Военно-уголовное право учебник за права военнослужащих 2008

Рубрики Новости

Военно-уголовное законодательство современной России

(Ходусов А. А.) («За права военнослужащих», 2007) Текст документа

ВОЕННО-УГОЛОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Ходусов А. А., кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного права Военного университета, подполковник юстиции.

Анализ норм военно-уголовного законодательства и правильное их применение на практике предполагают глубокое знание жизни и деятельности военных организаций, порядка прохождения военной службы и регулирующих их законов, воинских уставов и других нормативных актов военного законодательства. Поэтому нельзя не согласиться с тем мнением, что специфика военно-уголовного законодательства заключается и в том, что оно является одновременно составной частью уголовного права и военного права как комплексной отрасли российского права . ——————————— См.: Военное право: Учебник. М., 2004. С. 7 — 9.

Большинство норм уголовного законодательства Российской Федерации имеют универсальный характер: вопросы ответственности за совершение преступлений, как правило, решаются одинаково независимо от того, в какой сфере общественной жизни они совершены. Однако существует ряд норм УК РФ, которые либо полностью выражают исключительные интересы военной службы, либо обособляют эти интересы среди других. Эти нормы образуют систему, которую можно выделить в специальную подотрасль уголовного права и назвать ее военно-уголовным законодательством . ——————————— См.: Военно-уголовное законодательство Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Под общ. ред. Н. А. Петухова. М., 2004. С. 10.

Неразрывность уголовного права и военно-уголовного законодательства проявляется в том, что на военно-уголовное законодательство полностью распространяются положения о задачах и принципах уголовного права. Едиными для всего уголовного законодательства являются определяемые уголовным законом понятия преступления, невменяемости, вины и ее форм, обстоятельств, исключающих преступность деяния, цели уголовного наказания, общие начала его назначения и отбывания, основания и порядок освобождения от уголовной ответственности и от наказания. Таким образом, нормы военно-уголовного законодательства неотделимы от общей системы уголовного законодательства Российской Федерации. Характер военно-служебной деятельности в сочетании с ее повышенной опасностью и обязательностью обусловливает необходимость выделения интересов военной службы в самостоятельный объект уголовно-правовой охраны; использования уголовного права как средства принуждения к соблюдению установленного порядка прохождения военной службы и решения специальных воинских задач исправления военнослужащих, совершивших преступления; предупреждения с их стороны новых общественно опасных деяний, т. е. всего того, что образует содержание военно-уголовного законодательства . ——————————— См.: Там же.

Система военно-уголовного законодательства отражает структуру интересов военной службы, которые заключаются в потребностях обеспечения Вооруженных Сил и иных государственных воинских формирований всем необходимым для обеспечения выполнения стоящих перед ними задач, связанных с вооруженной защитой страны . ——————————— См.: Мигачев Ю. И., Тихомиров С. В. Военное право: Учебник. М., 1998.

Военно-уголовное законодательство России представляет собой совокупность уголовно-правовых норм, применяемых только к военнослужащим, проходящим военную службу по призыву либо по контракту, а также гражданам, пребывающим в запасе, во время прохождения ими военных сборов, в связи с совершением преступлений. Оно имеет своей задачей главным образом охрану военной безопасности Российской Федерации. Для осуществления этой задачи военно-уголовное законодательство определяет, какие нарушения порядка прохождения военной службы образуют воинские преступления, и устанавливает наказания, которые могут быть применены к лицам, виновным в их совершении . ——————————— См.: Борисенко В. М., Егоров К. И. Преступления против военной службы. СПб., 2002.

Военное законодательство как комплексная отрасль законодательства включает в себя нормы государственного, административного, финансового, земельного, уголовного и других отраслей права, которые регулируют сферу военной деятельности государства, в том числе специфической жизнедеятельности ее военной организации. Нормы военного законодательства определяют устройство Вооруженных Сил, организацию и полномочия органов военного управления, порядок комплектования кадров и запаса Вооруженных Сил личным составом, порядок прохождения военной службы, правовое положение военнослужащих и военнообязанных, организацию и ведение войскового хозяйства, правила материального и финансового обеспечения военнослужащих, права военных властей в местностях, объявленных на военном положении, основы мобилизации Вооруженных Сил . ——————————— См.: Военно-уголовное законодательство Российской Федерации.

Конституция Российской Федерации закрепляет основы обороны и безопасности государства. Так, согласно ст. 71 Конституции Российской Федерации в силу особой значимости к исключительному ведению Российской Федерации отнесены: вопросы войны и мира; оборона и безопасность; федеральная государственная служба; определение статуса и защита государственной границы, территориального моря, воздушного пространства, исключительной экономической зоны и т. д. Правовое положение российских военнослужащих и отдельные вопросы прохождения ими военной службы на территориях других государств определяются многосторонними международными договорами, в том числе между государствами — участниками Содружества Независимых Государств, подписанными Российской Федерации, и двусторонними международными договорами между Россией и государствами — участниками СНГ о статусе группировок российских Вооруженных Сил и Пограничных войск на их территории . Такие договоры заключены с Республикой Таджикистан, Республикой Молдовой, Республикой Арменией, Республикой Беларусь, Киргизской Республикой, Туркменистаном, Украиной и Республикой Грузией. ——————————— См.: Захаров В. А. Военная реформа: состояние и перспективы // Власть. 2000. N 7. С. 7.

Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» является базовым законом для правового регулирования воинской обязанности и военной службы. Кроме Вооруженных Сил Российской Федерации, военную службу граждане проходят и в других войсках, воинских формированиях и органах, перечисленных в п. 1 ст. 2 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», а именно: во внутренних войсках МВД России, в войсках гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти, Службы внешней разведки России, органах ФСБ России, федеральном органе специальной связи и информации, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти Российской Федерации, воинских подразделениях федеральной противопожарной службы и создаваемых на военное время специальных формированиях, а также иностранные граждане в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах. Основу правового регулирования, учитывающего специфику исполнения в них военной службы, кроме указанного Закона, составляют и другие Федеральные законы: Федеральный закон «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации»; Федеральный закон «О внешней разведке»; Федеральный закон «О федеральной службе безопасности»; Федеральный закон «О государственной охране» и др. Правовое положение военнослужащих закреплено в Федеральном законе «О статусе военнослужащих». Подзаконные нормативные правовые и иные акты, регулирующие отношения в области обороны и военной безопасности, должны издаваться только в развитие законодательства об обороне и безопасности и не противоречить ему. К ним относятся общевоинские уставы, указы Президента Российской Федерации и постановления Правительства Российской Федерации по военным вопросам, а также ведомственные нормативные правовые акты, издаваемые в пределах своих полномочий Министром обороны Российской Федерации, руководителями других федеральных органов исполнительной власти, в которых законом предусмотрена военная служба. Важное значение в правовом регулировании военно-служебных отношений имеют воинские уставы. Воинский устав — это нормативно-правовой свод правил поведения и деятельности военнослужащих, установленный на длительное время и регулирующий определенную сторону жизни, быта, деятельности (подготовки и боевого использования) Вооруженных Сил (отдельных их составных частей), других войск, воинских формирований и органов, органов военного управления, отдельных военнослужащих . ——————————— См.: Военно-уголовное законодательство Российской Федерации.

УК РФ в гл. 33 предусматривает ответственность за преступления против военной службы и имеет некоторые особенности по сравнению с ранее действовавшим уголовным законодательством. Воинские преступления по УК РФ 1996 г. получили наименование «преступления против военной службы». Однако это не оказало существенного влияния на определение воинского преступления, поскольку объект преступления остался практически одним и тем же. Ранее он определялся как порядок несения, а в настоящее время — как порядок прохождения военной службы. В то же время следует иметь в виду, что понятие преступления против военной службы более широкое по сравнению с понятием воинского преступления и допускает не только нарушение порядка прохождения военной службы, но и всякое посягательство на интересы военной службы . ——————————— См.: Преступления против военной службы / Под общ. ред. Н. А. Петухова. СПб., 2004.

В отличие от УК РСФСР 1960 г., предусматривавшего ответственность за воинские преступления, совершенные как в мирное, так и военное время и в условиях боевой подготовки, нормы УК РФ 1996 г. определяют ответственность только за преступления против военной службы, совершаемые в условиях мирного времени. Уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, должна быть в соответствии с ч. 3 ст. 331 УК РФ установлена законодательством военного времени . ——————————— См.: Уголовное право Российской Федерации. Преступления против военной службы. М., 1999. С. 44.

В УК РФ включены 22 статьи о воинских преступлениях, тогда как в УК РСФСР их было 35. Из числа воинских преступлений исключены и перешли в раздел преступлений против государственной власти такие преступления, как злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, халатность (ст. ст. 285, 286 и 293 УК РФ). Таким же образом решен вопрос об ответственности военнослужащих за разглашение военной тайны . ——————————— См.: Военное право: Учебник / Под ред. В. Г. Стрекозова, А. В. Кудашкина. 2004.

К числу преступлений против военной службы отнесены неизвестные прежнему военно-уголовному законодательству нарушения правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности (ст. 343 УК РФ) и уничтожение или повреждение военного имущества по неосторожности (ст. 347 УК РФ). Переведена в число общих норма о соучастии в преступлениях со специальным субъектом, которая ранее существовала лишь в понятии воинского преступления (ст. 237 УК РСФСР). Исключен квалифицированный состав сопротивления начальнику, сопряженный с умышленным убийством. В систему наказаний включен специальный вид наказания — ограничение по военной службе. Такое наказание предусмотрено в санкциях 16 статей за преступления против военной службы. За общеуголовные преступления оно может быть назначено военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, взамен исправительных работ. Применение его к офицерам и другим военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, за преступления небольшой тяжести, позволит достигнуть целей уголовного наказания в процессе военной службы . ——————————— См.: Уголовное право Российской Федерации. Преступления против военной службы. М., 1999.

Действующим УК РФ предусмотрен такой вид наказания, как арест, заключающийся в содержании осужденного в условиях строгой изоляции от общества на срок от одного до шести месяцев. Этот вид наказания предусмотрен в санкциях 10 статей за совершение преступлений против военной службы. За общеуголовные преступления он также может быть назначен военнослужащим взамен исправительных работ . ——————————— См.: Гришко А. Я., Шилов А. И. Уголовные наказания, применяемые к военнослужащим. М., 2000.

Дальнейшее развитие в УК РФ 1996 г. получили нормы, регламентирующие назначение и отбывание наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части. Данный вид наказания может быть назначен не только военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, но и военнослужащим, проходящим ее по контракту на должностях рядового и сержантского состава, если они на момент вынесения приговора не отслужили установленного законом срока военной службы по призыву. Наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части может быть назначено на срок от трех месяцев до двух лет. Новым при применении этого вида наказания является то, что оно в силу ст. 73 УК РФ может быть назначено условно . ——————————— См.: Борисенко В. М., Егоров К. И. Преступления против военной службы. СПб., 2002.

Актуальным становится вопрос о соответствии действующего военно-уголовного законодательства изменившимся реалиям и планирующемуся качественно иному принципу комплектования Вооруженных Сил. Иными словами, может сегодня концепция в сфере уголовно-правового воздействия на воинскую преступность способствовать стабильной деятельности армии и недопущению снижения боеготовности, выполнению стоящих перед армией задач, совершенствованию профессиональных умений военнослужащих? Представляется, что действующее военно-уголовное законодательство не отвечает современным требованиям. Главным препятствием этому являются недостатки уголовно-правового регулирования уставных правил взаимоотношений военнослужащих между собой. Невозможность правоохранительных органов отреагировать на каждое нарушение уставных правил взаимоотношений, подпадающих под действие уголовного закона, является доводом, свидетельствующим о несовершенстве военно-уголовного законодательства. Исторический анализ военно-уголовного законодательства показывает, что, начиная с первых законодательных актов в области уголовно-правового регулирования воинских взаимоотношений, ответственность предусматривалась за конкретные насильственные действия. Представляется, что такая конструкция статей имеет право на существование и в современном военно-уголовном законодательстве, в связи с чем гл. 33 УК РФ должна содержать в качестве преступных конкретные насильственные действия военнослужащего, совершенные в отношении сослуживцев: убийство, причинение тяжкого вреда здоровью и т. д. Таким образом, квалификация за воинские насильственные преступления будет происходить только по одной из статей гл. 33 УК РФ, без дополнительной квалификации по соответствующим статьям гл. 16, как это практикуется в настоящее время. Вместе с тем одновременное посягательство насильственными преступными действиями на жизнь либо здоровье личности и на безопасность государства, что выражается в «изъятии» профессионально подготовленного военнослужащего из сферы военно-служебных отношений, свидетельствует о гораздо большей общественной опасности этих деяний по сравнению с преступлениями только против личности . ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Статья О. К. Зателепина, М. М. Лаврукова «Понятие воинских насильственных преступлений и некоторые вопросы их квалификации» включена в информационный банк согласно публикации — «Право в Вооруженных Силах», 2002, N 12; 2003, NN 2, 4. —————————————————————— См.: Зателепин О. К. Понятие воинских насильственных преступлений и некоторые вопросы их квалификации // Право в Вооруженных Силах. 2003. N 1 — 2.

Следовательно, и наказание за совершение воинских насильственных преступлений, связанных с убийством, причинением тяжкого вреда здоровью и вреда здоровью средней тяжести, должно быть более суровым, чем это предусмотрено соответствующими статьями гл. 16 УК РФ. Следует отметить, что работа над созданием системы военно-уголовного законодательства Российской Федерации еще не завершена . Согласно ч. 3 ст. 331 УК РФ ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время или в боевой обстановке, определяется законодательством Российской Федерации военного времени. Таким образом, военно-уголовное законодательство Российской Федерации должно включать также самостоятельную группу норм, регламентирующих ответственность за воинские преступления военного времени либо совершаемые в боевой обстановке в мирных условиях. Эти преступления представляют исключительную опасность. ——————————— См.: Военно-уголовное законодательство / Под ред. М. К. Кислицина. М., 2002.

Однако в действующем уголовном законодательстве, ориентированном на отсутствие вооруженных конфликтов, составов преступлений, совершаемых в военное время либо в боевой обстановке, не содержится. Тем не менее правовая система государства должна быть готова к возникновению военной обстановки и иметь законодательство военного времени, которое должно автоматически вступать в действие с момента возникновения соответствующих оснований. Разработка и принятие уголовно-правовых норм об ответственности за совершение воинских преступлений в военное время или в боевой обстановке становится весьма актуальной задачей. Федеральный закон «О статусе военнослужащих» и воинские уставы в числе важнейших требований, предъявляемых к военнослужащим, предусматривают строгое хранение государственной и военной тайны. Ответственность за разглашение государственной тайны и за утрату документов, содержащих государственную тайну, установленная в ст. ст. 283 и 284 УК РФ, на общих основаниях распространяется и на военнослужащих. Однако понятием военной тайны охватываются не только сведения военного характера, отнесенные к государственной тайне, оно включает в себя значительное количество сведений военного характера, хотя и не отнесенных к государственной тайне, но не подлежащих разглашению. Между тем в действующем военно-уголовном законодательстве ответственность за разглашение этих сведений не предусмотрена. Поэтому гл. 33 УК РФ необходимо дополнить нормами об ответственности за разглашение военной тайны. Представляется необоснованным исключение из числа преступлений против военной службы преступлений воинских должностных лиц, совершаемых ими с использованием своего служебного положения, непосредственно посягающих на интересы военной безопасности Российской Федерации (злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, бездействие по службе и служебная халатность). Следует отметить, что большая часть преступлений, совершаемых командирами (начальниками) с использованием служебных полномочий, связана с грубым нарушением прав и законных интересов военнослужащих при прохождении ими военной службы, отдачей незаконных приказов, применением к ним различных видов физического насилия. Квалификация этих преступлений по ст. ст. 285, 286 и 293 УК РФ не отражает их специфики как преступлений, направленных против воинского правопорядка. Таким образом, с учетом закрепленного в Военной доктрине Российской Федерации положения о необходимости совершенствования нормативной правовой базы строительства, развития и применения военной организации государства следовало бы дополнить гл. 33 УК РФ соответствующими нормами о преступлениях по службе воинских должностных лиц. Реализация указанных мероприятий позволит включить приведенные нормы военно-уголовного законодательства в единую систему воздействия на преступность военнослужащих в условиях реформирования Вооруженных Сил Российской Федерации и привести их в соответствие с целями уголовной политики на современном этапе. Формирование современного высокоэффективного военно-уголовного законодательства находится в центре внимания государства и общества, теории и практики уголовного права.

Военно-уголовное законодательство в современной России.

Специальный состав преступления против военной безопасности государства как основа квалификации

Квалификация должностных преступлений против военной службы

Уголовно-правовая характеристика преступлений, нарушающих порядок комплектования военной организации государства и неисполнение приказа.

Воинские насильственные преступления

В работе не следует давать подробный анализ составов преступлений против военной безопасности государства, должна быть дана общая характеристика и выделены отличительные черты, обращено внимание на дискуссионные вопросы по данной проблематике.

В первом вопросе необходимо дать понятие специального состава преступления против военной безопасности государства; рассмотреть военную безопасность государства как специальный объект преступления, объективную и субъективную сторону преступления против военной безопасности государства, особенности специального субъекта преступления против военной безопасности государства.

Во втором вопросе должно содержаться понятие и виды воинских должностных преступлений, субъект должностных преступлений против военной службы, т.е.(воинское должностное лицо; дано разграничение злоупотреблений должностными полномочиями и превышений должностных полномочий по военной службе; рассмотрено отграничение общих должностных преступлений против военной службы от специальных.

В третьем вопросе рассматриваются проблемы уклонения от призыва на военную службу и от прохождения альтернативной гражданской службы, а также раскрываются субъективные и объективные признаки ст.332 УК РФ.

При рассмотрение четвертого вопроса должно быть сосредоточено внимание на таких вопросах как, понятие и виды насилия в уголовном праве; общая характеристика воинских насильственных преступлений; уголовно-правовая оценка насилия в преступлениях против военной безопасности государства (ст. 286, 333, 334, 335 УК РФ) ; роль насилия в преступлениях, нарушающих порядок несения специальных видов военной службы (ст. 342, 343, 344 УК РФ); разграничение воинских насильственных преступлений между собой и с общеуголовными преступлениями.

Федеральный закон 28.03.1998 № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» в ред. 28.12.2010.

Федеральный закон от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» в ред. 28.12.2010.

Федеральный закон от 13 ноября 1996 г. «Об оружии» в ред.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 03.04.2008 № 3 (ред. от 23.12.2010) «О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы».

Андриянченко Е.Г., Холопова Е.Н. Научные и правовые проблемы определения воинского должностного лица как специального субъекта воинских должностных преступлений // Военноюридический журнал.

Баженов А.В. Вопросы отграничения преступлений против военной службы от грубых дисциплинарных проступков // Право в Вооруженных Силах. 2009. № 5.

Военно-уголовное право: Учебник (выпуск 93) / под ред. Х.М. Ахметшина, О.К. Зателепина. М., 2008.

Гертель Е. Разграничение понятий «насилие» и «принуждение» в уголовном праве // Уголовное право. 2010. № 5.

Девятко А.Ю. Уголовно-правовое значение приказа и распоряжения // Военно-юридический журнал. 2009. № 10.

Зателепин О.К. К вопросу о квалификации побега, совершенного военнослужащим, содержащимся на гауптвахте // Право в Вооруженных Силах. 2009. № 11.

Зателепин О.К. Квалификация преступлений против военной безопасности государства: Монография (выпуск 106) / За права военнослужащих», 2009.

Корякин В.М. Введение в теорию военного права. Монография. / Российский военно-правовой сборник № 9: Военное право в XXI веке. Серия «Право в Вооруженных Силах — консультант». / За права военнослужащих, 2007.

Кудашкин А.В. Особенности правового положения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, подлежащих увольнению с военной службы, но не исключенных из списков личного состава воинской части (учреждения) // Право в Вооруженных Силах. 2010. № 5.

Куцев А.А. Правовая характеристика заявления о явке с повинной и особенности его применения к военнослужащим, совершившим дезертирство или самовольное оставление части // За права военнослужащих. 2010.

Лысенков С.Г., Дубовский Ю.М. О некоторых новеллах военноуголовного законодательства // Военно-юридический журнал. 2008. № 6.

Ляскало А.Н. Конкуренция уголовно-правовых норм при квалификации некоторых преступлений против военной службы, совершаемых воинскими должностными лицами // За права военнослужащих, 2009.

Ляскало А.Н. Конкуренция уголовно-правовых норм при квалификации воинских насильственных преступлений // Право в Вооруженных Силах. 2008. № 10.

Мальков С. Уголовная ответственность за нарушение правил вождения или эксплуатации военных машин (ст. 350 УК РФ) // Уголовное право. 2010. № 2.

Мекеня А.А. Специальные составы превышения должностных полномочий в условиях военной службы // Юридический мир. 2010. № 3.

Михеенко С.В. Особенности объективной стороны самовольного оставления части или места службы // Военно-юридический журнал. 2009. № 4.

Оноколов Ю.П. Несовершенство военного права способствует зарегистрированной и латентной преступности военнослужащих // Военно-юридический журнал. 2010. № 6.

Тонконогов В.П. К вопросу уголовно-правовой характеристики преступлений против военной службы // Российский следователь. 2008. № 24.

Федоров П.Е. Содержание понятия должностных полномочий воинского должностного лица как критерий отграничения злоупотребления должностными полномочиями от их превышения // Право в Вооруженных Силах. 2009. № 5.

Вопросы уголовной ответственности военнослужащих за самовольное оставление части или места службы

Вопросы уголовной ответственности военнослужащих за самовольное оставление части или места службы

В военных судах накоплен большой опыт рассмотрения уголовных дел об уклонениях от военной службы. По этой категории дел Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации (в настоящее время — Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации) неоднократно проводила обобщения судебной практики и давала руководящие разъяснения*(1).
Однако военные следственные органы, органы военной прокуратуры и военные суды продолжают допускать ошибки при анализе и оценке признаков, характеризующих различные элементы состава преступления, предусмотренного ст. 337 УК РФ, что влечет неправильное применение уголовного закона.

Так, Ленинградский окружной военный суд отменил приговор Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда в отношении рядового Л., осужденного по ч. 4 ст. 337 УК РФ, так как суд первой инстанции неправильно квалифицировал содеянное. Данное дело было направлено на новое судебное рассмотрение, по результатам которого Л. был осужден за дезертирство по ч. 1 ст. 338 УК РФ*(2).
В связи с изложенным выше требуется дополнительное исследование вопросов квалификации уклонений от военной службы и отграничения этих преступлений от смежных составов.

Ранее уже изучались объекты преступлений, предусмотренных ст. 337 УК РФ, и приводилась их формулировка:
— самовольного оставления места службы — порядок убытия военнослужащего с места службы, временного нахождения вне места службы и возвращения на службу;
— неявки в срок без уважительных причин на службу — порядок временного нахождения военнослужащего вне места службы и возвращения его на службу.
Также обосновывалось, что рассматриваемые правоотношения формируются под воздействием «правил», под которыми понимаются: Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ (в редакции от 27 ноября 2017 г.), Положение о порядке прохождения военной службы, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237 (в редакции от 8 октября 2017 г.), общевоинские уставы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденные Указом Президента Российской Федерации «Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации» от 10 ноября 2007 г. N 1495 (в редакции от 16 мая 2017 г.) и другие документы*(3).

Дополнительно следует отметить, что существенное регулирующее воздействие на содержание правоотношений, составляющих объект данных преступлений, оказывают ведомственные нормативные правовые акты.
В системе Министерства обороны Российской Федерации таким нормативным правовым актом является Инструкция по делопроизводству в Вооруженных Силах Российской Федерации*(4), которая устанавливает образцы предписаний, отпускных билетов, командировочных удостоверений и иных разрешительных документов, необходимых для убытия из воинской части на определенный срок.
Факт законного нахождения вне части подтверждается отметками в отпускном билете, в командировочном удостоверении и т.д. Такой порядок учета военнослужащих, временно отсутствующих по месту службы, установлен в приложении N 13″Порядок учета военнослужащих, находящихся в командировке и отпуске, и воинских частей гарнизона» к Уставу гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Российской Федерации.
Согласно п. 1 названного приложения по прибытии к месту командировки или отпуска каждый военнослужащий должен встать на учет у дежурного по военной комендатуре, а перед убытием к месту службы сняться с учета.
Также на основании вышеназванной Инструкции при направлении в служебные командировки военнослужащим выдаются командировочные удостоверения, при направлении к новому месту службы — предписания, а при убытии в отпуск — отпускные билеты.
Что касается объекта преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 337 УК РФ, то его содержание определяется не только вышеприведенными нормативными правовыми актами, но и другими документами, которые учитывают специфику убытия из дисциплинарной воинской части, временного нахождения вне места отбывания данного уголовного наказания и возвращения к месту службы.
В частности, требования, установленные в УИК РФ, Положении о дисциплинарной воинской части*(5), Правилах отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими*(6), определяют, что всякие перемещения военнослужащих переменного состава вне территории дисциплинарной воинской части осуществляются под конвоем. Только осужденным военнослужащим, отбывающим наказание в облегченных условиях, разрешено передвигаться без конвоя за пределами дисциплинарной воинской части.

В соответствии со ст. 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих» от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ (в редакции от 1 июля 2017 г.) и ст. 31 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащие имеют право на получение отпусков по личным обстоятельствам. Однако ст. 162 УИК РФ и п. 39 Правил отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими для осужденных военнослужащих предусмотрены только краткосрочные выезды за пределы дисциплинарной воинской части, которые могут быть разрешены в связи с исключительными личными обстоятельствами (например, смерть или тяжелая болезнь близкого родственника, стихийное бедствие); при этом отпуска данным военнослужащим не предоставляются и увольнение их из расположения дисциплинарной воинской части не предусмотрено.
В случае разрешения на краткосрочный выезд осужденный военнослужащий убывает из дисциплинарной воинской части без конвоя и на общих основаниях законно находится вне места службы.
Если военнослужащий переменного состава самовольно оставляет место службы, скрывшись от конвоя, либо не возвращается в установленный срок к месту службы без уважительных причин, то он нарушает требования нормативных актов, как общих для всех военнослужащих, так и специфических, действующих только в отношении данной категории военнослужащих.
В диспозиции чч. 3 и 4 ст. 337 УК РФ используется понятие «месяц». При этом, как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 3 апреля 2008 г. N 3, в расчет следует принимать календарный месяц независимо от количества содержащихся в нем дней*(7).

Как известно, месяцы года включают разное количество дней, в одном месяце может быть 30, 31 день, а в феврале — 28 или 29 дней. В результате на практике действия одних военнослужащих, самовольно отсутствовавших в части либо по месту службы в феврале-марте фактически в течение 29 суток, подлежат квалификации по ч. 4 ст. 337 УК РФ, тогда как действия других военнослужащих, уклонявшихся от военной службы, например, в июле-августе в течение 30 суток, подлежат квалификации по ч. 3 ст. 337 УК РФ, которая предусматривает более мягкое наказание, чем ч. 4 ст. 337 УК РФ.

Таким образом, использование при конструировании данной уголовно-правовой нормы неконкретного понятия «месяц» приводит к нарушению предусмотренного ч. 1 ст. 19 Конституции Российской Федерации и ст. 4 УК РФ принципа равенства граждан перед законом и судом. Поэтому представляется необходимым в диспозиции чч. 3 и 4 ст. 337 УК РФ понятие «месяц» заменить словами «тридцать суток».
Согласно ст. 331 УК РФ субъектами преступлений против военной службы являются военнослужащие, проходящие военную службу по призыву либо по контракту, и граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов.
В соответствии со ст.ст. 1 и 2 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» граждане, призванные на военные сборы, не имеют статуса военнослужащих, а являются лицами, исполняющими воинскую обязанность. В этой связи они могут нести уголовную ответственность только в тех случаях, когда в диспозициях статей о совершенных ими преступлениях против военной службы не содержится указания об обязательном наличии у субъекта преступления статуса военнослужащего.
В диспозициях всех четырех частей статьи 337 УК РФ определено, что субъектом данного преступления может быть только военнослужащий, проходящий военную службу по призыву либо по контракту. Это означает, что граждане, пребывающие в запасе, в период прохождения военных сборов не могут быть субъектами самовольного оставления части или места службы.
Субъект самовольного оставления части или места службы, помимо общих и специальных признаков субъекта преступлений, должен обладать еще и специфическим (особым) признаком. Так, уголовную ответственность по ч. 1 ст. 337 УК РФ могут нести только военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, а по чч. 3 и 4 ст. 337 УК РФ — военнослужащие, проходящие военную службу по призыву либо по контракту.
Отдельно следует рассмотреть военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, и особенно указанных в ст. 55 УК РФ военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, как субъектов преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 337 УК РФ.
Действующее законодательство не содержит положений о том, что статус военнослужащего изменяется после осуждения его за совершение уголовного преступления и зачисления в списки переменного состава дисциплинарной воинской части. Следовательно, и в период отбывания наказания в дисциплинарной воинской части военнослужащие продолжают оставаться военнослужащими, проходящими военную службу соответственно по призыву или по контракту.

Согласно Федеральному закону «О статусе военнослужащих» и общевоинским уставам Вооруженных Сил Российской Федерации у военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, существенно больше прав и льгот, чем у военнослужащих, проходящих военную службу по призыву. Это касается передвижения вне территории воинской части, обеспечения различными видами довольствия, включая денежное довольствие, предоставление жилья и т.д.
Однако, как следует из ст. 156 УИК РФ, в период отбывания содержания в дисциплинарной воинской части все осужденные военнослужащие, независимо от их воинского звания и ранее занимаемой должности, находятся на положении солдат (матросов) и носят единые установленные для данной дисциплинарной воинской части форму одежды и знаки различия.
В результате при исполнении формально одинакового с военнослужащими, проходящими военную службу по призыву, уголовного наказания — содержания в дисциплинарной воинской части военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, фактически подвергаются значительно большим лишениям, а также ограничениям прав и свобод, чем военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, что противоречит предусмотренному ст. 6 УК РФ принципу справедливости наказания и иных мер уголовно-правового воздействия, применяемых к лицу.

Кроме того, уравнивание правового положения названных категорий военнослужащих при отбывании данного наказания унижает честь и достоинство военнослужащих, проходящих военную службу по контракту. Ведь даже при отбывании ареста как уголовного наказания законодатель в ст. 150 УИК РФ предусмотрел, что осужденные военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, содержатся на гауптвахте отдельно от осужденных военнослужащих, проходящих военную службу по контракту.
С учетом изложенного представляется необходимым внести изменения в ч. 1 ст. 55 УК РФ, исключив из нее слова: «военнослужащих, проходящих военную службу по контракту на должностях рядового и сержантского состава, если они на момент вынесения приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву». Предлагается изложить ч. 1 ст. 55 УК РФ в следующей редакции: «Содержание в дисциплинарной воинской части назначается военнослужащим, проходящим военную службу по призыву. Это наказание устанавливается на срок от трех месяцев до двух лет в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса за совершение преступлений против военной службы, а также в случаях, когда характер преступления и личность виновного свидетельствуют о возможности замены лишения свободы на срок не свыше двух лет содержанием осужденного в дисциплинарной воинской части на тот же срок».
По мнению профессора Н.А. Петухова, преступления, квалифицируемые по ст. 337 УК РФ, совершаются только с прямым умыслом по отношению к деянию либо с косвенным по отношению к продолжительности уклонения*(8).

С таким утверждением в полном объеме согласиться нельзя, так как виновное лицо совершает самовольное оставление части или места службы и в дальнейшем продолжает уклоняться от военной службы с прямым умыслом.
Субъект данного преступления осознает, что он самовольно, без разрешения командира (начальника) оставляет расположение воинской части или места службы и таким образом уклоняется от несения обязанностей военной службы и желает этого. Сознанием виновного охватывается и продолжительность незаконного пребывания вне части или места службы свыше двух, десяти суток или свыше одного месяца.
В диспозиции ст. 337 УК РФ нет указания на цель данного преступления. Вместе с тем, ее установление необходимо для отграничения этого состава от дезертирства. Обязательность данного признака для субъективной стороны самовольного оставления части также указывает на то, что виновный действует с прямым умыслом.

Актуальным представляется вопрос отграничения самовольного оставления части или места службы от дезертирства, предусмотренного ст. 338 УК РФ. Непосредственным объектом самовольного оставления части или места службы является порядок убытия с места службы, временного нахождения вне места службы и возвращения на службу, а дезертирства — порядок увольнения с военной службы, так как при дезертирстве военнослужащий самовольно убывает из части навсегда, т.е. «сам себя увольняет»*(9).
В то же время продолжительность уклонения от военной службы влияет на квалификацию содеянного по ст. 337 УК РФ и на меру наказания, а продолжительность дезертирства не влияет на квалификацию, но учитывается при назначении наказания.

В ст. 338 УК РФ, в отличие от ст. 337 УК РФ, содержатся квалифицирующие признаки, относящиеся к объективной стороне: дезертирство с оружием, вверенным по службе, дезертирство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.
Одинаковые по содержанию основания освобождения от уголовной ответственности, также относящиеся к объективной стороне и изложенные в примечаниях к статьям, применяются только к ч. 1 ст. 338 УК РФ, но распространяются на всю ст. 337 УК РФ.
Мотивом самовольного оставления части или места службы является нежелание служить в течение определенного времени, а дезертирства — нежелание служить вовсе. Также следует учитывать, что ответственность по ст. 337 УК РФ наступает лишь при наличии у лица намерения временно уклониться от исполнения обязанностей военной службы и по истечении определенного срока возвратиться в часть (к месту службы) для прохождения военной службы. При дезертирстве лицо имеет цель вовсе уклониться от исполнения обязанностей военной службы.
Например, 13 мая 2016 г. военнослужащий Б. без уважительных причин не явился на службу в срок, установленный регламентом служебного времени, — к 8 часам 30 минутам. Желая временно отдохнуть от исполнения обязанностей военной службы, Б. праздно проводил время, в органы военного управления не обращался, командованию воинской части о своем местонахождении не сообщал, а 24 июня 2016 г. самостоятельно прибыл в воинскую часть и приступил к исполнению служебных обязанностей. Добровольность явки к месту службы свидетельствовала об отсутствии цели вовсе уклониться от военной службы, и данный военнослужащий Заозерским гарнизонным военным судом был осужден по ч. 4 ст. 337 УК РФ*(10).
При квалификации самовольного оставления части актуальным представляется вопрос отграничения этого деяния и от преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 328 УК РФ.

Объектом уклонения от призыва на военную службу является порядок призыва на военную службу, а родовым объектом самовольного оставления части или места службы — порядок прохождения военной службы. Субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 328 УК РФ, может быть гражданин мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, по состоянию здоровья годный к военной службе, но не обладающий статусом военнослужащего. Субъектом самовольного оставления части могут быть только военнослужащие, в том числе и женского пола, если речь идет об ответственности за преступления, предусмотренные чч. 3 и 4 ст. 337 УК РФ.
Различие в объективной стороне заключается и в том, что при уклонении от призыва на военную службу лицо не является в военный комиссариат либо в иной пункт сбора, а уклоняясь от военной службы, самовольно оставляет часть либо не является к месту службы.
Различны также и мотивы совершения данных преступлений — соответственно нежелание быть призванным на военную службу и нежелание служить в течение определенного периода, и цели — уклониться от призыва на военную службу и временно уклониться от военной службы.
В качестве примера следует рассмотреть уголовное дело в отношении К., достигшего восемнадцатилетнего возраста. К., являясь гражданином Российской Федерации, не имея законных оснований для освобождения или отсрочки от призыва на военную службу, будучи обязанным в соответствии с федеральным законодательством Российской Федерации проходить военную службу, умышленно в весенний призыв 2017 г. уклонился от призыва на военную службу в Вооруженные Силы Российской Федерации, за что был осужден Ленинским районным судом города Красноярска по ч. 1 ст. 328 УК РФ. Статус военнослужащего К. не приобрел и обладал лишь признаками субъекта преступления, предусмотренного ст. 328 УК РФ*(11).
Также полагаем необходимым дополнительно изучить вопросы отграничения самовольного оставления части от преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 339 УК РФ.
Как уже отмечалось выше, объектом преступления, предусмотренного ст. 337 УК РФ, является порядок убытия военнослужащего с места службы, временного нахождения вне места службы и возвращения на службу, а объектом преступления по ч. 1 ст. 339 УК РФ — порядок временного освобождения военнослужащего от всех либо некоторых обязанностей военной службы с нахождением его по месту службы либо вне места службы*(12).

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 339 УК РФ, может содержать четыре разных способа его совершения: симуляция болезни, причинение себе какого-либо повреждения (членовредительство), подлог документов, иной обман. Эти способы существенно отличаются от двух способов совершения самовольного оставления части. При уклонении от военной службы, предусмотренном ст. 337 УК РФ, виновный никого не обманывает; временно уклоняясь от военной службы, он действует открыто и дерзко, а в основе уклонения, предусмотренного ст. 339 УК РФ, лежит обман, так как лицо внешне легально уклоняется от военной службы.
Так, военнослужащий Ч., желая временно отдохнуть от службы, совершил уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем подлога документов. Он незаконно приобрел справки-вызовы в университет, якобы выданные университетом, для прохождения промежуточной аттестации в различные периоды. При этом Ч. достоверно знал о подложности этих справок, поскольку фактически не обучался в этом учебном заведении. Суд обоснованно квалифицировал содеянное Ч. по ч. 1 ст. 339 УК РФ*(13).
Срок уклонения от военной службы, предусмотренного ст. 337 УК РФ, определяет квалификацию содеянного и влияет на меру наказания, однако не имеет значения для квалификации по ст. 339 УК РФ.
В ст. 337 УК РФ имеется примечание, предусматривающее основания освобождения виновного от уголовной ответственности, тогда как в ст. 339 УК РФ такого примечания нет.
Уклонение от военной службы, предусмотренное ст. 337 УК РФ, совершается действием или бездействием и возможно только при нахождении виновного вне территории части либо места службы, а уклонение, предусмотренное ч. 1 ст. 339 УК РФ, совершается только действием, независимо от способа, и возможно при нахождении военнослужащего как вне территории части (места службы), так и на территории части (по месту службу).
Мотивом самовольного оставления части (места службы) является нежелание военнослужащего выполнять все обязанности военной службы, а мотивом уклонения от военной службы, предусмотренного ч. 1 ст. 339 УК РФ, — его нежелание выполнять все или некоторые обязанности военной службы.

Библиографический список

1. Ахметшин, Х.М. Уклонение от военной службы. // Военно-уголовное право: Учебник. Глава 10. Серия «Право в Вооруженных Силах — консультант». — М.: «За права военнослужащих». — 2008. — Вып. 93. — С. 180-204.
2. Петухов, Н.А. Преступления против порядка пребывания на военной службе. // Преступления против военной службы (Военно-уголовное законодательство Российской Федерации). Научно-практический комментарий Уголовного кодекса Российской Федерации. — § 3. — Гл. 2. — М., 1999. — C. 98-122.
3. Степаненко, Н.Е. Актуальные проблемы уголовной ответственности военнослужащих за уклонение от военной службы. // Право в Вооруженных Силах. — 2012. — N 1. — С. 113-118.

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────
*(1) Обзор судебной практики по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях, совершаемых военнослужащими (1997-2000) // Архив Верховного Суда Российской Федерации. 2001; О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы: постановление Пленума Верховного Суда Рос. Федерации от 3 апр. 2008 г. N 3 [в ред. от 23 дек. 2010 г.] // Бюл. Верховного Суда Рос. Федерации. 2008. N 6.

*(2) Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2005 года «Обзор судебной работы гарнизонных военных судов по рассмотрению уголовных дел за 2004 год».

*(3) Степаненко Н.Е. Актуальные проблемы уголовной ответственности военнослужащих за уклонение от военной службы // Право в Вооруженных Силах. 2012. N 1. С. 114.

*(4) Об утверждении Инструкции по делопроизводству в Вооруженных Силах Российской Федерации: приказ Министра обороны Рос. Федерации от 4 апр. 2017 г. N 170.

*(5) Постановление Правительства Российской Федерации «Об утверждении Положения о дисциплинарной воинской части» от 4 июня 1997 г. N 669 (в редакции от 25 октября 2014 г.).

*(6) Об утверждении Правил отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими: приказ Министра обороны Рос. Федерации от 20 окт. 2016 г. N 680. URL: http://www.pravo.gov.ru (дата обращения: 23.11.2017).

*(7) О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы: постановление Пленума Верховного Суда Рос. Федерации от 3 апр. 2008 г. N 3 [в ред. от 23 дек. 2010 г.] // Бюл. Верховного Суда Рос. Федерации. 2008. N 6.

*(8) Петухов Н.А. Преступления против порядка пребывания на военной службе // Преступления против военной службы (Военно-уголовное законодательство Российской Федерации): науч.-практ. комменг. Уголовного кодекса Российской Федерации. М., 1999. С. 108.

*(9) Степаненко Н.Е. Указ. соч. С. 114.

*(10) Приговор Заозерского гарнизонного военного суда от 3 октября 2016 г. по уголовному делу N 1-53/2016. URL: https://rospravosudie.com (дата обращения: 17.11.2017).

*(11) Приговор Ленинского районного суда от 19 сентября 2017 г. по уголовному делу N 1-630/2017. URL: https://rospravosudie.com (дата обращения: 17.11.2017).

*(12) Степаненко Н.Е. Указ. соч. С. 115.

*(13) Приговор Хабаровского гарнизонного военного суда от 22 марта 2017 г. по уголовному делу N 1-22/2017. URL: https://rospravosudie.com (дата обращения: 17.11.2017).

Н.Е. Степаненко,
кандидат юридических наук,
доцент кафедры N 29 (уголовного права)
Военного университета

П.А. Кожевников,
военный юрист, Военный университет

Журнал «Право в Вооруженных Силах — Военно-правовое обозрение», N 2, февраль 2018 г., с. 55-61.

Другие новости и статьи

Запись создана: Суббота, 3 Ноябрь 2018 в 3:46 и находится в рубриках Новости.

Еще по теме:

  • Курсовая работа усыновление удочерение ребенка Усыновление (2) Главная > Реферат >Государство и право Актуальность темы исследования. Согласно ч. 1 ст. 17 Конституции Российской Федерации (далее - Конституция РФ) права и свободы […]
  • Заявление в полицию на председателя снт Заявление в полицию на председателя снт Садоводческое товарищество "Ветеран-3"-"Возрождение" фактически существует с 1995 г., когда был сделан отвод земли под садоводство, для 107 семей на […]
  • Статья конституции 114 Статья 114 Конституции Российской Федерации Последняя редакция Статьи 114 Конституции РФ гласит: 1. Правительство Российской Федерации: а) разрабатывает и представляет Государственной Думе […]
  • Часть 4 статья 41 коап Статья 29.10. Постановление по делу об административном правонарушении Статья 29.10. Постановление по делу об административном правонарушении См. комментарии к статье 29.10 КоАП […]
  • Как заполнить декларацию 2010 Скачать бланк формы 3-НДФЛ 2010 Подавать декларацию 3-НДФЛ за 2010 год было необходимо не позднее 3 мая 2011 года, поскольку день 30 апреля 2011 года приходился на субботу. Скачать бланк […]