признак основного состава преступления, т. е. как обязательный признак объективной стороны состава преступления.

Если характер и степень общественной опасности деяния в зависимости от способа совершения превращают его в преступление, тогда способ совершения преступления играет роль обязательного признака объективной стороны состава преступления и должен быть указан законодателем в диспозиции статьи Уголовного кодекса Российской Федерации. В этом случае преступность конкретного деяния или возможность его квалификации по определенной статье УК будет напрямую зависеть от способа его совершения.

Простым примером служит состав мошенничества, т. е. хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Если хищение совершается каким-либо другим образом, но не путем обмана или злоупотребления доверием, тогда состав мошенничества отсутствует и в зависимости от других обстоятельств дела речь может идти либо о другом виде хищения, либо о том, что деяние является непреступным. Способ совершения преступления в этом случае служит основанием как для разграничения смежных составов преступлений, так и для отграничения преступного деяния от непреступного.

Аналогичная грамматическая конструкция («путем чего-либо», «каким-либо способом», «с применением чего-либо» и т. п.) часто используется законодателем при конструировании норм Уголовного кодекса и раскрывает способ совершения преступления: ч. 1 ст. 133 УК РФ — путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей); п. «б» ч. 3 ст. 1271 УК РФ — способом, опасным для жизни и здоровья многих людей; ч. 1 ст. 131 УК РФ — с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей.

В том или ином преступлении деянию соответствует конкретный способ его совершения, применение которого только и может привести к наступлению общественно опасных последствий. Вместе с тем следует отметить, что связь между деянием и способом его совершения не всегда является жесткой, поэтому не исключены ситуации, когда исходя из обстоятельств преступление может быть совершено несколькими способами, и наоборот, одним и тем же способом можно совершить различные преступления, квалифицируемые по разным статьям Особенной части УК РФ. Например, путем обмана или злоупотребления доверием можно совершить и мошенничество (ст. 159 УК РФ), и причинение имущественного ущерба (ст. 165 УК РФ). Причинение смерти другому человеку может быть совершено как путем удушения, так и путем отравления или, скажем, ударом ножом, выстрелом из огнестрельного оружия и т. д.(1)

2. Способ совершения преступления как квалифицирующий признак.

Если степень общественной опасности деяния по сравнению с основным составом преступления повышается в зависимости от способа его совершения, законодатель относит состав преступления к квалифицированным, закрепляя способ совершения преступления в качестве квалифицирующего признака.

«Квалифицирующий признак “с особой жестокостью” суд усмотрел в действиях осужденных обоснованно, поскольку ими для лишения жизни был избран крайне мучительный способ причинения

смерти»(1). Убийство общеопасным способом в связи с возникновением угрозы причинения вреда иным охраняемым законам интересам, несомненно, также обладает повышенной общественной опасностью по сравнению с составом так называемого простого убийства и относится к квалифицированным составам убийства (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

В различных составах законодатель по-разному оценивает общественную опасность способов совершения преступления, в связи с чем способ может оказывать или не оказывать влияние на квалификацию деяния. Проанализировать позицию законодателя относительно значимости способов в конкретных составах преступлений (как в основных, так и в квалифицированных) можно, обратившись к диспозициям статей Особенной части УК РФ.

Диспозиции статей Особенной части УК РФ сконструированы в ряде случаев в зависимости от способа совершения преступления:

1) в диспозиции указывается единственный способ совершения конкретного преступления (например, ч. 2 ст. 306 УК РФ);

2) диспозиция содержит точный перечень возможных способов совершения преступления (например, ч. 2 ст. 141 УК РФ);

3) диспозиция содержит примерный перечень возможных способов совершения преступления (например, ч. 2 ст. 167 УК РФ);

4) из диспозиции статьи вытекает, что преступление может быть совершено любым способом (например, ст. 125 УК РФ)(2).

К данной классификации может быть добавлен еще один пункт, когда «законодатель в диспозиции уголовно-правовой нормы прямо закрепляет, каким способом не должно совершаться преступление для квалификации по данной статье (например, ст. 135 “Развратные действия”)»(3).

Таким образом, при указании в диспозиции единственного способа совершения преступления или точного перечня способов законодатель придает ему (им) особое значение, и деяние квалифицируется как преступное, только если совершено именно этим способом (способами). Примерный перечень способов совершения преступления законодатель обычно приводит в случае наиболее частого совершения данного вида преступлений именно этими способами (как в упомянутой ч. 2 ст. 167 УК РФ — «путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом»), подразумевая и не исключая возможность совершения преступления иными аналогичными способами, обладающими достаточной степенью общественной опасности. Если законодатель в диспозиции не называет способ совершения преступления, то это, как правило, свидетельствует о том, что общественная опасность данного деяния не связана со способом его совершения и оно будет являться преступлением независимо от способа совершения. В случае указания в диспозиции статьи способа, который не должен использоваться при совершении преступления (как в ст. 135 УК РФ — «без применения насилия»), предполагается, что при совершении деяния таким способом его общественная опасность повышается и деяние квалифицируется как более тяжкое преступление.

В уголовно-правовой норме раскрывается лишь усредненная (общая для всех), стабильная социальная и юридическая оценка деяния, а в действительности же общественная опасность конкретных преступлений в силу наличия обстоятельств, не учитываемых диспозицией, содержащей основной состав преступления,

может существенно отличаться от данного усредненного показателя(1).

Независимо от учета способа совершения преступления в качестве признака основного или квалифицированного состава, т. е. даже если способ не указан в диспозиции статьи и не влияет на квалификацию, он имеет значение для оценки общественной опасности содеянного и, соответственно, для решения вопроса об индивидуализации наказания.

3. Влияние способа совершения преступления на индивидуализацию наказания.

Влияние способа совершения преступления на индивидуализацию наказания привлекало внимание правоведов еще в XIX веке: «Способ действия, причиняющего смерть, не имеет значения для признания наличия уголовно наказуемого убийства и может лишь оказывать то или иное влияние на размер наказания»(2).

Если законодатель не указал способ совершения преступления ни в качестве обязательного, ни в качестве квалифицирующего признака, это не означает, что способ не имеет никакого значения. Как известно, при индивидуализации наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления. Согласно п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания» от 29 октября 2009 г. № 20 степень общественной опасности преступления определяется в зависимости от конкретных обстоятельств содеянного, в частности от размера вреда и тяжести наступивших последствий, степени осуществления преступного намерения, способа совершения преступления, роли подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, наличия в содеянном обстоятельств, влекущих более строгое наказание в соответствии с санкциями статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Даже в том случае, когда способ совершения преступления не упоминается в диспозиции статьи, он оказывает влияние на оценку общественной опасности содеянного и, следовательно, может влиять на вид и размер наказания. Так, обстоятельства, повышающие общественную опасность содеянного, в том числе совершение преступления определенным способом, перечислены законодателем в Общей части УК РФ.

Кроме того, не следует забывать о том, что ряд способов всегда повышает общественную опасность деяния. В части 1 ст. 63 УК РФ приведен перечень обстоятельств, отягчающих наказание, среди которых назван и способ совершения преступления (пп. «и», «к», «м», «н» ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Очевидно, данные обстоятельства не могут быть повторно учтены при назначении наказания, но учитываются при оценке судом характера и степени общественной опасности содеянного(3).

Например, в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ совершение преступления с использованием оружия признается отягчающим наказание обстоятельством. Поэтому суд, установив, что убийство М. совершено с применением огнестрельного оружия — охотничьего ружья, обоснованно признал данное обстоятельство отягчающим наказание(4).

Однако, по справедливому замечанию Н. А. Колоколова, «толкование положений ст. 63 УК РФ еще далеко от идеального. Так, в силу п. “к” ч. 1 названной нормы к обстоятельствам, отягчающим наказание, отнесено совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально

изготовленных технических средств, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармаколо-гических препаратов, а также с применением физического или психического принуждения. Как следует толковать вышеперечисленные понятия, судьи пока не решили. Например, можно ли считать обстоятельством, отягчающим наказание, тот факт, что жертва была убита ножом, очень похожим на финский (т. е. холодным оружием), а не бытовым предметом (топором)? При отсутствии единого прочтения п. “к” ч. 1 ст. 63 УК РФ часть судов совершение убийства с применением оружия признают обстоятельством, отягчающим наказание, а часть — нет»(1).

При наличии у виновного возможности достижения преступного результата менее опасным способом совершение преступления более опасным способом, как правило, свидетельствует о его криминальных наклонностях и нравственной запущенности(2).

Перечень отягчающих наказание обстоятельств является исчерпывающим и не может толковаться расширительно. Совершение преступления одним из способов, указанных в ч. 1 ст. 63 УК РФ, подлежит обязательной оценке судьей в качестве обстоятельства, повышающего общественную опасность содеянного и отягчающего наказание.

В то же время перечень обстоятельств, смягчающих наказание, в ч. 1 ст. 61 УК РФ исчерпывающим не является. Закон прямо предусматривает, что при назначении наказания могут учитываться в качестве
смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные в ч. 1 ст. 61 УК РФ, что дает возможность в определенных ситуациях учесть способ совершения преступления в качестве смягчающего наказание обстоятельства.

Некоторые авторы предлагают учитывать в качестве смягчающего обстоятельства способ, направленный на предотвращение последствий автотранспортного преступления (торможение, изменение направления движения и др.)(3).

Таким образом, правоприменитель, имея обязанность в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством устанавливать способ совершения преступления по каждому уголовному делу, в то же время может оценить общественную опасность содеянного с учетом способа его совершения:

если способ совершения преступления является обязательным признаком состава преступления, тогда решается вопрос о соответствующей квалификации деяния, отграничении его от иных правонарушений и разграничении со смежными составами;

если способ совершения преступления является квалифицирующим признаком состава преступления, тогда усиливается степень общественной опасности деяния и налицо квалифицированный состав;

если способ не указан в диспозиции ни в основном, ни в квалифицированном составах, тогда правоприменитель (судья) может индивидуализировать наказание с учетом способа как отягчающего или смягчающего наказание обстоятельства.

Еще по теме:

  • Судебный пристав аверина Судебный пристав Аверина Юлия Сергеевна Структурное подразделение: Отдел судебных приставов Автозаводского района №1 Аверина Юлия Сергеевна - Судебный пристав-исполнитель Адрес отдела: […]
  • Магазин не хочет принимать товар Магазин отказывается менять товар или возвращать деньги Приобрел часы swiss military за 5т.р. , после 31 числа , они последовательно показали 32,33,34 и т.д. вплоть до 39-го, потом снова […]
  • Расчет пени и процентов за пользование чужими денежными средствами Проценты за пользование чужими денежными средствами Статья 395 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает ответственность за неисполнение денежного обязательства. Согласно […]
  • До какого года можно использовать материнский капитал на второго ребенка Материнский капитал продлили до 2021 года включительно 28 декабря 2017 года Владимир Путин подписал закон о продлении программы материнского капитала после 2018 года еще в течение 3 лет — […]
  • П 3 ч Ст 77 тк рф Увольнение по инициативе работника (пункт 3 части первой статьи 77 ТК РФ) Порядок прекращения трудовых отношений в случае, если инициатива об этом исходит от работника, определен в статье […]